Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 01/N 1/2004 ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

Эпатажное сексуальное поведение подростков как их стремление к самостигматизации


Ю.В.Попов

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева

Еще величайший историк древности Геродот отмечал, что чем более резкие изменения происходят в обществе, тем значительнее одно поколение отличается от другого. Нет необходимости доказывать, насколько большие изменения произошли в жизни нашего общества всего за последние полтора-два десятка лет. Срок для истории мизерный, но за этот период в России выросло уже новое поколение подростков. К сожалению, приходится констатировать, что формирование личности нового поколения подростков происходит в весьма сложных условиях. Глубоко прав был В.Н.Мясищев, который отмечал, что моральное формирование личности основывается не только и не столько на законах и требованиях, сколько на знании образцов и на процессе сопоставления своих действий и поступков с образцами поведения окружающих и их оценкой.
   Здесь уместно привести грустный, но хорошо иллюстрирующий высказанное положение пример. У 50% воспитанников специальных учебных заведений для детей и подростков, совершивших противоправные действия, кто-либо из родителей сам находился в местах лишения свободы, а 20% подростков, совершивших сексуальное насилие, сами подверглись ему ранее. В этом отношении не очень оптимистично звучат цифры, свидетельствующие о том, что от 1,5 до 2 млн детей и подростков в России являются беспризорными, т.е. растут в условиях, в которых насилие является формой существования.
   Подростки, находясь на грани вступления во взрослый мир, пытаются, если говорить образно, примерить на себе различные формы поведения и стили межперсональных отношений. Конечно, процесс сопоставления своих действий с поведением окружающих, да еще и с оценкой того и другого, весьма сложен и труден для подростков, особенно в контексте присущих им реакций протеста и эмансипации. Подростку совершенно необходимо как-то обозначить свое особое место в раскрывающемся перед ним мире. Еще поколение назад большинство подростков, конечно, традиционно желая быстро добиться успеха в жизни, тем не менее отдавали себе отчет, что для этого необходимо приложить определенные, а порой и немалые усилия и только тогда успех придет. Сейчас они видят, что "героями" не только низкопробной продукции средств массовой информации, но и реальной жизни, да еще и весьма состоятельными в материальном отношении, становятся отнюдь не те, кто добросовестно приобретает знания, оканчивает с отличием высшие учебные заведения, поступает в аспирантуру. Путь "через тернии к звездам" сейчас нередко ведет не к "звездам", а к нищенскому существованию и клейму "неудачника".   

Как же можно быстро и легко обратить на себя внимание?
   
Культуральные нормы социальной приемлемости поведения всегда были для подростков притягательной сферой, в которой возможно в наибольшей степени и практически не затрачивая никаких усилий эпатировать окружающих. Эпатировать, конечно, было просто, но опасно. Общество всегда выстраивало границы не только социальные и моральные (на наш взгляд, моральные границы должны быть уже социальных, в действительности же их расширение бывает иногда беспредельным), но и юридические.
   В настоящее время в силу многих обстоятельств рамки моральной, социальной, да и юридической приемлемости поведения значительно расширились. В немалой степени это коснулось приемлемости различных форм и рамок сексуального поведения. И уж вне всяких сомнений, именно подростки и молодежь максимально использовали эту ситуацию.
   Акад. РАМН П.И.Сидоров, основываясь на весьма репрезентативном исследовании, считает, что к "условной сексуальной норме современного молодежного поведения на Европейском Севере России можно отнести ранее "запретные" гетеросексуальные орально- и анально-генитальные контакты". Из 614 студенток Архангельской медицинской академии при анонимном опросе 24,6% отметили у себя бисексуальность, 14,5% – плюрализм, 11,4% – садомазохизм, 9,3% – реализованное проституирование, 6,8% – реализованный нудизм, 5,7% – зоофилию и 4,2 – эксгибиционизм. Интересно отметить, что обладателями девиантного сексуального поведения значительно чаще являлись студентки (55,9% опрошенных), чем студенты (40,4%). Трудно предположить, что эти весьма впечатляющие цифры характеризуют только северные области России и в меньшей степени касаются более южных регионов.
   Следует подчеркнуть, что по результатам вышеприведенного исследования среди молодежи (именно к этому возрасту относятся опрошенные студенты) гомосексуализм отметили у себя только 0,5% девушек 0,7% юношей. Иная ситуация характеризует подростков, среди которых гомосексуальное поведение и гомосексуальные желания представлены гораздо чаще. И дело не только и не столько в том, что на фоне повышенной сексуальности и потенции, присущих этому возрасту, возможности их гетеросексуальной реализации ограничены (в большинстве случаев объект противоположного пола является все же сексуально более привлекательным). В большей степени это является следствием кризиса идентичности, присущего подросткам, поиска своего психического и телесного "Я". Диффузная сексуальность детей и подростков всегда была полиморфной и неустойчивой. В этом возрасте практически невозможно провести четкую грань, отделяющую неуверенное восприятие своего пола от соответствующей патологии. По мере взросления ситуация меняется, сексуальные интересы все в большей степени приобретают четкую гетеросексуальную направленность, а гомосексуальные проявления, носящие у подростков транзиторный характер, проходят. Генуинные, "ядерные" формы крайне редки (например, расстройства половой идентификации представлены в среднем 1 случаем на 30 тыс. населения у мужчин и на 100 тыс. у женщин). Не вызывает никаких сомнений, что формирование сексуальности, восприятия собственного пола, определяющего дальнейшую жизнь человека, за редким исключением "ядерных" форм, происходит под воздействием психосоциальных факторов.
   Уходя от соблазна еще раз упомянуть средства массовой информации, необходимо сказать, что, к сожалению, и родительские семьи, в которых прежде существовали достаточно четкие различия полоролевых функций отца и матери, в настоящее время часто не могут служить моделью формирования здоровой маскулинности и фемининности. Этому же способствует и увеличение количества неполных и деструктивных семей. Еще более неприемлемым, на наш взгляд, является тот факт, что все большее число детей с рождения, а не после развода родителей, воспитываются в нетрадиционных семьях. В Западной Европе институт брака начинает терять свою монополию на легитимизацию семьи. Пара возникает там, где двое говорят, что они составляют одно целое, независимо от семейного положения и пола партнеров, а семья – там, где есть дети, независимо от того, проживает ли один из родителей (или оба) с другими разно- или однополыми партнерами.
   Безусловно, ни сексуальные отношения, ни институт брака не могут являться чем-то застывшим и навсегда неизменным. Но помимо моральных, социальных, юридических норм, рамки которых весьма относительны и могут даже в один и тот же исторический период значительно отличаться друг от друга в разных странах, этнических группах и религиях, вполне правомочно говорить и о биологической норме. На наш взгляд, стержневым критерием любого определения биологической нормы или патологии (видимо, это справедливо для всего живого) должен быть ответ на вопрос – способствуют ли те или иные изменения выживанию и воспроизводству вида или нет. Если рассматривать в этом аспекте любых представителей так называемых сексуальных меньшинств, то все они выходят за рамки биологической нормы. Безусловно, как недопустимую крайность можно привести примеры уголовного преследования этих лиц и даже добровольного ухода их из жизни. Такого в цивилизованном обществе не должно быть, как и экспансии интересов представителей "сексуальных меньшинств" на здоровое большинство. Усиленное "раскручивание" среди молодежи звезд шоу-бизнеса с нетрадиционной сексуальностью, создание клубов, баров, кафе по "интересам", различные хорошо рекламируемые "движения" и фестивали приводят к тому, что тщательно скрываемые ранее "нормальные проявления полиморфной перверзной сексуальности у подростков" (О.Кернберг) стало в их среде престижным демонстрировать.
   Стигмы "гомосексуал", "трансвестит", "транссексуал" уже являются привлекательными в определенных подростковых группах, своеобразной "изюминкой", особенно в создании сценических образов, показателем неординарности, выделяющим их из "серой массы", а определение "натурал" становится, соответственно, синонимом человека примитивного и малоинтересного в общении.
   Таким образом, стигматизация, на наш взгляд, – это не всегда проявление отторжения, "клеймения" большинством отличающегося от них меньшинства, заставляющего последних испытывать как минимум дискомфорт или даже мучения и страдания.
   Определенные группы, особенно подростков и молодежи, стремятся к стигматизации (во многих случаях происходит самостигматизация), получая от этого ощущение своей исключительности и, в какой-то степени, права переступать через различные нормы, регулирующие жизнь общества.
   На наш взгляд, даже если все проблемы ограничивались бы только теми, которые схематично приведены в статье, то этого было бы достаточно для беспокойства общества. Но несомненно, что традиционные для подростков реакции протеста, эмансипации, группирования приводят не только к самостигматизации в виде эпатажного сексуального проявления, но и к другим формам деструктивного поведения. Весьма показательным примером могут быть группы подростков, объединяемых признаком "бритой головы". Казалось бы, безобидная стигма. Конечно, признак "бритой головы" может объединять и группы, например, пловцов, нацеленных на достижение высоких спортивных результатов и использующих для этой цели даже незначительное снижение сопротивления воды. Но при социокультурном дефиците многих подростков, несформированных нравственных устоях, отсутствии реальных социальных перспектив в жизни у многих из них им проще всего, чтобы выделиться в окружающем мире, примыкать к группам, носящим деструктивный характер, еще и потому, что ничему другому они не обучены. Кстати, такими группами легче всего и манипулировать заинтересованным в деструктивных действиях лицам.
   Подобные тенденции, на наш взгляд, требуют не только тщательного изучения и внимания специалистов, но и усилий всего общества по их преодолению.



В начало
/media/bechter/04_01/18.shtml :: Sunday, 16-May-2004 20:42:23 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster