Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 01/N 1/2004 НАУЧНЫЙ ОБЗОР

В.Н.Мясищев и медицинская психология (к 110-летию со дня рождения и 30-летию со дня смерти)


Л.И.Вассерман, Б.В.Иовлев, Б.Д.Карвасарский, Э.Б.Карпова

Психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева, Санкт-Петербург

История медицинской психологии в нашей стране неразрывно связана с именем В.Н.Мясищева и институтом им. В.М. Бехтерева, в котором он проработал всю жизнь. В.Н.Мясищев внес значительный вклад в развитие отечественной медицинской психологии, определив, собственно говоря, ее научное и практическое значение для медицины в целом и для психотерапии в частности, существует и развивается его научная школа. Во многом благодаря подвижнической научной, педагогической и организаторской деятельности В.Н.Мясищева институт им. В.М.Бехтерева стал ведущим научным, практическим и учебным центром медицинской психологии и психотерапии в нашей стране.
   Чтобы лучше понять роль В.Н.Мясищева в развитии отечественной медицинской психологии, необходимо кратко обратиться к истории ее формирования
как научной дисциплины и прикладной области знаний.
   Становление отечественной медицинской психологии на границе XIX и XX веков происходило одновременно со становлением этой дисциплины в развитых странах Западной Европы и США. Для начального периода ее развития были характерны общие тенденции – интерес к экспериментальным исследованиям по аналогии с естественными науками. В частности, в ряде стран были созданы специальные психологические лаборатории, предназначенные для экспериментально-психологических исследований больных с нервно-психическими заболеваниями. Известно, что в России основатель отечественной медицинской психологии В.М.Бехтерев вслед за Вундтом, открывшим в 1879 г. первую психологическую лабораторию в Лейпциге, организовал в 1885 г. в Казани
вторую в Европе экспериментально-психологическую лабораторию. Позже создаются аналогичные лаборатории в Санкт-Петербурге. Вслед за В.М.Бехтеревым в конце XIX – начале XX века В.Ф.Чиж, С.С.Корсаков и А.А.Токарский, Н.Н.Ланге, Г.И.Россолимо, А.И.Сикорский создают в других городах России психологические лаборатории, в которых разрабатывались и апробировались экспериментальные подходы для решения задач клинико-психологической диагностики, в частности в психиатрии.
   Очевидно, что одним из наиболее важных событий в развитии отечественной медицинской психологии было создание В.М.Бехтеревым в 1907 г. психоневрологического института, включавшего в качестве научного подразделения и психологическую лабораторию, первым заведующим которой стал А.Ф.Лазурский. Именно эта лаборатория явилась центром формирования петербургской школы медицинской психологии, в особенности после создания в институте медицинского (психоневрологического) факультета в  1911 г. Именно на этот факультет в следующем году поступил В.Н.Мясищев.
   Интерес студента-медика В.Н.Мясищева к психологии был несомненным. Уже в 1914 г. появилась его первая научная работа "Научно-характерологический анализ литературных типов", выполненная под руководством А.Ф.Лазурского и опубликованная в издававшемся тогда журнале "Вестник психологии".
   Заметим, что В.Н.Мясищев на протяжении всей своей долгой творческой жизни оставался верен изучению индивидуальной типологии личности или характерологии, и в этом огромная заслуга А.Ф.Лазурского, который еще до создания медицинского факультета и лаборатории стал читать впервые разработанный им доцентский курс "медицинской психологии" в Женском медицинском институте (ныне, как известно, это Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П.Павлова).
   В Москве через пять лет после открытия петербургского психоневрологического института Г.И.Челпанов организовывает Психологический институт при Московском университете. Сотрудники этого института положили начало формированию московской психологической школы, выдающиеся представители которой хорошо известны: Л.С.Выготский, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, Б.В.Зейгарник и др.Следует отметить, что в начальный период становления и развития медицинской психологии в России ведущую роль играли психиатры и неврологи, например А.Н.Бернштейн, Г.И.Россолимо и др. Только в 20-е годы на авансцену (преимущественно в Москве) вышли психологи, заложившие научные основы формирования пато- и нейропсихологии в нашей стране.
   Напомним, что в первой экспериментально-психологической лаборатории, открытой Вундтом, среди многочисленных его учеников и стажеров были В.М.Бехтерев, Н.Н.Ланге и другие ученые из России. Поэтому основатели первых психологических лабораторий, созданных в России, как и в других странах, принадлежали фактически к одной научной школе, их объединяли общие научные взгляды на проблемы общей и медицинской психологии. Стажировался за границей и А.Ф.Лазурский, несмотря на молодость, ставший для студента Мясищева мудрым и авторитетным наставником.
   Еще раз подчеркнем как важнейшую особенность начального периода развития отечественной медицинской психологии то обстоятельство, что она развивалась в едином "пространстве" европейской и, тем самым, мировой психологии.
   Именно в этот период бурного становления медицинской психологии В.Н.Мясищев является студентом медицинского факультета Санкт-Петербургского психоневрологического института, после окончания которого в 1919 г. работает в ряде научных медицинских и педагогических учреждений Петербурга. В 1921 г. по приглашению самого В.М.Бехтерева он начинает постоянно работать в институте. Именно с психоневрологическим институтом оказалась связанной вся его последующая долгая жизнь. В 1939 г. В.Н.Мясищев стал директором института и оставался им более 20 лет.
   Важно отметить, что обучение и формирование В.Н.Мясищева как врача и психолога происходило в условиях относительной интеллектуальной свободы, возможности обмена научной информацией и знакомства с трудами выдающихся отечественных и зарубежных философов, психологов и
психиатров, общение с которыми, по-видимому, заложило научный фундамент его психологического мировоззрения.
   Исторически хорошо известно, что после революции 1917 г. постепенно стала нарастать изолированность России от других стран. Это касалось как общества в целом, так и научного сообщества в частности. Затруднялись, а впоследствии были практически прерваны активные научные контакты между учеными России и Европы. Заметим, что до сих пор в руководствах по истории отечественной психологии этот трагический период почти не анализируется.
   А между тем с этого времени начался новый период развития отечественной психологии. Если еще в начале 20-х годов отечественная медицинская психология была органичной частью общеевропейской психологической науки, то через
5–10 лет она в силу идеологических причин стала фактически противопоставляться западной психологии, которая государством была объявлена чуждой и враждебной советскому обществу.
   В.Н.Мясищеву, как и другим его современникам и коллегам, успевшим усвоить общеевропейские научные ценности, познакомиться с новыми теориями, концепциями и методами исследования, пришлось сложным образом приспосабливаться к этим новым условиям, стараясь сохранить единство научного сознания.
   Несомненно, что некоторые принципы и направления научных исследований В.Н.Мясищев унаследовал не только от В.М.Бехтерева, например стремление к поиску физиологических коррелят нервной и душевной деятельности, но и от других выдающихся психиатров и психологов. Так, весьма вероятно, что стремление к объективности психологических исследований молодой ученый в известной мере перенял у И.А.Сикорского вместе с идеями и теорией психопрофилактики, которые И.А.Сикорский опубликовал еще в 80-е годы XIX века, а глубокий и устойчивый интерес к широкому кругу проблем теории личности и экспериментально-психологическим исследованиям сформировался у В.Н.Мясищева преимущественно под влиянием работ А.Ф.Лазурского, которого он считал своим учителем.
   В 20-е годы работы в области бехтеревской "паторефлексологии"
, по-видимому, были для В.Н.Мясищева основными. Именно тогда были опубликованы его статьи "О типичных вариациях" сочетательно-двигательных рефлексов у человека (1925 г.), "О соотношении внешней и внутренней реакции" (1926 г.), "О, так называемом, психогальваническом рефлексе и его значении в исследовании личности" (1929 г.). Последняя из упомянутых работ была началом крупномасштабного исследования, завершившегося 15 лет спустя докторской диссертацией.
   Очевидно также, что в этот период было вообще велико влияние физиологического (психофизиологического) направления в психологии. Петербург (Ленинград) традиционно был столицей отечественной физиологии. Здесь работали всемирно известные физиологи (Сеченов, Павлов, Ухтомский, Введенский). Эти глубокие корни традиций, благоприятствующие развитию учения о высшей нервной деятельности, в то же время парадоксально создавали весьма сложную ситуацию для развития психологии вообще и медицинской психологии в частности. Особенно учение о высшей нервной деятельности в его
"чистом" виде при массированной идеологической поддержке существенно тормозило, как мы теперь понимаем, развитие психологии личности.
   Возможно, что доминирование в то время физиологического подхода к изучению психики в значительной степени определило место, которое в своих научных работах В.Н.Мясищев уделял психофизиологическому направлению в исследованиях типологии личности, полагая, что это направление находится на стыке изучения высшей нервной деятельности и психологии личности. Психофизиологический метод, в частности исследование кожно-гальванического рефлекса, развивающегося в ответ на предъявление эмоционально значимых для испытуемого стимулов, позволял, по мнению В.Н.Мясищева, органично подойти к изучению проблемы личностной значимости событий жизни испытуемых и содержания переживаний, в особенности при неврозах. Это направление в работах В.Н.Мясищева привело к постепенному сосредоточению его научных интересов на проблеме личности и ее роли в развитии различных форм нервно-психической патологии, а в
связи с этим и к уточнению предмета и методов в психологии.
   В 1930 г. опубликована большая статья В.Н.Мясищева (совместно с Е.П.Феоктистовой)Указания на соответствующие публикации можно найти в сборнике трудов института им. В.М.Бехтерева "Теория и практика медицинской психологии и психотерапии". СПб., 1994.
    "Характер и прошлое" (к вопросу о методике анамнеза)", в которой обсуждаются вопросы "объективного" и "субъективного" анамнеза, ценности методов наблюдения и эксперимента, анализа прошлого для понимания "скрытых причин" поведения личности в настоящем. Так закладывалось убеждение В.Н.Мясищева, что личность надо изучать в историческом, генетическом аспекте, сочетая анамнез и экспериментальные методы (психодиагностику, как сейчас сказали бы мы). Уже тогда ученый подчеркивал значение экспериментального метода в психологии, который, по его мнению, имеет огромное преимущество в области точного измерения и анализа, но он должен сочетаться с анализом "генезиса человеческой личности". Это положение тем более важно, если вспомнить, что В.Н.Мясищев как врач-психиатр и психотерапевт работал преимущественно в им же основанном отделении неврозов в психоневрологическом институте.
   Забегая вперед, надо сказать, что в период памятных многим ожесточенных дискуссий конца 60–70-х годов прошлого века о приоритете в психодиагностике патопсихологических или тестовых методик, В.Н.Мясищев поддерживал необходимость внедрения тестов, в том числе личностных, однако неизменно подчеркивая необходимость "исторического" метода в психологии. Об этом он писал и в одной из своих последних работ в 1971 г.
   В 1933 г. опубликована весьма примечательная работа В.Н.Мясищева "Задачи психофизиологического эксперимента в клинике нервных и душевных болезней". Здесь понятие "психофизиологический эксперимент" – дань времени. По существу же речь идет о концептуальном подходе к экспериментальному исследованию личности в целях патогенетической диагностики. Говоря о том, что исследователь имеет дело не со статической функцией, а с динамикой целостного процесса (скорее всего, здесь имелся в виду процесс развития и формирования личности), В.Н.Мясищев писал: "… Следует не столько даже констатировать, диагностировать, сколько стремиться к переделке личности, а сама постановка диагноза проверяется на результатах мероприятий". Такая позиция виделась ему более трудной для исследователя, но и более перспективной. По существу это предтеча развернутых уже в наши дни представлений о системной клинико-психологической деятельности врачей и психологов, в частности в процессах психотерапии и реабилитации больных.
   С середины 30-х годов появляются первые статьи, в которых В.Н.Мясищев формирует свои научные представления о психологическом отношении как фундаментальной категории общей и медицинской психологии, а следовательно, и психотерапии.
   Психология отношений уходит своими корнями к работам его учителя А.Ф.Лазурского, а также сотрудничавшего с А.Ф.Лазурским известного философа и социолога С.Л.Франка, эмигрировавшего из России в 1922 г. При описании психики они
использовали в качестве базового понятия категорию "отношения". Понятием "отношение" оперировал и В.М.Бехтерев. Предшественники В.Н.Мясищева наряду с традиционно изучаемыми психическими функциями, темпераментом, способностями, характером выделяли в психике в качестве фундаментальных ее сторон отношения личности к различным сторонам окружающей действительности, а также к своему психическому состоянию, своим переживаниям, представлениям, к образу самого себя и к своим отношениям. В то же время ими подчеркивались спаянность, врастание друг в друга, взаимное влияние психических функций и структурных образований личности, с одной стороны, и психических отношений – с другой, их взаимодействие в единой системе психического. Используемая при анализе психического категория "отношение" стала у А.Ф.Лазурского и С.Л.Франка основной базовой категорией психики. Они обращали внимание на интенциональность каждого отношения, адресованность его к объекту, тем самым подчеркивая основную роль отношений в генезе активности психики. Другими словами, они связывали проблему активности личности с категорией психических отношений, подчеркивая ее целостный характер в контексте системы "субъект – объект", реализуемой через отношение.
   Ближайший ученик А.Ф.Лазурского М.Я.Басов развил идеи о психическом как активном целом, раздвигая его границы от внутренних сил, обусловливающих поведение, до психологически истолкованной среды, понимаемой как специальная категория, противопоставляемая объективной действительности, как объективная действительность в ее отношении к организму. Таким образом, в концепции М.Я.Басова в качестве сущностной основы психического выделяются взаимоотношения организма со средой. Ранняя смерть М.Я.Басова в 1931 г. прервала развитие этого направления в психологии отношений.
   Возвратил в научный обиход психологическую категорию "отношение" как базовый элемент построения теории личности В.Н.Мясищев, обосновав концепцию, которая в наше время является одной из наиболее востребованных в отечественной научной психологии в целом, а в медицинской психологии и психотерапии в особенности.
   В госархиве сохранился доклад В.Н.Мясищева "Проблема личности в психологии и психопатологии", с которым он выступил в июне 1935 г. В этом докладе В.Н.Мясищев подчеркивал: "Личность человека рассматривается и характеризуется нами в первую очередь с точки зрения ее сознательных отношений к окружающей действительности, в отличие от обычного понимания, рассматривающего ее как систему функций". Таким образом, к середине 30-х годов В.Н.Мясищевым была в общих чертах сформулирована концепция психологии личности и методов воздействия на нее в целях лечения и воспитания. Можно с уверенностью сказать, что это – методологическая основа, потенциал многих последующих исследований в области психологии личности в общей, медицинской, социальной и педагогической психологии. Вслед за В.М.Бехтеревым В.Н.Мясищев называл свои исследования в указанной области психологией отношений человека, а не личности, подчеркивая тем самым еще и философский аспект проблемы. Отметим здесь некоторые известные публикации: "Психические функции и отношения" (1949 г.), "Проблема отношений человека и ее место в психологии" (1957, 1960 гг.), "Личность и неврозы" (1960 г.). Последняя (книга-сборник работ) опубликована уже в так называемый период оттепели. Отметим и совместную с М.С.Лебединским книгу "Введение в медицинскую психологию" (1966 г.).
   Для более полного понимания генеза и развития концепции психологии отношений, разрабатываемой В.Н.Мясищевым, необходимо коротко остановиться на общественно-политической ситуации тех лет. В 30-е годы усиливается идеологический контроль над научным творчеством со стороны государства. Формируется наука, по воле властей противопоставляющая себя мировой. Эта "новая" наука, как известно, базируется и развивается на фундаменте марксистско-ленинской философии. Психология относилась к общественным наукам, преподавалась на философском факультете, и контроль на соответствие теоретического содержания конкретной науки марксистско-ленинской теории был особенно строг.
   Доминировало крайне отрицательное отношение к многочисленным и разнообразным теориям личности в западной психологии, конкретным методам исследования, прежде всего тестовым методам, получившим самое широкое распространение в западной психологии, а также и к психотерапевтическим техникам, основанным на зарубежных теориях. После печально известного постановления ЦК ВКПб 1936 г., посвященного "извращениям в педагогической науке", тестовые методы в советской психологии были фактически запрещены. По существу советская психология была методически обезоружена, ведущие научные психологические школы были в значительной мере разрушены, а психологические журналы практически ликвидированы. Из энциклопедических словарей исчезло само понятие "личность" (заметим, что исчезли и некоторые известные ученые-психологи). А между тем потенциал отечественной психологии к тому времени был поистине огромным. Достаточно вспомнить Л.С.Выготского, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьева, Б.Г.Ананьева и многих других известных впоследствии ученых, внесших огромный вклад в развитие теории психологии.
   Еще один удар был нанесен психологии в 40–50-х годах после объединенной "Павловской сессии" АН и АМН СССР, когда имели место попытки вовсе заменить психологию физиологией высшей нервной деятельности.
   В то же время поддерживались разработки теорий и методов, главное достоинство которых заключалось в противопоставлении и критике западной методологии исследований в психологии, и поэтому имеющих шансы на "выживание", которое зависело от степени их соответствия марксистско-ленинской идеологии.
   Очевидно, что и судьба концепции отношений зависела от того, насколько органично она смогла интегрироваться в советскую идеологическую систему. Существенное значение для "выживания" теории личности В.Н.Мясищева имела ссылка ее автора на известный VI тезис К.Маркса о Людвиге Фейербахе, в котором подчеркивалась сущность человека как совокупности (ансамбля) общественных отношений. Тем самым К.Маркс становился как бы "соавтором" психологической теории отношений; ее
прямая (разгромная, как это практиковалось в те годы) критика означала бы критику К.Маркса. Идеологи общественных наук на это не пошли, а наступившая вскоре "оттепель" смягчила ситуацию.
   Справедливости ради отметим, что В.Н.Мясищев неоднократно указывал на то, что основные рычаги формирования отношений – это коллектив и труд, которые выступали одними из основных категорий советской идеологии. Воспитание и перевоспитание в трудовом коллективе рассматривались основой формирования нового советского человека. Например, В.Н.Мясищев неоднократно упоминал имя педагога Макаренко, рассматривая его воспитательный опыт как одно из эмпирических подтверждений своей концепции.
   Таким образом, надо признать, что концепция В.Н.Мясищева умело вписывалась им в советскую
идеологию, была к ней внешне безусловно лояльной и не подвергалась "суровым санкциям" в духе того времени.
   Очевидно, что выжившая в тяжелых идеологических условиях концепция отношений В.Н.Мясищева имела большой научный потенциал для решения научно-практических задач в области медицинской психологии. После 1953 г. и некоторого идеологического "потепления" начал издаваться журнал "Вопросы психологии". В нем в 1956 г. была опубликована весьма примечательная статья В.Н.Мясищева "О значении психологии для медицины". Она, в известной мере, была программной, намечающей пути научного и прикладного развития медицинской психологии, хотя в ней еще очень сильно ощущалось влияние предшествующего "павловского" периода и господствовавшей марксистско-ленинской идеологии
.
   Заслуга В.Н.Мясищева прежде всего в том, что посредством концепции "отношений" он во многом способствовал сохранению в научной психологии категории личности. Раскрывая смысл этой категории, он сделал ее доступной для поколений отечественных психологов
, врачей и педагогов, из сознания которых она вымывалась идеологически нагруженными психологическими текстами, когда приоритет при рассмотрении социальной природы человека отдавался коллективу, а не личности. В.Н.Мясищев развивал свою концепцию, сохраняя понятие личности, определял человека как активного субъекта отношений, деятельности и познания. Это положение, как известно, сейчас хорошо разработано в отечественной психологической науке А.Н.Леонтьевым, Б.Г.Ананьевым и др., но приоритет здесь, в известном смысле, должен быть отдан В.Н.Мясищеву. Такое понимание личности, как показало время, является основополагающим и плодотворным при изучении и разрешении психологических проблем больного человека; оно существенно повлияло на судьбу отечественной медицинской психологии, для которой личностный подход стал основополагающим и универсальным, но завоевал эти позиции весьма непросто и только в последнюю четверть минувшего века.
   В.Н.Мясищев не только говорил о центральном месте понятия личности в медицине, но и развивал теоретическую и методологическую основу и экспериментальный контекст для ее изучения, в частности, при анализе нарушений психического здоровья (неврозов как модели исследования) и психотерапии как метода коррекции нарушенной системы отношений личности. Создание патогенетической теории неврозов и психотерапии, теоретической базой которой является теория отношений личности, является еще одной заслугой В.Н.Мясищева. Еще в середине 20-х годов он стоял у истоков образования в Психоневрологическом институте клиники неврозов и психотерапии, получившей затем широкую известность далеко за пределами нашей страны.
   Многолетний опыт, накопленный В.Н.Мясищевым при исследовании и лечении больных неврозами, позволил ему сформулировать этиопатогенетическую концепцию неврозов и на этой основе развить свою психотерапевтическую систему. Невроз согласно этой концепции понимался как болезнь личности, как противоречия в системе особо значимых психологических отношений. Проблема требовала разработки таких понятий, как психогении, конфликты и др., а также способы и методы психологической диагностики личности. Большое значение для развития медицинской психологии имело то, что патогенетическая концепция неврозов и психотерапии содержала в скрытом виде понятие бессознательного и психодинамического конфликта, который в публикациях В.Н.Мясищева назывался внутриличностным противоречием. Психогенетическое понимание невроза предполагало в качестве его причины не столько психотравму (отдельное событие), сколько историю формирования его системы отношений и ее нарушений. Сегодня с убеждением можно сказать, что концепция В.Н.Мясищева в неявной социально и исторически обусловленной форме содержала научные представления, по существу общие с современной ему западной клинической психологией
и неврозологией, в частности с фундаментальными положениями теории гуманистической психологии и развивавшимися на ее основе методами психотерапии.
   Несомненным, но несколько опосредованным является вклад В.Н.Мясищева в развитие медицинской психодиагностики. Как уже было сказано, формализованные методы психодиагностики – тесты – были фактически запрещены еще в середине 30-х годов как чуждые, несущие в себе неприемлемую для советской науки идеологию. В.Н.Мясищев уже во 2-й половине 50-х годов, в период так
называемой оттепели, одним из первых не только по достоинству оценил, но и открыто поддержал в печати и в выступлениях преимущества тестовых методов исследования личности. В институте им. В.М.Бехтерева, Ленинградском университете, а затем и в других учреждениях страны во многом благодаря В.Н.Мясищеву появились известные тестовые методики (ТАТ, тесты Векслера, Роршаха и др.), начались работы по их адаптации. Следует напомнить, что ряд тестов В.Н.Мясищев привез из своих отнюдь нечастых зарубежных командировок. В.Н.Мясищев, а также Б.Г.Ананьев в университете поддерживали исследования и внедрение тестовых методов в практическую работу медицинских психологов своим авторитетом в отечественной психологии и своим положением в научном сообществе. Во многом благодаря этому научные исследования и практическая работа с психологическими тестами в Ленинграде могли проходить относительно спокойно и конструктивно.
   Вместе с тем в период, когда противоречия между сторонниками тестовой и нетестовой психодиагностики в нашей стране были особенно непримиримы и дискуссии в прессе и очно носили подчас ожесточенный характер, В.Н.Мясищев считал нужным подчеркнуть необходимость комбинирования стандартизованных и нестандартизованных методов исследования личности, сочетания экспериментального и клинико-психологического подходов. В целом можно констатировать, что психологические тесты вернулись в нашей стране в научные исследования и практическую работу клинических психологов во многом благодаря деятельности лаборатории медицинской (клинической) психологии института им. В.М.Бехтерева, которую В.Н.Мясищев создал и бережно опекал в последние 10 лет своей жизни.
   Нельзя не сказать и о роли, и о значении созданной В.Н.Мясищевым проблемной комиссии "Медицинская психология" при АМН СССР в 19
62 г. Это был период "оттепели", и ситуация требовала, среди прочего, и "легализации" психологии, особенно в медицине. Проблемная комиссия под руководством В.Н.Мясищева и М.С.Лебединского собрала единомышленников. Во многом благодаря рекомендациям комиссии стали возможными новые направления в официальных планах исследований, диссертационных работах, в совершенствовании организационных форм и содержании преподавательской работы, в частности в Ленинградском университете, где преподавал в те годы В.Н.Мясищев. Несколько позже он впервые добился введения аспирантуры по этой, тогда казавшейся экзотичной, дисциплине.
   Вся эта научно-организационная деятельность В.Н.Мясищева во многом подготовила почву для быстрейшего внедрения новых современных западных методов тестовой психодиагностики и разработки оригинальных отечественных методик, тем самым создавались предпосылки для нового витка развития не только собственно медицинской психологии, но и тесно связанной с ней психотерапии.
   Таким образом, даже краткий анализ жизни и деятельности В.Н.Мясищева и его школы показывает плодотворное влияние, которое он оказал на развитие отечественной медицинской (клинической) психологии и психотерапии. Это влияние сказывается в настоящем и, можно полагать, будет сказываться в будущем. И настоящее, и будущее содержат такие стороны развития клинической психологии, которых не знало прошлое. И настоящее, и будущее будут испытывать "теорию отношений", концепцию этиопатогенеза неврозов и систему патогенетической психотерапии В.Н.Мясищева в конкурентных взаимоотношениях с другими теориями личности и методами психотерапии. Сегодня "экологическая ниша" отечественных персонологических теорий, конечно, утратила ту изолированность от внешних теорий-"пришельцев", которая обеспечивалась покровом
идеологических “занавесов”. Произошла и происходит в настоящее время интеграция множества теорий, но далеко не все из них имеют такой же мощный теоретический и практический потенциал, доказанный временем, как теория отношений личности.



В начало
/media/bechter/04_01/22.shtml :: Sunday, 16-May-2004 20:42:23 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster