Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 01/N 4/2004 ИССЛЕДОВАНИЯ

Копинг-поведение при аддиктивных состояниях: относительность критериев адаптивности


И.В. Воеводин

ГОУВПО Сибирский государственный медицинский университет, Томск Исследование проводится при поддержке гранта Минобразования РФ, выделенного Конкурсным центром фундаментального естествознания, 2002

Введение
   
Одним из факторов, способствующих формированию аддиктивного поведения, является неадаптивность копинг-стратегий (поведения, направленного на преодоление жизненных трудностей). Стратегии копинг-поведения рассматриваются в поведенческой, когнитивной и эмоциональной сферах и делятся на адаптивные, неадаптивные и относительно адаптивные. Адаптивные стратегии в поведенческой сфере направлены на взаимодействие с социальным окружением, поиск и предложение поддержки. В когнитивной сфере адаптивность проявляется анализом трудностей, поиском путей выхода, повышением самоконтроля и самооценки, верой в собственные ресурсы. В эмоциональной сфере адаптивным считается состояние возмущения и протеста по отношению к трудностям, уверенность в наличии выхода из любой ситуации. Неадаптивность стратегий поведенческой сферы предполагает избегание мыслей о неприятностях, изоляцию, отказ от решения проблем. На когнитивном уровне человек отказывается преодолевать трудности из-за неверия в свои силы, умышленной недооценки неприятностей. В эмоциональной сфере неадаптивность проявляется чувством безнадежности, покорности либо злостью и “поиском виноватых”. И наконец, к относительно адаптивным относятся варианты поведения, характеризующиеся в поведенческой сфере временным отходом от решения проблем, в когнитивной сфере – рассуждательством, сопоставлением своих трудностей с проблемами других людей, поиском помощи “свыше”. В качестве относительно адаптивного эмоционального состояния рассматривается снятие напряжения, эмоциональное отреагирование либо передача ответственности по разрешению своих проблем другим людям.
   Подытоживая вышесказанное, можно констатировать, что адаптивным представляется копинг-поведение, направленное на активное разрешение проблем, относительно адаптивным – направленное на временный отход от проблем, взятие “тайм-аута”, а неадаптивные копинг-стратегии означают отказ от решения проблем.
   В то же время отнесение к адаптивным/неадаптивным конкретного варианта копинг-поведения может вызывать разногласия среди исследователей, занимающихся вопросами копинг-поведения во взаимосвязи с теми или иными психическими и поведенческими расстройствами. Так, Е.В.Змановская (2003 г.), рассматривая вопросы девиантного поведения, гораздо более строго подходит к критериям адаптивности, относя к адаптивным копинг-стратегиям лишь “сотрудничество”, “проблемный анализ” и “оптимизм”. Исключены из адаптивных варианты “обращение” и “альтруизм”, “установка собственной ценности” и “сохранение самообладания”, а также “протест”, рассматривающиеся как адаптивные во взаимосвязи с неврозами [1, 2].
   Исходя из этого, задачей настоящего исследования явилось установление взаимосвязи особенностей копинг-поведения и показателей аддиктивного поведения студентов вузов.   

Материал и методы исследования
   
Для решения данной задачи обследованы 657 студентов вузов, из них 218 (33,2%) юношей и 439 (66,8%) девушек; средний возраст на момент исследования составил 18,6±1,5 года. Особенности копинг-поведения исследовались по методике Э.Хайма, при этом предлагалось копинг-стратегии в каждой из сфер выстроить в иерархической последовательности. Из показателей аддиктивного поведения были рассмотрены вовлеченность в употребление алкоголя и наркотиков и мотивировки их употребления (т.е. собственные указания на причину приема, объяснение самим субъектом своих действий) [3]. Для установления взаимосвязей этих показателей была получена и проанализирована корреляционная матрица. Получение значимого коэффициента корреляции указывает на наличие определенных тенденций, а возможно, и связей, близких к функциональным, между парой коррелирующих признаков. Значимость коэффициента корреляции свидетельствует о том, что с достаточно большой вероятностью (в данном случае p<0,05) можно предсказать достоверную связь увеличения (уменьшения) одного из показателей с увеличением (уменьшением) другого. Таким образом, адаптивность/неадаптивность той или иной копинг-стратегии во взаимосвязи с аддиктивным поведением определяется отрицательной/положительной корреляционной связью с показателем наркологической ситуации (за исключением традиционной мотивировки употребления алкоголя, на чем мы более подробно остановимся при обсуждении результатов).   

Результаты исследования
   
Анализ корреляционной матрицы выявил следующую картину (табл. 1; приведены только статистически значимые коэффициенты корреляции).
   В целом с уровнем употребления алкоголя предсказуемо положительно коррелирует “компенсация” (вариант поведенческой сферы, предполагающий реализацию атарактической мотивации потребления – желания уйти от проблем, расслабившись с помощью алкоголя). Предпочтение “компенсации” в иерархии поведенческих стратегий копинг-поведения положительно коррелирует с атарактической, гедонистической и мотивировкой гиперактивации поведения, отрицательно – с традиционной мотивировкой потребления алкоголя. Также с уровнем алкоголизации положительно коррелирует “покорность” (эмоциональная сфера; при столкновении с трудностями возникает состояние безнадежности). Предпочтение “покорности” положительно коррелирует с атарактической и гедонистической мотивировками употребления алкоголя и отрицательно – с мотивировкой традиционной. При этом ни “компенсация”, ни “покорность” не обнаруживают статистически значимых корреляций с вовлеченностью в употребление наркотиков и с мотивировками их употребления.
   Отрицательно коррелирует с интенсивностью употребления алкоголя предпочтение варианта “альтруизм” (поведенческая сфера, выражается предложением поддержки в социальном окружении). Данный вариант также отрицательно коррелирует с атарактической мотивировкой употребления алкоголя и гедонистической мотивировкой употребления наркотиков.
   Для вариантов “отвлечение” и “конструктивная активность” определена отрицательная корреляция с частотой алкоголизаций. Варианты относятся к поведенческой сфере и заключаются в “отвлечении” от трудностей путем погружения в любимое дело или осуществления давней мечты. Оба варианта отрицательно коррелируют с субмиссивной мотивировкой потребления алкоголя (употребление вследствие неспособности отказаться от предлагаемого окружающими спиртного). “Отвлечение” отрицательно коррелирует с алкогольными мотивировками гиперактивации поведения, гедонистической и протестной, с вовлеченностью в употребление наркотиков, с наркотическими мотивировками экспериментирования, гиперактивации и протестной.
   Противоположные закономерности выявлены для копинг-стратегий “сотрудничество” и “обращение”, предполагающих активное взаимодействие с социальной сетью в проблемных ситуациях и считающихся адаптивными [2]. Однако обе стратегии, не обнаруживая достоверных взаимосвязей с уровнями употребления, положительно коррелируют с субмиссивной мотивировкой алкоголизаций, а “сотрудничество” – и с наркотической мотивировкой экспериментирования. Закономерно, что каждая из стратегий в парах “отвлечение”/“конструктивная активность” и “сотрудничество”/“обращение” образует положительную корреляционную связь внутри пары и отрицательные связи с обеими стратегиями другой пары (табл. 2).
   Если с частотой алкоголизаций обнаруживали достоверные взаимосвязи копинг-стратегии поведенческой сферы и в одном случае – эмоциональной, то в отношении вовлеченности в употребление наркотиков статистически достоверные корреляции выявлены в основном для вариантов когнитивной сферы. Полученные результаты в данном случае нельзя назвать предсказуемыми.

Таблица 1. Матрица коэффициентов корреляции между показателями наркологической ситуации и копинг-стратегии

КС\ ПНС

ВА

Мотивировки употребления алкоголя

ВН

Мотивировки употребления наркотиков

гед.

атар.

трад.

суб.

гип.

прот.

экс.

гед.

атар.

гип.

прот.

B1

-0,12

-0,09

   

-0,16

-0,13

-0,09

-0,14

-0,14

   

-0,10

-0,09

B2

-0,14

 

-0,12

           

-0,08

     

B4

0,23

0,12

0,16

-0,11

 

0,11

             

B5

-0,12

     

-0,09

               

B7

       

0,17

     

0,12

       

B8

       

0,10

               

C3

   

-0,09

             

-0,09

   

C5

         

-0,09

     

-0,10

     

C6

             

-0,08

         

C7

             

-0,10

         

C8

     

-0,08

 

0,09

0,09

           

C9

   

-0,11

                   

C10

     

-0,14

     

0,11

 

0,09

0,10

   

E1

         

-0,11

             

E2

             

-0,11

-0,11

       

E3

   

-0,08

                   

E4

   

-0,12

0,08

 

-0,10

-0,10

           

E5

           

0,08

           

E6

0,09

0,10

0,10

-0,11

                 

E8

         

0,12

     

0,12

     

Примечание. ПНС – показатели наркологической ситуации: ВА – вовлеченность в употребление алкоголя; ВН – вовлеченность в употребление наркотиков; мотивировки употребления психоактивных веществ: экс. – экспериментирования; гед. – гедонистическая; атар. – атарактическая; трад. – традиционная; суб. – субмиссивная; гип. – гиперактивации поведения; прот. – протестная.
КС – копинг-стратегии: B1 – отвлечение; B2 – альтруизм; B4 – компенсация; B5 – конструктивная активность; B7 – сотрудничество; B8 – обращение; C3 – диссимуляция; C5 – проблемный анализ; C6 – относительность; C7 – религиозность; C8 – растерянность; C9 – придача смысла; C10 – установка собственной ценности; E1 – протест; E2 – эмоциональная разгрузка; E3 – подавление эмоций; E4 – оптимизм; E5 – пассивная кооперация; E6 – покорность; E8 – агрессивность.

Таблица 2. Коэффициенты корреляции между поведенческими копинг-стратегиями “отвлечение”/“конструктивная активность” и “сотрудничество”/“обращение”

Копинг-стратегии

B1

B5

B7

B8

B1

1,0

0,11

-0,29

-0,37

B5

0,11

1,0

-0,18

-0,28

B7

-0,29

-0,18

1,0

0,29

B8

-0,37

-0,28

0,29

1,0

Примечание. B1 – отвлечение; B5 – конструктивная активность; B7 – сотрудничество; B8 – обращение.

   Единственной копинг-стратегией, достоверно положительно коррелирующей с употреблением наркотиков, оказалась “установка собственной ценности” – вариант, традиционно относящийся к адаптивным и предполагающий повышение самооценки и самоконтроля в проблемной ситуации. Выявлены также отрицательная корреляция данной стратегии с традиционной мотивировкой употребления алкоголя и положительные корреляции с наркотическими мотивировками гедонистической и атарактической. Отрицательные корреляции наличия наркотического опыта выявлены с вариантами “эмоциональная разгрузка”, “религиозность” и “относительность”.
   Еще одной парой, обнаружившей диаметрально противоположные тенденции, оказались варианты “проблемный анализ” и “агрессивность”. Обе стратегии не образуют с уровнями употребления психоактивных веществ достоверных корреляций, однако коррелируют с алкогольной мотивировкой гиперактивации поведения: “проблемный анализ” – отрицательно, а “агрессивность” – положительно. Аналогичные корреляции выявляются с гедонистической мотивировкой употребления наркотиков. Между тем в данном случае мы с меньшей вероятностью можем говорить о наличии четкой отрицательной взаимосвязи рассматриваемых стратегий – отрицательная корреляция между ними не является статистически достоверной.
   Более логичной выглядит значимая отрицательная корреляция между вариантами “растерянность” и “оптимизм”. “Растерянность” обнаруживает положительные связи с алкогольными мотивировками гиперактивации и протестной при отрицательной корреляции с мотивировкой традиционной, а “оптимизм” – отрицательно коррелирует с теми же мотивировками при положительной корреляции с традиционной.
   Также следует отметить, что вариант “протест” образует отрицательную корреляционную связь с алкогольной мотивировкой гиперактивации, а вариант “пассивная кооперация” – положительную связь с протестной. “Подавление эмоций”, “придача смысла” и “диссимуляция” отрицательно коррелируют с атарактической мотивировкой употребления алкоголя, а “диссимуляция” помимо этого – с наркотической атарактической мотивировкой.   

Обсуждение результатов
   
Оценка полученных данных позволяет прогнозировать перспективность копинг-профилактики аддиктивного поведения студентов. При этом, если в отношении профилактики злоупотребления алкоголем модели могут быть построены на достаточно логичных взаимосвязях, в основе которых можно предположить определенные психологические механизмы, то в отношении профилактики наркомании выявленные закономерности нуждаются в более глубоком изучении. Адаптивность/неадаптивность ряда показателей, установленная ранее, должна быть пересмотрена применительно к аддиктивному поведению.
   В целом злоупотреблению алкоголем способствует предпочтение таких копинг-стратегий, как “компенсация” и “покорность”, т. е. отмечается более высокий уровень алкоголизации у лиц, склонных впадать в состояние безнадежности при возникновении трудностей и уходить от них с помощью алкоголя. Таким образом, можно предположить большую значимость атарактической мотивации употребления алкоголя студентами по сравнению с выявленной значимостью атарактической мотивировки, занимающей 17% в общей структуре указанных мотивировок. Соответственно, целесообразно основной акцент в профилактике студенческой алкоголизации сделать на дезактуализацию атарактической мотивации, при этом представляется перспективной переориентация на неаддиктивные формы отвлечения, ранее считавшиеся относительно адаптивными (погружение в любимое дело, осуществление давней, постоянно откладываемой мечты).
   В наших прошлых исследованиях [4] было установлено, что вовлечению в употребление наркотиков способствует неадекватное отношение к психоактивным веществам, начинающееся с неадекватного отношения к алкоголю. Под “неадекватным отношением” следует понимать как игнорирование, так и неоправданное расширение исторически сформировавшейся роли алкоголя в нашей культуре. Установлено, что проявлением подобной неадекватности на уровне группы является снижение значимости традиционной мотивации потребления алкоголя с соответствующим повышением значимости мотивации гиперактивации поведения. Эти прошлые выводы подтвердились в данном исследовании – частота указаний на традиционную мотивировку отрицательно коррелирует с наличием наркотического опыта (r=-0,37), на мотивировку гиперактивации – положительно (r=0,38). Алкоголизации с целью гиперактивации способствует предпочтение стратегий “агрессивности”, “компенсации” и “растерянности”, препятствует – предпочтение “отвлечения”, “протеста”, “оптимизма”, склонность к анализу возникающих проблем.
   Интересные данные выявлены при изучении взаимосвязи копинг-поведения и субмиссивной мотивировки употребления алкоголя. Склонность к ее реализации отмечена у лиц, предпочитающих использование копинг-стратегий “обращение” и “сотрудничество”, считающихся адаптивными, а ее отсутствие – опять же у предпочитающих неаддиктивные варианты отвлечения.
   Взаимосвязи употребления наркотиков и копинг-поведения менее специфичны и более труднообъяснимы. Исходя из полученных результатов, можно предположить, что к вовлечению в наркотизацию менее склонны лица с “иррациональными” чертами характера – склонные к бурному эмоциональному реагированию при столкновении с трудностями, религиозности, рассуждательству и, в очередной раз, – лица, склонные к неаддиктивным вариантам отвлечения.

Литература
1. Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения). М.: Академия, 2003.
2. Копинг-поведение больных неврозами и его динамика под влиянием психотерапии: Пособие для врачей. СПб., 1998.
3. Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. Л.: Медицина, Ленингр. отделение, 1991.
4. Воеводин И.В. Социально-психологические особенности и клиническая динамика этапов формирования опийной наркомании у подростков: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Томск, 2000.



В начало
/media/bechter/04_04/7.shtml :: Sunday, 26-Dec-2004 21:07:41 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster