Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 02/N 2/2005 ВЗГЛЯД ПСИХИАТРА И ПСИХОЛОГА НА ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

М.Я. Басов и В.Н. Мясищев: общность судеб, близость идей


Е.В. Левченко

Пермский государственный университет

   М.Я. Басов (1892–1931) и В.Н. Мясищев (1893–1973) –яркие представители санкт-петербургской-петроградской-ленинградской психологической школы. Они жили и работали в едином пространстве–времени: даты их рождения различаются лишь на один год. Этот же короткий отрезок времени разделяет и приход каждого из них в Психоневрологический институт: М.Я. Басова – на естественно-историческое отделение педагогического факультета, В.Н. Мясищева – на медицинский факультет. Увлечение психологией определило их встречу и общность судеб: М.Я. Басов выбрал специализацию по психологии, В.Н. Мясищев начал работу в просеминарии известного психолога А.Ф. Лазурского, который руководил и исследовательской работой М.Я. Басова. Один год разделяет даты выхода в свет первых публикаций увлеченно работавших студентов.
   Их научные интересы в годы студенчества связаны с различными составляющими концепции учителя: для М.Я. Басова – с общепсихологической линией исследований, для его младшего соученика – с индивидуально-психологической. В студенческие годы М.Я. Басов занимался исследованием двигательно-волевых процессов и психического темпа в русле поставленной А.Ф. Лазурским проблемы психической активности [1]. В.Н. Мясищев отдал предпочтение научно-характерологическому анализу, материалом для которого первоначально выступают литературные типы [2].
   Успешному началу научных исследований одаренных студентов Психоневрологического института помешали Первая мировая и Гражданская войны. М.Я. Басов вернулся в Петроград в 1920 г. Первая после возвращения публикация молодого ученого содержала описание незавершенного проекта новой психологии, разработанного А.Ф. Лазурским, скоропостижно скончавшимся в 1917 г. [3]. По возвращении М.Я. Басов занимает место лаборанта лаборатории экспериментальной педагогики в Институте по изучению мозга и психической деятельности. В.Н. Мясищев в автобиографии, хранящейся в архиве Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева, о том же периоде сообщает: “Начал работать с 1914 по 1916 г. в психиатрической больнице Петроградского губернского земства (после больница им. Кащенко), работал м/братом, с 1917 по 1919 г. – зав. врачебно-наблюдательным пунктом в с. Кобонс… С 1919 г. работал в качестве ординатора кафедры психиатрии в Гос. Институте Мед. знаний и ординатором воспитат. клинич. Института для нервнобольных детей. С 1921 г. перешел на работу в Психиатрический Институт, ныне Психо-Неврологический Институт им. В.М. Бехтерева… С 1921 г. до войны работал в Гос. Институте по изучению мозга в качестве научного сотрудника, а затем действительного члена (профессора), заведующего отделом экспериментальной невропсихиатрии”. В 1927 г. в созданном В.М. Бехтеревым Институте по изучению мозга и психической деятельности В.Н. Мясищев возглавляет отдел рефлексологии, включавший в себя лаборатории общей, индивидуальной, возрастной и коллективной рефлексологии.
   Оба исследователя параллельно работают и в других исследовательских учреждениях, где нередко тесно взаимодействуют. По данным листка сведений о выполняемой работе, заполненного рукой В.Н. Мясищева и хранящегося в архиве Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева, в 1921 г. в Институте социального воспитания ученый начал работать как преподаватель психологии, затем занял должность профессора. Впоследствии это учебное заведение слилось с основанным в 1925 г. Государственным педагогическим институтом им. А.И. Герцена, где в течение десяти лет, начиная с 1929 г., В.Н. Мясищев состоял профессором кафедры психологии. В 1921 г. он приступил к работе в Государственном институте медицинских знаний НКЗ РСФСР, где с 1928 по 1929 г. был профессором и заведующим кафедрой рефлексологии.
   М.Я. Басов в 1922 г. – профессор Технико-педагогического института, помощник директора и заведующий психологическим отделом Педологического института Государственной Психоневрологической Академии, в 1923–1925 гг. – доцент и заведующий кабинетом по экспериментальной психологии в государственном университете; он работает также в Институте внешкольного образования, Областной совпартшколе им. К. Цеткин, Институте ритма. В 1924 г. ученый возглавляет научную комиссию Государственного института научной педагогики и психологического отдела Педологического института, в состав которой входит наряду с Е.В. Зейлигер-Рубинштейн, Е.Д. Герке, В.С. Мерлиным, Р.С. Абельской, М.А. Ганелиной-Левиной, О.В. Неопихановой, М.Ф Хряковой и прежде работавшими с А.Ф. Лазурским А.И. Неклюдовой и Л.Н. Философовой также и В.Н. Мясищев. В 1929 г. при психологическом отделе создается Педолого-психологическая станция, в которой В.Н. Мясищев заведует лабораторией характерологии (в послужном списке В.Н. Мясищева этот факт не отмечен; по-видимому, упоминание о педологии было более нежелательным, чем ссылка на рефлексологию).
   В 1924 г. был организован Государственный институт научной педагогики (ГИНП), в котором М.Я. Басов становится действительным членом, членом правления, ученым секретарем и заведующим отделом психологии. В Государственном педагогическом институте им. А.И. Герцена М.Я. Басов является основателем и руководителем педологического отделения, заведующим кафедрой педологии [4–8]. В 1928 г. ученый завершает фундаментальный обобщающий труд – “Общие основы педологии”. Спустя три года он подготовил второе, исправленное и дополненное издание этой работы и попал под огонь идеологически обусловленной критики, в огне которой он и сгорел (заболел и скоропостижно скончался) [4]. В.Н. Мясищев работал в науке еще сорок два года, более двадцати лет был директором Психоневрологического института [9].
   Оба ученика А.Ф. Лазурского унаследовали мечту учителя о создании концепции уровня новой психологии и на протяжении всей своей жизни в науке упорно стремились к этой цели. Путь М.Я. Басова можно охарактеризовать словами В.Н. Мясищева – как “быстрое и неуклонное восхождение” [7], начавшееся с искреннего и глубокого увлечения личностью и новейшими взглядами А.Ф. Лазурского. Для В.Н. Мясищева это скорее постепенный, неспешный, ровный подъем, начавшийся с проработки ранних идей учителя. Подобным же образом различаются и проявления в науке темпераментов этих учеников А.Ф. Лазурского: М.Я. Басов и восхваляет, и критикует неистово, со страстью, В.Н. Мясищев спокоен, сдержан (и даже скрытен), рационален.
   Эти черты нашли отражение и в их научном творчестве. В истории становления концепции М.Я. Басова после 1922 г. наблюдаем бурное, стремительное развертывание панорамной системы взглядов, что напоминает картину внезапного роста невиданного экзотического растения, неожиданно и ярко расцветшего. Для эволюции взглядов В.Н. Мясищева характерно неспешное, тщательное, постепенное и постоянное обдумывание раз возникшего исходного замысла, постоянное обращение к нему, обогащение его привходящими идеями, что похоже на выращивание в раковине жемчужины из песчинки. Подобным образом различаются и стратегии предъявления новых идей научному сообществу. У М.Я. Басова интервал между возникновением замысла и опубликованием его обоснования и развертки обычно небольшой, причем апробация в серии устных сообщений, по-видимому, не являлась необходимостью. Публикуемые труды, как правило, объемны. Для В.Н. Мясищева характерно постепенное, осторожное проговаривание возникшего замысла, и лишь затем – его оформление в соответствии с полученной обратной связью в лаконичный текст, в котором уже содержится реакция на наиболее типичные контраргументы. У М.Я. Басова обнаруживаем кардинальное изменение первоначальных взглядов на почти противоположные в 1922 г. В.Н. Мясищев не склонен к резкому отказу от первоначально сложившихся взглядов, но в зависимости от веяний времени меняет их внешний вид, рядит их в разнообразные одежды, не поступаясь вместе с тем их сущностью.
   Интересным и практически неисследованным является вопрос о соотношении концепций этих двух учеников А.Ф. Лазурского, испытавших также влияние личности и взглядов В.М.Бехтерева, рядом с которым им пришлось работать после смерти их первого учителя. При этом под авторской концепцией мы понимаем систему взглядов ученого, развиваемую им на протяжении всей его жизни и воплощаемую во всех авторских текстах, взятых вместе. Это воплощение может быть неполным: авторский образ концепции может существенно отличаться от канонического (представленного в публикациях автора).
   Реконструировать взаимное влияние авторских систем взглядов можно, исследуя их поэтапное становление. Точками декомпозиции концепции могут являться даты публикации наиболее существенных результатов, полученных в процессе ее развертывания, а также смена понятийного аппарата концепции, нашедшая отражение в названиях работ [10]. Особую трудность представляет вербальное обозначение выделенных в результате декомпозиции этапов становления концепции. Для этого целесообразно использовать терминологию автора концепции, специфичную для рассматриваемого этапа, в наибольшей степени отражающую, с одной стороны, авторскую волю (намерение), с другой – сущность концепции, какой ее видел сам автор на данном этапе.
   В истории системы взглядов М.Я. Басова выбраны следующие точки декомпозиции: 1913 г. – появление в печати первых результатов экспериментального исследования; 1922 г. – издание монографии “Воля как предмет функциональной психологии”; 1926 г. – выход в свет второго издания “Методики психологических наблюдений над детьми”; 1928 г. – опубликование первого издания “Общих основ педологии”. Таким образом, в становлении концепции М.Я. Басова может быть выделено четыре периода: 1-й – 1913–1922 гг. – период функционально-феноменалистической психологии; 2-й – 1922–1926 гг. – период перехода к исследованию форм активности в отношениях с окружающей средой; 3-й – 1926–1928 гг. – период сосредоточения на изучении “среднего термина” – деятельности – в системе “организм–среда”; 4-й – 1928–1931 гг. – период исследования системы “организм–среда” и отношений между тремя ее подсистемами – организмом, средой, деятельностью – в развитии.
   В качестве точек деления концепции В.Н. Мясищева на части были использованы следующие даты: 1914 г. – выход в свет первой публикации [2]; 1924 г. – употребление в названии доклада на II Всероссийском психоневрологическом съезде понятия “рефлексология”; 1930 г. – появление работ, в названиях и содержании которых полностью отсутствует рефлексологическая терминология; 1948 г. – выход в свет статьи, посвященной специальному анализу проблемы отношений [11], первое появление в названии одной из работ термина “психология отношений” [12]; 1960 г. – выход в свет обобщающих работ по психологии отношений [13, 14], после чего в течение шести лет понятие “отношение” в названия работ не выносится. Таким образом, история становления концепции Мясищева включает пять периодов: 1-й – 1914–1924 гг. – период ориентации на познание сложных психических образований; 2-й – 1924–1930 гг. – рефлексологический период; 3-й – 1930–1948 гг. – период интегральной психологии; 4-й – 1948–1960 гг. – период психологии отношений человека; 5-й – 1960–1973 гг. – период психологии личности и ее отношений.
   Темпы развертывания двух концепций различны: к началу 30-х годов грандиозная система взглядов М.Я. Басова уже сложилась и предъявлена научному сообществу, в то время как В.Н. Мясищев лишь приступает к очерчиванию, экстериоризации своего замысла. Вместе с тем содержание исследовательской деятельности В.Н. Мясищева в период интегральной психологии дает основание для заключения о том, что исходное понимание отношения как ключевого для его системы взглядов понятия, основные направления его дальнейшей разработки, пути решения поставленных вопросов сформировались к середине 30-х годов. О значении этого периода научного творчества ученого свидетельствует тот факт, что после этапа психологии отношений человека, в заключительном периоде научного творчества, В.Н. Мясищев вернулся к некоторым положениям, выдвинутым в 30-е годы.
   Логика, последовательность этапов становления концепций М.Я. Басова и В.Н. Мясищева, их вызревания имеют общие черты. Начальный этап становления обеих концепций состоит в обсуждении концепции эндо- и экзопсихики А.Ф. Лазурского, в ее примеривании каждым из двух учеников на свой лад к первоначальному интуитивному замыслу своего варианта новой психологии. На втором этапе начинает использоваться арсенал идей В.М. Бехтерева, оцениваются достоинства и недостатки его позиции и взглядов, предлагаемого им языка описания психических явлений; вместе с тем все более отчетливо прорисовываются контуры собственной концепции, о которой авторы еще не решаются говорить во весь голос. Далее следует этап, когда основной замысел концепции уровня новой психологии выносится на суд научного сообщества и впоследствии, на завершающих этапах разработки концепции уже более не подвергается кардинальной переработке, а лишь развивается, уточняется, проясняется, дополняется, насыщается деталями, при возникновении внешней угрозы (идеологического давления с целью заставить ученого отказаться от существенных моментов его системы взглядов) камуфлируется.
   Концепции М.Я. Басова и В.Н. Мясищева могут быть рассмотрены как варианты разработки идеи отношения, разновидности психологии отношений, однако в ее воплощении каждым из ученых имеются различия. Сопоставим изменения в их содержании на каждом этапе становления двух систем взглядов.
   Первый этап. М.Я. Басов начал с того, к чему пришел в конце творческого пути А.Ф. Лазурский, – с интроспективной исследовательской позиции и изучения отношений внутри психики (между функциями, между психическим процессом и его содержанием). Следуя А.Ф. Лазурскому в цели создания новой психологии, М.Я. Басов не принимает его исходного представления о психике, в котором образованное функциями ядро оторвано от оболочечного экзослоя; вслед за С.Л. Франком он настаивает на единстве, изначальной целостности психического, на синтезе подходов функциональной (как у А.Ф. Лазурского) и феноменалистической психологий.
   История новой психологии В.Н. Мясищева начинается с анализа идей “Программы исследования личности в ее отношениях к среде” А.Ф. Лазурского и С.Л. Франка [15]. В отличие от своего учителя В.Н. Мясищев с первых самостоятельных шагов в психологии делает акцент не на эндо-, а на экзопсихике (мире отношений субъекта), рассматривает функции и отношения не как части или слои психического, а как планы его рассмотрения, полностью подчиняя функциональный (процессуальный) план потенциальному (плану содержательных отношений).
   Второй этап. На развитие системы взглядов обоих ученых оказывает влияние положенный В.М. Бехтеревым в основание своей концепции методологический принцип отношения организма к среде. Логика разработки этого принципа приводит М.Я. Басова к трактовке отношения как субъектно-объектной связи, а на следующем шаге анализа – как деятельности. До М.Я. Басова подобная логика была использована в психологических концепциях Н.Я. Грота и В.М. Бехтерева.
   М.Я. Басов переходит от функционально-феноменалистической психологии к изучению системы “организм–среда” с позиции стороннего наблюдателя. Во втором варианте новой психологии М.Я. Басова место эндоядра (функций) занимают формы активности и регулирующие их внутренние механизмы; место экзопроявлений – процессы поведения (деятельности); те и другие вместе взятые образуют как бы единый продольный разрез психического, захватывающий и ядро его, и внешние проявления. Поворот эндоплоскости в субъектно-объектном направлении, ее объединение с экзоплоскостью делает для М.Я. Басова возможным перенос некоторых идей, высказанных А.Ф. Лазурским при изучении взаимной связи функций, на структурный анализ процессов поведения (идей целостности, взаимной связи, ассоциации и апперцепции как ее механизмов).
   У В.Н. Мясищева и в рефлексологическом периоде творчества сохраняется интерес к исследованию внутреннего, феноменального; исследователь пытается использовать язык, методологию, методики рефлексологии для изучения психического. Вопреки рефлексологическим постулатам он говорит о психическом как синтезе реакций, вводит затем принцип целостности субъекта.
   Третий этап. Начав с анализа субъектной стороны отношения к среде и среднего термина – деятельности, М.Я. Басов затем включает в него и объектную сторону – среду. Он приступает к разработке методологии психологического исследования среды, трактуемой как источник закономерности психологического развития. Каждую из трех подсистем системы “организм–среда” исследователь рассматривает как имеющую определенную конституцию, организацию и исходит из этого при изучении их сложных взаимосвязей.
   В.Н. Мясищев предлагает свой проект новой психологии под первоначальным названием интегральной психологии, противопоставленной традиционной атомистической. В ней понятием наиболее высокого уровня обобщенности оказывается отношение: через это понятие определены другие существенные для концепции понятия. Личность рассмотрена как система отношений; ее развитие в норме и патологии показано в связи с тем, каковы ее отношения к действительности. Как способ отношения личности к действительности определен характер. В 1935 г. В.Н. Мясищев пишет: “Система интегральной психологии человека должна быть построена на основе понятия сознательной личности и ее отношений к ее действительности. Сознательная личность, общественный индивид представляет прежде всего сложную динамическую систему отношений, обусловленную всей историей общественного развития человека” [16, с. 168].
   В.Н. Мясищев ставит проблему психологии отношений, уделяет значительное внимание содержательному наполнению ее основного понятия: он рассматривает формы отношения, включая в их число интересы, социальные установки, взгляды, убеждения, вкусы, мотивы; выделяет характеристики отношений: избирательность, степень устойчивости, структуру, направленность; описывает развитие отношений в онтогенезе как смену их аффективной регуляции сознательной; изучает конкретные виды отношений: отношение к эксперименту, отношение к работе, отношение больного к болезни.
   Заключительные этапы. М.Я. Басов переходит от отображения системы “организм–среда” в статике к описанию ее динамики, работает над созданием методологии и языка описания ее развития.
   В.Н. Мясищев представляет свою концепцию научному сообществу как психологию отношений человека. Характерной для этого периода творчества является наметившаяся в предыдущем периоде и затем возросшая многозначность понятия “отношение”, которое имеет в концепции по крайней мере пять авторских смыслов. Отношение рассматривается: 1) как связь субъекта и объекта, т. е. в соответствии с принципом отношения организма к среде; 2) как интегральная “позиция” субъекта; 3) как предмет психологии, поскольку психическое определено как система отношений; 4) как одна из категорий психологии, наряду с процессами, состояниями, свойствами личности; 5) как обозначающее конкретную проблематику или специальный раздел психологии, включающий изучение целей, стремлений, тенденций, интересов, оценок, идеалов, потребностей, убеждений.
   Впоследствии В.Н. Мясищев сокращает количество выделенных смыслов до двух – первого и последнего из приведенного перечня, но реально работает также над описанием отношения как психического образования. Он подчиняет отношение личности и работает с методологическими основаниями системы психологических понятий, по-прежнему стремясь найти способы ее развития в направлении, допускающем включение в нее не только относительно простых, но и сложных, интегральных понятий психологии.
   Сопоставим значение сделанного каждым из двух учеников А.Ф. Лазурского для последующего развития идеи отношения в отечественной психологии. Вклад М.Я. Басова состоит в реализации принципиально новой стратегии создания психологической концепции. Наиболее существенными чертами этой стратегии являются: 1) кардинальное изменение взгляда на предмет психологии, состоящее во включении в него не только субъектной стороны отношения к среде, но и системы “организм (человек)–среда” в целом; 2) разработка методологии психологического исследования этой системы и ее составляющих: форм активности, механизмов регуляции, деятельности, выделяемой из действительности среды; 3) постановка проблемы активности среды, способной подчинить себе субъекта и его деятельность, и изучение пределов такого подчинения. Таким образом, М.Я. Басов соотносил идею отношения с такой психической реальностью, как деятельность, и разработал методологию анализа актуального плана психического, развертывающегося в среду, зондирующего ее и ее оформляющего.
   В.Н. Мясищев работал с потенциальным планом психического. Он соотносил с идеей отношения такую психическую реальность, как личность и человек. Заслугами В.Н. Мясищева в разработке идеи отношения в психологии являются: 1) отчетливая постановка проблемы отношений; 2) методологическая рефлексия, анализ и определение понятия “отношение”; 3) указание на многозначность этого понятия; 4) выделение диапазона потенциальных смыслов этого понятия; 5) показ возможностей развития каждого из них в психологической концепции; 6) систематизация, обобщение признаков отношения; 7) описание развития отношений в онтогенезе; 8) выделение видов отношений или сторон единого предметного отношения; 9) эмпирическое изучение конкретных видов отношений.
   Главный вклад В.Н. Мясищева в развитие психологической науки состоит в создании концепции уровня новой психологии с понятием “отношение” в основании. В его системе взглядов в отличие от концепции М.М. Троицкого это понятие не является лишь средством организации, упорядочения психологического знания, но сохраняет психологическую содержательность, связь с фактами психической жизни, определяя возможность постановки цели исследования психического в целом как отношения.
   Разрабатывая свою концепцию, В.Н. Мясищев стремится к интеграции различных воплощений идеи отношения. Главной для него является идея субъектно-объектной связи. Пытаясь объединить ее с идеей активности, исследователь подчеркивает, что эта связь – активная, избирательная. Мясищев выделяет специальный раздел психологии, в котором изучаются (должны изучаться) цели, стремления, тенденции, интересы, оценки, идеалы, потребности, убеждения. В.Н. Мясищев много работает над воплощением в концепции идеи целостности. Таким образом, его концепция содержит наиболее полное (по сравнению с предшественниками) воплощение трех основных значений идеи отношения и наиболее продвинутую попытку их интеграции – в понятии потенциального психического образования: оно – и связь, и активно, и целостно.
   На становление концепции В.Н. Мясищева повлияла совместная работа с М.Я. Басовым, что проявилось в общности языка и идей двух исследователей в их работах 30-х годов. Но М.Я. Басов работал в субъектно-объектной плоскости анализа психического, исследуя актуальный план, актуальное взаимодействие организма со средой и его следствие – деятельность как процесс. В.Н. Мясищев в той же плоскости рассматривал потенциальный план, описывая его главным образом в понятиях личности и отношения. Он включил деятельность в определение предмета психологии, но подчинил процессуальный план потенциальному, говоря об изучении личности в ее сознательной деятельности.



В начало
/media/bechter/05_02/26.shtml :: Wednesday, 06-Jul-2005 22:36:51 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster