Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 02/N 2/2005 ВЗГЛЯД ПСИХИАТРА И ПСИХОЛОГА НА ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Амисульприд (солиан) в лечении биполярного аффективного расстройства, коморбидного с героиновой аддикцией (клиническое наблюдение)


Л.Э. Мазурова, Д.В. Четвериков

Кафедра социальной психологии Омского государственного университета

Распространенность аффективных расстройств среди лиц, потребляющих наркотики, больше, чем в популяции в целом. Данные нарушения, квалифицируемые как коморбидные, значительно увеличивают социальную декомпенсацию личности. Вопросы лечения этих расстройств являются малоизученной областью прикладной психофармакологии.
   В последнее время на фармацевтическом рынке появились нейролептики нового поколения, так называемые атипичные антипсихотики. Областью применения данных препаратов традиционно являются расстройства эндогенного спектра (шизофрения, шизоаффективные и аффективные психозы), однако исследования их эффективности в наркологической практике отрывочны и малочисленны. Одним из современных препаратов этой группы психофармакологических средств является амисульприд (солиан). С целью изучения эффективности данного препарата в наркологической практике на базе Омской областной клинической психиатрической больницы им. Н.Н. Солодникова нами предпринято исследование его эффективности при купировании аффективных расстройств, коморбидных с героиновой зависимостью. В настоящее время происходит накопление научных данных в указанном направлении, но малая выборка пока не позволяет нам сделать статистически значимые выводы. Мы оценили действие амисульприда (солиан) в следующей клинической ситуации.
   Больной Г., 1982 г. рождения. Обратился в клинику 20.11.04. Мать – эмоционально неуравновешенная женщина. Единственный ребенок в семье, родился вне брака. Со слов матери, отец был злобным неуравновешенным человеком. Беременность и роды протекали без патологии. Раннее психофизическое развитие без особенностей. В школу пошел с 7 лет, до 14-летнего возраста учился хорошо. В 1997 г. отмечен период повышенного настроения, занял лидирующее положение в классе, влюбился в одноклассницу, “любовь была... огромна... хотелось петь, танцевать... смеялся на улицах ... радость распирала… не мог спать ночами”. В январе 1999 г. настроение снизилось, 3 мес не посещал школу, “лежал дома ... и ненавидел всех ... главное себя”, потеря массы тела составила около 10 кг. Почувствовал себя лучше через 4 мес, вступил в криминальную группировку, в которой занял лидирующее положение, планировал и осуществлял криминальные операции, занимался мошенничеством.
   Первые алкогольные пробы с 14 лет, потребление эпизодическое. Наркотизация с 16-летнего возраста, нерегулярное курение конопли. С 18 лет стал потреблять героин, “кайф” от наркотиков “очень понравился”, в течение полугода прием был нерегулярный. После года приема полностью сформировался синдром отмены героина.
   Состояние изменилось в мае 2004 г., когда пациент стал апатичным, много времени проводил в постели, не общался с родственниками. Значительно снизилась интенсивность наркотизации. Актуализировались идеи греховности, высказывал неопределенные суицидальные мысли, говорил, что “много нагрешил… воровал и обидел много людей”, испытывал глубокое чувство вины и безысходности. Эпизодически актуализировалась тревога и страх – “за это меня обязательно накажут”. Запрещал родственникам открывать двери незнакомым, иногда возникало чувство, что в телепередачах новостей дикторы “подбирают сюжеты про меня…”, чувствовал “намеки” со стороны незнакомых лиц, с которыми встречался на улице. В связи с этим квартиру покидал с периодичностью 1–2 раза в неделю, лишь для того, чтобы принять наркотики. В последнюю неделю занавесил окна темными шторами, запрещал открывать форточки, в мотивации этого поведения не раскрывался. Мать, обеспокоенная состоянием сына, обратилась к психиатру. После долгих уговоров согласился на осмотр психиатра. По дороге в клинику мать была вынуждена вызвать такси, так как опасался оказаться на улице (в автобусе меня будет проще отслеживать “ментам”). Пассивно согласился на амбулаторное лечение, от стационарного лечения отказался категорически.
   Соматический статус. Состояние удовлетворительное. Пониженного питания. Рост 175 см, масса тела 62 кг. В области локтевых ямок и предплечий следы инъекций. Периферические лимфатические узлы не пальпируются. Дыхание жестковатое, хрипов нет. Пульс 80 уд/мин, артериальное давление 130/65 мм рт. ст. Со стороны внутренних органов без патологии.
   Неврологический статус. Общемозговых и менингеальных симптомов не выявлено. Лицо несколько асимметрично, сглаженность правой носогубной складки. Фотореакции без патологии. Сухожильные и периостальные рефлексы повышены слева, брюшные рефлексы снижены. В позе Ромберга неустойчив. Мышцы гипотоничны. Экстрапирамидных знаков нет.
   Психический статус. Все виды ориентировок сохранены. В контакт вступает неохотно, на вопросы отвечает в плане заданного, тихим бесцветным голосом, раскрывается неохотно, говорит, что “устал от наркотиков, да и вообще от жизни… много нагрешил, и вот теперь пришла расплата”. Настроение снижено. Апатичен, безынициативен. Моторно заторможен. Высказывает малосистематизированные идеи отношения и преследования, спрашивает: “Вы с милицией не работаете?”. Мышление последовательное, в замедленном темпе, без атактических замыканий. Периодически выходит в коридор: “они могут за мной проследить”. Галлюцинаторные расстройства на момент осмотра отрицает, поведением не обнаруживает. Суицидальная готовность не выявлена. Реально наркотизацией не тяготится, считает, что только героин “позволяет на время отвлечься… ни о чем не думать”. Ночной сон нарушен: “Я вообще не сплю… лежу и нажимаю на кнопки пульта”. Критически свое состояние не оценивает. Выраженных расстройств памяти и интеллекта не выявляется. К лечению равнодушен: “ну перегнусь я еще раз ... что от этого изменится ... я без героина не могу”.
   Экспериментальное психологическое исследование. По результатам теста Леонгарда Шмишека (модификация “Акцент 2.90”) выявляется слабость рефлексии, снижение осторожности, склонность к риску, слабый контроль аффективных проявлений, фиксация на негативных эмоциях, интрапсихическая адаптация к ситуации. При исследовании нейрокогнитивных функций выявлен умеренный нейрокогнитивный дефицит (нарушения оптико-пространственного гнозиса, дискурсивного мышления, кинетического, кинестетического и пространственного праксиса).
   При комплексной оценке результатов выявлена тревожно-дистимичная личность, оппозиционно настроенная к микросоциальному окружению, с недостаточной социальной адаптацией. Выраженные признаки дискордантности позволяют предположить эндогенный компонент в структуре расстройств, подтверждаемый клиническими данными.
   Диагноз. Биполярное аффективное расстройство, текущий эпизод тяжелой депрессии с психотическими симптомами с конгруэнтным аффекту бредом (F31.53). Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления героина, синдром зависимости от героина, эпизодическое употребление, средняя стадия (F11.262).    

Учитывая наличие депрессивно-параноидных расстройств в структуре заболевания, назначен солиан в дозе 800 мг в сутки. Иные психофармакологические препараты не назначали. Пациент принимал солиан (амисульприд) по 800 мг в течение 4 нед, а затем доза была снижена до 400 мг.
   В процессе клинического наблюдения активной соматовегетативной симптоматики не выявлено. В первые дни в связи с резким снижением настроения контакту был малодоступен, в переживаниях практически не раскрывался. К 6-му дню лечения настроение несколько выровнялось, стал общительнее, мягче, нормализовался сон, улучшился аппетит, редуцировались наркоманические мысли, бредовых идей не высказывал. Затем в течение недели трижды отмечены пароксизмы импульсивного влечения к героину. Через месяц влечение к наркотикам и депрессивно-параноидные расстройства полностью дезактуализировались. За 3 нед масса тела увеличилась на 6 кг. Выровнялся аффективный фон, стал активно интересоваться социальной жизнью родственников. Стал высказывать мысли о необходимости “устроиться на работу… жить, как все люди”.
   Катамнез 4 мес. На приеме 21.03.05. В беседе сообщил, что “прошлое было ошибкой… надо остепеняться”. Сожительствует с женщиной на 2 года старше его. Работает сторожем в фирме родственника. Алкоголь употребляет умеренно, без потери контроля и опохмеления. Наркотики не потребляет. Настроение ровное, указывает, что периодически “бывает грустно… иногда надо встряхнуться… но держу себя в руках”. Мышление последовательное. Психопродуктивной симптоматики не выявляется. Продолжает прием амисульприда (солиан) 400 мг в сутки. Рекомендовано: солиан 200 мг в сутки, контрольное посещение через 1 мес. При повторном патопсихологическом исследовании отмечены стабилизация аффективного фона, уменьшение эмоциональной нестабильности, а также позитивная динамика в нейрокогнитивных параметрах, в частности оптико-пространственного гнозиса и дискурсивного мышления.
   Данное клиническое наблюдение демонстрирует формирование и развитие героиновой зависимости у пациента с биполярным аффективным расстройством. Показана возможность эффективного лечения атипичными антипсихотиками (амисульприд) ассоциированных форм психической патологии с аффективно-параноидной симптоматикой, коморбидной с аддиктивными нарушениями. Учитывая частоту развития экстрапирамидных расстройств при назначении классических нейролептиков в наркологической практике и, соответственно, высокий риск формирования вторичной зависимости от корректоров, амисульприд (солиан) может быть рекомендован в качестве препарата выбора при столь распространенных клинических ситуациях. К несомненным позитивным аспектам применения солиана (амисульприд) следует отнести возможность длительной монотерапии без развития поздних дискинезий. Следует учитывать и социально-реадаптирующий эффект препарата, который в нашем клиническом наблюдении представлен через отчетливое выравнивание и повышение параметров социального функционирования и качества жизни. На наш взгляд, у данного препарата существует высокий терапевтический потенциал и широкие перспективы как в коррекции эндогенных расстройств, так и при лечении наркологической патологии.



В начало
/media/bechter/05_02/30.shtml :: Wednesday, 06-Jul-2005 22:36:51 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster