Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 02/N 1/2007 ИССЛЕДОВАНИЯ

Клинико-психологические характеристики феномена одиночного пьянства


Н.Н.Фролова, Е.М.Крупицкий, О.Ф.Ерышев

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева

Несмотря на большое количество работ, посвященных изучению клинических и психологических проблем алкоголизма, отдельные клинические варианты течения этого заболевания остаются недостаточно изученными. К таким вариантам можно отнести алкогольную зависимость (АЗ), протекающую с феноменом одиночного пьянства (ОП), характеризующегося специфическим поведенческим стереотипом, связанным с ситуацией употребления алкоголя. По данным ряда исследований, проведенных методом опроса популяции лиц, употребляющих алкоголь, ОП представляется устойчивым феноменом, встречающимся у респондентов, которые отличаются достаточным социальным благополучием (имеют более высокий уровень образования, устойчивое трудоустройство, состоят в браке) и наличием личностно-значимых мотивов алкоголизации [1–4]. Однако детальное описание психологических характеристик больных АЗ, у которых преобладает ОП, в литературе отсутствует. В то же время знание клинико-психологических характеристик феномена ОП может способствовать формированию индивидуального подхода к пациентам с данным вариантом АЗ и оптимизации комплексного лечения этого заболевания.
   Целью нашего исследования явилось изучение клинико-психологических характеристик, свойственных пациентам с АЗ, у которых употребление алкоголя в одиночку полностью или частично преобладает над коллективным, в сравнении с больными, облигатно употребляющими алкоголь в коллективе.   

Материалы и методы
   
Всего в ходе исследования было обследовано 100 больных. Все обследуемые были мужчины, проходящие стационарное лечение по поводу АЗ в отделении лечения больных алкоголизмом НИПНИ им. В.М.Бехтерева и в Ленинградском областном наркологическом диспансере (ЛОНД). Обследование всех пациентов проводилось в течение пребывания в стационаре вне острого периода синдрома алкогольной абстиненции. Диагноз АЗ у всех больных, включенных в исследование, установлен и верифицирован в качестве основного заболевания с использованием критериев МКБ-10. Пациенты, у которых имели место выраженные дефицитарные признаки эндогенного генеза, тяжелая энцефалопатия, слабоумие, тяжело протекающие сопутствующие соматические расстройства, в исследование не включались. Под ОП мы понимали прием алкоголя в такой ситуации, когда другие лица (из числа знакомых с пациентом или известных ему) отсутствовали или сохраняли трезвость.
   С целью проведения сравнительного анализа больные были разделены на три группы, в зависимости от характера соотношения в клинической картине АЗ одиночной и коллективной форм пьянства. В группу пациентов с облигатным ОП (ООП) вошли 35 больных, у которых употребление алкоголя в одиночку существенно преобладало над употреблением в коллективе, "часто" или "всегда" являлось предпочтительным в сравнении с коллективным употреблением и характеризовалось наличием свойственных именно для ОП мотивов употребления алкоголя. В группу пациентов с факультативным ОП (ФОП) вошли 30 больных, которые более половины употребляемого алкоголя выпивали в одиночку, но не соответствовали описанным выше критериям группы пациентов с ООП. Больные (n=35), у которых одиночная форма употребления алкоголя имела место значительно реже, чем коллективная, а субъективное предпочтение ОП отсутствовало или возникало редко, были включены в группу "коллективного пьянства" (КП).
   В ходе психологического обследования были использованы следующие методики: 16-факторный личностный опросник Кеттелла, форма В [5], опросник Т.Лири для исследования типов межличностных отношений [6], цветовой тест отношений [7], шкала мотивации потребления алкоголя [8].
   Статистическую обработку данных проводили с использованием дескриптивных методов на базе программы Statistica 6.0. Анализ статистической значимости различий между тремя группами проводился с использованием дисперсионного анализа (ANOVA) с применением теста Тьюки для post hoc сравнений. Различия рассматривались как статистически значимые при p<0,05.   

Данные клинико-психологического исследования больных

Группы

ООП

ФОП

КП

Группы

ООП

ФОП

КП

шкалы опросника Кеттелла, стены

октанты опросника Т.Лири, баллы

A (+, **)

3,4±0,3

4,7±0,3

5,0±0,3

I

3,7±0,6

3,7±0,5

4,1±0,5

B (***,хх)

5,4±0,4

5,2±0,5

3,1±0,4

II

4,4±0,7

4,3±0,3

4,3±0,3

C (**)

4,1±0,3

4,8±0,4

5,7±0,3

III

5,2±0,5

5,5±0,6

4,6±0,3

E

3,8±0,3

4,6±0,3

4,6±0,3

IV (*, х)

6,6±0,5

6,6±0,7

4,7±0,4

F

3,7±0,3

4,3±0,3

4,5±0,4

V

7,2±0,6

7,0±0,7

5,8±0,4

G (*)

5,8±0,3

6,8±0,3

7,0±0,3

VI

5,4±0,5

5,3±0,6

4,1±0,5

H (+, **)

3,4±0,3

4,7±0,3

4,9±0,3

VII (+)

5,1±0,5

6,9±0,5

6,1±0,5

I (*)

5,3±0,3

5,0±0,2

4,5±0,2

VIII

5,0±0,6

6,2±0,7

5,7±0,7

L

6,0±0,3

5,7±0,3

5,1±0,3

ЦТО, ранги (#)

     

M

5,3±0,3

4,9±0,3

4,5±0,3

Детство (*)

4,4±0,4

3,8±0,5

2,9±0,4

N

6,6±0,3

6,2±0,3

6,0±0,3

Родители(*,х)

3,9±0,5

4,1±0,5

3,0±0,4

O (*)

6,8±0,3

6,2±0,4

5,6±0,3

Мотивы употребления алкоголя по шкале Завьялова, баллы

Q1

4,3±0,3

4,6±0,3

4,5±0,4

       

Q2(++,***)

7,6±0,3

6,0±0,2

5,5±0,3

Т (***)

7,3±0,7

9,3±0,7

11,4±0,6

Q3 (+,***)

4,7±0,3

5,9±0,3

6,5±0,3

СМ (+, ***)

3,1±0,6

5,4±0,7

6,7±0,6

Q4 (**)

6,9± 0,3

6,2±0,4

5,3±0,3

ПК

6,0±0,6

7,3±0,7

6,4±0,5

Q I (**)

7,1±0,3

6,3±0,4

5,6±0,3

Гд

9,8±0,7

10,1±0,7

9,4±0,6

Q II (+,**)

2,8±0,4

4,4±0,4

4,6±0,4

Ат (*)

12,8±0,5

11,5±0,7

10,4±0,5

Q III

5,4±0,2

5,3±0,2

5,4±0,1

ГА

9,2±0,7

8,6±0,9

9,4±0,6

Q IV

4,1±0,3

4,3±0,3

4,0±0,3

Пм

8,4±0,8

8,1±0,8

8,6 ±0,7

SD

4,3±0,2

5,2±0,3

5,4±0,3

Ад

5,6±0,8

5,9±0,7

5,4±0,7

Примечание. ЦТО – цветовой тест отношений. Мотивы употребления алкоголя по шкале Завьялова: Т – традиционные, СМ – субмиссивные, ПК – псевдокультуральные, Гд – гедонистические, Ат – атарактические, ГА – гиперактивизирующие, Пм – похмельные, Ад – аддиктивные, АД – аутодеструктивные.
“+” – достоверные различия между пациентами 1-й и 2-й групп на уровне p<0,05, “++” – на уровне p<0,01, “+++” – на уровне p<0,001. * Достоверные различия между пациентами 1-й и 3-й групп на уровне p<0,05, ** – на уровне p<0,01, *** – на уровне p<0,001. x – достоверные различия между пациентами 2-й и 3-й групп на уровне p<0,05; xx – на уровне p<0,01, xxx – на уровне p<0,001. # В таблице представлены только те стимульные понятия, по которым были получены достоверные различия между группами. Достоверность различий между группами оценивалась с использованием ANOVA, тест Тьюки для post hoc-сравнений. Для всех переменных указаны средние для группы значения и стандартные ошибки среднего.

Результаты исследования
   
По данным опросника Кеттелла, пациенты с преобладанием ОП в целом отличались от пациентов с преобладанием КП достоверно более высоким развитием абстрактного мышления и уровня общей культуры (фактор В). Пациенты с ООП в сравнении с пациентами с КП характеризовались достоверно более высокими уровнями эмоциональной нестабильности, тревожности, напряженности и интроверсии (факторы С, О, Q4 и Q I), а также более низким уровнем выраженности таких черт, как жесткость, практичность (фактор I) и высокая нормативность поведения (фактор G; см. таблицу). Кроме того, пациенты с преобладанием ООП достоверно отличались от пациентов остальных групп исследования большей выраженностью таких черт, как замкнутость, робость, тревожность (факторы А, Н и QII), выраженным нонконформизмом (фактор Q2) и отсутствием высокого уровня самоконтроля (фактор Q3).
   По данным опросника Т.Лири (см. таблицу), среди пациентов с ООП в сравнении с пациентами с КП был достоверно выше уровень выраженности такого типа межличностных отношений, как недоверчиво-скептический (IV октант). Более высокие оценки по этому октанту, не достигающие уровня акцентуации, могут свидетельствовать о склонности к реалистичности, скептицизму и неконформному поведению у пациентов данной группы. Кроме того, больным с ООП в сравнении с пациентами из группы ФОП менее свойствен сотрудничающий конвенциальный тип межличностных отношений, который проявляется в дружелюбии и стремлении к сотрудничеству с окружающими.
   При выполнении цветового теста отношений больные с ОП при оценке понятий "детство" (в группе ООП) и "родительская семья" (в группах ООП и ФОП) отводили им достоверно более низкое ранговое место, чем больные с КП. Такого рода невысокая значимость периода активной социализации и первичной для индивида социальной группы может быть связана с формированием таких свойств личности, как самодостаточность, нонконформизм, и являться одной из причин эмоциональной неустойчивости.
   Оценка мотивация потребления алкоголя пациентами по методике, разработанной В.Ю.Завьяловым, показала, что у пациентов с ООП в сравнении с пациентами с КП были достоверно менее выражены традиционные и более выражены атарактические мотивы потребления алкоголя (употребление алкоголя с целью коррекции эмоциональных расстройств). Кроме того, при ООП в сравнении с пациентами других групп были достоверно менее выражены субмиссивные мотивы употребления алкоголя – под воздействием влияния референтной группы, "за компанию".
   Результаты данного исследования свидетельствуют, что пациенты с преобладанием ОП в сравнении с пациентами с традиционной, коллективной формой пьянства отличаются определенным набором клинико-психологических характеристик, определяющим особенности межличностного восприятия и взаимодействия. Эти характеристики приводят к актуализации личностно-значимых мотивов потребления алкоголя, а также затрудняют адаптацию пациентов в пьющем коллективе и способность поддерживать традиционные для пьющего коллектива нормы поведения и уровень эмоциональной включенности. На фоне формирования и развития АЗ у таких пациентов проявляется феномен ОП как вариант компенсации перечисленных особенностей. При этом у пациентов с ФОП возможность адаптации к традиционной манере употребления алкоголя частично сохраняется, и употребление алкоголя в одиночку является скорее вынужденным. При ООП выраженная специфичность личностного склада с преобладанием шизоидных черт существенно затрудняет адаптацию пациентов к традиционной форме аддиктивного поведения, связанного с употреблением алкоголя в коллективе. При употреблении алкоголя в компании у больных этой группы тревога и напряжение, возникающие в ситуации эмоционально насыщенного межличностного взаимодействия, превалируют над ощущениями алкогольной эйфории. На фоне этого при употреблении алкоголя в одиночку состояние опьянения сопровождается выраженным эмоциональным комфортом и ощущением улучшения функционального состояния когнитивной сферы, за счет чего оно начинает приобретать самостоятельный личностный смысл. ОП выбирается как преобладающая форма опьянения осознанно, на основе субъективного предпочтения, так как более эффективно, чем КП, помогает снизить актуальность имеющихся аддиктивных и эмоциональных расстройств, а также внутриличностного конфликта.
   С целью повышения эффективности терапии АЗ у пациентов с ОП представляется целесообразным уделять особое внимание психотерапевтическому воздействию, направленному на дезактуализацию личностно-значимых мотивов алкоголизации. При этом можно предположить, что в случае ООП акцент более целесообразно направить на индивидуальные, преимущественно недирективные методы психотерапевтического взаимодействия, а при ФОП – на групповые формы психотерапии и социально-реабилитационные мероприятия.   

Литература
1. Cutter HS, O’Farnell TJ. Relationship between reasons for drinking and customary drinking behavior. J Stud Alcohol 1984; 45 (4): 321–5.
2. Demers A, Bourgault C. Changing society, changing drinking: solitary drinking as a non-pathological behavior. Addiction 1996; 91 (10): 1505–16.
3. Martin C, Casswell S. Types of male drinkers: a multivariate study. J Stud Alcohol 1987; 49 (3): 278–80.
4. Mohr CD, Armeli S, Tennen H et al. Daily interpersonal experiences, context, and alcohol consumption: crying in your beer and toasting good times. J Pers Soc Psychol 2001; 80 (3): 489–500.
5. Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р.Кеттелла. СПб.: Речь, 2001.
6. Собчик Л.Н. Диагностика межличностных отношений. Методическое руководство. М., 1990.
7. Бажин Е.Ф., Эткинд А.М. Цветовой тест отношений. Л., 1985.
8. Завьялов В.Ю. Психологические аспекты формирования алкогольной зависимости. Новосибирск: Наука, 1988.



В начало
/media/bechter/07_01/16.shtml :: Tuesday, 24-Apr-2007 17:56:21 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster