Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ИМЕНИ В.М. БЕХТЕРЕВА  
Том 02/N 1/2007 В ПОМОЩЬ ПРАКТИКУЮЩЕМУ ВРАЧУ

Двойное слепое плацебо-контролируемое сравнение внутримышечного оланзапина и внутримышечного галоперидола в терапии острой ажитации при шизофрении (расширенный реферат)


P.Wright, M.Birkett, S.R.David, K.Meehan, I.Ferchland, K.J.Alaka, J.C.Saunders, J.Krueger, P.Bradley, L.San, M.Bernardo, M.Reinstein, A.Breier,

США

Введение
   
Для купирования острой ажитации у больных шизофренией часто требуется применение внутримышечных инъекций нейролептиков, особенно при необходимости быстрого эффекта и повышения комплаентности пациента. Однако нейролептики часто вызывают нежелательные побочные эффекты, включая острую дистонию и увеличение интервала QTс. Целью данного исследования являлось подтверждение того, что по эффективности внутримышечный оланзапин в дозе 10 мг не уступает галоперидолу 7,5 мг и превосходит плацебо в купировании острой ажитации при шизофрении.   

Метод
   
В данное мультицентровое международное исследование отбирались пациенты обоих полов не моложе 18 лет, с диагнозом "шизофрения" и "шизофреноформное или шизоаффективное расстройство" по критериям DSM-IV. Обязательным условием было і14 баллов по компоненту "возбуждение" шкалы PANSS в сочетании с і4 баллов не менее чем по одному из пунктов, а также заключение исследователя о наличии острого психомоторного возбуждения, определяющего показания к внутримышечной инъекции антипсихотика. Методом рандомизации 311 включенных в исследование пациентов распределялись в одну из трех групп внутримышечной инъекционной терапии длительностью 24 ч: 1) оланзапин 10 мг (n=131); 2) галоперидол 7,5 мг (n=126); 3) плацебо (n=54). Все растворы для инъекций выглядели одинаково и вводились идентичными шприцами. При наличии показаний допускалось назначение второй и третьей инъекции – через 2 и 4 ч после первой инъекции соответственно. Также разрешалось дополнительное применение бензодиазепинов через і1 ч после второй и третьей инъекции.
   Для оценки динамики ажитации использовался компонент "возбуждение" по шкале PANSS (6 пунктов: напряжение, отказ от сотрудничества, враждебность, недостаточный контроль импульсов и возбуждение). Измерения проводились через 15, 30, 45, 60, 90 и 120 мин после первой инъекции, затем – с более длительными интервалами. Главным показателем эффективности считалось измерение через 2 ч после первой инъекции. Дополнительно использовалась шкала ажитированного поведения (Agitated Behavior Scale) и шкала ажитации и спокойствия (Agitation Calmness Evaluation Scale; Eli Lilly and Company). Показатели безопасности (спонтанные и активно выявленные нежелательные явления; электрокардиография) регистрировали через 24 ч после первой инъекции.   

Динамика стартовых баллов компонента "возбуждение" по шкале PANSS в течение 2 ч после первой внутримышечной инъекции оланзапина, галоперидола или плацебо.

 

Результаты
   
Группы не различались по стартовым демографическим и клиническим показателям, включая тяжесть ажитации по всем трем шкалам.
   Оба антипсихотика достоверно превосходили плацебо по эффективности купирования ажитации через 2 ч после первой инъекции, что подтверждается редукцией исходных баллов компонента "возбуждение" по PANSS и двум другим шкалам для оценки ажитации.
   Через 2 ч после первой инъекции оланзапина стартовый балл компонента "возбуждение" по PANSS уменьшился на 7,7 балла, галоперидола – на 7,6 балла, плацебо – лишь на 3,6 балла. Таким образом, главный критерий эффективности подтверждает эквивалентность оланзапина и галоперидола. При этом обнаружено, что оланзапин обладает значительно более быстрым эффектом – достоверное превосходство оланзапина над галоперидолом по степени редукции симптомов ажитации зафиксировано через 15 и 45 мин после первой инъекции.
   Через 24 ч после первой инъекции достоверное снижение стартовых баллов ажитации отмечалось во всех трех группах по всем трем шкалам. Однако оба антипсихотика – оланзапин и галоперидол – обеспечивали клинически значимый эффект у достоверно большего числа пациентов по сравнению с плацебо: 73,3 и 69,0% против 33,3% соответственно (p<0,001 для обоих парных сравнений). В свою очередь за 24 ч терапии пациентам, получавшим плацебо, значительно чаще требовалось дополнительное введение бензодиазепинов: 38,9% против 16,0 и 19,8% больных в группах оланзапина и галоперидола соответственно.
   Наряду с полной сопоставимостью по эффективности оланзапин значительно превосходил галоперидол по показателям безопасности. Острая дистония наблюдалась у 7,1% больных в группе галоперидола и ни у одного из пациентов, получавших оланзапин. Экстрапирамидный синдром развивался у 5,6% больных в группе галоперидола и лишь у одного пациента (0,8%) из группы оланзапина. Пациентам, получавшим галоперидол, достоверно чаще требовалось назначение антихолинергических средств для коррекции экстрапирамидного синдрома, чем в группах оланзапина и плацебо: 20,6% случаев против 4,6 и 3,7% соотвественно (p=0,003).
   Достоверных изменений в стартовых показателях интервала QTс не наблюдалось ни в одной из терапевтических групп.   

Заключение
   
Оланзапин не уступает галоперидолу по эффективности купирования ажитации через 2 ч после первой инъекции, но значительно превосходит галоперидол по скорости развития терапевтического эффекта. При этом инъекционный оланзапин не вызывает острой дистонии и не влияет на величину интервала QTс (без достоверных отличий от плацебо). Таким образом, внутримышечные инъекции оланзапина можно рассматривать как эффективный и безопасный метод купирования острой ажитации у больных с шизофренией и расстройствами шизофренического спектра.



В начало
/media/bechter/07_01/34.shtml :: Tuesday, 24-Apr-2007 17:56:26 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster