Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПРИНЦИПЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ  

Раздел 7. Вспомогательные средства лечения ХСН


Член-корр. РАН, проф. Ю.Н. Беленков, проф. В. Ю. Мареев


   К этой группе относятся препараты, влияние которых на течение и прогноз ХСН не доказано или недостаточно изучено, но которые при определенных клинических ситуациях используются в комплексной терапии пациентов, имеющих признаки декомпенсации.
   Препараты этой группы не являются основными средствами лечения ХСН, но помогают достигать состояния субкомпенсации и устранять дополнительные симптомы. Так и на нашем рисунке - это дополнительная помощь лошадке, олицетворяющей собой больного с декомпенсацией сердечной деятельности.    

7.1. Периферические вазодилататоры
   7.1.1. Исторические предпосылки к применению ПВД  при ХСН
   
Периферические вазодилататоры (ПВД) занимают особое место среди вспомогательных средств лечения ХСН. На протяжении почти двух десятилетий (70-е и 80-е годы) они занимали лидирующие позиции в лечении декомпенсации наряду с сердечными гликозидами и мочегонными. Теория этого направления уходит своими корнями в первую половину XX века. К примеру, еще в
   30-е годы Г.Ф. Ланг в учебнике по внутренним болезням писал: “Сердце и сосуды представляют собой замкнутую систему, и изменения в одном из звеньев этой системы сопровождаются компенсаторной реакцией со стороны другого”. Исследования гемодинамики, доказавшие связь между притоком крови к сердцу и его опорожнением (зависимость Франка – Старлинга), были проведены еще раньше, на рубеже XIX - XX веков. А первые препараты с сосудорасширяющим действием (например, нитроглицерин и нитропруссид натрия) появились в клинической практике еще раньше - во второй половине XIX века.
Рис. 68. Влияние на гемодинамику основных типов ПВД (показано на кривых Франка - Старлинга)

 

Рис. 69. Изменение зависимости объем - давление ЛЖ при различных уровнях пред- и посленагрузки

 

Рис. 70. Динамика кривых "объем - давление" у больных с ХСН на фоне терапии эналаприлом и плацебо (исследование SOLVD prev.)

 

   В 60-е годы XX века работами Ф.З.Меерсона и группы американских ученых под руководством E.Sonnenblick были окончательно уточнены основные параметры, характеризующие состояние гемодинамики. Впервые были определены понятия преднагрузка, отражающая степень диастолического наполнения ЛЖ и степень исходного растяжения его волокон; и посленагрузка, отражающая степень внутриаортального сопротивления СВ. Так впервые стали сближаться теория и практика. Но главным событием, “приблизившим” гемодинамическую теорию непосредственно к постели больного, стало внедрение плавающих баллонированных катетеров, названных по именам авторов катетерами Сван - Ганза (Swan - Ganz). Эти катетеры имели три просвета - один для измерения давления, другой, снабженный двумя термисторами, расположенными на фиксированном расстоянии (обычно 30 см) друг от друга, для определения СВ методом термодилюции и третий, для раздувания воздухом маленького баллончика, укрепленного на конце катетера. После пункции любой периферической вены баллончик раздувался воздухом и катетер “плыл” по току крови, приходя последовательно в правое предсердие, затем желудочек, затем легочную артерию и, наконец, в легочные капилляры. Отсутствие активного проведения катетера исключало травмы и ранения сосудов и сердца, что сделало ненужным рентгеновский контроль. Процесс измерения гемодинамики стал возможен прямо у постели больного. Причем при хорошей тренировке вся процедура занимает лишь несколько минут.
Таблица 15. Наиболее важные показатели центральной гемодинамики

Показатель

Норма

ХСН

ЧСС (уд/мин)

50 - 80

Чаще повышена

Среднее АД = Ад ср. (мм рт.ст.)

70 - 100

Чаще снижено, но при ГС-повышено

МОС (л/мин), термодилюция

6 -8

< 4

МОС (л/мин), эхокардиография

6 - 9

< 4,5

СИ (л/мин/м2), термодилюция

>3,5

< 2,5

Венозный тонус = ВТ    
(мм рт.ст./мл/100 г ткани; ед)

8 - 16

> 20

ЦВД (мм рт.ст.)

0- 5

> 10

ДЗЛА (мм рт.ст.)

6 - 12

> 15

ФВ ЛЖ (%), эхокардиография

> 50

< 40

Конечно-диастолический размер ЛЖ =КДР ЛЖ (см), эхокардиография

4,0 - 5,5

> 6,0

КДО ЛЖ (см3), эхокардиография

80 - 140

> 210

ИКДО ЛЖ (см3/ м2)

40 - 75

>100

КСО ЛЖ (см3), эхокардиография

25 - 50

> 140

ИКСО ЛЖ (см3/ м2)

12 - 30

> 65

Диастолическое наполнение ЛЖ, по трансмитральному допплеровскому потоку = Vе : Va (ед)

1,0 - 1,6

> 2, 0 при ГС может быть < 1,0

ОПСС (дин•сек•см-5)

1000 -1400

>1500 потом снижение

Регионарное артериолярное сопротивление = РАС (мм рт.ст./ мл/100 г /мин; ед)

10 - 25

> 30

Примечание. ГС - гипертоническое сердце.

   7.1.2. Центральная гемодинамика. Зависимость Франка – Старлинга. Понятия “преднагрузка” и “посленагрузка”
   
Исследования центральной гемодинамики с помощью катетеров Сван - Ганза позволили полностью подтвердить зависимость Франка – Старлинга и выявить эквиваленты основных гемодинамических характеристик (рис. 68).
   Как видно из рисунка, на оси абсцисс отложена величина давления в легочных капиллярах, наиболее близкая к конечно-диастолическому давлению в ЛЖ, являющемся преднагрузкой. Измерение этого показателя производится после того, как катетер Сван - Ганза продвигают максимально вперед до легочных сосудов минимального диаметра, а затем баллончик раздувают, чтобы “заклинить” сосуд и производить наиболее точное измерение давления в легочных капиллярах. Поэтому в практике этот показатель получил название “давление заклинивания легочной артерии” (ДЗЛА). Преднагрузка, называемая также венозным возвратом крови к сердцу, зависит от растяжимости (тонуса) периферических вен.
   На оси ординат отложена величина сердечного индекса (СИ), высчитываемая как частное от деления величины СВ на площадь тела. Для этого в более короткий (оканчивающийся
проксимально и снабженный термистором) просвет катетера Сван - Ганза вводится 10 мл холодного физиологического раствора и регистрируется кривая разведения по температуре, на основании разности показаний двух термисторов. По этой кривой может быть с высокой точностью рассчитан показатель минутного объема сердца (МОС). В современных приборах введение раствора производится автоинжектором, а показатель МОС определяется автоматически и появляется на дисплее в виде цифровой величины в литрах в минуту. Естественно, для определения МОС можно использовать и другие методы, но, учитывая необходимость прикроватного контроля при применении вазодилататоров, обычно термодилюцию можно заменить только эхокардиографией. При этом высчитывается разница между конечным диастолическим (КДО) и конечным систолическим (КСО) объемами и полученная величина (ударный объем сердца – УО) умножается на величину ЧСС:
   СИ (л/мин/м
2) = МОС:площадь тела;
   УО(мл)= КДО-КСО; МОС(л/мин) = УО
· ЧСС;
   при переводе величины МОС из миллилитров в литры делить на 1000.
   Площадь тела высчитывается по номограмме Дюбуа, которая приводится в приложении к настоящей книге. Необходимо соединить линейкой величину роста пациента в сантиметрах на левой шкале и массу тела больного в килограммах на правой, и место пересечения центральной шкалы покажет цифру, соответствующую площади тела в метрах квадратных.
   Возвращаясь к рис. 68, можно отметить, что рост преднагрузки (ДЗЛА) вначале сопровождается увеличением СИ (восходящее колено кривой), затем при достижении ДЗЛА около 12 - 15 мм рт.ст. дальнейший рост преднагрузки не сопровождается увеличением СИ (плато кривой Франка – Старлинга). При еще большем увеличении преднагрузки наступает момент, когда СИ начинает снижаться - нисходящее колено кривой Франка – Старлинга. Иными словами, рост преднагрузки в определенной степени связан с величиной СИ, которая, конечно, зависит и от состояния сократительного миокарда. Так, видно, что при ХСН (нижняя кривая на рис. 68) имеются те же участки кривой Франка – Старлинга: восходящее колено, плато и нисходящая часть. Однако в отличие от нормального миокарда сердце больного с ХСН не способно отвечать на изменяющуюся преднагрузку так же, как в норме. Поэтому кривая приобретает уплощенный вид с меньшими величинами СИ, чем в норме. Так называемой критической величиной ДЗЛА считается 15 мм рт.ст., так как при превышении этого показателя развивается перегрузка малого круга кровообращения и опасность острой левожелудочковой недостаточности. Пограничной величиной СИ можно считать величину 2,5 л/мин/м2. При более низких показателях начинает страдать перфузия периферических органов и тканей.
    Важной характеристикой, определяющей степень снижения СВ при ХСН, является сократимость миокарда, непрямым эквивалентом которой может быть величина ФВ, определяемая эхокардиографически (или более сложными, например радиологическими методами исследования).
   Наконец, учитывая, что сердце работает не в “безвоздушном” пространстве, еще одним параметром, определяющим степень изменений СВ, является посленагрузка или сопротивление, которое приходится преодолевать ЛЖ в систолу, выталкивая кровь в аорту. Самым простым определением посленагрузки выглядит систолическое давление в аорте в момент систолы желудочка, так как именно против этого давления и выталкивается кровь. Однако важное значение имеют при этом и размеры желудочка (определяемые эхокардиографически), так как маленькому желудочку легче преодолеть такое же давление в аорте, чем большому. В характеристике посленагрузки должны учитываться и эластичность стенок сосудов, определяющих их сопротивление. Для точного расчета посленагрузки необходимо производить сложные вычисления, базируясь на результатах инвазивных исследований. Поэтому в практике в качестве усредненного показателя посленагрузки высчитывается общее периферическое сосудистое сопротивление (ОПСС), потому что посленагрузка напрямую связана с тонусом периферических артериол. Для определения ОПСС необходимо из среднего АД вычесть величину ЦВД, равного давлению в правом предсердии (ДПП) и определяемого при катетеризации, разделить на величину МОС и полученную цифру умножить на 80.
   ОПСС (дин • сек • см
-5) = [АД среднее - ЦВД (ДПП) : МОС] • 80
   АД среднее = [АД систолическое + 2 АД диастолическое ] : 3
   В заключение этой главы мы приводим в табл. 15 перечень наиболее важных гемодинамических характеристик и их нормальные значения и степень изменений при ХСН.
   Конечно, приведенные цифры приблизительные и могут сильно варьировать от метода к методу, и все же мы посчитали полезным привести основные гемодинамические параметры. Поскольку без знания этих величин трудно рационально лечить кардиологических больных и оценивать результаты проводимой терапии. К тому же жизнь показывает, что большинство врачей, к сожалению, плохо знакомы с базовыми гемодинамическими понятиями.
   Как видно, нарушения гемодинамики при ХСН в основном характеризуются:
   - снижением растяжимости и повышением тонусов периферических венул (ВТ);
   - как следствие увеличивается преднагрузка (ДЗЛА);
   - увеличение венозного возврата приводит к перегрузке малого круга и повышению ЦВД;
   - полости ЛЖ дилатируются;
   - сократимость миокарда (ФВ) падает;
   - происходит нарушение диастолического наполнения ЛЖ и растет соотношение раннего и позднего пиков (Ve : Va) наполнения ЛЖ по трансмитральному допплеровскому потоку (Ф.Т.Агеев, 1998). В зависимости от преобладания снижения ФВ или ухудшения наполнения ЛЖ определяется преимущественно систолическая или диастолическая ХСН (см. рис. 7 на стр. 25);
   - увеличение тонуса артериол
приводит к росту посленагрузки (ОПСС);
   - в результате одновременного снижения сократимости миокарда и увеличения посленагрузки прогрессированно снижается МОС и СИ;
   - в поздних стадиях ХСН единственным компенсаторным механизмом остается увеличение ЧСС, а уровень АД и перфузии органов и тканей снижается вместе с падением СВ.
    Таково обычное течение событий при прогрессировании ХСН. Главное, что необходимо запомнить, это тот факт, что увеличение тонуса артериол (суть посленагрузки) и венул (суть преднагрузки) является важным звеном в прогрессирующем ухудшении гемодинамики у пациентов с ХСН. Конечно, внутрисердечные механизмы, такие как ухудшение сократимости, дилатация полостей сердца, нарушение диастолического наполнения, асинергия миокарда, определяют темп и тяжесть развития декомпенсации, но все это не существует в отрыве от нарушений в периферическом звене кровообращения.
   7.1.3. Зависимость центральной гемодинамики  от тонуса периферических сосудов. Показания   к применению ПВД
   
Для определения взаимоотношений между объемом ЛЖ и давлением в его полости в течение сердечного цикла строятся так называемые петли объем – давление, позволяющие анализировать изменения гемодинамики и влияние на них проводимой терапии (рис. 69). Заштрихована на рисунке нормальная петля объем – давление. Как видно, левый нижний угол – это время открытия митрального клапана, когда начинается диастолическое наполнение сердца и кровь поступает в полость желудочка. Постепенно объем ЛЖ растет, а в конце диастолы увеличивается и давление в его полости. Правый нижний угол соответствует концу диастолы и является преднагрузкой. Затем начинается систола, период изоволюмического сокращения, давление в ЛЖ резко возрастает, кривая идет вверх. Когда оно превысит давление в аорте, открываются аортальные клапаны (правый верхний угол кривой) и кровь начинает поступать в аорту. Сопротивление СВ в момент открытия аортальных клапанов – это посленагрузка. Причем, как мы говорили выше, посленагрузка
– это сочетание сопротивления опорожнению сердца и степени напряжения волокон миокарда. Затем кровь течет в сосуды, объем ЛЖ уменьшается и сначала медленно, а затем быстро падает давление в его полости. Окончание систолы (левый верхний угол кривой) зависит от сократительной способности. Чем лучше сократимость, тем лучше сократится желудочек, т.е. тем левее будет этот угол и шире петля объем – давление.
Рис. 71. Механизмы действия периферических вазодилататоров

 

Рис. 72. Механизм нейрогуморальной блокады вазодилатирующих эффектов при ХСН

 

Рис. 73. Механизм регуляции тонуса гладкомышечных клеток при ХСН и точки приложения действия современных вазодилататоров

   Как видно, при характерном для ХСН росте преднагрузки петля объем – давление смещается вправо и становится шире, так как для развития необходимого давления значительно дилатируется полость ЛЖ. При повышении посленагрузки сопротивление опорожнению ЛЖ нарастает, а его опорожнение страдает. Поэтому петля объем – давление сдвигается вверх и становится уже. Конечно, смещение кривой вверх происходит при увеличении напряжения и сократимости миокарда, которое позволяет преодолевать повышенную посленагрузку. В более поздних стадиях заболевания СВ начинает падать и кривая объем – давление начинает смещаться вниз.
   О чем же говорят изменения центральной гемодинамики и положения и конфигурации петли объем – давление ЛЖ, происходящие параллельно росту пред - и посленагрузки?
Таблица 16. Механизм повышения сосудистого тонуса при ХСН и возможные пути вазодилатирующей терапии

Механизм повышения сосудистого тонуса при ХСН Препараты с вазодилатирующей активностью
Повышенная стимуляция a-адренорецепторов НА a-Адреноблокаторы

Неселективные - фентоламин

постсинаптические a1 - празозин

Повышенный вход кальция в ГМК БМКК, группы дигидроперидинов (амлодипин, фелодипин)
Вазоконстрикция и пролиферация ГМК из-за активации ИАПФ
А II АРА
Вазоконстрикция и пролиферация ГМК из-за активации ЭТ Блокаторы ЭТ-рецепторов неселективные -босентан селективные, ЭРА - BMS 182874
Недостаточный синтез NO и образование цГМФ в ГМК Нитровазодилататоры (органические нитраты, молзидомин, нитропруссид натрия)
Ослабление действия БК ИАПФ
Уменьшение соотношения простациклин / тромбоксан Простациклин
Уменьшение активности аденилатциклазного механизма Ингибиторы ФДЭ
Ослабление стимуляции b2-рецепторов (десенситизация) b2-Стимуляторы?
БАБ?
Вазоконстрикция независимо от механизма Гидралазин (апрессин)

    Во-первых, это подтверждает гипотезу о том, что только изменения периферического сосудистого тонуса влияют на функцию сердца. Увеличение тонуса артериол сопровождается повышением посленагрузки и затруднением опорожнения ЛЖ в систолу. С другой стороны, нарушение растяжимости вен приводит к тому, что меньше крови депонируется на периферии, увеличивается венозный возврат и диастолическое напряжение (растяжение) ЛЖ. Во-вторых, это позволяет предположить, что применение лекарств, расширяющих сосуды и снижающих пред- и посленагрузку, может сопровождаться улучшением центральной гемодинамики. Подтверждением правильности этой идеи являются результаты профилактической части исследования SOLVD, в котором ИАПФ эналаприл, обладающий периферическим вазодилатирующим эффектом, сравнивался с плацебо (рис. 70). Как видно, при применении плацебо происходило нарастание преднагрузки и снижение сократительных возможностей сердца. Петля объем - давление смещается вправо и вниз. Применение ИАПФ эналаприла, снижающего пред- и посленагрузку, позволило не только остановить процесс, но и повернуть его вспять. Как видно из правой части рис. 70, петля объем – давление смещается влево и вверх. Это свидетельствует о снижении преднагрузки и увеличении СВ. Именно на этих гемодинамических свойствах ПВД и было основано их применение у больных с ХСН.
   7.1.4. Классификация ПВД по локализации их  преимущественного эффекта
   
Поскольку именно гемодинамическое обоснование легло в основу разработки показаний к применению вазодилататоров при ХСН, то первые попытки классификации этих агентов делались исходя из гемодинамических эффектов. Своеобразный “взрыв” произошел после опубликования статьи Р.А.Majid и соавт. (1971) об успешном применении неселективного a-адреноблокатора фентоламина. В этой работе, выполненной с исследованием гемодинамики методом катетеризации легочной артерии катетерами Сван - Ганза, впервые получило правильное истолкование применение ПВД фентоламина. В дальнейшем, в 70-е годы, было проведено множество исследований, в том числе в отделе сердечной недостаточности НИИ кардиологии им. А.Л.Мясникова, позволивших утвердить первую классификацию ПВД. Она основывалась на локализации преимущественных эффектов препаратов и предполагала выделение трех групп:
   1. Вазодилататоры, преимущественно действующие на венозное колено сосудистого русла (нитраты, молзидомин).
   2. Вазодилататоры, преимущественно влияющие на артериолярное колено сосудистого русла (гидралазин = апрессин, фентоламин, нифедипин и другие блокаторы медленных кальциевых каналов дигидроперидинового ряда).
   3. Препараты, одновременно влияющие на тонус артериол и венул (нитропруссид натрия, комбинация апрессина с нитратами, празозин, флозеквинан).
   Подобное деление ПВД правомерно и сегодня. На рис. 71 представлен механизм действия этих препаратов в зависимости от локализации эффекта. В левой части показан механизм действия преимущественно венозных вазодилататоров, которые уменьшают уровень венозного возврата крови к сердцу, перегрузку малого круга кровообращения и преимущественно диастолическое перерастяжение сердца и
диастолический стресс. В итоге уменьшается потребление миокардом кислорода.
   Показанием к применению венозных вазодилататоров является перегрузка малого круга кровообращения при относительно сохранном СВ. Препараты этой группы снижают давление в системе малого круга кровообращения и приводят к симптоматическому улучшению, не увеличивая при этом величины СВ. Графически это показано на рис. 68 на стр. 202. По сути своей применение венозных вазодилататоров – это объемная разгрузка сердца с депонированием большого количества крови на периферии. Это очень близко к действию диуретиков, которые вызывают сходные гемодинамические изменения, только жидкость не выводится из организма, а централизуется ограниченная часть циркулирующей крови. Венозные вазодилататоры – средства симптоматической терапии ХСН и не годятся в качестве самостоятельного средства лечения декомпенсации. Однако в лечении острой сердечной недостаточности эти препараты при их внутривенном введении остаются одними из главных средств лечения.
   В правой части рис. 71 показан механизм действия артериолярных вазодилататоров. Как видно, эти препараты расширяют артериолы, снижают общее периферическое сосудистое сопротивление и сопротивление СВ (посленагрузку). Снижаются систолический миокардиальный стресс и потребность миокарда в кислороде. Как видно из рис. 68 на стр. 202, артериолярные вазодилататоры увеличивают СВ и практически не меняют давления в малом круге кровообращения и преднагрузки. В каком-то смысле их эффекты близки к действию положительных инотропных средств.
   Показанием к назначению артериолярных вазодилататоров является ХСН с низким СВ и особенно при наличии выраженной митральной и/или аортальной недостаточности (см. подробнее раздел 7.1.10). К недостаткам этой группы препаратов относится способность снижать АД, вызывать рефлекторную тахикардию и за счет снижения диастолического давления ухудшать коронарный кровоток. Поэтому изолированное применение артериолярных вазодилататоров в лечении сердечной недостаточности ограничено. Особенно с осторожностью нужно назначать эти лекарства больным с ишемической этиологией ХСН.
   ПВД, действующие одновременно на периферические артериолы и венулы, снижают пред- и посленагрузку и уменьшают как систолический, так и диастолический миокардиальный стресс. Как видно из рис. 68 на стр. 202, эта группа препаратов одновременно снижает давление в легочной артерии и увеличивает СВ. Можно сказать, что именно смешанные вазодилататоры в наибольшей степени соответствуют представлениям об идеальных, с гемодинамической
точки зрения, сосудорасширяющих препаратах. Эти лекарства являются средством выбора для улучшения периферической гемодинамики. Смешанные вазодилататоры могут с успехом применяться как при острой левожелудочковой недостаточности (нитропруссид натрия), так и для хронической терапии (комбинация гидралазина = апрессина с нитратами). К этой же группе можно отнести и ИАПФ, одним из важных свойств которых является способность снижать тонус периферических сосудов и пред- и посленагрузку.
   Необходимо упомянуть результаты единственного исследования, в котором было продемонстрировано положительное воздействие вазодилататоров на прогноз больных с ХСН при длительном лечении.
   В этом протоколе, проводившемся в первой половине 80-х годов и получившем название V-HeFT
I, было обследовано 642 больных с ХСН, в основном ишемической этиологии. Пациенты, находившиеся на длительном лечении сердечными гликозидами и мочегонными (без ИАПФ), были рандомизированы в три группы:
   - плацебо (273 больных);
   - селективный постсинаптический альфа-блокатор и системный вазодилататор празозин (20 мг/сут, 183 больных);
   - комбинацию венозного вазодилататора изосорбида динитрата (нитросорбида) с артериолярным гидралазином (апрессином) в дозах 160+300 мг/сут, 186 больных.
   Длительность наблюдения за пациентами достигала 4 лет. Празозин не оказывал влияния на выживаемость больных, в то время как комбинация изосорбида динитрата с гидралазином снижала риск смерти в пределах 25%, причем после 2 лет терапии эти изменения достигали статистически значимой разницы. Необходимо отметить, что эта комбинация вазодилататоров оказывала много побочных эффектов, основные из которых головная боль (свойственная нитратам) и сердцебиение, а также чрезмерное снижение АД (характерное для апрессина). Уже через 6 мес наблюдения полные дозы обоих препаратов получала только половина больных. В итоге 38% пациентов прекратили лечение, и до конца исследования дошло лишь 115 больных. Конечно, на таком малом количестве наблюдений трудно делать окончательные выводы. Ни
в одном другом исследовании положительные результаты применения вазодилататоров повторены не были. Однако, по правилам медицины доказательств, в Европейских рекомендациях по лечению ХСН (1997 г. ) указано: “Комбинация гидралазин + изосорбид динитрат является альтернативной терапией больных ХСН в тех случаях, когда есть противопоказания к применению ИАПФ или когда они плохо переносятся”.
   К сожалению, мы не можем присоединиться к этим рекомендациям, поскольку наш опыт показывает, что практически крайне сложно применить указанную комбинацию препаратов больным с ХСН прежде всего из-за их плохой переносимости и большого числа побочных эффектов. К тому же, как мы подробно обсуждали выше, при плохой переносимости ИАПФ, в 2000 г. они могут быть заменены на АРА
II. Поэтому мы предлагаем другую формулу, изложенную в Российском формуляре по лечению сердечно-сосудистых заболеваний (1999 г.):    

! Прямые вазодилататоры должны применяться в лечении ХСН так редко, как это возможно, за исключением некоторых специальных ситуаций. Присоединение вазодилататоров к ИАПФ лишь усугубляет опасность снижения давления и затрудняет назначение адекватных доз нейрогормональных модуляторов, остающихся главными средствами в лечении ХСН.

   Большим подспорьем в лечении острой левожелудочковой недостаточности является внутривенное введение лазикса. Нет ничего удивительного в том, что мы обратились к этому вопросу в главе, посвященной венозным вазодилататорам. Исследования, проводившиеся нашей группой 20 лет назад, убедительно доказали наличие выраженного венодилатирующего действия у внутривенной формы лазикса (рис.77). Как видно, немедленный клинический эффект внутривенного введения лазикса (некоторые пациенты ощущают его буквально “на игле”) связан не с диуретическим действием, которое развивается через несколько десятков минут, а с существенным увеличением растяжимости венул, наблюдающимся уже в первые 3 - 5 мин. Как видно, венодилатирующая фаза действия лазикса продолжается 40 - 50 мин и в первые 15 мин после инъекции наблюдается максимальная скорость падения ЦВД, отражающая величину венозного возврата крови к сердцу. Затем, после появления диуретического эффекта, начинающегося, как правило, через 30 мин, наблюдается второй пик снижения ЦВД, как отражение продолжающейся разгрузки сердца. О двухфазности действия лазикса должны помнить все врачи, работающие в ургентной медицине. Улучшение клинического состояния больного с сердечной астмой после внутривенного введения лазикса не гарантирует стабильности эффекта. Если диуретическое действие не наступит, после окончания венодилатирующей фазы действия лазикса отек легких может повториться. Мы неоднократно наблюдали таких больных. Поэтому “золотым правилом”, особенно для врачей скорой медицинской помощи, является необходимость дождаться диуретического действия лазикса. Только после этого можно быть уверенным в достаточности предпринятых мер.
Рис. 74. Выживаемость больных с ИБС и ХСН II-IV ФК (NYHA) в зависимости от применения нифедипина в комплексной терапии

Рис. 75. Механизм действия нитровазодилататоров

Часть 1Часть 2Часть 3



В начало
/media/book/01_01/200.shtml :: Sunday, 17-Jun-2001 17:33:46 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster