Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

БИБЛИОТЕКА CONSILIUM-MEDICUM  
Том 07/N 1/2005 ЧАСТЬ VIII ОСОБО УЯЗВИМЫЕ ГРУППЫ НАСЕЛЕНИЯ

Глава 11. Исследования на военнослужащих


Под общей редакцией проф. Ю.Б. Белоусова

член-корр. РАМН

   Введение. Условия военной службы для военнослужащих срочной службы в большинстве своём экстремальны отчасти в силу того, что призыв на воинскую службу носит обязательный характер, без учёта потребностей и желаний призывников. Кроме того, призыв в большинстве случаев приходится на возраст 18 лет, который расценивается как подростковый с целым рядом вытекающих из этого особенностей.
   В своё время привлечение военнослужащих к клиническим исследованиям было широко распространено в силу известных причин (контролируемый рацион питания, наличие субъектов для диспансеризации, доступность исследуемого). Однако позже этические институты, озабоченные вопросом отношения к людям-участникам испытаний, признали факт, что сама по себе служба в Вооруженных Силах (ВС) может сделать получение добровольного, информированного согласия сложным или невозможным. В результате действующий в России закон “О лекарственных средствах” запретил проведение клинических испытаний лекарственных средств на военнослужащих.
   И всё же, если военнослужащему требуется лечение или профилактическое вмешательство, то встаёт вопрос о справедливости, равных гражданских правах и доступа к современным методам лечения и профилактики. Это особенно важно, если речь идёт о тяжёлых или социально опасных заболеваниях.
   В настоящей Главе обсуждается важнейший вопрос: “Этично ли проведение биомедицинских исследований на военнослужащих?” Достаточно ли доказать эффективность нового метода лечения или профилактики на гражданском населении, а затем применять его в Вооруженных Силах, или необходимы дополнительные исследования на достаточно специфичной группе.
   Мы поднимаем очевидную проблему – юридические, методологические и этические вопросы исследований на особо уязвимой группе населения - военнослужащих.
   По установившейся традиции клинические исследования лекарств на военнослужащих проводятся по завершении аналогичных испытаний среди гражданских лиц. Дальнейшее подтверждение, а в ряде случаев и разработка безопасной и эффективной фармакотерапии и профилактики у военнослужащих требует проведения исследований исключительно с их участием. Отсутствие научно-исследовательской работы в этой области может подвергать военнослужащих ещё большему риску, чем риск исследования. В то же время, научная ценность получаемых результатов должна быть уравновешена соблюдением этических норм, направленных на защиту каждого испытуемого. Прогресс в лечении и профилактике болезней у военнослужащих не может быть достигнут без проведения исследований в этой группе. Этическим аспектам и законности проведения клинических исследований на военнослужащих посвящена данная Глава.
   Научные проблемы клинических исследований. Применение принципов доказательной медицины при планировании новых исследований и выработке рекомендаций для практической медицины показало необходимость критической переоценки уже имеющихся сведений. При таком подходе выяснилось, что количество исследований на военнослужащих, проведённых в соответствии с нормами GCP, оказалось ничтожно малым, хотя имеется несколько исключений.
   Пример 31

Клинические исследования на военнослужащих

Во Франции – исследование препарата ИРС19 проводилось на моряках подводниках. В США – исследование профилактической эффективности азитромицина - на рейнджерах специальных подразделений ВМС, а в исследование противопневмококковой вакцины включаются все призывники армии США. В России – проведение химиопрофилактики азитромицином вспышек внебольничных пневмоний среди молодого пополнения ВС РФ.

   По-видимому, имеет смысл более детально изучить накопленный опыт, чтобы избежать уже известных ошибок и найти наилучшие пути их преодоления.
   Методологические проблемы клинических исследований, специфичные для военного коллектива.

    1. Во-первых, скученность проживания способствует высокому уровню заболеваемости острыми инфекциями нижних дыхательных путей. Наглядным примером служат вспышки внебольничной пневмонии, когда заболеваемость достигает 200‰. В то же время среди лиц сравнимого возраста этот показатель не превышает 2-4‰.
    2. Во-вторых, гетерогенность популяции. Формирование групп происходит из прибывающих по призыву или по контракту лиц из различных регионов. Это создаёт сложность, например, в переносе локальных данных о чувствительности микроорганизмов - потенциальных возбудителей пневмонии, на популяцию, где происходит смешение микрофлоры различных регионов. Следовательно, нельзя сделать однозначный вывод об эффективности (имеется в виду и фармакоэкономическая эффективность) какого-либо антибактериального препарата без оценки на конкретном коллективе.
    3. В-третьих, ограниченный срок существования групп. Создаются существенные трудности в определении отдалённых последствий воздействий и конечных показателей. Максимальный срок отслеживания результатов у военнослужащих по призыву не превышает двух лет. Частые перемещения по подразделениям прерывают процесс наблюдения, ограничивая возможность полноценного сбора результатов.
    4. В-четвёртых, узкий возрастной диапазон не позволяет определить стратегию профилактики и лечения для общей популяции, поэтому такие исследования не имеют большого значения для здравоохранения в целом. С другой стороны, полученные в несопоставимой популяции результаты не имеют права быть перенесёнными, без дополнительного анализа, на военнослужащих.
    5. В-пятых, особые условия труда и быта. Во время прохождения службы на военнослужащего могут воздействовать различные факторы, которые не встречаются в повседневной жизни. Их влияние на организм иногда трудно предугадать.

   Таким образом, исследования на военнослужащих можно инициировать и проводить через Комитет по Этике (КЭ) только в тех случаях, когда необходимые данные невозможно получить на гражданской популяции. До начала исследования следует полностью уточнить, важны ли предполагаемые результаты, проводились ли подобные исследования, какие при этом получены результаты и есть ли необходимость проводить подобные исследования.
   Юридические проблемы. Этические проблемы при проведении клинических исследований с участием военнослужащих тесно связаны с существующим законодательством. Статус военнослужащих есть совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных Федеральным законом О статусе военнослужащих, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными рядом перечисленных законодательных актов.
   Нам неизвестны внутриведомственные документы, регламентирующие проведение клинических исследований на военнослужащих. Поэтому правовой основой для клинических исследований являются международные и общегосударственные документы:
   Хельсинкская Декларация (пересмотр 2000 г.);

   Начнём анализ законности и этичности проведения исследований с привлечением военнослужащих с рассмотрения ст. 16 ФЗ О статусе военнослужащих(Право на охрану здоровья и медицинскую помощь). Она в частности гласит: “Охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти...”. В данном случае Закон подразумевает применение разнообразных мероприятий. Представляется, что это не только меры техники безопасности, но и другие, в том числе и фармакологические вмешательства, заключающиеся, например, в проведении плановой вакцинации и экстренной химиопрофилактики, проводимой в эпидемиологически неблагоприятных условиях.
   Дальнейший анализ законодательной базы, в частности ст. 43 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан позволяет сделать вывод, что доброволец может быть включен в исследование только после подписания информированного согласия. Любое биомедицинское исследование с привлечением человека в качестве объекта может проводиться после получения письменного (а в некоторых случаях и устного) согласия. Общие этико-правовые принципы предусматривают, что добровольцы не должны иметь служебной или иной зависимости от лиц, связанных с проведением испытаний и (или) заинтересованных в их результатах. Запрещается убеждение с помощью материальных и административных механизмов. Информация об исследовании должна быть передана на доступном для понимания языке, содержать полную и точную информацию, позволяющую осуществить своё право принятия решения.
   Далее в ст. 40 ч. 7 закона “О лекарственных средствахмы сталкиваемся с непреодолимым пока препятствием. Статья гласит о запрещении клинических исследований лекарственных средств:

   Казалось бы, какое отношение имеет второй пункт к рассматриваемому вопросу. Но его мы привели не случайно. Законодательство всё же позволило проводить исследования на особо “чувствительных” группах лиц, если экстраполяция результатов с общей популяции будет некорректной в силу специфического состояния организма. То же самое можно предположить и для других вмешивающихся и нехарактерных для других популяций факторов. Особые условия проживания и деятельности военнослужащих не могут быть воспроизведены в общей популяции, а если и могут, то, вряд ли кто воспользуется такой возможностью.
   Надёжная защита прав включаемого в исследование определяется и международными нормами, в частности Хельсинкской Декларацией. В соответствии с ней каждый испытуемый должен быть проинформирован о целях, методах, предвидимых выгодах и возможном риске исследования, а также уведомлён о своём праве отказаться от участия в исследовании и в любое время прервать своё участие в эксперименте. В то же время Хельсинкская Декларация гласит: “Национальный закон может одобрить проведение исследования на инвалидах, которое не принесёт прямой пользы для их здоровья, в том случае если исследование полезно для лиц той же категории и когда такой же результат не может быть получен у лиц, не принадлежащих к данной категории”. Как видно, этические нормы предусматривают проведение исследований с включением другой социально уязвимой категории, если невозможно добиться переносимого результата на иной выборке.
   Человек может принять участие в нетерапевтическом исследовании, если участие в исследовании имеет не более чем минимальный риск и не противоречит интересам личности. С точки зрения философии, этично разрешить военнослужащему принять участие в исследовании только в том случае, если оно несёт только минимальный риск - не больший, чем ожидается в обычных условиях.
   При изменении ст. 40 Закона РФ “О лекарственных средствах”, создании правовой базы, разрешающей проведение биомедицинских исследований на военнослужащих, появится возможность защиты их прав. При этом важно учесть всю специфику военной службы и дать чёткие, понятные и вместе с тем жёсткие правила, которые сделают невозможными злоупотребления в данной сфере. В основе такой работы должен находиться принцип справедливости, самостоятельности, уважения, соблюдения прав личности и законных интересов военнослужащих на охрану здоровья и медицинскую помощь. Если такие изменения будут приняты в законодательстве РФ, то необходимо рассмотреть возможные защитные механизмы, ограничивающие злоупотребления в данной области.
   
Роль Комитета по Этике (КЭ). При исследованиях на военнослужащих важнейшими целями работы КЭ являются:

   При рассмотрении Протоколов (Программ) исследований, проводимых на военнослужащих, должны присутствовать специалисты, компетентные в вопросах этики и психологии военной службы.
   Этические вопросы. Как определить, что исследование необходимо проводить на военнослужащих? Мы рекомендуем исследователям и КЭ задаться четырьмя вопросами:

    1. Обосновано ли биомедицинское исследование, важны ли предполагаемые результаты и будут ли получены ответы на поставленные вопросы?
    2. Не являются ли достаточными результаты, полученные на гражданском населении?
    3. Допустимы ли риск и нагрузки, которым будут подвергнуты участники исследования?
    4. Не нарушаются ли права субъектов исследования при получении согласия?

  Первый вопрос относится к биомедицинским исследованиям в целом; три других особенно важны при исследованиях на военнослужащих.
   Набор участников исследования. Биомедицинские исследования на военнослужащих можно инициировать лишь в тех случаях, когда необходимые данные невозможно получить на других социальных группах. Исследования методов профилактики и терапии должны проводиться только на тех группах пациентов, для которых эти методы разрабатываются. Набор пациентов должен основываться на добровольном согласии. Расходы по возмещению ущерба здоровью должны быть компенсированы компанией-спонсором или страховой компанией. Все другие методы вознаграждения в данной популяции следует запретить. Не следует привлекать к биомедицинским исследованиям военнослужащих, отбывающих наказание (например, находящихся на гауптвахте или в дисциплинарных батальонах).
   Особенности военной службы и защиты военнослужащих могут обусловить дополнительные ограничения: КЭ может потребовать присутствие независимого юриста (адвоката) в момент подписания Информированного Согласия.
   Концепция Информированного Согласия военнослужащего. Военнослужащий должен участвовать в принятии решения и всегда предоставлять своё согласие, когда это допустимо. Доктрина Информированного Согласия (ИС) напоминает нам об уважении прав личности на полную и точную информацию, позволяющую осуществить своё право принятия решения.
   Поскольку Согласие содержит решение на предполагаемое вмешательство, оно выражает нечто личное и тот, кто принимает решение, отвечает, основываясь на собственных убеждениях и ценностях. Военный врач несёт юридические и этические обязательства перед исследуемым военнослужащим.
   Вопрос, касающийся самостоятельности принятого решения, по-видимому, наиболее сложный. Настоящее широкое обсуждение проблемы получения информированного согласия у военнослужащего направлено, прежде всего, на защиту его прав. Нюрнбергский кодекс 1947 г. гласит, что “…согласие должно быть получено от самого участника исследования и что исследователи должны лично убедиться в том, что никакого необоснованного риска не существует”.
   При проведении биомедицинских исследований на военнослужащих, так же как и в процессе их лечения, основополагающим принципом является максимально возможное вовлечение и активное участие пациента в процессе принятия решения. Определённые трудности заключены в самом процессе получения согласия на включение военнослужащих в исследовательскую Протокол (Программу). Проблема связана не столько с уровнем сложности полученных сведений, сколько с тем, в какой степени данная информация, при этом ясно представленная, может быть понята. Этот процесс осложняется ещё и тем, что для принятия решения требуется определённое время, что может оказаться совершенно неприемлемым в случае острых заболеваний.
   В процессе получения ИС военнослужащего должны присутствовать следующие обязательные элементы:

   Получение Согласия военнослужащего - это интерактивный процесс, при котором стороны делятся информацией и её оценкой и принимают совместное решение. Это ни в коем случае не должно превратиться в ещё один бюрократический механизм в виде “обязательной” формы согласия.
   Возможны клинические ситуации, когда больной отказывается от вмешательства. Врач должен уважать желание личности не участвовать в исследовании. Давление и принуждение являются недопустимым и противоречат Конституции РФ в части свобод и прав человека. Пациент, подписав информированное согласие, в дальнейшем может отказаться от вмешательства. Наиболее часто это бывает в случае, когда вмешательство не несёт прямой выгоды для него. К мнению участника исследования важно отнестись с полным уважением и пониманием и дать ему время обдумать своё решение.
   Возможная форма Информированного Согласия военнослужащего, соответствующая существующему российскому законодательству. По нашему мнению, формулировка ИС военнослужащего на его участие в биомедицинском исследовании должна основываться на общегражданских принципах “неограничения прав и свобод” и может быть представлена в следующем виде.

  Пример 32
Форма информированного согласия военнослужащего

ИНФОРМАЦИЯ

Номер и название Протокола (Программы) исследования ______________________________________________

Ф. И. О. исследователя ___________________________________________________________________________

Адрес и контактная информация исследователя: ____________________________________________________

Название исследования: __________________________________________________________________________

Эта информация может содержать слова и медицинские термины, которые будут Вам непонятны. Пожалуйста, попросите врача объяснить Вам всё, что Вы не смогли понять.

1. Описание/цель исследования (описываются цели, задачи, материалы и методы исследования). Обязательно указывается, что исследование одобрено локальным или Национальным Комитетом по Этике.

2. Риск, связанный с участием в исследовании (описываются возможные нежелательные реакции от применяемых процедур, возможный дискомфорт при проведении диагностических и лечебных процедур и другие неблагоприятные воздействия, которые могут возникнуть в ходе исследования).

Преимущества участия в исследовании (описывается предполагаемое положительное влияние на здоровье лечебного препарата, процедуры, объём врачебной и диагностической помощи).

3. Конфиденциальность участия в исследовании и доступ к медицинской документации (описываются условия конфиденциальности и условия доступа к медицинской документации добровольца).

4. Соответствие законодательству (отмечаются нормативно-правовые акты, в соответствии с которыми проводится данное исследование).

5. Права участника исследования на информацию (доводятся до исследуемого в сочетании с определением круга лиц, от которых он может получить информацию о своём правовом статусе).

6. Добровольность участия и право на прекращение участия в исследовании (сообщается о добровольности участия и возможности выхода из исследования без указания причин, а также о том, что отказ от участия в исследовании не повлечет за собой каких-либо санкций или потерь преимуществ, которые военнослужащий имел бы в другом случае).

   Оценка риска и пользы. При оценке возможной пользы от исследовательского вмешательства КЭ должен рассмотреть возможные различия в состоянии здоровья потенциальных субъектов. Например, потенциальный субъект может являться нормальным, здоровым или страдающим заболеванием, которое будет иметь тяжелые последствия (например, ВИЧ-инфекция или интоксикация свинцом). Таким образом, КЭ должен принимать во внимание текущее состояние здоровья военнослужащего и оценивать перспективу ухудшения этого состояния без исследовательского вмешательства.
   Степень риска, которая допустима в исследованиях на военнослужащих, пока остаётся спорным вопросом.
   Категории исследований по соотношению риск/польза. Можно определить четыре категории исследований с привлечением военнослужащих, отличающиеся в зависимости от уровня риска и пользы:

    1. исследование с риском не более чем минимальным;
    2. исследование с более чем минимальным риском, но с перспективой прямой пользы для испытуемого. Исследование, относящееся к этой категории, одобряется в следующих случаях:
    1. исследование с риском более чем минимальным, без перспективы прямой пользы для испытуемых, но направленное на обобщение знаний о данной патологии. Исследования, относящиеся к этой категории, одобряются в следующих случаях:
    1. исследование, на проведение которого в ином случае получить согласие невозможно, но которое даёт шанс понять, предупредить, или смягчить серьёзную проблему, отрицательно воздействующую на здоровье или благосостояние военнослужащих. Исследование может быть одобрено при условии, что КЭ примет решение, что исследование даёт возможность углубить понимание, разработать меры по предотвращению или смягчению серьёзной проблемы, отрицательно воздействующей на здоровье и благополучие военнослужащих. КЭ должен также прийти к выводу о том, что исследование будет осуществляться в соответствии с правильными этическими принципами.

   I фаза испытания лекарственных средств. Вопрос о I фазе испытаний лекарства заслуживает особого рассмотрения. Обычный подход к проведению исследований лекарственных средств заключается в том, что вначале исследования осуществляются на животных, затем на взрослых, детях старшего и только потом на детях младшего возраста. Однако в некоторых случаях невозможно получить необходимую информацию на основе исследований на других социальных группах. Более того, при некоторых заболеваниях, характерных только для военнослужащих (например, космонавтов, лётчиков, подводников), может потребоваться проведение исследований с привлечением именно этих категорий военнослужащих, с самого начала, без получения информации по другим популяционным группам. В таких случаях исследования могут быть оправданными.
   Если КЭ одобряет проведение I фазы испытаний лекарства на военнослужащих, то в информированном согласии должны быть указаны данные о том, что известно относительно вероятности и степени возможной пользы и риска, которую может принести новый метод лечения. Прежде всего, необходимо рассмотреть возможную степень риска. В противоположность минимальному риску исследования существует результат, полезный как для его участников, так и для других военнослужащих, которым в будущем помогут полученные данные.
   Если гипотеза, на которой базируется исследование, хорошо обоснована, то, по крайней мере, у половины пациентов в рандомизированном контролируемом исследовании может быть получен хороший эффект, в то время как в группе контроля не будет ухудшения по сравнению с ситуацией, когда исследование не проводилось бы вовсе.
   Минимизация риска. Для минимизации риска необходимо:

  Снижение риска развития негативных эмоций у военнослужащих, принимающих участие в биомедицинских исследованиях. Для снижения риска развития негативных эмоций необходимо:

Полезность. Положительный эффект исследования может включать:

   Этап принятия решения Комитетом по Этике. Прежде всего, КЭ должен определить, является ли привлечение военнослужащих в качестве группы для исследования необходимым или обусловлено лишь фактором удобства для исследователя.
   Основной вопрос, касающийся привлечения военнослужащих к исследованиям, всегда заключался в том, действительно ли у них есть возможность свободного выбора относительно участия, или же ситуация, в которой они находятся, лишает их возможности свободно выбирать. Второй вопрос касается того, возможно ли в казарме или в полевых условиях сохранять конфиденциальность относительно участия в исследовании и надлежащим образом сохранять полученные данные.
   В дополнение к проблеме принуждения и неоправданного стимулирования привлечение военнослужащих к исследованию поднимает вопрос о нагрузке и пользе. Военнослужащие не должны ни подвергаться неоправданной нагрузке и не должны лишаться возможной пользы от участия в исследовании. Права военнослужащих на самоопределение (самостоятельность) не должны ограничиваться в большей степени, чем это требуется соответствующими Законами и Уставом ВС. КЭ, не имея на то оснований, не должен исходить, из допущения о том, что у потенциального участника исследований – военнослужащего – ограничена способность по принятию самостоятельного решения относительно участия в биомедицинском исследовании. В той мере, насколько военнослужащие могут добровольно выражать своё согласие, у них должна быть возможность участвовать в потенциально полезном исследовании.
   Другой вопрос – этично ли платить военнослужащему за участие в исследовании, и если “Да”, то сколько? При проведении исследований вне ВС считается этичным осуществлять плату испытуемым за участие в исследовании в той мере, насколько это связано с дискомфортом или неудобством. Оплата военнослужащим по тем же ставкам, как и гражданским лицам, может рассматриваться как неоправданное влияние. С другой стороны, оплата военнослужащим лишь части того, что было бы заплачено гражданским лицам, может рассматриваться как эксплуатация. По этому поводу есть предложение о том, чтобы исследователи платили военнослужащим столько же, сколько и гражданским лицам. Но сумма эта должна поступать в общий фонд, который можно использовать на образовательные или восстановительные цели (отдых, восстановление и охрана здоровья), которые определялись бы самими военнослужащими, а не командованием.
   Наконец, в ВС очень сложно сохранять конфиденциальность. Прежде чем КЭ даст одобрение на проведение исследования, он должен оценить гарантии того, что необходимая конфиденциальность может и будет обеспечена, так что риска от участия в исследовании у военнослужащих не будет.
   Военнослужащие как группа должны быть защищены от привлечения к исследованиям, информация по которым может быть получена и другим способом. Но они же должны иметь доступ к клиническим испытаниям инновационных методов лечения и профилактики.
   Итак, в качестве субъектов исследования военнослужащие могли бы привлекаться только для определённых видов исследований:

КЭ несёт дополнительную ответственность при анализе Протокола исследования с привлечением военнослужащих. Он должен определить, что:

   Биомедицинское исследование на военнослужащих может рассматриваться КЭ как приемлемое если:

   В целом законодательство РФ пока запрещает проведение биомедицинских исследований и тестирование лекарств на военнослужащих, хотя если военнослужащему требуется медицинское лечение и сам военнослужащий по состоянию здоровья подходит для экспериментальной терапии, возможно привлечение его к биомедицинским исследованиям, одобренным КЭ.
   Заключение. При проведении биомедицинских исследованиях на военнослужащих часто применяют методы терапии и профилактики, подтвердившие эффективность только на гражданском населении или даже не прошедшие процедуры исследования в связи с отсутствием в обычной популяции ситуаций, характерных для организованных военных коллективов. Если данные, полученные у гражданского населения, показывают однозначное преимущество оцениваемого вмешательства, то: “Имеем ли мы право повторять такое исследование?” Такая дилемма каждый раз встаёт перед исследователями. Следует понимать, что эффективность одного вмешательства в разных популяциях может оказаться различной, поэтому один из путей достижения цели сохранения здоровья военнослужащих лежит через проведение клинических исследований, выполняемых исключительно в соответствии с принципами добросовестной клинической практики.



В начало
/media/book/05_01/23.shtml :: Tuesday, 10-May-2005 14:30:16 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster