Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

Кардиологический вестник  
Том 01/N 2/2006 ОБЗОРЫ

Радионуклидная оценка состояния симпатической иннервации миокарда


В.Б.Сергиенко, Л.Е.Самойленко

Институт клинической кардиологии им. А.Л.Мясникова, Москва

Статья посвящена применению нового радионуклидного метода оценки симпатической иннервации миокарда – сцинтиграфии и однофотонной эмиссионной компьютерной томографии с 123I-МИБГ (метайодбензилгуанидином, меченным радиоактивным йодом 123). В статье подробно описаны принцип метода, кинетика радиофармпрепарата (РФП), особенности проведения исследования, распределения РФП в сердце здорового человека. Далее приведены результаты некоторых собственных исследований и данных литературы при обследовании больных с различными сердечно-сосудистыми заболеваниями: инфарктом миокарда, ишемической болезнью сердца, кардиомиопатиями, гипертонической болезнью, нарушениями сердечного ритма. Показано значение метода в оценке состояния симпатической иннервации миокарда как маркера раннего повреждения миокарда при основных сердечно-сосудистых заболеваниях, его дифференциально-диагностическая и прогностическая значимость в процессе развития основного заболевания.

V.B. Sergienko, L.Е. Samoilenko
Institute of Clinical Cardiolohy, Moscow

Radionuclide evaluation of the myocardial sympathetic innervation

  The paper deals with the use of the new radionuclide technique for evaluating the sympathetic innervation of the myocardium – scintigraphy and single photon emission computed tomography using radioactive 1231iodine-labeled metaiodobenzylguanidine (1231MIBG). The paper describes the principle of the technique, the kinetics of the radiotracer (RT), the specific features of the performance of a study, and the distribution of RT in the healthy human heart in detail. Next are the results of the investigations made by the authors and the data available in the literature when patients with various cardiovascular diseases, such as myocardial infarction, coronary heart disease, cardiomyopathies, arterial hypertension, and cardiac arrhythmias are examined. The implication of the technique in the evaluation of the myocardial sympathetic innervation as a marker of early myocardial lesion in major cardiovascular diseases, its differentially diagnostic and prognostic value in the natural history of the underlying disease is shown.   

  Симпатическая нервная система (СНС) играет важнейшую роль в регуляции функции кардиомиоцитов, проводящей системы, коронарных сосудов, сократительной функции миокарда, оказывает влияние на его электрофизиологические свойства [1–5]. Нарушение нейрональной функции сердца может являться повреждающим и прогностически неблагоприятным фактором в развитии и течении многих сердечно-сосудистых заболеваний [1, 2, 6–8]. Описаны ее изменения при ишемической болезни сердца (ИБС) [9, 10], инфаркте миокарда (ИМ) [11–13], при хронической сердечной недостаточности (ХСН) [14–16], нарушениях ритма сердца [17–19], кардиомиопатиях [20–25], гипертонической болезни [26, 27] и других заболеваниях. Радионуклидная кардиология предоставила в последние годы возможность исследования симпатической иннервации сердца с помощью меченых нейротрансмиттеров и антагонистов адренорецепторов [21–33].
   Современные радионуклидные методики позволяют количественно определить региональный пресинаптический обратный захват катехоламинов, их метаболизм и плотность распределения нейрональных симпатических окончаний и адренорецепторов в миокарде [28, 29]. Радионуклидными аналогами катехоламинов, применяющимися с целью определения плотности симпатических окончаний, являются 123I метайодбензилгуанидин (123I-MИБГ) – при проведении томо- и сцинтиграфии миокарда [28, 29], а также 11C-гидроксиэфедрин (11C-HED) и 11C – CGP 12177 при исследовании методом позитронной эмиссионной томографии [12, 23, 32, 33].
   Мы хотели бы представить собственные результаты и данные литературы по исследованию больных методом сцинтиграфии миокарда с 123I-МИБГ, который, к сожалению, до настоящего времени не получил широкого клинического применения.
   Распределение симпатических нервных волокон в сердце неоднородно [34, 35]. В большем количестве симпатические нервы представлены в синусовом и атриовентрикулярном узлах, а в несколько меньшем количестве – в миокарде предсердий и желудочков. Симпатические нервы, располагаясь на поверхности эпикарда, идут параллельно коронарным артериям в направлении от основания к верхушке, проникая внутрь миокарда. Верхушка и диафрагмальная поверхность имеют менее выраженную иннервацию, чем передняя стенка сердца [34]. Симпатические волокна, разветвляясь в сердце, заканчиваются симпатическими нейрональными окончаниями, которые представляют собой варикозные расширения нервного волокна. В варикозных расширениях находятся везикулы, содержащие медиатор. Основным медиатором СНС является норадреналин (НА). В везикулах происходит его биосинтез. НА накапливается в пресинаптическом отделе нервного окончания в больших и маленьких везикулах. Некоторое количество НА находится в экстранейрональном пространстве [31, 34, 36]. После высвобождения НА из симпатических окончаний под влиянием импульсов СНС происходит его взаимодействие с адренорецепторами постсинаптической мембраны и с b-адренорецепторами клеток рабочего миокарда [36]. Высвободившийся НА частично обратно захватывается нервными окончаниями, частично диффундирует в коронарный кровоток. Баланс НА зависит от его синтеза, депонирования, нейронального и экстранейронального захвата и ферментных превращений.
   Одним из первых радиофармпрепаратов (РФП), примененным для визуализации симпатической активности миокарда был синтезированный МИБГ, меченный радиоактивным йодом. Соединение разработали D.M.Wieland и соавт. [28] на основе гипотензивного средства гуанетидина, мощного блокатора нейрональной передачи, селективно действующего на симпатические нервные окончания. Первоначально этот РФП был предложен для визуализации нейроэндокринных опухолей, но уже в середине 80-х годов ХХ века появились первые попытки его применения для изучения симпатической активности сердца [29, 37, 38].
   В настоящее время в клинической практике применяется МИБГ, меченный 123I [21], период физического полураспада которого составляет 13,31 ч. Энергия гамма-излучения 123I (159 КэВ) является оптимальной для исследования на гамма-камере.
   123I-МИБГ является структурным аналогом медиатора симпатических окончаний НА, имеет сходный с ним механизм транспорта. Сопоставление захвата, распределения в миокарде и выведения из сердца меченого НА (3[H]NE) и РФП 123I-МИБГ показало, что 123I-МИБГ полностью отражает распределение НА в симпатических окончаниях [28, 39]. Однако в отличие от НА 123I-МИБГ не метаболизируется моноаминоксидазой (МАО) и катехол-О-метилтрансферазой и не вступает во взаимодействие с адренорецепторами, т.е. не оказывает биологического эффекта НА.
   На рис. 1 представлены механизм поступления 123I-МИБГ в симпатическое нервное окончание. Включение 123I-МИБГ в нейрональные окончания сердца происходит нейрональным и экстранейрональным путями [30, 40, 41]. Поступая в кровоток, 123I-МИБГ, захватывается нейрональными окончаниями и переносится через мембрану путем активного транспорта (захват 1). Этот механизм идет с затратой энергии, на его долю приходится 80–88% от общего количества МИБГ, накапливающегося в сердце. На второй путь транспорта МИБГ (захват 2), экстранейрональный, приходится 12–20% РФП. Этот механизм осуществляется при высокой концентрации НА или 123I-МИБГ и, по-видимому, играет незначительную роль у человека [40, 42]. 2–4% 123I-МИБГ включается в миокард путем пассивной диффузии. У 3–4% пациентов РФП не накапливается в сердце.
   123I-МИБГ обнаруживается в сердце после внутривенного введения через 1–2 мин (рис. 2, а), удаляется или вымывается из симпатических окончаний либо путем диффузии, либо через везикулы вместе с нейротрансмитерами и НА. Из организма выводится почками, преимущественно в неизмененном виде – за 24 ч 40–55%, за 96 ч 70–90% [29, 30].
   В сердце интравезикулярная аккумуляция препарата относительно постоянна, тогда как экстравезикулярная аккумуляция резко снижается от 5 мин до 6 ч. Равновесие между концентрацией 123I-МИБГ в интра- и экстравезикулярном пространствах достигается примерно через 4 ч после внутривенного введения [37]. Учитывая тот факт, что равновесие концентрации РФП в экстра- и интравезикулярном пространстве достигается через 4 ч, изображения миокарда с целью оценки нейрональной функции сердца регистрируют в это же время [21, 30, 31].
   В соответствии с этим радионуклидное исследование симпатической активности сердца выполняют через 15–30 мин и 4 ч после внутривенного введения РФП. За 30 мин до исследования пациентам предлагают принять препараты, блокирующие щитовидную железу, и в последующем их принимают в течение 2–3 дней после исследования.
   В норме 123I-МИБГ в определенной степени накапливается также в печени, легких (см. рис. 2, а), слюнных железах, щитовидной железе, почках, мочевом пузыре, толстой кишке и надпочечниках. Распределение 123I-МИБГ в сердце неоднородное (рис. 2, б) и соответствует состоянию функционирующих симпатических нервных окончаний [30, 43–47]. Несколько большее снижение аккумуляции может отмечаться в верхушке левого желудочка (ЛЖ) и диафрагмальном сегменте, при этом кровоснабжение сердца и локальная сократимость остаются нормальными. Неоднородность накопления РФП в норме может быть обусловлена особенностью распределения симпатических нервных волокон, которые направлены от основания к верхушке сердца. По данным морфологических исследований, в области верхушки отмечается снижение плотности адренергических окончаний [34]. Таким образом, сниженное накопление РФП в верхушке ЛЖ может отражать нормальное анатомическое уменьшение плотности симпатических окончаний в этой области.
   Отличительной особенностью при изучении симпатической иннервации сердца с помощью радионуклидного исследования является не только выявление участков миокарда с нарушенной функцией симпатических окончаний, но и определение общего количества функционирующих адренергических окончаний, о чем можно судить на основании соотношения захвата 123I-МИБГ в миокарде с захватом РФП в других органах [21, 30, 31]. В мировой литературе принято определять соотношение сердце/средостение (С/Ср), где накопление 123I-МИБГ минимальное. Этот показатель может варьировать от 1,9 до 3,0. По нашим данным, он составляет 2,3±0,22 [21]. Соотношения С/Ср<1,9 свидетельствует о нарушении симпатической активности миокарда. Этот показатель считается наиболее значимым в оценке степени нарушения нейрональной функции сердца при различных заболеваниях, оценке прогноза заболевания и ответа на лечение [15, 22, 24, 43].
   Разность между поглощением РФП во времени отражает процесс конкурирующего накопления 123I-МИБГ и НА. Высвобождение НА порциями в спокойном состоянии определяет постепенное накопление препарата в симпатических окончаниях с максимальной выраженностью в интравезикулярном пространстве через 4 ч. При изменении влияний СНС на сердце изменяется количество выделенного НА, изменяется уровень обратного захвата НА и 123I-МИБГ, изменяется скорость его выведения из миокарда. Таким образом, определение скорости вымывания дает представление о влиянии СНС на сердце и является вторым важным параметром, отражающим нейрональную функцию сердца [30, 48]. Скорость вымывания может быть различной в разных участках миокарда при нарушении симпатической активности у больных с различной патологией. Это позволяет оценить особенность региональных нарушений нейрональной функции сердца [30, 49].
   Неоднородность распределения 123I-МИБГ в миокарде может увеличиваться с возрастом по мере снижения плотности адренергических нервных сплетений, которое становится заметным после 60–65 лет [34, 50]. Распределение его в миокарде может разниться у мужчин и женщин в возрастных группах до 50 лет и от 50 до 70 лет.
   Изменения нейрональной функции сердца при некоторых сердечно-сосудистых заболеваниях. Нарушения нейрональной функции сердца, отражением чего является изменение захвата 123I-МИБГ, могут быть следствием различных патологических процессов, в том числе первичных и вторичных кардионейропатий, обнаруживающихся при органических поражениях миокарда.
   Примерами первичного поражения автономной нервной системы сердца с развитием кардиомиопатии могут служить такие заболевания, как сахарный диабет [51, 52], амилоидоз сердца, болезнь Паркинсона [53], идиопатические желудочковые тахикардия и фибрилляция [19, 54, 55], токсическое лекарственное повреждение автономной нервной системы. Очень важна оценка СНС при трансплантации сердца [56, 57].
   Среди вторичных кардионейропатий рассматривают большинство сердечно-сосудистых заболеваний, таких как дилатационная и гипертрофическая кардиомиопатии (ДКМП и ГКМП), ИБС, артериальная гипертония (АГ) и ряд других заболеваний. Выраженные изменения симпатической иннервации сердца обнаружены при синдроме Бругада [58, 59] удлиненном интервале QT [33, 60].
   Нарушение нейрональной функции сердца при сердечно-сосудистых заболеваниях в основном связано с повышенным высвобождением НА из симпатических нервных окончаний на фоне ишемии миокарда и/или повышения влияний СНС. При этом повреждение симпатических окончаний может быть функциональным и преходящим или анатомическим и постоянным в зависимости от степени выраженности патологического процесса. Длительно существующее повышение влияния СНС может приводить к развитию гипертрофии миокарда, его ишемии, фиброза, аритмий, а также может индуцировать апоптоз, повышать риск внезапной смерти [1–5, 8, 61].
   В физиологических условиях НА из симпатических окончаний высвобождается приблизительно одинаковыми порциями. Выделяющийся в синаптическую щель НА вступает в реакцию с пост- и пресинаптическими адренорецепторами, которые участвуют в регуляции высвобождения НА и работы сердца [36]. В спокойном состоянии сердце здорового человека выделяет только 2–3% от общего уровня НА, но его концентрация в определенных ситуациях может повышаться в 1000 раз, например при ишемии. При этом нарушаются важные транспортные системы, обеспечивающие обратный захват НА симпатическими окончаниями и миокардиальными клетками [10, 22]. В результате происходит экстрацеллюлярное накопление НА, которое при превышении определенных концентраций оказывает кардиотоксический эффект [1, 6].

Рис. 1. Схема включения 123I-МИБГ в симпатическое нервное окончание.

Рис. 2, а. Планарная сцинтиграфия миокарда с 123I-МИБГ.

Рис. 2, б. ОЭКТ миокарда с 123I-МИБГ: Симпатическая активность в миокарда в норме.

Рис. 3. ОЭКТ миокарда с 123I-МИБГ (слева) и 99mTc-МИБИ (справа). Симпатическая активность и перфузия у больных с ИМ нижнебоковой локализации (обозначены стрелкой). Область нарушенной симпатической активности превышает по размеру область с нарушенной перфузией.

Рис. 4. Томограммы миокарда с 123I-МИБГ больного с обширным ИМ передней локализации:

Рис. 5. ОЭКТ миокарда с 123I-МИБГ и 99mTc-МИБИ: симпатическая активность (верхние томосцинтиграммы) и перфузия миокарда (нижние томосцинтиграммы) при ГКМП.
Умеренное снижение перфузии в области верхушки ЛЖ (слева – нагрузка, справа – покой). Выраженное снижение аккумуляции
123I-МИБГ, с максимальным вовлечением верхушки ЛЖ.

Рис. 6. Планарная сцинтиграфия миокарда с 123I-МИБГ. Симпатическая активность у больных с идиопатической желудочковой тахикардией. Общий захват. 123I-МИБГ не нарушен.

Рис. 7. Распределение плотности адренергических рецепторов в миокарде: а – ГКМП; б – ДКМП.


   Как уже говорилось выше, механизм захвата 123I-МИБГ в симпатические окончания аналогичен механизму захвата НА, именно поэтому о нарушениях симпатической активности миокарда при разных клинических состояниях можно судить по характеру накопления и распределения РФП. Повышение высвобождения и сниженние захвата НА на сцинтиграммах проявляется в виде снижения общего накопления 123I-МИБГ в миокарде [20, 21, 30, 31]. Проявлением этого является уменьшение соотношения С/Ср на ранних и отсроченных (либо только на отсроченных сцинтиграммах миокарда) и высокая скорость вымывания, что объясняется конкурирующим захватом НА и 123I-МИБГ. Конкуренция за общий переносчик на фоне избыточного количества медиатора в симпатической щели способствует повышению скорости вымывания 123I-МИБГ. Повышенный клиренс РФП нарушает процесс интравезикулярного накопления и поэтому на отсроченных изображениях сердца его накопление ниже, чем на ранних [14, 43, 49]. Снижение захвата может отражать не только функциональные нарушения симпатических окончаний на фоне повышенного уровня НА, но и дегенеративные изменения нервной ткани со снижением количества адренергических окончаний в результате патологических процессов [11, 12, 22, 24, 62].
   Нами проведены исследования симпатической активности миокарда у различных категорий больных. Так, при обследовании совместно с отделом неотложной кардиологии 58 больных с острым коронарным синдромом в первые сутки заболевания [11, 63–68] обнаружено существенное снижение захвата 123I-МИБГ в области ИМ и острой ишемии (рис. 3).
   У больных на ранних сроках заболевания выявлялись региональные нарушения симпатической иннервации миокарда не только в зоне инфаркта, но и в прилегающих участках миокарда [13, 69]. При параллельном исследовании перфузии миокарда с 99m Tc-МИБИ оказалось, что область денервации у большинства пациентов более обширна, чем область нарушенной перфузии. Полагают, что эта область с сохраненной перфузией и нарушенной иннервацией (феномен денервационной суперчувствительности) может быть связана с повышенным риском возникновения спонтанных желудочковых аритмий после ИМ [7]. При обследовании на более поздних сроках – 7–10-е сутки (рис. 4), и в отдаленном периоде заболевания – 8–12 мес, наблюдалось уменьшение зоны денервации [68, 70].
   Считается, что симпатические нервные окончания более чувствительны к ишемии, чем кардиомиоциты. Если ишемия вызывает повреждение симпатических нейронов, то следует ожидать, что частые повторные приступы ишемии будут приводить к утрате способности захватывать МИБГ и у больных с коронарным атеросклерозом без ИМ [9, 10]. Таким образом, можно предположить, что проведение томосцинтиграфии миокарда с 123I-МИБГ может дать ценную диагностическую информацию о степени ишемического нейронального повреждения, обусловленного различной степенью и распространенностью коронарного атеросклероза [9, 10, 61, 71, 72]. Показано, что даже умеренная степень ишемии приводит к повреждению симпатических нейронов сердца [72]. Можно предположить, что у пациентов с улучшением или восстановлением нарушений симпатической активности миокарда после успешно проведенной реваскуляризации миокарда следует ожидать лучшего прогноза дальнейшего течения заболевания.
   Как известно, СНС играет ключевую роль в развитии АГ, при этом значительные нарушения адренергической иннервации определяются на миокардиальном уровне [26, 27]. Сцинтиграфия с 123I-МИБГ может быть полезной в оценке как нейронального повреждения миокарда, так и эффективности атигипертензивной терапии у больных АГ. При обследовании нами 18 больных АГ у большинства из них выявлялись региональные нарушения нейрональной функции миокарда ЛЖ. Вероятно, успешная антигипертензивная терапия, способствующая реверсии гипертрофии миокарда ЛЖ, может улучшать миокардиальную симпатическую активность, а следовательно, и прогноз этой категории пациентов [27].
   Особый интерес вызывает изучение нейрональной функции сердца у больных кардиомиопатиями, патогенез развития которых окончательно не изучен. ГКМП – это генетическое заболевание, при котором определяются мутации в генах, кодирующих белки саркомеров кардиомиоцитов [73]. Такие характерные клинические проявления ГКМП, как гиперконтрактильность желудочков, предрасположенность к тахиаритмиям и положительный эффект лечения b-адреноблокаторами позволяют предполагать, что в патогенезе заболевания не последнюю роль играют нарушения симпатической активности сердца [25, 74]. Как правило, результаты исследования с 123I-МИБГ при ГКМП показывают более значимые нарушения кровоснабжения и региональной симпатической активности у больных с тяжелой гипертрофией ЛЖ [20, 75–77]. На рис. 5 представлены томограммы пациента с ГКМП. Региональное снижение симпатической активности обнаруживается в области гипертрофированной перегородки, при этом перфузия, в данном случае, в этой области сохранена.
   При аритмогенной дисплазии правого желудочка сцинтиграфия миокарда с 123I-МИБГ может иметь важное диагностическое значение. Основной структурной аномалией при этом заболевании является фибролипоматозная дегенерация миокарда правого желудочка сердца. Полагают, что изменения СНС тесно связаны с возникновением аритмий у больных с этой патологией [78, 79]. Структурно ЛЖ сердца не вовлечен в патологический процесс, однако, оказалось, что именно в нем обнаруживается общая и региональная денервация, снижение плотности b-адренорецепторов [79].
   Повышенное влияние СНС играет одну из ведущих ролей в развитии ХСН у больных ДКМП. На уровне миокарда изменения СНС при ДКМП характеризуются уменьшением количества НА, снижением ответа миокарда на стимуляцию b-адренорецепторов, уменьшением экспрессии мРНК и белков b1-адренорецепторов и увеличением экспрессии ингибиторного G-белка и киназы рецептора G-белка. Эти изменения могут быть обусловлены как длительным повышением содержания катехоламинов, так и наличием аутоантител к b-адренорецепторам, которые обнаруживают у больных ДКМП. Повышение симпатической активности может оказывать прямое действие на кардиомиоциты, изменять клеточный фенотип и приводить к гибели кардиомиоцитов за счет некроза или апоптоза и, следовательно, к снижению плотности b-адренорецепторов [23]. По данным сцинтиграфии миокарда с 123I-МИБГ, при ДКМП определяется низкий захват РФП и повышенная скорость его вымывания [14, 24, 49]. Эту методику в мировой практике применяют у больных ДКМП с целью оценки тяжести заболевания, поскольку количественные показатели скорости вымывания могут отражать степень нарушения сердечной функции [80]. Существует корреляция между распространенностью и выраженностью региональных нарушений симпатической активности миокарда, скоростью вымывания и фракцией выброса ЛЖ сердца [62, 80]. Считается, что низкий захват 123I-МИБГ, наряду с низкой фракцией выброса, может быть независимым фактором в отношении прогноза у больных ДКМП [22, 81].
   Еще одной точкой применения сцинтиграфии миокарда с 123I-МИБГ является оценка эффекта лечения и прогнозирование ответа на лечение в отношении улучшения сократительной способности миокарда. Полагают, что соотношение С/Ср представляет собой четкий предсказующий фактор в отношении эффективности b-адреноблокаторов [80, 82].
   У больных с ХСН на фоне хронической активации СНС повышается нейрональное высвобождение НА от 3% (в норме) до 20% и снижается обратный нейрональный захват (захват-1) [15, 43, 83]. Необходимость высвобождения НА в большом количестве (повышенное влияние СНС) и снижение накопления в адренергических окончаниях ведет к уменьшению концентрации НА в симпатических везикулах, при этом синтез НА не нарушен. Можно предположить, что снижение обратного захвата НА, так же как и при ишемии миокарда, связано с нарушением транспортной системы катехоламинов. Полагают, что вслед за перевозбуждением нервных окончаний наступает их необратимое опустошение с последующей денервацией данной зоны [34]. Захват 123I-МИБГ коррелирует со степенью тяжести ХСН независимо от первопричины – значимое снижение соотношения С/Ср и значимое повышение скорости вымывания РФП определяется у более тяжело больных с ХСН [16, 24, 62, 81, 84]. Уровень нарушений показателей общей симпатической активности сердца (значимое снижение соотношения С/Ср на отсроченных сцинтиграммах и значимое повышение скорости вымывания РФП) может служить предиктором внезапной сердечной смерти [16].
   Изменения региональной симпатической активности миокарда выявлены нами у больных идиопатическими желудочковыми нарушениями ритма сердца [17, 18]. Органическая патология сердца доступными на сегодняшний день методами у этой категории больных не выявляется. Однако при проведении сцинтиграфии миокарда с 123I-МИБГ у абсолютного большинства больных выявляются региональные нарушения нейрональной функции миокарда при отсутствии изменений общей симпатической активности (рис. 6). Этот результат крайне важен, поскольку у части больных с идиопатическими желудочковыми нарушениями ритма сердца развивается ХСН и/или наступает внезапная сердечная смерть, в патогенезе которой может играть роль снижение иннервации жизнеспособных кардиомиоцитов [19, 55].
   Таким образом, представленные данные демонстрируют клинико-диагностическую и прогностическую значимость метода сцинтиграфии и однофотонной эмиссионной компьютерной томографии с 123I-МИБГ в оценке состояния симпатической иннервации миокарда как маркера раннего повреждения миокарда при основных сердечно-сосудистых заболеваниях.   

Литература
1. Мясников А.Л. Гипертоническая болезнь и атеросклероз. М.: Медицина, 1965; 294–303.
2. Беленков Ю.Н., Мареев В.Ю. Принципы рационального лечения сердечной недостаточности. М.: Медиа Медика, 2000.
3. Lefrowitz RJ, Rockman HA, Koch WJ. Catecholamines, cardiac beta-adrenergic receptors, and heart failure. Circulation 2000; 101: 1643–7.
4. Rapacciuolo A, Esposito G, Caron K et al. Important role of endogenous norepinephrine and epinephrine in the development of in vivo pressure-overload cardiac hypertrophy. J Am Coll Cardiol 2001; 38: 876–82.
5. Rockman HA, Koch WJ, Lefrowitz RJ. Seven-transmembrane-spanning receptors and heart function. Nature 2002; 415: 206–12.
6. Ferrans VJ, Hibbs RG, Walsh JJ, Burch GE. Histochemical and electron microscopical studies on the cardiac necroses produced by symphatomimetic agents. Ann N Y Acad Sci 1969; 156: 309–32.
7. Inoue H, Zipes DP. Result of sympathetic denervation in the canine heart: supersensitivity that may be arrhythmogenic. Circulation 1987; 75 (4): 877–87.
8. Schwartz PJ, Vanoli BL. Autonomic nervous system and sudden cardiac death: experimantal basis and clinical observation for post- myocardial infarction risk stratisfication. Circulation 1992; 85: 77–91.
9. Buelow HP, Stahl F, Lauer B et al. Alterations of myocardial presynaptic sympathetic innervation in patients with multi-vessel coronary artery disease but without history of myocardial infarction. Nucl Med Commun 2003; 24: 233–9.
10. Nakata T, Nagao K, Tsuchihashi K et al. Regional cardiac sympathetic nerve dysfunction and diagnostic efficacy of metaidobenzylguanidine tomography in stable coronary artery disease. Am J Cardiol 1996; 78: 292–7.
11. Козловская И.Ю., Шитов В.Н., Самойленко Л.Е. и др. Нарушения симпатической иннервации сердца у больных острым инфарктом миокарда и нестабильной стенокардией. Кардиология. 2004; 7: 46–52.
12. Allman KC, Wieland DM, Muzik P et al. Carbon-11 hydroephedrine with positron emission tomography for serial assessment of cardiac adrenergic neuronal function after acute myocardial infarction in humans. J Am Coll Cardiol 1993; 22: 368–75.
13. Matdunari I, Schricke U, Bengel FM et al. Extent of cardiac sympathetic neuronal damage in determined by the area of ischemia in patients with acute coronary syndromes. Circulation 2000; 101: 2579–85.
14. Henderson EB, Kahn JK, Corbeyy JR et al. Abnormal
123I–metaiodobenzylguanidine myocardial washout and distribution may reflect myocardial adrenergic derangement in patients with congestive cardiomyopathy. Circulation 1988; 78: 1192–9.
15. Merlet P, Pouillart F, Dubois-Rande JL et al. Sympathetic nerve alterations assessed with
123I-MIBG in the failing human heart. J Nucl Med 1999; 40 (2): 224–31.
16. Narita M, Kurihara T. Evalution of long-term prognosis in patients with heart failure: is cardiac imaging with iodine –
123-MIBG useful? J Cardiol 1998; 31 (6): 343–9.
17. Лоладзе Н.В., Бекбосынова М., Дерюгина И.А. и др. Состояние симпатической иннервации миокарда по данным перфузионной сцинтиграфии миокарда с
123I метайодбензилгуанидином и частота выявления аутоантител к b-адренорецепторам у больных с желудочковыми нарушениями ритма сердца. Тезисы докладов Российского национального конгресса кардиологов. Томск, 2004; с. 95–6.
18. Лоладзе Н.В. Состояние симпатической иннервации миокарда, по данным томосцинтиграфии с
123I – метаиодбензилгуанидином, и показатели иммуновоспалительных процессов у больных с желудочковыми нарушениями ритма сердца. Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М., 2006.
19. Meredith I, Broughton A, Jennings G, Esler M. Evidence of a selective increase of cardiac sympathetic activity in patients with sustained ventricular arrhythmias. N Engl J Med 1991;325:618-624
20. Sergienko VB, Sergienko I, Samoylenko LE, Naumov V. The evaluation of cardiac sympathetic innervation in patients with different cardiac pathology. Eur J Nucl Med 2001; 28 (8): 1205.
21. Сергиенко И.В., Наумов В.Г., Самойленко Л.Е., Сергиенко В.Б. Клинические перспективы применения сцинтиграфии миокарда с
123I – метайодбензилгуанидином в оценке состояния симпатической нервной системы миокарда. Тер. арх. 2003; 4: 90–3.
22. Kobayashi H, Momose M, Kashikura K et al. Initial myocardial uptake and myocardial clearance of
123I metaiodobenzylguanidine in patients with ischemic heart disease of left ventricular dysfunction and dilated cardiomyopathy. Kaku Igaku 1994; 31 (10): 1177–83.
23. Merlet P, Delforge J, Dubois-Randle JL et al. Positron emission tomography with 11C CGP-12177 to assess
b-adrenergic receptor concentration in idiopatic dilated cardiomyopathy. Circulation 1993; 87: 1169–78.
24. Schofer J, Spielmann R, Schuchert A et al. Iodine –
123 meta-iodobenzylguanidine scintigraphy: a noninvasive method to demonstrate myocardial adrenergic nervous system disintegrity in patients with idiopathic dilated cardiomyopathy. J Am Coll Cardiol 1988; 12: 1252–8.
25. Sipola P, Vanninen E, Aronen HJ et al. Cardiac adrenergic activity is associated with left ventricular hypertrophy in genetically homogeneous subjects with hypertrophic cardiomyopathy. J Nucl Med 2003; 44: 487–93.
26. Kuwahara T, Hamada M, Hiwada K et al. Direct evidence of impaired cardiac sympathetic innervation in essential hypertensive patients with left ventricular hypertrophy. J Nucl Med 1998; 39 (9): 1486–91.
27. Narita M, Kurihara T. A case of hypertensive hypertrophy in wich both regression of hypertrophy and improvement of abnormalities in iodine-
123-metaiodbenzilguanidine (MIBG) myocardial imagings were observed after antihypertensive therapy. Kaku Igaku 1995; 32 (10): 1107–12.
28. Wieland DM, Brown LE, Rogers WL et al. Myocardium imaging with a raioiodinated norepinephrine storage analog. J Nucl Med 1981; 22: 22–31.
29. Kline RC, Swanson DP, Wieland DM et al. Мyocardial imaging with
123I meta-iodobenzylguanidine. J Nucl Med 1981; 22: 129–32.
30. Hattori N, Schwaiger M. Metaiodobenzilguanidine scintigraphy of the heart: what have we learnt clinically? Eur J Nucl Med 2000; 27: 1–6.
31. Matheja P, Schafer M, Weckesser T, Schober O. Imaging sympathetic innervation. J Nucl Med 1999; 43: 281–90.
32. Delforge J, Syrota A. Cardiac beta-adrenergic receptor density measured in vivo using PET, CGP 12177, and a new grafical method. J Nucl Med 1991; 32 (4): 739–48.
33. Calkins H, Lehmann MH, Almann K et al. Scintigraphic pattern of regional cardiac sympathetic innervation in patients with familial long QT syndrom using positron emission tomography. Circulation 1993; 87: 1616–21.
34. Швалев В.Н., Сосунов А.А., Гуски Г. Морфологические основы иннервации сердца. М.: Наука, 1992.
35. Schmidt RF, Thews G. Физиология человека. М.: Мир, 1985; 1: 99–102.
36. Харкевич Д.А. Фармакология. Учебник для ВУЗов, М.: ГЭОТАР-МЕД, 2003; с. 131–8.
37. Nakajo M, Shimabukuru K, Yoshimura H et al. Iodine 131 metaiodobenzylguanidine intra- and extravesicular accumulation in rat heart. J Nucl Med 1986; 27: 84–9.
38. Nakajo M, Shapiro B, Copp J et al. The normal and abnormal distribution of the adrenomedullary imaging agent m-[I-131] Iodobenzylguanidine in man: Evalution by scintigraphy. J Nucl Med 1983; 24: 672–82.
39. Sisson JC, MD, Lynch JJ, PhD, Johnson J BS et al. Scintigraphic detection of regional disruption of adrenergic neurons in the heart. Am Heart J 1988; 116: 67–76.
40. Dae MW, De Marco T, Botvinick EH et al. Scintigraphic assessment of MIBG uptake in globally denervated human and canine hearts – implication for clinical studies. J Nucl Med 1992; 33: 1444–50.
41. Dae MW, O’Connell JW, Botvinick EH et al. Scintigraphic assessment of regional cardiac adrenergic innervation. Circulation 1989; 79: 634–44
42. Momose M, Kobayashi H, Ikegami H et al. Total and partial cardiac sympathetic denervation after surgical repair of ascending aortic aneurysm. J Nucl Med 2001; 42: 1346–50.
43. Cohen-Solal A, Esanu Y, Logeart D et al. Cardiac metaiodobenzylguanidine uptake in patients with moderate chronic heart failure: relationship with peak oxygen uptake and prognosis. J Am Coll Cardiol 1999; 33: 759–66.
44. D’Alto M, Maurea S, Basso A et al. The heterogeneity of miocardial sympathetic innervation in normal subjects: an assessment by iodine –
123 – metaiodobenzylguanidine scintigraphy. Cardiologia 1998; 43 (11): 1231–7.
45. Gill JS, Hunter GJ, Gane G, Camm AJ. Heterogeneity of the human myocardial sympathetic innervation: In vivo demonstration by iodine 123-labeled meta-iodobenzilguanidine scintigraphy. Am Heart J 1994; 126: 390–8.
46. Sakata K, Shirotani M, Yoshida H, Kurata C. Physiological fluctuation of the human left ventricle sympathetic nervous system assessed by iodine – 123 MIBG. Eur J Nucl Med 1998; 39 (10): 1667–71.
47. Somsen GA, Verberne HJ, Fleury E, Righetti A. Normal values and within-subject variability of cardiac
123I -MIBG scintigraphy in healthy individuals: implication for clinical studies. J Nucl Cardiol 2004; 11: 126–33.
48. Gao DW, Talke PO, Dae MW. Effects of reduced sympathetic activity on myocardial metaiodbenzylguanidine (MIBG) washout. J AutonPharmacol 2001; 21: 159–64.
49. Yamanari H, Sakamoto T, Takenaka S et al. Myocardial clearance of
123I metaiodobenzylguanidine in dilated cardiomyopathy. Ann Nucl Med 1997; 11 (4): 325–9.
50. Brodde OE, Michel MC. Adrenergic and muscarin receptors in human heart. Pharmacological reviews 1999; 51: 651–90.
51. Kadoglou N, Trontzos C. The contribution of SPET
123I-MIBG scintigraphy to the diagnosis and prognosis of diabetic cardiac autonomic neuropathy. J Nucl Med 2004; 7: 71–7.
52. Shell O, Muhr D, Weiss M et al. Redused myocardial
123I- MIBG uptake in newly diagnosed IDDM patients. Diabetes 1996; 14: 801–5.
53. Saton F, Serita T, Seto M et al. Loss of
123I-MIBG uptake by the heart in Parcinson’s disease assessment of cardiac sympathetic denervation and diagnostic value. J Nucl Med 1999; 40: 371–6.
54. Kischuk R, Dorian P, Newmen D et al.
123I-MIBG scanning indicates abnormal sympathetic innervation in patients with ventricular tachycardia and apparently normal hearts. Circulation 1991; 84 (suppl. I): II–645.
55. Mitrani RD, Klein LS, Miles WM et al. Regional cardiac sympathetic denervation in patients with ventricular tachycardia in the absence of coronary artery disease. J Am Coll Cardiol 1993; 22: 1344–53.
56. Gerson MC, Wagoner LE, McGuire N, Liggett SB. Activity of the uptake-1 norepinephrine transporter as measured by I-
123 MIBG in heart failure patients with loss-of-function polymorphism of the presynaptic alphe2C-adrenergic receptor. J Nucl Cardiol 2003; 10: 583–9.
57. Guerten C, Krause BJ, Klepzig H Jr et al. Sympathetic re-innervation after transplantation: dual-isotope neurotransmitter scintigraphy, norepinephrine content and histological examination. Eur J Nucl Med 1995; 22: 443–52.
58. Oyama N, Yokoshiki H, Satoh K et al. Iodine-
123-metaiodobenzylguanidine scintigraphy of total adrenergic denervation in Brugada syndrome. Jpn Heart J 2002; 43 (2): 182–6.
59. Wichter T, Matheja P, Eckardt L et al. Cardiac autonomic dysfunction in Brugada syndrome. Circulation 2002; 105: 702–6.
60. Yamanari H, Nakayama K, Morita H et al. Effects of cardiac sympathetic innervation regional wall motion abnormality in patients with long QT syndrome. Heart 2000; 83 (3): 295–300.
61. Inobe Y, Kugiama K, Miyagi H et al. Long lasting abnormalities in cardiac sympathetic nervous system in pacients with coronary spastic angina: Quanitive analysis with iodine
123 metaiodobenzylguanidine myocardial scintigraphy. Am Heart J 1997; 134: 112–8.
62. Murata K, Kusachi S, Murakami T et al. Relation of iodine-
123 metaiodobenzylguanidine myocardial scintigraphy to endomyocardial biopsy findings in patients with dilated cardiomyopathy. Clin Cardiol 1997; 20 (1): 61–6.
63. Козловская И.Ю., Шитов В.Н., Самойленко Л.Е. и др. Влияние ишемии на симпатическую иннервацию сердца у больных с острым коронарным синдромом по данным однофотонной эмиссионной компьютерной томографии миокарда с йод-
123 метайодбензилгуанидином./Российский национальный конгресс кардиологов, 8–10/10, 2002 Сборник тезисов, СПб., 2002.
64. Kozlovskaya IY, Schitov VN, Samoylenko LE et al. Impairment of cardiac sympathetic innervation in acute coronary syndrome. Eur J Med 2002; 29 (1–02): 141.
65. Kozlovskaya IY, Schitov VN, Samoylenko LE et al. Of the reperfusion therapy on the cardiac sympathetic innevations in acute coronary syndrome with ST-elevation. Eur J Nucl Med 2004; 31 (2): S292.
66. Шитов В.Н., Козловская И.Ю., Меркулова И.Н. и др. Изучение региональной симпатической активности у больных острым коронарным синдромом с помощью I
123-метайодбензил-гуанидина. Региональная научно-практ. конф. "Современные методы лучевой и радиоизотопной диагностики сердечно-сосудистых заболеваний", Сб. тезисов, Томск, 2002; 23.
67. Schitov VN, Kozlovskaya IY, Sergienko V et al. Assessment of cardiac sympatethic neuronal damage in acute myocardial infarction using
123I-MIBG. Eur J Med 2002; 29 (1–02): 142.
68. Шитов В.Н., Козловская И.Ю., Меркулова И.Н. и др. Изучение взаимосвязи изменений симпатической инвервации, перфузии и сократимости левого желудочка у больных инфарктом миокарда при длительном наблюдении. Тезисы докладов Российского национального конгресса кардиологов, Томск, 2004; с. 97–8.
69. Minardo JD, Tuli MM, Mock BH et al. Scintigraphic and electrophysiological evidence of canine myocardial sympathetic denervation and reinnervation produced by myocardial infarction of phenol application. Circulation 1988; 78: 1008–19.
70. Hartikainen J, Kuikka J, Mantysaari M et al. Sympathetic reinnervation after acute myocardial infarction. Am J Cardiol 1996; 77: 5–9.
71. Sakata K, Yoshida H, Nawada R et al. Scintigraphic assessment of regional cardiac sympathetic nervous system in patients with single-vessel coronary artery disease. Ann Nucl Med 2000; 14: 151–8.
72. Simula S, Vanninen E, Viitaten L et al. Cardiac adrenergic innervation is affected in asymptomatic subjects with very early stage of coronary artery disease. J Nucl Med 2002; 43: 1–7.
73. Marian AJ, Roberts R. The molecular genetics basis for hypertrophic cardiomyopathy. J Mol Cell Cardiol 2001; 33: 655–70.
74. Shimizu M, Ino H, Yamaguchi M et al. Heterogeneity of cardiac sympathetic nerve activity and systolic dysfunction in patients with hypertrofic cardiomyopathy. J Nucl Med 2002; 43: 15–20.
75. Бургалова М.Б., Габрусенко С.А., Атауллаханова Д.М. и др. Клинико-функциональный статус, особенности симпатической активности миокарда у больных гипертрофической кардиомиопатией. Российский национальный конгресс кардиологов 8–10/10, 2002 Сб. тезисов СПб., 2002.
76. Бургалова М., Сергиенко И.В., Габрусенко С., и соавт. Изучение региональной симпатической активности и перфузии миокарда у больных гипертрофической кардиомиопатией. Региональная научно-практ. конф. "Современные методы лучевой и радиоизотопной диагностики сердечно-сосудистых заболеваний", Сб. тезисов, Томск, 2002; 26.
77. Burgalova M, Sergienko I, Gabrusenko SV et al. Symphatheticl innervation abnomalities in patients with hypertrophic cardiomyopathy. Eur J Med 2003; 162: 1024.
78. Takahashi N, Ishida Y, Maeno M et al. Significance of
123I-metaiodobenzylguanidine SPECT for detecting left ventricular involvement in patients with arrhythmogenic right ventricular dysplasia. Kaku Igaku 1996; 33 (1): 57–67.
79. Wichter T, Schafers M, Rhodes CG et al. Abnormalities of cardiac sympathetic innervation in arrhythmogenic right ventricular cardiomyopathy: quantiative assessment of presynaptic norephinephrine reuptake and postsynaptic
b-adrenergic receptor density with positron emission tomography. Circulation 2000; 101: 1552–8.
80. Wakita T, Numata Y, Ogata Y et al. The relationship between the improvement of cardiac function and myocardial uptake of
123I metaiodobenzylguanidine in patients with dilated cardiomyopathy treated by beta-bloker. J Cardiol 1995; 26 (3): 177–83.
81. Suwa M, Otake Y, Moriguchi A et al. Iodine-
123 metaiodobenzylguanidine myocardial scintigraphy for prediction of response to b-bloker therapy in patients with dilated cardiomyopathy. Am Heart J 1997; 133: 353–8.
82. Toyama T, Aihara Y, Iwasaki T et al. Cardiac sympathetic activity estimated by
123I-MIBG myocardial imaging in patients with dilated cardiomyopathy after beta-bloker or angiotensin-converting enzyme inhibitor therapy. J Nucl Med 1999; 40 (2): 217–23.
83. Gerson MC, McGuire N, Wagoner LE. Sympathetic nervous system function as measured by I-
123 metaiodobenzylguanidine predicts transplant-free survival in heart failure patients with idiopathic dilated cardiomyopathy. J Card Fail 2003; 9: 384–91.
84. Nakata T, Miyamoto K, Doi A et al. Cardiac death prediction and impaired cardiac sympathetic innervation assessed by MIBG in patients with failing and nonfailing hearts. J Nucl Cardiol 1998; 5 (6): 579–90.
85. Голицын С.П. Лечение желудочковых аритмий с позиции первичной и вторичной профилактики внезапной смерти. Сердеч. недостаточность. 2001; 5 (2): 201–8.



В начало
/media/cardio/06_02/43.shtml :: Thursday, 25-Jan-2007 20:07:51 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster