Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

CONSILIUM-MEDICUM  
Том 07/N 4/2005 РЕАБИЛИТОЛОГИЯ

Клинико-фармакологические аспекты использования витаминов в коррекции метаболических нарушений периода реконвалесценции


Е.В.Ших

Институт клинической фармакологии ФГУ НЦ ЭСМП, Москва

Ряд исследований позволяет выделить в течении острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) постклинический период восстановления метаболических процессов, который принято называть периодом реконвалесценции.
   Реконвалесценция – период, начинающийся с момента подавления активного размножения (репликации) патогенных микроорганизмов и заканчивающийся полным восстановлением метаболических процессов в организме человека. Термин “реконвалесценция” применяется только в отношении инфекционных заболеваний.
   Патологическую суть заболевания, независимо от его генеза, составляют метаболические нарушения в организме, иногда сопровождающиеся мембранодеструктивными процессами.
   В период выздоровления регрессия клинических симптомов заболевания опережает нормализацию биохимических изменений, вызванных в организме самой болезнью. Причем чем тяжелее и длительнее болезнь, тем более выраженно отставание метаболической ремиссии от клинической.
   Выявленные авторами [1] закономерности временного соотношения регрессии клинических симптомов и мембранодеструктивных процессов при ряде проанализированных ими заболеваний привели к выделению этапа метаболической ремиссии. Этап метаболической ремиссии после перенесенной инфекции по сути и есть период реконвалесценции.
   После клинического выздоровления от ОРВИ в организме сохраняется ряд функциональных изменений. Достаточно часто выявляются изменения на ЭКГ, которые выражаются увеличением частоты сердечных сокращений в сочетании с удлинением внутрипредсердной и внутрижелудочковой проводимости. У подростков даже после легко протекающих ОРВИ обнаружено снижение легочного объема.
   Признаки патологической перегрузки правого предсердия после перенесенной вирусной инфекции определялись исследователями у детей на протяжении достаточно длительного периода после купирования клинических симптомов ОРВИ. Анализ амплитуды, формы зубцов желудочкового комплекса и зубца Т свидетельствует о функциональной перегрузке сердца и изменении его метаболизма. Выявленные нарушения носили стойкий характер и прослеживались на протяжении 3 мес после перенесенного заболевания с отчетливым преобладанием в первую неделю. Также отмечено, что в этот временной период сохраняются и нарушения параметров центральной, периферической гемодинамики и легочного кровотока у детей.
   Развитие синдрома послевирусной астении – одно из наиболее часто наблюдающихся осложнений течения периода реконвалесценции. Клинические проявления синдрома послевирусной астении в некоторых случаях регрессируют полностью в течение 10–20 дней у взрослых, 1–2 мес у детей. Однако достаточно часто на фоне синдрома послевирусной астении формируется синдром хронической усталости (СХУ).
   Как нозологическая единица СХУ выделен относительно недавно, но медицинская литература свидетельствует о его существовании на протяжении многих веков. Известно, что у женщин СХУ встречается в 2 раза чаще, чем у мужчин. Типичный возраст для данного заболевания – 25–45 лет. СХУ встречается во многих развитых странах. В настоящее время достоверно установлено, что СХУ чаще возникает после перенесенной инфекции.
   По данным ряда авторов, у больных с СХУ повышено содержание некоторых вирусных антигенов и вирусных нуклеиновых кислот, хотя эти данные не имеют абсолютного экспериментального подтверждения. Многочисленные клинические наблюдения свидетельствуют о том, что вирусные инфекции провоцируют СХУ [2].
   Одним из критериев постановки диагноза “синдром послевирусной астении” является указание в анамнезе на перенесенную вирусную инфекцию, основанное на медицинской документации или ретроспективном описании пациентом своего заболевания и верифицированное достоверным 4-кратным повышением титра антител к соответствующему вирусу, вызвавшему первичное заболевание, развитие симптомокомплекса астении вскоре (от 24 ч до нескольких месяцев) после затихания клинических проявлений острого заболевания [3].
   В клинической картине “синдрома послевирусной астении” ведущими являются усталость и эмоциональные нарушения. Явно прослеживается связь между перенесенной инфекцией и частотой возникновения депрессивных состояний. В неврологической симптоматике доминируют вегетативные расстройства. Наиболее часто встречаются неспецифические проявления “синдрома послевирусной астении”, которые выражаются головокружением, головными болями, диспноэ. При обилии разнообразных неспецифических жалоб, которые сохраняются у пациента на протяжении определенного периода после регрессии острых симптомов респираторной вирусной инфекции, результаты общеклинических методов обследования обычно остаются в пределах нормы. Эпидемиологические данные о частоте возникновения синдрома послевирусной астении имеют большой разброс, что объясняется отсутствием четких критериев диагностики, которые позволили бы дифференцировать синдром послевирусной астении от других астений, встречающихся в практике врача.
   Как правило, во время реконвалесценции организм человека остается без фармакологического прикрытия в основном по причине недостаточности знаний врачей в области ведения этого периода. Однако применение веществ, корригирующих процессы нарушения обмена веществ и энергии в организме максимально физиологичным путем, может принести несомненную пользу при этом состоянии. Использование антиоксидантных свойств витаминов и витаминоподобных веществ, микроэлементов, фитопрепаратов, оказывающих общетонизирующее действие, позволит пациентам наиболее благополучно перенести период реконвалесценции.
   Наиболее перспективным направлением ведения периода реконвалесценции с физиологической точки зрения является применение витаминов и витаминоподобных соединений в качестве антиоксидантов и естественных стимуляторов внутриклеточных метаболических процессов.
   На сегодняшний день абсолютно доказана роль свободнорадикальных процессов в патогенезе гриппа. Вирус гриппа может вызвать повреждение тканей не только прямой инвазией, но и активацией окислительного метаболизма нейтрофилов, в результате которого происходит выброс во внеклеточную среду активных форм кислорода.
   Установлено, что липидная пероксидация, активируемая вирусом гриппа, наряду с генерацией активных форм кислорода является одним из узловых метаболических процессов, определяющих тяжесть инфекционного заболевания.
   В организме человека существует многокомпонентная антиоксидантная система, ключевым ферментом которой является супероксиддисмутаза. На сегодняшний день известны три ее активные формы, различающиеся нахождением в активном центре фермента различными ионами металлов: марганца, железа, меди, цинка.
   Прием антиоксидантов в период реконвалесценции является одним из основных факторов профилактики развития синдрома послевирусной астении.
   Основным представителем природных антиоксидантов является токоферола ацетат. Установлено также, что антиоксидантным действием обладает еще ряд витаминов: аскорбиновая кислота, b-каротин. К так называемым антиоксидантным элементам относятся цинк, медь, марганец и, конечно, селен, который входит в состав глутатионпероксидаз – одного из ключевых антиоксидантных ферментов, предотвращающих избыточное накопление в тканях активных форм кислорода. Наряду с селеном в состав глутатионпероксидаз входит рибофлавин [4].
   Известен тот факт, что совместное применение различных антиоксидантов существенно повышает эффективность их воздействия на организм.
   При недостаточности цинка существенно повышается риск развития инфекционных заболеваний различной этиологии, в том числе гриппа, ОРВИ. В период выздоровления также повышена потребность организма в магнии, так как он нормализует деятельность нервной и сердечно-сосудистой систем. Это особенно важно в период выздоровления для предотвращения развития астении и вегетативной дистонии. Магний необходим для синтеза АТФ, он является компонентом многих ферментов, участвующих в синтезе важнейших молекул и энергии.
   Липоевая кислота играет важную роль в процессе образования энергии, участвует в регулировании липидного и углеводного обмена, оказывает антиоксидантный и липотропный эффекты, влияет на обмен холестерина, улучшает функцию печени.
   Липоевая кислота тесно взаимодействует с витамином В1 (тиамин). Ряд важных процессов, происходящих в организме, регулируется ферментами, содержащими одновременно и липоевую кислоту, и витамин В1.
   Несомненный интерес представляет использование в период реконвалесценции янтарной кислоты. Уникальность ее в том, что в отличие от других компонентов цикла Кребса, для извлечения энергии из которых требуются дополнительные химические превращения, янтарная кислота окисляется непосредственно, не требуя дополнительных превращений. Это приводит к активизации процессов биосинтеза, которые являются энергозависимыми. Показано, что янтарная кислота способна в условиях гипоксии в 2–7 раз увеличивать активность фермента сукцинатдегидрогеназы и тем самым существенно повышать образование энергии в форме АТФ [5].
   Кроме того, янтарная кислота активизирует антиоксидантную систему клетки за счет восстановления активности витамина Е и коэнзима Q10, а также глутатиона [6].
   В настоящее время экспериментально доказана эффективность янтарной кислоты при стрессе, за счет участия в образовании g-аминомасляной кислоты (ГАМК) [7]. Есть данные о способности янтарной кислоты стимулировать отдачу кислорода тканям за счет влияния на оксигемоглобин (переносящая кислород молекула крови) [3].
   Запасы витамина В1 в организме невелики, и они очень быстро истощаются при физических и эмоциональных нагрузках, различных заболеваниях (грипп, острые респираторные заболевания и др.). Также инфекционные заболевания быстро истощают запасы в организме витамина В5, фолиевой и никотиновой кислот. Рибофлавин входит в состав фермента, предохраняющего клетки от воздействия активных форм кислорода (система антиоксидантной защиты). Известно, что прием антибиотиков быстро приводит к ощутимой организмом недостаточности рибофлавина и повышает потребность организма в никотиновой кислоте. Безусловно, необходимым является дополнительное поступление этих витаминов в организм в период реконвалесценции.
   Витамин А особенно важен для функционирования иммунной системы, так как повышает сопротивляемость организма к респираторным инфекциям. При инфекционных заболеваниях, сопровождающихся температурой, использование витамина А в организме повышается, происходит существенная потеря его запасов, снижение содержания в тканях и инактивация в крови. Все это увеличивает потребность в нем в период выздоровления.
   Витамин Е снижает вероятность осложнений и повторных заболеваний после перенесенной инфекции: улучшает процессы тканевого дыхания, нормализует синтез энергии и ускоряет процессы регенерации тканей, структура которых была нарушена в результате болезни. Интерфероногенное действие витамина Е заключается в стимуляции воспроизводства клеток иммунной системы, которым необходимо быстро “размножаться” при встрече с источником возможного заболевания. Активируя синтез цитокинов, токоферол стимулирует собственную противовоспалительную активность организма.
   Поступающие извне в период реконвалесценции витамины и минералы, включаясь в обменные процессы выздоравливающего организма, играют важную роль в нормализации метаболизма. Более быстрое повышение переносимости физической нагрузки, активация когнитивных процессов в период реконвалесценции имеют особое значение для лиц трудоспособного возраста.
   К сожалению, в период реконвалесценции обилие неспецифических жалоб со стороны больного без подтверждения лабораторными методами обследования не вызывает профессионального внимания со стороны врача. Недостаток знаний в области возможностей метаболической терапии со стороны врачей приводит к отсутствию квалифицированной помощи в этот период болезни.
   Учитывая изложенное, можно уверенно сказать, что своевременная метаболическая коррекция течения периода реконвалесценции поможет пациенту предотвратить астенические проявления и значительно быстрее восстановить трудоспособность.   

Литература
1. Эндакова Э.А., Новгородцева Т.П, Иванов Е.М. Вестн. РАМН. 1997; 8:
2. Harrison”principles of internal medicine 14 th edition McGraw – Hill Ed: Anthony S. Fauci, E. Braunvald et al. 2002; p. 3176.
3. Чучалин А.Г., Солдатов Д.Г. Тер. арх. 1989; 61: 110–6.
4. Копытько М.В. Экология моря. 2000; 54: 87–8.
5. Sivaramakrishnan S, Ramasarma T. Environ Physiol Biochem 1975; 5 (3): 189–200.
6. Роль нарушений системы антиоксидантной защиты в формировании критических состояний у пациентов с острыми тяжелыми отравлениями веществами с угнетающим действием на ЦНС и возможности их коррекции препаратом “Реамберин”. Мед. журн. 2001; 6:
7. Один В.И., Беликова Т.В., Пушкова Э.С. Успехи геронтологии. 2002; 9: 263.



В начало
/media/consilium/05_04/327.shtml :: Sunday, 10-Jul-2005 19:03:45 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster