Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

CONSILIUM-MEDICUM  
Том 08/N 1/2006 ФТОРХИНОЛОНЫ

Антимикробные препараты группы фторхинолонов


В.П.Яковлев

Институт хирургии им. А.В.Вишневского РАМН, Москва

Первые синтетические антимикробные препараты группы фторхинолонов появились в начале 80-х годов прошлого столетия. Предшественниками фторхинолонов были синтетические нефторированные хинолоны, первый представитель которых (налидиксовая кислота) появился в 1962 г. Этот препарат, как и последующие (пипемидиевая кислота, оксолиниевая кислота, циноксацин и др.), вследствие достаточно узкого антимикробного спектра и плохих фармакокинетических свойств нашли ограниченное применение в клинике, преимущественно при лечении инфекций мочевыводящих путей и некоторых кишечных инфекций. Только после модификации молекулы хинолина (или нафтиридина) путем введения в нее атома фтора появились антимикробные препараты с уникальными свойствами, которые получили обобщенное название "фторхинолоны". В настоящее время группа фторхинолонов по количеству современных антимикробных лекарственных средств уступает только b-лактамным антибиотикам. Большая номенклатура препаратов группы фторхинолонов свидетельствует об их значении для лечения бактериальных инфекций. В настоящее время фторхинолоны занимают одно из ведущих мест в химиотерапии инфекций различного генеза и локализации.
   После появления первого фторхинолона (норфлоксацин) были синтезированы многочисленные соединения этого ряда и значительная часть из них (около 15 препаратов) дошла до клинического использования, однако не все из них получили широкое применение. Наиболее известные препараты группы фторхинолонов представлены в табл. 1, часть из них зарегистрирована и применяется в России.
   Широкое применение фторхинолонов в различных областях клинической медицины обусловлено рядом их свойств (антимикробный спектр, механизм действия, особенности фармакокинетики), которые в совокупности отличают эти препараты от лекарственных средств других фармакологических групп.
   Свойства фторхинолонов подробно описаны в многочисленных монографиях и обзорах, опубликованных в нашей стране и за рубежом [1-16].
   Антимикробная активность. Все фторхинолоны являются препаратами широкого спектра антимикробного действия, включающего бактерии (аэробные и анаэробные - грамположительные и грамотрицательные), микобактерии, хламидии, микоплазмы, риккетсии, боррелии, некоторые простейшие. Фторхинолоны характеризуются преимущественно природной активностью в отношении грамотрицательных бактерий: семейство Enterobacteriaceae (Citrobacter, Enterobacter, Escherichia coli, Klebsiella, Proteus, Providencia, Salmonella, Shigella, Yersinia), Neisseriae (gonorrhoeae и meningitidis), Haemophilus, Moraxella, в отношении которых минимальная подавляющая концентрация (МПК) - МПК90 - фторхинолонов в большинстве случаев составляет менее 0,5 мг/л (от 0,02 до 0,25 мг/л). Фторхинолоны проявляют хорошую активность в отношении атипичных микроорганизмов - легионелл, хламидий, микоплазм: МПК90 обычно не превышают 0,25 мг/л. Менее активны препараты в отношении неферментирующих грамотрицательных бактерий, грамположительных кокков, микобактерий, анаэробов (МПК90 1-4 мг/л и выше). Следует отметить, что среди фторхинолонов имеются различия в активности в отношении как разных групп микроорганизмов, так и отдельных видов бактерий. Наиболее активными in vitro фторхинолонами являются ципрофлоксацин (в отношении Enterobacteriaceae и Pseudomonas aeruginosa) и офлоксацин (в отношении грамположительных кокков и хламидий).
   Резистентность бактерий к фторхинолонам развивается относительно медленно, в основном осуществляется по типу хромосомной и связана с мутациями по генам, кодирующим ДНК-гиразу или топоизомеразу IV. Другие механизмы резистентности бактерий к фторхинолонам связаны с нарушением транспорта препаратов через пориновые каналы во внешней клеточной мембране микробной клетки или с активацией белков выброса, которые приводят к выведению фторхинолонов из клетки.
   Механизм действия. Фторхинолоны обладают уникальным механизмом действия на микробную клетку - ингибирование ДНК-гиразы или топоизомеразы IV, который обеспечивает отсутствие перекрестной резистентности с другими классами антибактериальных препаратов.
   Фармакокинетика. Фторхинолоны обладают благоприятными фармакокинетическими свойствами.
   Все фторхинолоны хорошо всасываются в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ), достигая максимальных концентраций в крови через 1-3 ч; прием пищи несколько замедляет, но не влияет на полноту всасывания.
   Фторхинолоны характеризуются высокой биодоступностью при приеме внутрь, которая для большинства препаратов достигает 80-100%, за исключением норфлоксацина (35-45%).
   Все препараты достаточно длительно (Т1/2 5-10 ч) циркулируют в организме в терапевтических концентрациях, в связи с чем применяются 1-2 раза в сутки. Некоторые препараты определяются в организме более длительно, например руфлоксацин (Т1/2 36 ч), в связи с чем могут применяться 1 раз в сутки и реже.
   Фторхинолоны обладают хорошей тканевой фармакокинетикой: концентрации в большинстве тканей сопоставимы с сывороточными или превышают их. Отмечается хорошее проникновение препаратов в клетки человека - полиморфно-ядерные нейтрофилы, макрофаги, альвеолярные макрофаги, что имеет важное значение при лечении инфекций с внутриклеточной локализацией микробов.
   Фторированные хинолоны подвергаются в организме биотрансформации с образованием не обладающих активностью (большинство) и активных метаболитов. Имеются различия в выраженности метаболизма, которому подвергаются фторхинолоны в организме: в наибольшей степени биотрансформации подвержен пефлоксацин (50-85%), в наименьшей - офлоксацин и ломефлоксацин (менее 10%); в связи с этим при почечной недостаточности наиболее выраженные изменения в фармакокинетике наблюдаются при применении последних двух препаратов, наименее выраженные - при применении пефлоксацина.
   Элиминация фторхинолонов в организме осуществляется почечными и внепочечными (метаболизм, экскреция с желчью, выведение с фекалиями и др.) механизмами, причем между препаратами существуют различия в отношении основных путей элиминации.
   Клиническое применение. Благодаря своим свойствам фторхинолоны нашли широкое применение при лечении различных инфекций. Основное клиническое значение фторхинолонов определяется их эффективностью при инфекциях, вызванных в первую очередь грамотрицательными микробами, в том числе устойчивыми к другим антибактериальным препаратам, а также некоторыми грамположительными микроорганизмами и бактериями с внутриклеточной локализацией. Важным достоинством фторхинолонов является наличие у ряда препаратов (офлоксацин, пефлоксацин, ципрофлоксацин) двух лекарственных форм (для приема внутрь и парентерального применения), что делает возможным проводить их последовательное применение ("ступенчатая терапия"), начиная с внутривенного введения, с последующим переходом на прием препаратов внутрь, что наряду с удобством применения имеет большое экономическое значение.
   В настоящее время фторхинолоны широко и с успехом применяются в клинической медицине (во внебольничных условиях и стационаре) при лечении больных с различной локализацией инфекций:
   • Инфекции мочевыводящих путей.
   • Инфекции, передаваемые половым путем.
   • Кишечные инфекции.
   • Инфекции дыхательных путей.
   • Хирургические инфекции.
   • Гинекологические инфекции.
   • Сепсис.
   • Инфекции центральной нервной системы (ЦНС).
   • Инфекции у больных с нейтропенией.
   • Туберкулез и другие микобактериозы.
   • Другие инфекции (лепра, эндокардит, офтальмологические инфекции и др.).
   Фторхинолоны применяются с целью профилактики инфекций при урологических вмешательствах и различных инвазивных манипуляциях.
   Переносимость. Побочные эффекты. Фторхинолоны, как правило, хорошо переносятся больными как при приеме внутрь, так и при внутривенном введении. Побочные эффекты при применении фторхинолонов наблюдаются в основном со стороны желудочно-кишечного тракта (тошнота, диарея) и ЦНС (головная боль, головокружение).
   К недостаткам ранних фторхинолонов относится невысокая природная активность в отношении грамположительных микроорганизмов, прежде всего Streptococcus pneumoniae, что не позволяло их рекомендовать для лечения внебольничных респираторных инфекций, так как пневмококк является одним из основных возбудителй инфекций дыхательных путей. Поиск новых лекарственных средств с активностью в отношении грамположительных микробов (в первую очередь с антипневмококковой активностью) имеет важное медицинское значение. Это связано с тем, что в настоящее время широкое распространение получили штаммы пневмококков, обладающие резистентностью к основным препаратам, применяемым для лечения респираторных инфекций, - бета-лактамам (пенициллины) и макролидам (эритромицин). Исследования, выполненные в 4 европейских странах (Великобритания, Германия, Италия, Франция) за период с 1992 по 1998 г. по проекту Alexander показали неуклонное увеличение выделения штаммов Streptococcus pneumoniae, обладающих устойчивостью к пенициллину и эритромицину; при этом динамика роста резистентности к этим препаратам в разных странах имеет определенные различия. Так, во Франции число резистентных к пенициллину штаммов пневмококков увеличилось с 6% в 1992 г. до 41% в 1998 г., а резистентность к эритромицину повысилась с 25 до 47%; такая же тенденция (но менее выраженная) наблюдалась в других странах. Результаты выделения в 1998 г. в разных странах Европы Streptococcus pneumoniae свидетельствуют о том, что проблема устойчивости пневмококков является повсеместной, но в некоторых странах достигает драматических величин, особенно в Греции, Франции, Словацкой Республике и Ирландии, где число штаммов с промежуточной чувствительностью к пенициллину (МПК 0,12-1 мг/л) и резистентных к нему штамммов (МПК более 2 мг/л) достигает cоответственно 32, 53, 51 и 33%; резистентные к эритромицину штаммы пневмококков (МПК 0,5 мг/л и выше) наиболее часто встречаются в Бельгии (34%), Италии (42%), Франции (47%) [17]. Среди 1047 респираторных штаммов Streptococcus pneumoniae, выделенных в Америке в многоцентровом исследовании в 1997 г., штаммы c высоким уровнем резистентности к пенициллину составили в США 16%, в Канаде - 8,4%, а с промежуточным уровнем резистентности - соответственно 27,8 и 21,8% [18]. Высокий уровень выделения штаммов Streptococcus pneumoniae, резистентных к пенициллину, отмечен в ряде стран Азии (Япония, Южная Корея, Таиланд) [19].
   В результате интенсивных исследований в 90-х годах прошлого столетия появились новые препараты группы фторхинолонов (табл. 2), которые, сохраняя основные свойства ранних фторхинолонов, принципиально отличаются от них по многим параметрам, в первую очередь по антимикробной активности. Эти различия прежде всего характеризуются более высокой природной активностью в отношении грамположительных кокков (пневмококков, стафилококков, энтерококков). В связи с высокой активностью новых фторхинолонов в отношении грамположительных микробов, включая Streptococcus pneumoniae, в том числе обладающих резистентностью к другим антибактериальным лекарственным средствам, они в основном позиционируются при лечении инфекций дыхательных путей, благодаря чему они получили название (в отличие от ранних фторхинолонов) "респираторные фторхинолоны". Некоторые новые препараты проявляют более высокую активность в отношении хламидий, микоплазм и анаэробных бактерий.
   Следует иметь в виду, что в связи с выраженной токсичностью, выявленной или в процессе предрегистрационного изучения или после регистрации, некоторые препараты были отозваны фирмами-производителями из медицинского обращения (грепафлоксацин, клинафлоксацин) или введены значительные ограничения к их медицинскому применению (тровафлоксацин); это относится и к двум новым фторхинолонам (грепафлоксацин и тровафлоксацин), которые первоначально были зарегистрированы в России, но после выявленных тяжелых побочных эффектов регистрация была аннулирована.
   Позиционирование новых фторхинолонов для лечения инфекций дыхательных путей обосновывается их антимикробным спектром, который охватывает большинство возбудителей респираторных инфекций (табл. 3), в первую очередь Streptococcus pneumoniae, в отношении которых их активность превышает действие ципрофлоксацина и офлоксацина. При этом они проявляют активность в отношении штаммов пневмококка, устойчивых к ципрофлоксацину и другим антимикробным препаратам, прежде всего - к пенициллинам, цефалоспоринам, макролидам. Новые фторхинолоны активны в отношении полирезистентных штаммов пневмококка.
   Новые фторхинолоны проявляют активность в отношении штаммов Haemophilus influenzaе, чувствительных и резистентных к ампициллину, штаммов Moraxella catarrhalis, включая штаммы, продуцирующие бета-лактамазу. Препараты обладают активностью в отношении Staphylococcus aureus, за исключением метициллин-резистентных штаммов.
   Новые фторхинолоны активны в отношении других возбудителей инфекций дыхательных путей: грамотрицательных бактерий (Klebsiella pneumoniae, Bordetella pertussis), атипичных микроорганизмов (Clamydia pneumoniae, Mycoplasma pneumoniae, Legionella pneumophila), микобактерий (Mycobacterium tuberculosis).
   Hекоторые новые фторхинолоны (гатифлоксацин, гемифлоксацин, моксифлоксацин), в отличие от ранних препаратов, проявляют хорошую активность в отношении анаэробных микроорганизмов (табл. 4).
   Необходимо отметить, что новые фторхинолоны обладают такой же высокой активностью (а в ряде случаев даже более выраженной) в отношении многих грамотрицательных бактерий (в первую очередь - Enterobacteriaceae), свойственной ранним фторхинолонам.

Таблица 1. Ранние антимикробные препараты группы фторхинолонов

Ломефлоксацин

Темафлоксацин

Норфлоксацин

Тосуфлоксацин

Офлоксацин

Флероксацин

Пефлоксацин

Ципрофлоксацин

Руфлоксацин

Эноксацин

Примечание. Выделены препараты, зарегистрированные в России.

Таблица 2. Новые препараты группы фторхинолонов

Гатифлоксацин

Моксифлоксацин

Гемифлоксацин

Ситафлоксацин

Грепафлоксацин*

Спарфлоксацин

Клинафлоксацин*

Тровафлоксацин*

Левофлоксацин

 

Примечание. Выделены препараты, зарегистрированные в России или находящиеся на стадии регистрации (гатифлоксацин и гемифлоксацин).

* Препараты, отозванные фирмами-производителями из медицинского применения или ограничены в показаниях.

Таблица 3. Антимикробная активность in vitro (МПК90, мг/л) новых фторхинолонов в отношении основных возбудителей инфекций дыхательных путей [20-28]

Микроорганизм

ГТЦ

ГМЦ

ЛФЦ

МФЦ

СФЦ

Streptococcus pneumoniae

 

0,06

     

PS

0,06-1

 

1

0,03-0,25

0,25

PI/PR

0,1-1

 

1

0,03-0,25

0,25

Haemophilus influenzae

 

0,016

   

0,012

AS

0,004-0,016

 

0,03-0,3

0,008-0,13

 

AR

0,004-0,016

 

0,03-0,5

0,008-0,13

 

Moraxella catarrhalis

0,03-0,12

0,008-0,03

   

0,047

БЛ-

   

0,064

0,012-0,06

 

БЛ+

   

0,06-0,094

0,012-0,06

 

Staphylococcus aureus

       

0,125

MS

0,12-1

0,03

0,25

0,12

 

MR

4-16

8

16

2

 

Klebsiella pneumoniae

0,06-0,5

0,25

0,25

0,12-0,25

0,25

Bordetella pertussis

 

0,03

0,06

0,03

 

Chlamydia pneumoniae

0,06-0,5

0,25

0,5

0,12

0,06-0,5

Legionella pneumophila

0,016-0,03

0,016

0,008

0,016

0,06

Mycoplasma pneumoniae

0,12

0,008-0,1

0,5

0,25

0,12

Mycobacterium tuberculosis

0,12

 

1

0,12

0,25-1

Примечание. ГТЦ - гатифлоксацин; ГМЦ - гемифлоксацин; ЛФЦ - левофлоксацин; МФЦ - моксифлоксацин; СФЦ - спарфлоксацин.
PS - чувствительный к пенициллину; PI/PR - резистентный к пенициллину и с промежуточной чувствительностью; AS - чувствительный к ампициллину; AR - резистентный к ампициллину; MS - чувствительный к метициллину; MR - резистентный к метициллину; БЛ- - не продуцирующий
b-лактамазу; БЛ+ - продуцирующий b-лактамазу.

Таблица 4. Антианаэробная активность (МПК90, мг/л) новых фторхинолонов [21, 24, 29, 30]

Анаэробные микроорганизмы

Гатифлоксацин

Гемифлоксацин

Моксифлоксацин

Bacteroides fragilis

1

0,5-2

0,25-4

Clostridium perfringens

1

0,06-0,12

0,25-0,5

Clostridium difficile

2

2->16

1-2

Fusobacterium spp.

0,5

0,25-8

0,12-1

PeptoStreptococcus spp.

1

0,06-2

0,25

Prevotella spp.

 

2

0,25-2

Veillonella spp.

 

8

0,25

Таблица 5. Проникновение новых фторхинолонов в ткани дыхательных путей [22, 31-33]

Органы и ткани

Гатифлоксацин

Гемифлоксацин

Левофлоксацин

Моксифлоксацин

Отношение: концентрация в тканях/концентрация в плазме, %

Слизистая оболочка бронхов

170

80-130

120

17-210

Ткань легких

450

-

500

 

Слизистая оболочка синуса

290

-

 

200

Жидкость эпителиальной выстилки

170

50-150

170

500-700

Альвеолярные макрофаги

2530

3400-6040

580

1860-7000

Таблица 6. Классификация хинолонов [57]

Генерация

Исходная химическая структура

фторхинолоны

нафтиридоны

I

Флумехин

Налидиксовая кислота

IIa

Ципрофлоксацин

Эноксацин

 

Офлоксацин

 
 

Левофлоксацин*

 

IIb

Грепафлоксацин

Тосуфлоксацин

 

Спарфлоксацин

 

IIIa

Моксифлоксацин

Тровафлоксацин

 

Гатифлоксацин

 
 

Ситафлоксацин

 
 

Клинафлоксацин

 

IIIb

 

Гемифлоксацин

* По антимикробным свойствам левофлоксацин в большей степени следует отнести к фторхинолонам IIb генерации (прим. автора).

Таблица 7. Классификация фторхинолонов

Группа фторхинолонов

Спектр антимикробной активности

Дозирование

Побочные эффекты

грамположи- тельные

грамотри- цательные

атипичные

анаэробы

Ранние*

+

+++

++

+

Обычно

Обычные

         

2 раза в сутки

ПЭ***

Новые**

++

+++

+++

+++ (ГТФ, ГФЦ, МФЦ)

Обычно 1 раз в сутки

Обычные ПЭ*** + Специфические ПЭ****

Примечание. ПЭ - побочные эффекты; ГТФ - гатифлоксацин; ГМЦ - гемифлоксацин; МФЦ - моксифлоксацин; ГРЦ - грепафлоксацин; СФЦ - спарфлоксацин; КФЦ - клинафлоксацин; ТФЦ - тровафлоксацин.

* Ранние фторхинолоны (см. табл. 1).

** Новые фторхинолоны (см. табл. 2).

*** ПЭ со стороны ЖКТ, ЦНС, аллергические реакции, фототоксичность (обычно менее 2%), тендинит, обычно маловыраженный почечный и печеночный синдром.

**** Гемолитико-уремический синдром, увеличение интервала QT на ЭКГ, фототоксичность (ГФЦ, СФЦ); более высокая частота ПЭ со стороны ЦНС, печени, аллергических реакций и панкреатита (ТФЦ); гипогликемия, повышенная частота выраженной фототоксичности (КФЦ).

   Другим важным свойством новых фторхинолонов, определяющим позиционирование при респираторных инфекциях, является хорошее проникновение препаратов в ткани дыхательных путей (табл. 5), концентрации в которых превышают таковые в сыворотке крови. Концентрации фторхинолонов в тканях дыхательных путей превышают минимальные подавляющие концентрации (МПК) для основных возбудителей респираторных инфекций. Препараты хорошо проникают в клетки макроорганизма, в частности в альвеолярные макрофаги, где содержатся в значительно более высоких концентрациях, чем в плазме. Это свойство препаратов имеет большое значение для лечения инфекций с внутриклеточной локализацией микроорганизмов.
   Важной фармакокинетической особенностью новых фторхинолонов является длительная циркуляция в организме, в связи с чем они применяются реже (1 раз в сутки), чем ранние препараты (2 раза в сутки), что представляет несомненные удобства, особенно при лечении больных во внебольничных условиях.
   Некоторые новые фторхинолоны (левофлоксацин и моксифлоксацин) выпускаются в двух лекарственных формах - для приема внутрь и парентерального применения, что делает возможным проведение ступенчатой терапии: после начального внутривенного введения препарата через несколько дней переходят на пероральный прием; такой режим дозирования имеет наряду с удобством применения явные экономические преимущества.
   Как указывалось выше, новые фторхинолоны позиционируются в настоящее время для лечения респираторных инфекций:
   • Внебольничная пневмония.
   • Обострение хронического бронхита.
   • Острый синусит.
   • Обострение хронического синусита.
    Многочисленные предрегистрационные клинические испытания (несравнительные и сравнительные), а также постмаркетинговые исследования показали, что новые фторхинолоны являются высокоэффективными лекарственными средствами при лечении указанных респираторных инфекций. Клиническая эффективность моксифлоксацина при лечении внебольничной пневмонии составляла 92-97% [34-36], обострений хронического бронхита - 89-96% [37, 38], острого синусита - 87-97% [39, 40], левофлоксацина - соответственно 80-96% [41-43], 83-95% [44-47] и 83-96% [48-50], гатифлоксацина - 85-95, 79-86 и 85-95% [22]. При этом клиническая и бактериологическая эффективность новых фторхинолонов сопоставима с эффективностью других антимикробных лекарственных средств, обычно применяемых при этих заболеваниях (амоксициллин, амоксициллин/клавуланат, кларитромицин, азитромицин, цефуроксим, цефуроксим аксетил и др.) или их превосходит.
   В настоящее время новые фторхинолоны рассматриваются как наиболее надежные средства при лечении больных с тяжелой внебольничной пневмонией, в том числе госпитализированных в отделение реанимации и интенсивной терапии. Показано, что на фоне лечения левофлоксацином летальность достоверно ниже по сравнению с комбинированной терапией цефтриаксоном и кларитромицином (6 и 12% соответственно, р=0,024) [51]. Сходные данные получены при применении моксифлоксацина в режиме монотерапии: эффективность препарата была достоверно выше (на 8%), чем комбинированная терапия амоксициллином/клавуланатом и кларитромицином [52].
   Однако, на наш взгляд, свойства новых фторхинолонов позволяют не ограничиваться их применением только для лечения респираторных инфекций. Многочисленные клинические исследования некоторых фторхинолонов (левофлоксацина, моксифлоксацина) показали, что они эффективны при лечении других инфекций (инфекций мочевыводящих путей, кожи и мягких тканей, абдоминальные инфекции и др.).
   Клинические исследования установили высокую эффективность левофлоксацина при инфекциях мочевыводящих путей (острый цистит у женщин и обострение хронического пиелонефрита), неосложненных и осложненных инфекциях кожи и мягких тканей, внебольничных абдоминальных инфекциях и нозокомиальной пневмонии, в том числе вентилятор-ассоциированной. В рандомизированном двойном слепом исследовании показана эффективность левофлоксацина при 5-дневном курсе лечения неосложненного целлюлита [53]. В сравнительном исследовании показано, что левофлоксацин в дозе 750 мг в сутки не уступает по клинической и бактериологической эффективности тикарциллину/клавуланату при лечении осложненных инфекций кожи и мягких тканей [54]. При лечении нозокомиальной пневмонии левофлоксацин в суточной дозе 750 мг показал сходную клиническую и бактериологическую эффективность с имипенемом в дозе 0,5-1 г каждые 6-8 ч [55]. Эффективность левофлоксацина и имипенема также была одинакова у пациентов с вентилятор-ассоциированной пневмонией [56]. В настоящее время левофлоксацин зарегистрирован в РФ для лечения туберкулеза легких, вызванном множественно-устойчивыми штаммами микобактерий.
   В последние 3 года также получены убедительные клинические данные об эффективности моксифлоксацина в режиме монотерапии при лечении осложненных инфекций кожи и мягких тканей, гинекологических и абдоминальных инфекций. Возможность применения моксифлоксацина в режиме монотерапии обусловлена высокой природной активностью препарата в отношении анаэробных микроорганизмов.
   Таким образом, полученные в последние годы клинические данные свидетельствуют, что новые фторхинолоны являются не только "респираторными", а имеют большой терапевтический потенциал в разных областях антибактериальной химиотерапии.
   В связи с большим числом препаратов группы фторхинолонов были сделаны попытки их классифицировать, приняв за основу различные показатели, например основную химическую структуру (производные нафтиридина и хинолина), числа атомов фтора в молекуле (моно- ди- и трифторхинолоны), особенности антимикробной активности и т.п. Одна из последних классификаций построена на основе развития химии фторхинолонов и соответственно их свойств. По этой классификации [57] все хинолоны (не только фторхинолоны) разделены на 3 генерации или поколения, при этом последние две генерации в свою очередь разделяются на две части (табл. 6). Приводятся комментарии к классификации.
   Препараты первого поколения имеют ограниченный спектр действия и применяются преимущественно при инфекциях мочевыводящих путей.
   Препараты генерации IIа обладают более высокой активностью, главным образом в отношении грамотрицательных микробов; ограниченная активность в отношении грамположительных микробов (в частности, пневмококков и Staphylococcus aureus. Один из препаратов (ципрофлоксацин) обладает высокой активностью в отношении Pseudomonas aeruginosa.
   Препараты группы IIb имеют сбалансированный спектр антимикробной активности; обладают повышенной активностью в отношении пневмококков, но менее активны в отношении Pseudomonas aeruginosa.
   Лекарственные средства группы IIIа проявляют повышенную активность в отношении грамположительных микробов, в частности пневмококков.
   Препараты группы IIIb обладают еще более высокой активностью в отношении грамположительных микробов, включая пневмококки; проявляют активность в отношении ципрофлоксацин-резистентных пневмококков, атипичных возбудителей респираторных инфекций.
   Недостатком этой классификации является, на наш взгляд, наличие излишней для практического применения информации (например, деление препаратов на производные хинолина и нафтиридина); приводятся отрывочные сведения о механизме действия, о фармакокинетических свойствах, о взаимодействии препаратов; кроме того, таблица сопровождается обширными комментариями.
   Более лаконичной и достаточно информативной для практического применения является предлагаемая нами классификация (табл.7), в которой все применяемые в клинике фторхинолоны делятся на 2 группы: ранние (перечислены в табл. 1) и новые (табл. 2). Такое деление препаратов на 2 группы обосновано тем, что новые фторхинолоны принципиально отличаются от ранних фторхинолонов расширением спектра за счет повышения активности в отношении грамположительных микробов (включая пневмококки) и пролонгированным пребыванием в организме больного, вследствие чего они могут применяться 1 раз в сутки. Что касается специфических побочных эффектов, выявленных у новых фторхинолонов, (гепатотоксичность, гипогликемия, увеличение интервала QT на ЭКГ и др.), то они, по-видимому, могут наблюдаться и у ранних фторхинолонов (возможно с меньшей частотой), если провести целенаправленное исследование по их выявлению (когда внедрялись в клинику ранние фторхинолоны таких исследований не проводилось или они были ограничены).
   В предлагаемой классификации приводятся в общем виде сведения об активности препаратов в отношении основных групп микроорганизмов (грамположительные, грамотрицательные, атипичные, анаэробные), из которых видно, на какие группы микробов действуют большинство препаратов каждой группы. В отдельные графы выделены основные различия по режиму дозирования препаратов в зависимости от дительности циркуляции в организме и характер побочных эффектов.
   Естественно, в каждой группе (ранние и новые фторхинолоны) имеются препараты с индивидуальными особенностями антимикробных и фармакокинетических свойств, но их включение в предлагаемую классификацию сделало бы ее очень громоздкой и трудноусвояемой.
   Приведенные данные свидетельствуют о том, что препараты группы фторхинолонов, несмотря на многолетнее применение в медицине, по-прежнему сохраняют свое значение в антимикробной химиотерапии бактериальных инфекций. Значение этой группы лекарственных средств еще больше возросло с появлением новых перспективных препаратов, расширение сферы применения которых, несомненно, повысит возможности лечения больных с различными бактериальными инфекциями.

Литература
1. Падейская Е.Н., Яковлев В.П. Фторхинолоны.М., Биоинформ, 1995; 220 стр.
2. Падейская Е.Н., Яковлев В. Антимикробные препараты группы фторхинолонов в клинической практике. М., Логата, 1998; 352 стр.
3. Падейская Е.Н., Яковлев В.П. Офлоксацин (таривид). Антибактериальный препарат из группы фторхинолонов. м., 1996; 116 стр.
4. Падейская Е.Н., Яковлев В.П. Ломефлоксацин (максаквин) антимикробный препарат из группы фторхинолонов. М., Универсум Паблишинг, 1998; 80 стр.
5. Яковлев В.П. Антибактериальная химиотерапия в нееинфекционной клинике: новые бета-лактамы, монобактамы и хинолоны. Итоги науки и техники, М., ВИНИТИ, 1992; 202 стр.
6. Яковлев В.П. Антибактериальные препараты группы фторхинолонов. Русский медицинский журнал,.Антибактериальные препараты, 1997; 5 (21): 1405-1413.
7. Яковлев В.П., Падейская Е.Н., Яковлев С.В. Ципрофлоксацин в клинической практике. М., Информэлектро, 2000; 272 стр.
8. Яковлев В.П., Яковлев С.В. Клиническая фармакология фторхинолонов. Обзор. Клинич.фармакология и терапия, 1994; 3 (2): 53-58.
9. Яковлев С.В Новое поколение фторхинолонов новые возможности лечения внебольничных инфекций дыхательных путей. Антибиотики и химиотерапия, 2001; 46 (6): 38-42.
10. Яковлев С.В. Место фторхинолонов в лечении бактериальных инфекций. Русский мед. журнал, 2003; 11 (8): 434-437.
12. Quinolone Antimicrobial Agents. 2nd ed. Eds. Hooper D.C., Wolfson J.S. Washington, 1993.
13. Sorgel F., Kinzig M. Pharmacokinetics of gyrase inhibitors. Part 1: basic chemistry and gastrointestinal disposition/ Amer. J. Med., 1993; 94: Suppl. 3A: 44-55.
14. The New Generation of Quinolones. Eds. Siporin C., Heifetz C.L., Damaglia J.M. Marcel Dekker, 1990; 422 pp.
15. The Quinolones. Ed. Andriole V.T. Acad.Press, 1988.
16. The Quinolones. 2nd ed.,Ed.Andriole V.T. Acad.Press.,1998; 441 pp.
17. Schito G.C., Debbia E.A., Marchese A. The evolving threat of antibiotic resistance in Europe new data from the Alexander PROJECT. J. Antimicrob. Chemother., 2000; 46: Topic T1: 3-9.
18. Doern G.V., Pfaller M.A., Kugler K. et al. Prevalence of antimicrobial resistance among respiratory tract isolates of Streptococcus pneumoniae in North America^ 1997 results from the SENTRY antimicrobial surveillance program. Clin. Inf. Dis., 1998; 27: 764-770.
19. Tomono R. Pre-clinical microbiology respiratory tract infections susceptibility survey in Japan. In: First Intern. Moxifloxacin Symp., Berlon,1999; Springer-Verlag, Ed. Mandell L., 2000; 67-74.
20. Appelbaum P.C., Hunter P.F. The fluoroquinolone antibacterials: past, present and future perspectives. Intern. J. Antimicrob. Ag., 2000; 16: 5-15
21. Dalhoff A. In vitro activities of quinolones. Exp. Opin. Invect. Drugs, 1999; 8 (2): 123-137.
22. Gatifloxacin. Scientific Monograph. Grunenthal
23. Hammerschlag M.R. Activity of gemifloxacin and other new quinolones against Chlamydia pneumoniae: a review. J.Antimicrob. Chemother., 2000; 45: Suppl. S1: 35-39.
24. King A., May J., French G., Phillips I. Comparative in vitro activity of gemifloxacin. J.Antimicrob. Chemother., 2000; 45: Suppl. S1: 1-12.
25. McCloskey L., Moore T., Niconovich N et al. In vitro activity of gemifloxacin against a broad range of recent clinical isolates from the USA. J.Antimicrob. Chemother., 2000; 45: Suppl. S1: 13-21.
26. Mortensen J.E., Rodgers G.L. In vitro activity of gemifloxacin and other antimicrobial agents against isolates of Bordetella pertussis and Bordetella parapertussis. J.Antimicrob. Chemother., 2000; 45: Suppl. S1: 47-49.
27. Rittenhouse S., McCloskey L., Broskey J. et al. In vitro antibacterial activity of gemifloxacin and comparator compounds against common respiratory pathogens. J.Antimicrob. Chemother., 2000; 45: Suppl. S1: 23-27.
28. Soussy C.J., Debeugny B., Akalin H.E. et al. Comparative international study of sparfloxacin in vitro activity against 7 respiratory tract pathogens. 35th Intersci. Conf. Antimicrob. Ag. Chemother.,San Francisco, 1995; Abstracts: № Е 133.
29. Goldstein E.J.C. Review of the in vitro activity of gemifloxacin against Gram-positive and Gram-negative anaerobic pathogens. J.Antimicrob. Chemother., 2000; 45: Suppl. S1: 55-65.
30. MacGowan A.P., Bowker K.E., Holt H.A. et al. BAY 12-8039, a new 8-methoxyquinolone: comparative in vitro activity with nine other antimicrobials against anaerobic bacteria. J.Antimicrob. Chemother., 1997; 40: 503-509.
31. Яковлев В.П., Яковлев С.В. Моксифлоксацин. Новый антимикробный проепарат из группы фторхинолонов. М.,Информэлектро, 2002; 160 стр.
32. Avelox. Moxifloxacin hydrochlorid. Monograpn. Bayer, 2000.
33. Andrews J., Khair O.,Honeybourne D. et al. Concentrations of gemifloxacin in potential sites of respiratory infection in patients following once-daily 320 mg dosing for 4 days prior to diagnostic bronchoscopy. 12th Eur. Congr. Clin. Microb. Inf. Dis., Milan, 2002; Abstracts: № P755. In: Clin. Microb. Inf., 2002; 8: Suppl. 1.
34. Fogarty C., Grossman C., Williams J. et al. Efficacy and safety of moxifloxacin vs clarithromyin for community-acquired pneumonia. Infections in Med.,1999; 16 (11): 748-763.
35. Hoeffken G., Meyer H.P., Winter J. et al. The efficacy and safety of two oral moxifloxacin regimens compared to oral clarithromycin in the treatment of community-acquired pneumonia. Resp. Med., 2001; 95: 1-12.
36. Springsklee M. Clinical needs in the millennium pneumoniae the role of moxifloxacin. 1st Intern. Moxifloxacin Symp., Berlin, 1999, Ed. Mandell L. Springer-Verlag, 200; 154-158.
37. Church D. Clinical needs in the millennium acute exacerbations of chronic bronchitis the role of moxifloxacin. 1st Intern. Moxifloxacin Symp., Berlin,1999, Ed. Mandell L., Springer-Verlag,2000; 166-168.
38. Schaberg T. Comparative effect of moxifloxacin and co-amoxiclav in the treatment of AECB. 10th Eur. Congr. Clin. Microbiol.Inf. Dis., Stockholm, 2000; Abstracts: N WeP 236. In: Clin. Microbiol. And Inf., 2000; 6: suppl. 1.
39. Burke T., Villanueva C., Mariano H. et al. Comparison of moxifloxacin and cefuroxime axetil in the treatment of acute maxillary sinusitis. Clin. Therap.,1999; 21 (10): 1664-1677.
40.Hampel B. Clinical needs in the millennium rhinosinusitis the role of moxifloxacin. 1st Intern. Moxifloxacin Symp., Berlin,1999; Ed. Mandell L. Springer-Verlag,2000; 174-177.
41. Carbon C. Clinical efficacy and safety of levofloxacin for mild-to-moderate community-acquired pneumonia. In: Penetration. Intern. Update on Levofloxacin and Ofloxacin, Biomedis,Tokyo,2002; 37-41.
42. Erard V.AS., Bochud P.Y., Cometta A. et al. Full course oral levofloxacin vs. intravenous (ceftriaxone +/- clarithromycin)-tо-oral sequential antibiotic therapy for patients hospitalised with community-acquired pneumonia (CAP). 41st Intersci. Conf. Antimicrob. Ag. Chemother., Chicago,2001; Abstracts: N L-870.
43. File T.M. Levofloxacin in the treatment of community-acquired pneumonia. Clin. Respir. J.,1999; 6: Suppl. A: 35A-39A.
44. Burley C.J., Masterton R.G. A double-blind comparison of oral levofloxacin 500 mg once daily for 7 days in patients with acute exacerbation of chronic bronchitis. 9th Eur. Congr. Clin. Micr. Inf. Dis., Berlin, 1999; Abs. N P715. In: Clin. Micr. Inf., 1999; 5: Suppl. 3^ 276.
45. DeAbate C.A. Levofloxacin the "respiratory fluoroquinolone". In: Penetration. Intern. Update on Levofloxacin and Ofloxacin. Biomedis, Tokyo, 1998; 5-10.
46. Habib M.P., Gentry L.O., Rodriguez-Gomez G. et al. A multicenter, randomized study comparing the efficacy and safety of oral levofloxacin vs cefaclor in the treatment of acute bacterial exacerbations of chronic bronchitis. In: Penetratiobn. Intern. Update on Levofloxacin and Ofloxacin. Biomedis, Tokyo, 1998; 13.
47. Urueta J., Ariza H., De Brito J. et al. Safety and efficacy of moxifloxacin vs levofloxacin in the teatment of AECB. 11th Eur. Congr. Clin. Microbiol. If. Dis., Istanbul, 2001; Abstracts: N P864. In: Clin. Microbiol. Inf., 2001; 7: suppl. 1.
48. Adelglass J., Jones T.M., Ruoff G. et al. A multicenter, investigator-blinded, randomized comparison of oral levofloxacin and oral clarithromycin in the treatment of acute bacterial sinusitis. Pharmacotherapy, 1998; 18 (6): 1255-1263.
49. Gehanno P. And French Sinusitis Group Otral levofloxacin, 500 mg once daily, in the treatment of acute maxillary sinusitis in adults. 7th Biebiennial Conf. Antiinf. Ag. Chemother. And 2nd Eur. Congr. Chemother., Hamburg, 1998; Abstracts: N T-106. In: Antiinf. Drugs Chemother.,1998; 16: Suppl. 1.
50. Sydnor T.A. Levofloxacin an extremely useful drug in the treatment of sinusitis. In: Penetration: Intern. Update on Levofloxacin and Ofloxacin. Ann. Iissue, 1997; Biomedis, Tokyo, 16-20.
51. Querol-Ribelles J.M., Tenias J.M., Querol-Borras J.M. et al. Levofloxacin versus ceftriaxon plus clarithromycin in the treatment of adults with community-acquired pneumonia requiring hospitalization. Int J Antimicrob Agents 2005;25(1):75-83.
52. Finch R, Colins O, Kubin R, et al. Moxifloxacin IV/PO compared with amoxicillin/clavulanate IV/PO with or without clarithromycin in the treatment of community-acquired pneumonia. Clin Microbiol Infect 2001; 7 (Suppl 1): 167.
53. Hepburn M.J., Dooley D.P., Skidmore P.J., et al. Comparison of short-course (5 days) and standart (10 days) treatment for uncomplicated cellulites. Arch Intern Med 2004;164(15):1669-1674.
54. Graham D.R., Talan D.A., Nichols R.L., et al. Once-daily, high-dose levofloxacin versus ticarcillin-clavulanate alone or followed by amoxicillin-clavulanate for complicated skin and skin-structure infections: a randomized, open-label trial. Clin Infect Dis 2002;35(4):381-389.
55. Levofloxacin compared with imipenem/cilastatin followed by ciprofloxacin in adult patients with nosocomial pneumonia: a multicenter, prospective, randomized, open-label study. Clin Ther 2003;25(2):485-506.
56. Shorr A.F., Zadeikis N., Jackson W.L., et al. Levofloxacin for treatment of ventilator-associated pneumonia: a subgroup analysis from a randomized trial. Clin Infect Dis 2005;40(Suppl 2): S123-129.
57. Ball P. Quinolone generations: natural history or natural selection? J.Antimicrob. Chemother., 2000; 46: Topic T1: 17-24.



В начало
/media/consilium/06_01/35.shtml :: Wednesday, 07-Jun-2006 23:15:03 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster