Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

CONSILIUM-MEDICUM  
Том 09/N 2/2007 НЕВРОЛОГИЯ / ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

Лечение психических нарушений в практике невролога Клиническое исследование нового пептидного препарата ноопепт у больных с психоорганическими расстройствами


Г.Г.Незнамов, Е.С.Телешова, С.А.Сюняков, В.К.Бочкарев, И.А.Давыдова

Лаборатория клинической психофармакологии (зав. - проф. Г.Г.Незнамов) ГУ НИИ фармакологии им. В.В.Закусова РАМН

Введение
   
Открытие и внедрение в практику в 1970-80-х годах прошлого века ноотропных препаратов явилось принципиально новым этапом в развитии психофармакотерапии. С появлением ноотропов, основной характеристикой которых является активирующее влияние на интегративную деятельность мозга и восстановление нарушений высшей нервной деятельности [15], впервые появилась возможность целенаправленного фармакологического воздействия на когнитивные функции (внимание, память, способность к оценке и анализу ситуации, принятию решений и т.д.) и проявления психического и неврологического дефицита, формирующегося при органическом поражении головного мозга [4, 5, 9].
   В последние годы к ноотропным препаратам относят все более широкий спектр психотропных средств, обладающих активирующим влиянием на мнестические и интеллектуальные функции, различных по химической структуре и фармакологическим свойствам [5]. Одним из перспективных и интенсивно развивающихся направлений является разработка новых ноотропных препаратов на основе регуляторных нейропептидов, таких как АКТГ и его фрагменты, соматостатин, вазопрессин, тафцин, тиреолиберин, субстанция Р, которые участвуют в механизмах процессов обучения и памяти [2, 13].
   Проведенные в ГУ НИИ фармакологии им. В.В.Закусова РАМН многолетние фундаментальные исследования, направленные на создание ноотропных средств пептидной природы нового поколения, основывались на оригинальной гипотезе о том, что классический препарат этой группы пирацетам является структурным аналогом пептидного лиганда специфических ноотропных рецепторов, сходного с метаболитами вазопрессина [6]. В соответствии с этой гипотезой проведен целенаправленный синтез пептидных соединений, являющихся структурно-конформационными аналогами пирацетама и концевых фрагментов вазопрессина [16].
   В экспериментальных исследованиях у отобранного перспективного соединения - дипептида ноопепта (ГВС-111 - этиловый эфир N-фенил-ацетил-L-пролил-глицина) - выявлено наличие ноотропного, нейропротективного и анксиолитического действия, высокой специфической биодоступности для тканей мозга [10, 16, 19, 22].
   Целью настоящего исследования являлось клиническое изучение спектра психотропной активности ноопепта на адекватных для выявления ноотропного эффекта "клинических мишенях" с оценкой эффективности и безопасности применения препарата у больных с неглубокими психоорганическими расстройствами.   

Материал и методы исследования
   
Проведенное клинико-фармакологическое исследование ноопепта выполнялось по специально разработанным стандартизованным протоколам, соответствующим современным требованиям и принципам GCP (Качественной клинической практики), принятым в Российской Федерации [11] в рамках 1-2-й фаз клинического изучения препарата.
   Для изучения ноопепта целенаправленно отбирались больные с неглубокими проявлениями психоорганического синдрома с когнитивными и дисмнестическими расстройствами. На основании полученных ранее результатов, показавших возможность и эффективность оценки особенностей действия ноотропных препаратов на таких "клинических мишенях", отбирались больные двух групп: с органическим поражением центральной нервной системы (ЦНС), обусловленным черепно-мозговой травмой (ЧМТ), в возрасте от 18 до 45 лет (1-я группа) и с сосудистым поражением ЦНС в возрасте от 45 лет и старше (2-я группа).
   Основными критериями включения больных в исследование являлись: 1) проявления психоорганического синдрома с когнитивными и дисмнестическими расстройствами, развившегося в отдаленном периоде ЧМТ и в связи с сосудистым поражением головного мозга, 2) значение мини-теста оценки психического состояния (MMSE) не менее 16 баллов, 3) отсутствие приема лекарственных средств, обладающих психотропной активностью на протяжении не менее недели до начала испытаний; 4) информированное согласие больных на участие в испытаниях, 5) отсутствие декомпенсации соматических заболеваний, признаков хронического алкоголизма, лекарственной и наркотической зависимости.
   Действие препарата изучали у 40 больных (25 женщин и 15 мужчин) с церебрастеническими и когнитивными нарушениями в рамках диагностических рубрик по МКБ-10 "Органическое эмоционально лабильное (астеническое) расстройство" (F06.6), "Легкое когнитивное расстройство" (F06.7), "Посткоммоционный синдром" (F07.2). У 20 больных (7 женщин и 13 мужчин) было посттравматическое поражение ЦНС (средний возраст 31,6±7,1 года; 1-я группа) и у 20 больных (18 женщин и 2 мужчин) сосудистое заболевание головного мозга (средний возраст 60,1±4,86 года; 2-я группа). Cхема исследования включала следующие этапы: скрининговую фазу с подписанием информированного согласия, 7-дневный wach-out период с отменой предшествующей терапии психотропными препаратами при ее наличии, 28-дневный период курсовой монотерапии. До начала терапии ноопептом оформлялась клиническая история болезни, заполнялась индивидуальная регистрационная карта больного, проводилось соматическое обследование с заполнением карты соматического состояния, 3-5-кратное обучение работе с методикой психофизиологического обследования, адаптация к ЭЭГ-исследованию. Контрольными периодами оценки состояния больных являлись фоновое исследование (за день до первого приема препарата), 1-й день (первая тестовая доза), 7, 14, 21 и 28-й дни терапии. Изучение препарата (таблетки по 5 мг) проведено с использованием курсовых суточных доз 15 и 30 мг, распределенных на 3 приема в течение дня (по 20 больных получали препарат в дозе 15 и 30 мг с равным соотношением цереброваскулярной недостаточности и травматического поражения головного мозга в каждой группе). Для коррекции гипертензии 11 больным (4 из группы получавших по 15 мг/сут и 7 из группы получавших по 30 мг/сут) эпизодически назначался каптоприл в дозах от 25 до 100 мг/сут.
   Основными проявлениями заболевания, развившегося в отдаленном периоде ЧМТ у больных 1-й группы, являлся комплекс церебрастенических нарушений с разными по степени выраженности утомляемостью, чувством слабости, гиперестезией, эмоциональной лабильностью, легко возникающими реакциями раздражения, нарушениями концентрации внимания, снижением памяти, преимущественно на текущие события, трудностями пробуждения с длительно сохраняющейся сонливостью, снижением устойчивости к психоэмоциональным нагрузкам, метеопатией.
   В клинической картине психопатологических нарушений у больных 2-й группы с сосудистым заболеванием головного мозга доминировали псевдоневрастенические астеновегетативные расстройства, сочетавшиеся с дисмнестическими нарушениями, начальными проявлениями агнозии, акалькулии, а у 7 больных - с элементами нарушений конструктивного праксиса.   

Методики исследования
   
Для изучения действия ноопепта использовался набор стандартизованных методик (клинических, психологических, нейропсихологических, психофизиологических и электрофизиологических):
   • шкала оценки выраженности симптоматики - "Унифицированная система оценки клинико-фармакологического действия психотропных препаратов у больных с пограничными нервно-психическими расстройствами" [1];
   • методики оценки когнитивных функций. Мини-тест оценки психического состояния (MMSE), состоящий из нейропсихологических тестов, оценивающих в баллах когнитивные функции: внимание, запоминание, гнозис, речь, праксис, счет [20]; короткая шкала познания (BCRS), позволяющая оценить выраженность отдельных компонентов когнитивных нарушений [14], шкала скрининга когнитивных способностей (CCSE), состоящая из тестов, оценивающих ориентировку, память, счет, способность делать умозаключения, группировать предметы [17];
   • шкала общего клинического впечатления (CGI) для оценки эффективности терапии [18];
   • компьютеризованная методика оценки психофизиологического состояния [7]. С помощью данной методики оценивались такие психофизиологические параметры, как 1) время простой двигательной реакции на световой сигнал (с), 2) распределение внимания (с), 3) объем внимания (с), 4) устойчивость внимания (с), 5) реакция выбора на световой сигнал (с), 6) доля ошибок в реакции выбора (%), 7) объем кратковременной зрительной памяти (баллы), 8) реакция на движущийся объект (усл. ед.), 9) доля точных попаданий в тесте реакции на движущийся объект (%), 10) интегральный показатель качества операторской деятельности (усл. ед);
   • ЭЭГ-исследование с записью электрической активности монополярным способом с использованием индифферентных ушных электродов ипсилатерально и расстановкой активных электродов по международной схеме 10-20 над 8 областями мозга: затылочными (О2, О1), теменными (Р4, Р3), центральными (С4, С3) и лобными (F4, F3) правого и левого полушарий соответственно. Анализ действия ноопепта проводился в двух вариантах: по данным динамики спектра ЭЭГ правой затылочной области и на основе статистической оценки реакций узкополосных составляющих спектра ЭЭГ [3] перечисленных 8 областей мозга.
   Все полученные данные статистически проанализированы: сравнение выборок проводилось по критерию Манна-Уитни, наблюдений до и после лечения - по критерию Вилкоксона, различии в группах - по точному критерию Фишера (двусторонний вариант) с использованием программы "STATISTICA".   

Результаты исследования
   
При сравнительном анализе терапевтического действия ноопепта принципиальных различий в динамике психопатологических расстройств у больных, получавших препарат в дозе 15 и 30 мг/сут выявлено не было (рис. 1). Действие препарата проявлялось с первых (3-7) дней терапии в виде сочетания "мягкого" стимулирующего и анксиолитического эффекта. Уже к окончанию 1-й недели лечения у больных отмечалась редукция повышенной истощаемости, апатичности, дневной сонливости, тревоги, повышенной раздражительности и аффективной лабильности, пониженного настроения, выявлялась позитивная динамика нарушений глубины и продолжительности ночного сна. Наряду с этим отмечалось вегетонормализующее действие ноопепта, проявляющееся в редукции выраженности головных болей и соматовегетативной симптоматики. На 2-4-й неделе терапии постепенно выявлялось ноотропное действие ноопепта, реализовавшееся в уменьшении нарушений внимания и памяти, проявлявшееся как в результатах целенаправленного тестирования, так и в общении и эффективности повседневной деятельности. Особенностью психотропного действия ноопепта являлось принципиальное отличие его стимулирующего эффекта от действия типичных психостимуляторов, так как оно практически не сопровождалось усилением тревоги, нарушений сна и вегетативной регуляции. Только у 7 больных проявления стимулирующего действия выявились в виде кратковременных ухудшений ночного сна.
   При сопоставлении психотропных эффектов ноопепта, применяемого в дозах 15 и 30 мг/сут, выраженность ноотропного, анксиолитического, психостимулирующего, вегетотропного действия препарата и его влияния на пониженное настроение и нарушения сна в динамике терапии статистически не различалась. Достоверные различия по критерию Манна-Уитни (p<0,01) отмечались только для антиастенического эффекта на 21 и 28-й дни лечения с большей его выраженностью при использовании суточной дозы 30 мг/сут.
   Сравнительный анализ действия ноопепта при применении у больных с посттравматическим и сосудистым поражением ЦНС выявил общие тенденции в динамике психопатологической симптоматики в обеих группах (рис. 2). Наблюдалось отчетливое положительное влияние с первых дней терапии на проявления тревожных, эмоционально-гиперестетических расстройств, астенических нарушений, дневную сонливость, гипотимию, а также опосредовано на нарушения сна. Достоверных различий между действием препарата у больных указанных нозологических групп не установлено.
   Наличие в спектре действия ноопепта ноотропного эффекта подтверждается статистически значимой редукцией выраженности мнестико-интеллектуальных расстройств BCRS, CCSE и MMSE (табл. 1). При детальном анализе влияния препарата на отдельные компоненты когнитивных расстройств по BCRS (рис. 3) установлено, что ноопепт оказывает более значительное действие на показатели внимания, способности к счету и кратковременной памяти и в меньшей на показатели долговременной памяти, достоверное улучшение которой отмечалось с большей ретардацией. Это согласуется с тем, что нарушения долговременной памяти отражают более глубокий уровень когнитивных расстройств. Значимых различий влияния разных доз ноопепта на когнитивные функции выявлено не было (значения критерия Манна-Уитни от 0,34 до 0,82 для шкал MMSE, CCSE, BCRS). При сравнении выраженности действия ноопепта на когнитивные нарушения у больных с разной нозологической структурой расстройств установлено, что статистически более значимое улучшение показателя MMSE достигалось у больных с органическим заболеванием головного мозга сосудистого генеза (на 1,53±1,50 против 0,76±1,06, критерий Манна-Уитни 0,04). По динамике показателей CCSE, BCRS достоверных различий между группами больных не выявлено. Наряду с этим отмечена тенденция к несколько более отсроченному проявлению ноотропного действия у больных с сосудистым поражением головного мозга по сравнению с посттравматическим. Достоверные изменения когнитивных функций у больных с посттравматическими нарушениями по показателям CCSE проявлялись с 7-го, а по BCRS - c 14-го дня применения препарата, у больных с сосудистыми заболеваниями головного мозга позитивная динамика когнитивных расстройств определялась на уровне достоверных показателей к 28-му дню терапии.
   Выявленные особенности, по-видимому, определяются тем, что у больных с посттравматическим поражением ЦНС психические нарушения были менее выраженными и возникали в рамках декомпенсаций резидуальных, частично компенсированных и амальгамированных с личностью нарушений. В то время как у больных с сосудистым заболеванием ЦНС они являлись проявлениями прогрессирующего патологического процесса с постепенно нарастающим мнестико-интеллектуальным снижением и ундулирующими по степени выраженности тревожно-астеническими расстройствами.
   Наличие у ноопепта позитивного влияния на когнитивные функции выявлено также по результатам психофизиологического исследования, которые подтверждают реализацию при длительном применении препарата ноотропного эффекта. При однократном применении ноопепт не вызывал достоверной динамики психофизиологических показателей, за исключением статистически значимого улучшения интегрального показателя успешности операторской деятельности. Отмечались незначительные изменения показателей, отражающих повышение эффективности (точности в выполнении тестов и уменьшения числа ошибочных решений) деятельности при выполнении сложных зрительно-моторных реакций и реакции выбора (рис. 4).
   При длительной терапии ноопептом у больных отмечалось достоверное увеличение скорости выполнения простой и сложной зрительно-моторных реакций, объема и устойчивости внимания (см. рис. 4). Кроме того, имелась тенденция к улучшению распределения внимания, кратковременной зрительной памяти, психофизиологических параметров, отражающих повышение верности принятия решения в реакции выбора (являющейся сложным интегративным показателем, отражающим идеаторный компонент операторской деятельности). Установлено значительное повышение успешности операторской деятельности под влиянием препарата.

Таблица 1. Динамика показателей выраженности когнитивных расстройств по короткой шкале познания (BCRS), скрининговому исследованию когнитивных способностей Jacobs (CCSE) и мини-тесту оценки психического состояния (MMSE) у больных при курсовом применении ноопепта (по группе в целом)

Шкала

Период терапии

фон 7-й день 14-й день 21-й день 28-й день
BCRS 10,205±1,85 9,70±1,70 8,97±1,51* 8,20±1,76** 7,53±1,85**
CCSE 25,90±2,02 27,3±1,15* 27,90±1,67* 28,01±1,06** 28,85±0,93**
MMSE 28,45±1,19 29,33±1,33 29,15±1,01 29,55±0,69* 29,85±0,33**
Примечание. *Достоверность по сравнению с фоновыми значениями (p<0,05), **p<0,001 по критерию Вилкоксона.

Рис. 1. Терапевтическая динамика показателей выраженности психопатологических расстройств у больных с психоорганическими расстройствами при курсовом применении ноопепта в дозе 15 мг/сут (а) и 30 мг/сут (б).

Рис. 2. Терапевтическая динамика показателей выраженности психопатологических расстройств у больных с органическим расстройством посттравматического (а) и сосудистого генеза (б) генеза.

Рис. 3. Динамика изменений показателей концентрации внимания, кратковременной и долговременной памяти (по BCRS) при терапии ноопептом у пациентов с органическим астеническим расстройством посттравматического (а) и сосудистого (б) генеза.

Рис. 4. Влияние ноопепта на психофизиологическое состояние больных с органическим поражением ЦНС при однократном приеме (10 мг/сут) (а) и на 28-й день курсовой терапии (15-30 мг/сут) (б) ноопептом.1 - время простой зрительно-моторной реакции, 2 - время реакции на движущийся объект, 3 - доля (%) точных попаданий в реакции на движущийся объект, 4 - распределение вни-мания, 5 - объем внимания, 6 - устойчивость внимания, 7 - реакция выбора, 8 - доля (%) ошибок в реакции выбора, 9 - объем кратковременной зрительной памяти, 10 - интегральный показатель успешности операторской деятельности.


Рис. 5. ЭЭГ-характеристика действия тестовой дозы и курсового приема ноопепта.
По оси абсцисс - частота в Гц. По оси ординат - величина Т-критерия. О2, Р4, С4, F4, О1, Р3, С3, F3 - затылочное, теменное, центральное, лобное отведения правого и левого полушарий соответственно. d, q, a,
b1, b2 - ритмы ЭЭГ. Вертикальные точечные линии - границы ритмов. Горизонтальные пунктирные линии - 0,05 уровень значимости реакций.
Сплошная линия - тестовая доза, точечная - 28-й день терапии.


Таблица 2. Побочные эффекты и нежелательные явления ноопепта

Группа, показатель Посткоммоционный синдром Расстройство сосудистого генеза Итого
1-я группа (15 мг), n=20      
• эпизодическое повышение АД 1 4 5
• головная боль 1 - 1
• тахикардия 1 - 1
• тошнота - 1 1
• потливость - 1 1
Всего 3 6 9
2-я группа (30 мг), n=20      
• стойкое повышение АД 1 3 4
• эпизодическое повышение артериального давления 2 3 5
Всего 3 6 9

Рис. 6. Динамика показателей шкалы общего клинического впечатления у больных с травматическим и сосудистым поражением ЦНС при курсовом применении ноопепта в дозе 15 мг/сут (а) и 30 мг/сут (б).


   Анализ изменений ЭЭГ выявил, что действию тестовой дозы ноопепта соответствовало генерализованное по корковым зонам обоих полушарий повышение мощности низких и средних частот альфа-ритма, полосы 6,7-10,2 Гц, менее выраженное, также генерализованное, усиление частот 3,2-4,3 Гц, снижение мощности частот дельта-ритма, наблюдающееся преимущественно в правом полушарии, и реципрокные изменения частот бета-ритма в полярных отделах мозга - повышение их мощности в лобных и уменьшение в затылочных областях правого и левого полушарий (рис. 5).
   Сопоставление ЭЭГ-профилей ноопепта при действии тестовой дозы и на 28-й день лечения показало снижение уровня достоверности изменений ЭЭГ в процессе терапии. Этот феномен наблюдался по отношению к генерализованной реакции низких частот альфа-ритма и частотной полосы 3,2-4,3 Гц, а также реакций частот бета-ритма как в передних, так и задних отделах мозга. Снижение мощности частот дельта-ритма, наблюдавшееся при действии тестовой дозы в правом полушарии, становилось более выраженным и распространялось на корковые зоны левого полушария, приобретая характер генерализованной реакции. Выявленное на ЭЭГ-профилях препарата уменьшение ЭЭГ-реакции низких и средних частот альфа-ритма ниже статистически значимого уровня сопровождалось увеличением их средних величин, что свидетельствует о повышении в процессе курсовой терапии вариабельности изменений ЭЭГ.
   Обнаруженные тенденции изменений ЭЭГ в процессе лечения характеризовали в большей степени группу больных с сосудистым заболеванием мозга, в которой они проявлялись четко и в полном объеме. При посттравматическом поражении мозга изменения ЭЭГ были менее типичны, отмечалось сходство ЭЭГ-реакций при действии тестовой дозы препарата и при курсовой терапии, однако при этом выявлялся общий невысокий уровень реакций.
   Анализ переносимости и терапевтической эффективности курсовой терапии ноопептом проводился по CGI. Принципиальных значимых различий в динамике показателей по CGI между больными с посттравматическим и сосудистым поражением ЦНС (c2=0,60), а также в группах больных, получавших разные дозы препарата (c2=0,56), не выявлялось (рис. 6). Установлена высокая эффективность ноопепта при терапии указанных больных, достигающая существенное улучшения в 50-70% случаев. Доля больных со значительным улучшением составляла 80-100%. Отмечена тенденция к большей эффективности ноопепта в суточной дозе 15 мг при терапии больных с посткоммоционным синдромом (c2=0,11) и в суточной дозе 30 мг при лечении больных пожилого возраста с сосудистым поражением головного мозга (c2=0,29).
   При курсовом применении ноопепта выявлялись нежелательные побочные явления (табл. 2) в виде повышения артериального давления (АД): при применении препарата в дозе 30 мг/сут они отмечались у 9 больных, 15 мг - у 5 больных. На протяжении всей курсовой терапии повышение АД отмечалось у 4 больных при применении ноопепта в дозе 30 мг/сут и было расценено как, вероятно, связанное с приемом препарата. В остальных случаях подъем АД был эпизодическим. Необходимо отметить, что наблюдаемое под влиянием ноопепта повышение АД происходило у больных с гипертонической болезнью или выраженными вазовегетативными нарушениями. Остальные проявления, зафиксированные как нежелательные явления (потливость, головная боль, тахикардия и др.), были единичными и незначительными.   

Обсуждение
   
Результаты клинического изучения эффективности ноопепта при лечении больных с психоорганическими расстройствами различного генеза подтверждают гипотетические данные экспериментальных исследований о принципиальной возможности практического применения данного препарата в качестве ноотропного средства.
   Установлено, что суточные дозы ноопепта 15 и 30 мг являются достаточно эффективными для проявления действия препарата, которое заключается в сочетании стимулирующего и анксиолитического эффектов, а также позитивного влияния на когнитивные функции (внимание, память, интеллектуальная деятельность), характеризующие его ноотропные свойства.
   Показано, что позитивное влияние ноопепта на психопатологические нарушения эффективно реализуется при лечении больных молодого и пожилого возраста с травматическим и сосудистым поражением ЦНС.
   Препарат обладает широким спектром психотропной активности, выраженным антиастеническим действием, быстрым развитием стимулирующего эффекта, который не вызывает усиления тревоги и выраженных нарушений сна. Оценивая оригинальность спектральных характеристик действия ноопепта, необходимо отметить, что терапевтическая эффективность ноотропных препаратов определяется не только выраженностью основного специфического эффекта, но и другими компонентами психотропной активности [8]. Вероятно, именно этим обстоятельством объясняется высокая эффективность препарата для лечения больных с психоорганическими расстройствами с наличием в клинической картине когнитивных и неврозоподобных нарушений.
   Установлена хорошая переносимость препарата в изученных дозах и незначительность его побочных действий. Из возможных нежелательных эффектов ноопепта следует отметить выявленную тенденцию к повышению АД, проявившуюся у больных с сосудистыми заболеваниями (артериальная гипертензия). Менее выражена эта тенденция при использовании препарата в дозе 15 мг/сут. Аналогичные эффекты могут проявляться и при применении других ноотропных препаратов, в частности пирацетама.
   Результаты психофизиологических исследований свидетельствуют о позитивном влиянии препарата, особенно при его длительном применении, на успешность операторской деятельности. При этом "профиль" изменения психофизиологических показателей под влиянием ноопепта сходен с характерным для действия других препаратов с ноотропными свойствами [12]. Наиболее отчетливые изменения отмечаются по показателям внимания и параметрам, характеризующим эффективность выполнения отдельных тестов. Психофизиологические данные подтверждают наличие у ноопепта стимулирующего компонента, о чем свидетельствует ускорение под его влиянием простых двигательно-моторных реакций при отсутствии достоверного позитивного изменения сложных, представленных в настоящих исследованиях реакцией на движущийся объект. Косвенно отсутствие в действии ноопепта негативного влияния на показатели психофизиологического состояния также указывает на его хорошую переносимость и отсутствие у него "поведенческой токсичности".
   Анализируя полученные результаты ЭЭГ-исследования ноопепта, следует отметить, что, по данным литературы, влияние ноотропных препаратов на электрическую активность мозга проявляется повышением энергии альфа- и бета-ритмов и снижением энергии медленных - дельта- и тета-ритмов [20]. Проведенный анализ динамики ЭЭГ показал, что действию ноопепта соответствует повышение мощности альфа-ритма и ослабление частот дельта-ритма. На ЭЭГ-профиле препарата отмечено повышение мощности бета-ритма в лобных отделах. Таким образом, по основным ЭЭГ-показателям ноопепт обладает ноотропным действием. Установленное нарастание изменений альфа-ритма и частот дельта-ритма к окончанию курсовой терапии позволяет предположить усиление ноотропного эффекта в процессе лечения. Однако выявленное снижение уровня достоверности большей части реакций на ЭЭГ-профилях препарата в конце лечения может свидетельствовать об усилении в процессе терапии межиндивидуальных различий выраженности этого эффекта. Реакция ослабления частот дельта-ритма является одним из показателей неспецифическоого активирующего эффекта психотропных средств [3, 21]. Ее наличие в структуре полученных изменений ЭЭГ указывает на присутствие данного эффекта в действии ноопепта. При этом обнаруженные пространственные различия реакции свидетельствуют о связи активирующего эффекта в основном с правым полушарием при действии тестовой дозы препарата и обоими полушариями при курсовой терапии.
   Таким образом, результаты проведенных исследований свидетельствуют о наличии у ноопепта ноотропных свойств и других компонентов психотропной активности, определяющих его терапевтическую эффективность и перспективность применения для терапии больных с психоорганическими расстройствами.   

Литература
1. Александровский Ю.А., Руденко Г.М., Незнамов Г.Г. и др. Унифицированная система оценки клинико-фармакологического действия психотропных препаратов у больных с пограничными нервно-психическими расстройствами. М., 1984; 69.
2. Ашмарин И.П., Еропкин М.Ю. и др. Олигопептиды мозга - анальгетики, стимуляторы памяти и сна. Мол. биол. 1978; 5: 965-80.
3. Бочкарев В.К. Фармако-электроэнцефалографические закономерности клинического действия транквилизаторов: Дис. ... д-ра мед. наук. М., 1998; 286 с.
4. Воронина Т.А. (ред.) Фармакология ноотропов (экспериментальное и клиническое изучение). Сб. трудов. М., 1989; 256 с.
5. Воронина Т.А., Середенин С.Б. Ноотропные препараты, достижения и новые проблемы. Экспер. и клин. фармакол. 1998; 61 (4): 3-9.
6. Гудашева Т.А., Островская Р.У., Трофимов С.С. и др. Пептидные аналоги пирацетама как лиганды предполагаемых ноотропных рецепторов. Хим. фармакол. журн. 1985; 11: 1322-9.
7. Морозов И.С., Жирнов Е.Н., Барчуков В.Г. и др. Методика изучения влияния лекарственных средств на психофизиологическое состояние и качество деятельности операторов различного профиля с использованием микро-ЭВМ. Экспер. и клин. фармакол. 1992; 55 (5): 68-70.
8. Незнамов Г.Г., Сюняков С.А., Давыдова И.А., Телешова Е.С. "Быстрые" и "медленные" компоненты психотропного действия препаратов с ноотропными свойствами. Журн. неврол. и психиатр. 2000; 100 (6): 33-7.
9. Нисс А.И., Авруцкая И.Г., Серебрякова Т.В. Применение нейрометаболических средств в психиатрической практике: методические рекомендации. М., М.З.СССР; 1983 с. 30
10. Островская Р.У., Гудашева Т.А., Воронина Т.А., Середенин С.Б. Оригинальный ноотропный и нейропротективный дипептид Ноопепт (ГВС-111). Экспер. и клин. фармакол. 2002; 65 (5): 66-72.
11. Правила проведения качественных клинических испытаний в Российской Федерации, 1998 г.
12. Телешова Е.С., Сюняков С.А., Давыдова И.А., Незнамов Г.Г. Психофизиологическая характеристика препаратов с ноотропными свойствами. IX Российский национальный конгресс "Человек и лекарство". Тез. докл. М., 2002; с. 448.
13. De Wied D. Neurochemical and psychopharmacological approaches to cognitive entracers. Kyoto, 1995; 48S.
14. Folstein MF, Folstein SE, McHugh PR. J Psychiatr Restarch 1975; 12 (3): 189-98.
15. Giurgea C. Versune pharmacologi de l'activite integrative du cerveau. Tentative du concept nootrop en psychopharmacologie. Actual pharmacol 1972; 25 Seria: 115-57.
16. Gudasheva T, Voronina T, Ostrovskaya R et al. Synthesis and antiamnestic activity of a series of N-acylprolyl-containing dipeptides. Eur J Med Chem 1996; 31: 151-7.
17. Jacobs JW, Bernhard MR, Delgado F, Strain JJ. Annals of Internal Medicine 1977; 86: 40-6.
18. National Institute of Mental Health: 12-CGI. Clinical Global Impression. W.Guyo (Ed.). ECDEU Assesment Manual for Psychopharmacology. Rev. Ed. Rockville, Maryland, 1976; p. 217-22.
19. Ostrovskaya R et. al. Anxiolitic activiti of nootropyc dipeptides Noopept. NOVA SCIENCE PUBL 2006; Ch. 10: 1-10.
20. Reisberg B, Ferris SH et al. J Psychopharm Bull 1983; 19: 47-50.
21. Saletu B. Pharmacodynamics and EEG. Advances in Pharmaco-EEG. Ed. F.Krijzer, W.M.Herrmann. IPEG, 1996; p. 187-204.
22. Seredenin S, Voronina T, Gudasheva T, Ostrovskaya R et al. Biologically active N-acylprolyldipeptides having antiamnestic, antihypoxic, anorexigenic effects. US Patent N 5, 439, 930, 1995.



В начало
/media/consilium/07_02/112.shtml :: Wednesday, 23-May-2007 12:15:51 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster