Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ГИНЕКОЛОГИЯ  
Том 05/N 3/2003 РАЗНОЕ

Применение новинета и кавинтона в комплексной реабилитационной терапии пациенток, перенесших апоплексию яичника


О.Ю.Пивоварова, А.А.Евсеев, Ю.А.Голова, В.Г.Бреусенко, И.А.Альбицкий

Кафедра акушерства и гинекологии педиатрического факультета Российского государственного медицинского университета, Москва

В структуре гинекологических заболеваний апоплексия яичника занимает второе место среди причин внутрибрюшного кровотечения. Данная патология встречается, как правило, у женщин молодого репродуктивного возраста. Среди пациенток, оперированных по поводу внутрибрюшного кровотечения, разрыв яичника был выявлен лишь в 0,5–3% [1, 2]. Однако количество летальных исходов, по некоторым данным [3–5], при апоплексии яичника достигает 9,1%.
   В работе О.Ю. Панковой [6] разработана новая классификация апоплексии яичника, в зависимости от величины внутрибрюшной кровопотери, выявлены нарушения морфофункционального состояния яичника у пациенток, перенесших апоплексию. Эти нарушения подчас носят стойкий характер и создают условия для возникновения рецидивов заболевания.
   В связи с этим целью настоящего исследования явилась разработка методов коррекции морфофункциональных нарушений яичника и профилактика рецидивов апоплексии яичника.

Материалы и методы
   
Нами обследовано 86 пациенток с апоплексией яичника. Возраст наблюдаемых варьировал от 14 до 43 лет, большинство больных (91,8%) были в возрасте 18–35 лет.
   С лечебно-диагностической целью 79 пациенткам была произведена лапароскопия, которая осуществлялась по общепринятой методике, разработанной и внедренной в клинику [7–10], 7 больным произведено чревосечение, в связи с тяжелым состоянием и выраженным нарушением гемодинамики.
   При проведении оперативного вмешательства обнаружены следующие изменения яичника: стигма овуляции у 21, разрыв желтого тела у 38, разрыв кисты желтого тела у 23, разрыв фолликулярной кисты у 4 больных.
   Согласно классификации апоплексии яичника, предложенной нашей клиникой, в зависимости от исходной внутрибрюшной кровопотери пациентки были разделены на 3 группы. В 1-ю группу вошли 16 больных с кровопотерей до 150 мл, во 2-ю группу – 43 с кровопотерей 150–500 мл, в 3-ю группу – 27 с кровопотерей более 500 мл.
   Объем оперативного вмешательства на яичнике при его апоплексии в зависимости от величины внутрибрюшной кровопотери приведен в табл. 1.
   Особое внимание уделяли обследованию пациенток после перенесенной апоплексии яичника.
   На первом этапе работы проводили определение функции яичников, характер и степень выраженности их нарушений, состояние в системе ЦНС – яичники у 42 пациенток репродуктивного возраста. Из них 16 больных составили 1-ю группы, 15 – 2-ю группы, 11–3-ю группу.
   Обследование проводили при помощи тестов функциональной диагностики, ультразвукового исследования, с применением цветного допплеровского картирования и пульсовой допплерометрии, которое осуществляли через 1, 3, 6, 9 и 12 мес после апоплексии яичника на первом этапе исследования и через 1, 3, 6, 9, 12 мес после медикаментозной коррекции на втором этапе. Исследование проводили на аппарате "Acuson-128" с использованием конвексных и линейных датчиков с частотой 2,5; 3,5 МГц и влагалищного датчика с частотой 5,0; 7,0 МГц, в котором совмещены пульсирующий допплеровский датчик и датчик реального времени. Кроме того, были использованы следующие методы: электроэнцефалография, реоэнцефалография, рентгенография черепа, исследования гормонального статуса с помощью наборов реактивов "Cobas core", "NovaPath Estadiol", "СтероидИФА-прогестерон". Сравнение полученных данных проводили с результатами обследования 10 здоровых женщин, составивших контрольную группу.
   На втором этапе исследования проводили разработку наиболее эффективной схемы коррекции и определение длительности ее применения. Произведена сравнительная эффективность двух схем коррекции.
   Схема 1 – гормональная терапия монофазным комбинированным микродозированным эстроген-гестагенным препаратом "Новинет" фирмы "Гедеон Рихтер А.О", содержащим 20 мкг этинилэстрадиола и 150 мкг дезогестрела по контрацептивной схеме в течение 3–6 мес у 23 пациенток, из них 16 из 2-й группы, 7 из 3-й группы. Данный препарат использовали в связи с эффективным подавлением овуляции, безопасностью и минимальными побочными эффектами при применении.
   Схема 2 – сочетание описанной выше гормональной терапии и препаратов, улучшающих деятельность структур головного мозга (3 мес): ноотропы (ноотропил по 400 мг 2–3 раза в день), препараты, улучшающие церебральную перфузию (кавинтон фирмы "Гедеон Рихтер А.О" по 5 мг 3 раза в день), транквилизаторы (феназепам по 0,5 мг в сутки дробно), при повышенном внутричерепном давлении – диуретики (триампур, гипотиазид), в течение 3 мес применяли у 21 больной – у 12 из 2-й группы, у 9 из 3-й группы (табл. 2).
   Возрастная характеристика пациенток, получавших лечение по схемам 1, 2, по группам представлена в табл. 3.
   Следует отметить, что все обследуемые до начала лечения были проинформированы о возможных побочных явлениях гормонального препарата, что, по нашему мнению, является важным и уменьшает число женщин, отказывающихся от их приема как с целью лечения, так и с целью контрацепции.
   Контроль за эффективностью различных схем терапии осуществляли при помощи описанных методов.   

Результаты и обсуждение
   
Результаты исследования, проводимые на первом этапе работы, показали наличие нарушений в деятельности системы гипоталамус-гипофиз-яичники.
   Анализ данных базальной температуры выявил в следующий после апоплексии яичника менструальный цикл двухфазную кривую у 15 из 16 обследованных 1-й группы. У 27 (64%) пациенток выявлена монофазная кривая (из группы 1 у 1, из 2 и 3 групп у всех). Через 3 мес ановуляторный цикл сохранялся у большинства обследуемых 2-й (10 пациенток) и 3-й (9 пациенток) группы. Восстановление двухфазного менструального цикла через 3 мес после апоплексии яичника отмечено у 23 наблюдаемых (из 1-й группы – у всех, из 2-й группы – у 5, из 3-й – у 2), при этом длительность II фазы у больных 1-й группы варьировала в интервале 8–14 дней, составляя в среднем 12,7±1,5 дня, что не отличается от показателей у здоровых женщин. У обследованных из 2 и 3-й групп (7 пациенток) эта цифра колебалась в пределах от 3 до 14 дней (в среднем 7,8±5,1 дня), что было достоверно меньше, чем у здоровых женщин.
   Эхографическую картину яичников (размеры, структуру) мы оценивали в соответствии с фазой менструального цикла. В первый менструальный цикл после апоплексии яичника эхографические признаки овуляции в середине цикла (доминантный фолликул, свободная жидкость в малом тазу) у пациенток 2 и 3-й групп не наблюдали, у пациенток 1-й группы признаки овуляции выявлены у 15 из 16 женщин. У 27 наблюдаемых эхографических признаков произошедшей овуляции ни в одном из яичников выявлено не было (из 1-й группы – у 1, из 2 и 3-й групп – у всех). Ультразвуковой контроль в следующие менструальные циклы (3–12 мес) после апоплексии яичника показал, что нормальный овуляторный цикл через 3–6 мес восстановился у всех пациенток 1-й группы, у 10 из 2-й группы и только у 3 из 3-й группы. У 8 больных (у 3 из 2-й группы, у 5 из 3-й группы) в середине цикла яичники продолжали визуализироваться не увеличенными, с несколькими жидкостными включениями не более 0,4–0,6 см. По суммарным данным динамического наблюдения во II фазе менструального цикла отмечена высокая частота (до 83%) формирования ретенционных кист, в том числе повторно (у 11 из 1-й группы, у всех из 2 и 3-й групп). Ретенционные образования яичника были обнаружены через 3–12 мес после апоплексии яичника на 19–35-й дни менструального цикла: у 21 пациентки на стороне поражения, у 14 пациенток на контралатеральной. У 5 наблюдаемых (2 из 2-й группы, 3 из 3-й группы) формировались ретенционные кисты до 6–7 см в диаметре. Таким образом, динамическое наблюдение показало, что у пациенток, перенесших апоплексию яичника с кровопотерей более 150 мл, отмечаются нарушения функции яичника, проявляющиеся ановуляцией.
   При цветовом допплеровском картировании кровоток в a.ovarica, ранее поврежденном при разрыве яичника, регистрировался у всех больных, внутриовариальный – лишь у 14 пациенток (из них 7 из 1-й группы, 4 из 2-й, 3 из 3-й).
   По данным допплерометрии через 1–3 мес после оперативного вмешательства на 25–27-й дни менструального цикла нормализовались систолическая и конечная диастолическая скорости яичникого кровотока. Однако магистральный кровоток в a.ovarica по сравнению со здоровыми женщинами характеризовался достоверно повышенным сосудистым сопротивлением (ИР) 0,63±0,05, а также регистрировались повышенные значения индекса пульсативности (ИП) и в a.ovarica 0,92±0,08, и в мелких ветвях внутри яичника 0,72±0,07.
   Индивидуальный анализ показал, что изменения кровотока яичника носят достоверно более выраженный характер у пациенток с большим объемом оперативного вмешательства (резекция яичника). В то же время у больных с незначительной кровопотерей (1-я группа) и объемом, ограничивающимся лишь коагуляцией места разрыва, через 1–3 мес после повреждения яичника все показатели кровотока пришли в норму. Следовательно, степень и стойкость гемодинамических нарушений овариального кровотока прямо коррелируют с величиной внутрибрюшной кровопотери и степенью ишемизации яичника.
   Учитывая полученные результаты, была предпринята попытка выявить зависимость изменений параметров кровотока от методов гемостаза, выполненных при операции (коагуляция и ушивание). Однако подобная связь установлена не была. Значительные гемодинамические нарушения возникали как после коагуляции тканей яичника, так и после ушивания и были вызваны только более травматичным характером оперативного вмешательства.
   При исследовании деятельности структур головного мозга было выявлено, что у 8 из 16 пациенток 1-й группы, перенесших апоплексию яичника, изменений по данным ЭЭГ, РЭГ, рентгенографии черепа не выявлено. У остальных наблюдаемых из 1-й группы отмечены функциональные сдвиги в диэнцефально-стволовых структурах мозга, по данным ЭЭГ, отмечен повышенный тонус сосудов каротидного и вертебробазилярного бассейнов, при функциональных пробах зарегистрированы элементы венозного застоя с двух сторон по РЭГ. На рентгенограммах визуализировались "пальцевые вдавления", являющиеся косвенным признаком внутричерепного давления.
   У обследуемых 2 и 3-й групп, по данным ЭЭГ, фиксированы нарушения на диэнцефальном, диэнцефально-стволовом и лимбико-ретикулярном уровнях, пароксизмальные проявления мозговой активности и признаки патологической активности мозга, более характерные для пациенток 3-й группы. Анализируя данные РЭГ у наблюдаемых 2 и 3-й групп, выявлено повышение тонуса артерий каротидного и вертебробазилярного бассейнов, а у пациенток 3-й группы – резкий гипертонус сосудов головного мозга, который у половины сочетался со значительным по амплитуде пульсовым кровонаполнением. Также у всех пациенток данных групп зафиксировано затруднение венозного оттока, усиливающееся в ответ на функциональные нагрузки. При рентгенографии черепа у больных 2 и 3-й групп выявлены признаки повышенного внутричерепного давления и патологические изменения тонуса сосудов.
   При анализе данных гормонального статуса у женщин, перенесших апоплексию яичника, в следующем после заболевания менструальном цикле выявлено, что уровень пролактина и ЛГ нормализуется лишь у пациенток с незначительной кровопотерей (1-я группа). Показатели ФСГ после разрывы яичника были выше нормы только у пациенток 1-й группы.
   У больных с умеренной и выраженной кровопотерей оставались повышенными концентрации пролактина во все периоды менструального цикла, ЛГ в I и II фазы. В следующий менструальный цикл было выявлено отсутствие овуляторного пика ЛГ, ФСГ, эстрадиола, снижение концентрации прогестерона во II фазе менструального цикла, что приводило к ановуляции или недостаточности лютеиновой фазы.
   Следует отметить, что степень выраженности гормональных изменений прямо коррелировала с величиной кровопотери при апоплексии яичника и бЧльшим объемом оперативного вмешательства. Возможно, это объясняется повреждающим воздействием на яичник непосредственно самого разрыва или хирургического вмешательства, что является стрессом для организма.
   В течение года после перенесенной апоплексии 8 пациенток (7 из 2-й группы, 1 из 3-й группы) имели рецидив заболевания, заставивший их обратиться за медицинской помощью, причем у 2 из них зафиксирована бульшая кровопотеря, чем при первом обращении, потребовавшая повторного хирургического лечения.
   Таким образом, проведенные исследования показали, что только у пациенток, перенесших апоплексию яичника с умеренной и выраженной кровопотерей, выявляются нарушения на всех уровнях гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы, которая требует коррекции.
   В связи с этим мы попытались разработать наиболее эффективную схему коррекции данных нарушений. С этой целью на втором этапе работы проведена медикаментозная терапия 44 пациенткам (28 из 2-й группы, 16 из 3-й группы), перенесшим апоплексию яичника по описанным схемам 1 и 2.
   Корригирующая терапия по схеме 1 проведена 23 пациенткам (16 из 2-й группы, 7 из 3-й группы). В начале работы 20 пациенткам (16 из 2-й группы, 4 из 3-й группы) монофазный комбинированный микродозированный эстроген-гестагенный препарат "Новинет" назначали в течение 3 мес. На следующий цикл после отмены препарата проводили комплексное обследование пациенток.
   При анализе показателей базальной температуры после 3 циклов терапии двухфазная кривая отмечена у 16 обследуемых (у 14 из 2-й группы и 2 из 3-й группы). У 4 пациенток 3-й группы первый цикл после отмены препарата был монофазным, по нашему мнению, у 2 это связано с большим объемом оперативного вмешательства и величиной кровопотери у данных пациенток (1 пациентке произведена лапаротомия, резекция яичника, 1 – лапароскопия, коагуляция места разрыва, с объемом внутрибрюшной кровопотери 1000 мл в обоих наблюдениях), а у 2 пациенток из 2-й группы с возрастом (37 и 42 лет).
   Через 3, 6, 9, 12 мес после лечения овуляторный менструальный цикл отмечен у 19 из 20 наблюдаемых, при этом длительность II фазы у больных, получавших монотерапию новинетом, варьировала в интервале 9–13 дней, в среднем составляя 11,0±0,9 дня. У 1 наблюдаемой 42 лет в течение года зафиксировано только 2 овуляторных цикла, а длительность второй фазы составила 7 и 9 дней.
   Учитывая даанные результаты, 3 пациенткам, перенесшим апоплексию яичника с кровопотерей более 500 мл, мы рекомендовали применение гормональной терапии до 6 циклов. При анализе показателей базальной температуры у этих больных 3-й группы после 6 циклов лечения новинетом в следующий после отмены препарата менструальный цикл двухфазная кривая отмечена у 2 обследуемых. У 1 наблюдаемой овуляторный цикл восстановился только через 6 мес.
   Оценивая ультразвуковую картину яичников с применением цветного допплеровского картирования и пульсовой допплерометрии, в следующий после отмены препарата цикл у 7 пациенток (2 из 2-й группы, 5 из 3-й группы) выявлено сохранение повышенного сосудистого сопротивления в яичнике как в a.ovarica (ИР) 0,72±0,05, так и в мелких ветвях внутри яичника (ИР) 0,66±0,04. У остальных 16 наблюдаемых данные показатели достоверно не отличались от здоровых женщин. Через 3, 6, 9, 12 мес после лечения значения показателей овариального кровотока у всех пациенток соответствовали норме.
   В течение года у 4 (у 1 из 2-й группы, 3 из 3-й группы) обследуемых, принимавших только новинет, зафиксировано образование ретенционных кист, однако их размеры не превышали 3–4 см в диаметре.
   Сравнение результатов ЭЭГ и РЭГ во время апоплексии и после лечения выявило, что у 18 (78%) из 23 обследуемых после монотерапии сохранялись те же патологические изменения: нарушения на диэнцефально-стволовом и лимбико-ретикулярном уровнях, повышение тонуса артерий каротидного и вертебробазилярного бассейнов, затруднение венозного оттока с двух сторон, усиливающееся в ответ на функциональные нагрузки. У 3 (13%) отмечено улучшение в деятельности диэнцефально-стволовых структурах мозга по ЭЭГ: снижение повышенного тонуса сосудов каротидного и вертебробазилярного бассейнов, уменьшение венозного застоя при функциональных пробах по РЭГ, у 2 (8%) картина соответствовала норме для данного возраста.

Таблица 1. Объем оперативного вмешательства у пациенток с апоплексией яичника

Объем оперативного вмешательства

Группа 1 (n=16)

Группа 2 (n=43)

Группа 3 (n=27)

Всего (n=86)

Диагностическая лапароскопия

8

8

Коагуляция места разрыва яичника

6

29

14

49

Резекция яичника

2

11

9

22

Ушивание разрыва яичника

3

4

7

Таблица 2. Характеристика обследуемых пациенток, перенесших апоплексию яичника

Характеристика пациенток

Этап 1 без лечения

Этап 2

схема 1

схема 2

Группа 1 (кровопотеря до 150 мл)

16

Группа 2 (кровопоторя 150–500 мл)

15

16

12

Группа 3 (кровопотеря более 500 мл)

11

7

9

Всего...

42

23

21

Таблица 3. Возрастная характеристика пациенток, получавших лечение по схеме1, 2

Число пациенток по группам

Возраст, лет

14–25

26–35

36–43

Схема 1 (n=23)

группа 2 (n=16)

8

6

2

группа 3 (n=7)

3

4

-

Схема 2 (n=21)

группа 2 (n=12)

7

4

1

группа 3 (n=9)

4

4

1

Таблица 4. Допплерометрические показатели кровотока яичника во II фазу у пациенток группы 2 и 3, перенесших апоплексию яичника без лечения и после терапии по схемам 1, 2

Допплерометрический показатель

Группы наблюдаемых

контрольная группа

без лечения

лечение по схеме 1

лечение по схеме 2

Систолическая скорость,Vmax, см/с

20±7 (3–36)

21±7 (7–36)

20±5 (9–27)

19±6 (10–29)

Диастолическая скорость, Vmin , см/с

9±4 (1–14)

8±2 (2–10)

8±3 (3–12)

7±3 (1–11)

Систоло-диастолическое отношение, СДО

2,29±0,31 (1,77–2,9)

3,16±0,27 * (2,2–4,1)

2,24±0,23 • (1,83–3,10)

2,27±0,27 • (1,76–2,8)

ИР

0,55±0,06 (0,43–0,76)

0,69±0,04 * (0,54–0,85)

0,58±0,07 (0,48–0,88)

0,56±0,05 • (0,46–0,61)

ИП

0,81±0,13 (0,53–0,87)

1,01±0,09 (0,76–1,21)

0,90±0,08 (0,63–1,31)

0,83±0,11 (0,58–0,97)

Примечание. В скобках указаны границы разброса данных; * – значения статистически достоверно отличаются от соответствующих показателей у здоровых женщин (контрольная группа) при рЈ0,05; • – значения статистически достоверно отличаются от соответствующих показателей в группе без лечения при рЈ0,05.

Рис. 1. Концентрация ЛГ у пациенток, перенесших апоплексию яичника без лечения и после терапии по схемам 1, 2.

 

Рис. 2. Концентрация ФСГ у пациенток, перенесших апоплексию яичника без лечения и после терапии по схемам 1, 2.

Рис. 3. Концентрация прогестерона у пациенток, перенесших апоплексию яичника без лечения и после терапии по схемам 1, 2.

Рис. 4. Концентрация эстрадиола у пациенток, перенесших апоплексию яичника без лечения и после терапии по схемам 1, 2.

 

Рис. 5. Концентрация пролактина во II фазу менструального цикла у пациенток, перенесших апоплексию яичника без лечения и после терапии по схемам 1, 2.


   Анализ гормонального статуса, в следующий после лечения менструальный цикл, показал, что у всех 23 наблюдаемых, получавших лечение по схеме 1, произошло восстановление соотношения ФСГ и ЛГ, уровня пролактина. Незначительное снижение концентрации эстрадиола во все фазы менструального цикла отмечено у 3 пациенток (у 2 из 2-й группы, у 1 из 3-й группы), а концентрации прогестерона во II фазе менструального цикла – у 6 пациенток (у 2 из 2-й группы, у 4 из 3-й группы).
   Восстановление уровней эстрадиола и прогестерона через 3 мес после лечения произошло у всех 23 обследуемых. Однако у 2 обследуемых уровень гормонов находился на нижней границе нормы.
   У 2 пациенток из 3-й группы произошел рецидив апоплексии в следующий цикл после отмены гормональной терапии, что явилось причиной госпитализации, однако у всех пациенток апоплексия яичника проявлялась болевой формой с минимальным количеством жидкости в брюшной полости, зафиксированным при ультразвуковом исследовании, и не потребовала оперативного вмешательства.
   Лечение по схеме 2 проведено 21 пациентке (12 из 2-й группы, 9 из 3-й группы). Учитывая данные, полученные при обследовании женщин после терапии по схеме 1, пациенткам 2-й группы новинет назначали на 3 цикла, а у всех пациенток 3-й группы (кровопотеря более 500 мл) длительность гормональной терапии продолжалась в течение 6 циклов. Терапия, направленная на улучшение деятельности структур головного мозга, у всех обследуемых применена в течение 3 мес по описанной выше схеме.
   При обследование пациенток после лечения по схеме 2, по данным базальной температуры, в следующий после отмены курса терапии менструальный цикл двухфазная кривая отмечена у 20 обследуемых, длительность II фазы колебалась в пределах от 11 до 15 дней (в среднем 12,8±1,9 дня), что соответствует показателям у здоровых женщин, у 1 пациентки 3-й группы овуляторный менструальный цикл восстановился через 3 мес после терапии.
   Оценивая ультразвуковую картину яичников, эхографические признаки овуляции в середине цикла через 3 мес после лечения выявлены у всех пациенток. Среди больных, получавших комбинированное лечение, рецидивов заболевания и образования ретенционных кист в течение 12 мес наблюдения не выявлено.
   По данным допплерометрии через 3 мес после медикаментозной терапии значения ИП, ИР, систолическая и конечная диастолическая скорости кровотока в яичнике и a.ovarica достоверно не отличались от показателей у здоровых женщин.
   По данным допплерометрии у пациенток с большой кровопотерей и объемом оперативного вмешательства, получавших монотерапию гормональным препаратом, после лечения сохраняется высокорезистентный кровоток в яичнике, в котором произошла апоплексия, что указывает на повышенное сосудистое сопротивление. После комплексной терапии по схеме 2 ИР достоверно не отличается от нормальных цифр, что может быть связано с назначением кавинтона (винпоцетина), который действуя на гладкую мускулатуру сосудов уменьшает сопротивление не только в сосудах головного мозга (преимущественное действие), но и в яичнике (табл. 4).
   Анализ гормонального статуса в следующий после лечения менструальный цикл показал, что у всех наблюдаемых произошло восстановление соотношения ФСГ и ЛГ, уровня пролактина. Концентрации эстрадиола и прогестерона достоверно не отличались от нормальных показателей (рис. 1–5).
   При исследовании деятельности структур головного мозга через 3 мес после центральной терапии было выявлено, что у 18 (85,7%) пациенток, получавших комплексную терапию, патологических изменений по данным ЭЭГ, РЭГ после лечения не выявлено. У 3 остальных (14,3%) наблюдаемых, принимавших комплексное лечение, отмечена положительная динамика в деятельности диэнцефально-стволовых структурах мозга по ЭЭГ, снижение повышенного тонуса сосудов каротидного и вертебробазилярного бассейнов, уменьшение венозного застоя при функциональных пробах по РЭГ.
   При анализе данных о переносимости препарата были выявлены мажущие кровяные выделения из половых путей на фоне приема новинета у 6 (13,6%) женщин, умеренные кровяные выделения – у 1 (2%). Обильных кровяных выделений на фоне приема препарата не было. Следует отметить, что данные побочные действия наблюдались в циклы 1–3 приема и не явились причиной прекращения терапии новинетом.
   Нагрубание молочных желез отмечали 9 (20,4%) пациенток, выраженность данного симптома 6 определяли как умеренную, 3 – как слабую. К циклам 5–6 приема данное побочное явление фиксировали только 4 (9%) обследуемые как слабовыраженное.
   Тошнота зафиксирована у 5 (11,3%) наблюдаемых в первые 2 цикла приема препарата.
   Тянущие боли в нижних отделах живота были у 28 женщин, однако при прицельном опросе выявлено, что боли психологически связаны с предшествующим оперативным вмешательством. В связи с этом оценка данного симптома как побочного действия новинета не могла являться объективной.
   Головные боли периодически отмечены у 8 (18,1%) обследуемых в первые 1–2 цикла приема. После цикла 3 данный симптом исчезал.
   Однако у 2 пациенток к циклам 3 и 4 приема новинета выявлено увеличение массы тела на 5 и 3 кг соответственно, что явилось причиной прекращения гормональной терапии.   

Выводы
   
Таким образом, проведенное исследование показало, что при апоплексии яичника происходят нарушения на всех уровнях гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы. Выраженность данных изменений прямо коррелирует с величиной внутрибрюшной кровопотери.
   Динамическое наблюдение за пациентками, перенесшими апоплексию яичника показало, что только у пациенток 1-й группы (кровопотеря до 150 мл) и небольшим объемом оперативного вмешательства (коагуляция места разрыва) нарушения в системе ЦНС – яичники имеют обратимый характер и не требуют назначения корригирующей терапии. У больных, перенесших апоплексию яичника с большей кровопотерей и объемом оперативного вмешательства (резекция, ушивание яичника), данные изменения имеют стойкий характер, что в последствии может приводить к рецидиву апоплексии яичника. В связи с этим считаем необходимым проводить корригирующую терапию всем пациенткам, перенесшим апоплексию яичника с кровопотерей более 150 мл.
   Для коррекции выявленных нарушений считаем целесообразным применение монофазных низко- и микродозированных эстроген-гестагенных препаратов.
   Лечение с применением только монофазных низко- и микродозированных эстроген-гестагенных препаратов, по нашему мнению, может быть рекомендовано больным без выраженных изменений со стороны центральной нервной системы (по данным ЭЭГ, РЭГ) с небольшим объемом оперативного вмешательства (коагуляция места разрыва), кровопотерей до 500 мл. Достаточная длительность гормональной терапии у данных пациенток составляет 3 цикла.
   Анализируя полученные результаты, следует отметить, что комплексная терапия с использованием сочетания низко- и микродозированных эстроген-гестагенных препаратов и средств, улучшающих деятельность структур головного мозга (ноотропов, препаратов, улучшающих церебральную перфузию, транквилизаторов, диуретиков), приводит к восстановлению нормального двухфазного менструального цикла и уменьшает количество рецидивов заболевания.   

Литература
1. Айламазян Э.К., Рябцева И.Т. Неотложная помощь при экстренных состояниях в гинекологии. Н.Новгород: НГМА. 1997; 30 с.
2. Кулаков В.И. Оперативная гинекология. М.: Медицина, 1990; 464 с.
3. Горвец М. Руководство к патологии и терапии женской половой сферы. Часть 2. СПб., 1883; 290 с.
4. Johnson VE. Amer J Surg 1930; 9 (3): 538–42.
5. Scanzoni VF. Болезни женских половых органов. Пер. с нем. СПб., 1874; 329 с.
6. Панкова О.Ю. Апоплексия яичника: современные принципы диагностики и лечения: Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 1999.
7. Адамян Л.В. Диагностическая и хирургическая лапароскопия в гинекологии. Метод. рекомендации. М., 1997.
8. Кулаков В.И., Адамян Л.В. Акуш. и гин. 1995; 5: 3–6.
9. Савельева Г.М., Богинская Л.Н., Штыров С.В., Тангиева З.С. Акуш. и гин. 1990; 2: 10–3.
10. Тумарев А.В., Затонских Л.В., Штыров С.В. и др. Вестн. росс. ассоц. акуш. и гин. 1996; 1: 41–5.



В начало
/media/gynecology/03_03/126.shtml :: Sunday, 24-Aug-2003 20:11:33 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster