Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ГИНЕКОЛОГИЯ  
Том 05/N 5/2003 РАЗНОЕ

Ожирение как фактор риска недержания мочи у женщин репродуктивного возраста


И.А.Аполихина, Г.Е.Чернуха, В.В.Ромих, Л.Г.Валуева

Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии (дир. – акад. РАМН В.И.Кулаков) РАМН, Научно-исследовательский институт урологии (дир.– акад. Н.А.Лопаткин) Минздрава РФ, Москва

Недержание мочи (НМ) у женщин становится все более актуальной медико-социальной проблемой. В последние годы ей уделяется особое внимание как с целью уточнения патогенеза заболевания, так и определения методов лечения и профилактики [1–3].
   При разработке профилактических мер НМ важным этапом является идентификация факторов риска. R.Bump [4] разделил факторы риска НМ на предрасполагающие, провоцирующие, способствующие и факторы декомпенсации.
По его данным, основными и, как правило, наиболее частыми причинами НМ у женщин считают роды, повышенную массу тела, ранее выполненную гистерэктромию, использование фармакологических средств (диуретиков), запоры с напряжением во время дефекации. Ожирение автор относит к способствующим факторам.
   По данным O.Sustersic и B.Kralj [5], 4 из 8 наиболее частых факторов риска НМ включают ожирение, сахарный диабет, конституциональные особенности и выполнение тяжелой физической работы. Увеличение массы тела как фактор риска НМ нередко может быть причиной неудач корригирующего оперативного лечения.

Частота недержания мочи (%) у женщин с ожирением (n=31, колонка слева) и у женщин без ожирения (n=29, колонка справа).

 

Показатели гормонов в сыворотке крови у женщин с ожирением

Показатель

Пациентки с НМ (n=12)

Пациентки без НМ (n=19)

ЛГ, мМЕ/л

9,27±2,0

12,5±1,8

ФСГ, мМЕ/л

12,5±1,8

6,5±0,4

Е2, пмоль/л

233,1±23,7

239,9±51,0

Т, нмоль/л

2,7±0,3

2,3±0,3

   K.Burgio и соавт. [6], L.Troiano и соавт. [7] обнаружили тесную связь между массой тела женщин и НМ. При этом возникновение различных форм данного заболевания (стрессовая, императивная и смешанная) не зависели от массы тела.
   K.Rasmussen и соавт. [8] провели сравнительный анализ женщин с ожирением (индекс массы тела
– ИМТ – более 30 кг/м2) и без ожирения до беременности, в течение беременности и через 6–18 мес после родов. У женщин c ожирением частота стрессового НМ была выше, чем у женщин с нормальной массой тела как до беременности (11 и 1%), так во время беременности (39 и 23%), а также после родов (у 29 и 12%). В этом исследовании женщины с избыточной массой тела страдали стрессовым НМ течение 6–18 мес после родов.
   Однако, несмотря на то что большинство исследователей считают ожирение фактором риска НМ, убедительных данных в пользу этого не имеется.
   Целью настоящего исследования был поиск взаимосвязи массы тела и способности женщин удерживать мочу.   

Материал и методы
   
Для выполнения работы были обследованы 60 пациенток в возрасте от 20 до 46 лет (средний возраст 30,1±1,2 года). Женщины были разделены на 2 группы. В основную группу вошла 31 женщина (средний возраст 29,9±1,16 года). Главным критерием отбора пациенток в основную группу являлся ИМТ 30 кг/м
2 и более (в среднем 36,2±0,97 кг/м2). Группу сравнения (контроль) составили 29 женщин (средний возраст 30,2±1,33 года) без ожирения, с ИМТ от 19 до 24,5 кг/м2 (в среднем 22,5±0,68 кг/м2).
   План обследования помимо общеклинического включал гормональное исследование с определением уровней эстрадиола (Е2), тестостерона (Т), лютеинизирующего гормона (ЛГ), фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) в сыворотке крови на 5–7-й день менструального цикла. Исследования проведены с использованием РИА наборами Immunotech (Чехия) на базе лаборатории эндокринологии НЦАГ и П РАМН.
   Для выявления расстройств мочеиспускания проводили комплексное обследование, включающее тщательный сбор анамнеза, детальный расспрос о ритме и характере мочеиспускания с обязательным заполнением дневников микций, осмотр в кресле с кашлевой пробой, урофлоуметрию (УФМ) – дважды.
   Женщинам с клиническими признаками НМ или эпизодами НМ в анамнезе проводили комбинированное уродинамическое исследование (КУДИ) – УФМ, ретроградную цистометрию наполнения с фазой опорожнения, исследование профиля внутриуретрального давления. Уродинамические исследования осуществляли на базе лаборатории клинической уродинамики НИИ урологии Минздрава РФ. При подозрении на нейрогенный мочевой пузырь проводили ядерно-магнитную резонансную томографию (ЯМРТ).
   Статистическую обработку полученных данных (сравнение групп) проводили на персональном компьютере с использованием пакета прикладных программ STATISTICA фирмы “StatSoft Inc.” (США). При анализе результатов исследования использован критерий хи-квадрат, U-критерий Манна–Уитни.
   

Результаты и обсуждение
   
При обследовании женщин основной группы у всех отмечен андроидный тип ожирения, отношение объема талии к объему бедер (ОТ/ОБ) составило 0,8–1,1 (в среднем 0,8±0,1).
   Из них НМ диагностировано у 12 (38,7%) больных. У 2 женщин, не имевших клинических признаков НМ на момент обследования, в анамнезе имелись единичные эпизоды НМ при напряжении в послеродовом периоде.
   При КУДИ у женщин с НМ выявлено: императивное НМ – 2 (16,7%) пациентки, смешанная форма НМ – 3 (25%) пациентки,
стрессовое НМ – 7 (58,3%) пациенток. У 1 женщины с длительным анамнезом императивного НМ выявлена гиперрефлексия детрузора на фоне неврологического заболевания (грыжа диска LV-SI).
   В зависимости от наличия или отсутствия НМ пациентки основной группы были разделены на 2 подгруппы (12 и 19 пациенток).
   Сравнительный анализ генеративной функции показал, что более чем у половины пациенток 1-й подгруппы в анамнезе были роды – у 8 (66,7%) из 12. Лишь у 3 (25%) женщин менструальный цикл был регулярным, у 9 (
75%) пациенток отмечена олигоменорея. Из сопутствующих гинекологических заболеваний у 4 (33,3%) пациенток выявлен синдром поликистозных яичников, у 2 (16,7%) – миома матки, у 2 (16,7%) – в анамнезе гиперплазия эндометрия, у 1 (8,3%) – послеродовой нейрообменноэндокринный синдром (НОЭС), у 2 (16,7%) в анамнезе была миомэктомия и двусторонняя тубэктомия, криодеструкция шейки матки по поводу эктопии цилиндрического эпителия на фоне папилломавирусной инфекции.
   Во 2-ю подгруппу вошли 19 женщин в возрасте от 2
0 до 44 лет (средний возраст 28,7±1,39 года) с ожирением при отсутствии НМ. Индекс массы тела пациенток этой подгруппы колебался в пределах от 30 до 43 кг/м2 (в среднем 36,2±1,33 кг/м2). Отношение ОТ/ОБ было от 0,7 до 0,9 (0,82±0,01).
   Из сопутствующих гинекологических заболеваний синдром поликистозных яичников выявлен у 2 (10,5%) пациенток, миома матки – у 2 (10,5%), гиперплазия эндометрия – у 1 (5,3%). У 5 (26,3%) женщин было по одному заболеванию, среди них миома матки и сальпингоофорит; синдром поликистозных яичников; эндометрит; миома матки с патологией эндометрия; фолликулярная киста яичника. У 14 (73,7%) женщин отмечено нарушение менструального цикла по типу олигоменореи, у 3 (15,8%) больных была аменорея. Регулярными менструации были у 2 (10,5%) женщин. В данной подгруппе рожавших женщин было 3 (15,8%), у 1 из них в анамнезе было двое родов и у 2 – одни.
   Сравнительный анализ результатов гормонального обследования, представленный в таблице, свидетельствует об отсутствии существенных различий в содержании уровней эстрадиола, тестостерона, ЛГ, ФСГ в сыворотке крови у пациенток с ожирением, удерживающих и не удерживающих мочу. Статистически значимого различия в содержании данных гормонов нами не обнаружено.
   В группе сравнения, которую составили 29 женщин без ожирения, НМ выявлено лишь у 4 (13,8%) пациенток. Стрессовое НМ отмечено у 2 (50%) пациенток, и 2 (50%) пациентки имели императивную форму НМ. Женщины без ожирения и не удерживающие мочу имели в анамнезе одни роды (у 1 пациентки путем кесарева сечения, у 2 роды осложнились разрывами промежности, у 1 роды протекали без особенностей). Из сопутствующих гинекологических заболеваний в этой подгруппе у 2 пациенток диагностирована дисфункция яичников, у 1 – множественная миома тела матки.
   Недержание мочи, по нашим данным, чаще диагностировано у женщин с ожирением, чем у женщин с нормальной массой тела (р<0,05), что продемонстрировано на рисунке.
   Учитывая тот факт, что большинство женщин, включенных в исследование, имели роды в анамнезе, полученные результаты позволяют рассматривать роды через естественные родовые пути независимым фактором риска как при ожирении, так и без такового.
   Таким образом, ожирение можно трактовать как фактор риска возникновения НМ у женщин репродуктивного возраста. Преобладание стрессового НМ в группе наблюдения, вероятно, связано с тем, что в исследование были включены женщины репродуктивного возраста, поскольку императивное НМ чаще наблюдается у женщин старшей возрастной группы.
   Окончательные же выводы могут быть сделаны только после завершения широкомасштабных эпидемиологических исследований по изучению частоты данного заболевания в РФ и определению потенциальных факторов риска.   

Литература
1. Лоран О.Б. Эпидемиология, этиология, патогенез, диагностика недержания мочи//Пленум Правления Росс. общества урологов: Материалы. М., 2001; 21–41.
2. Brown JS, Grady D, Ouslander JG et al. Obstet Gynecol 1999; 94 (1): 66–70.
3. Parazzini F, Colli E, Origgi G et al. Eur Urol 2000; 37 (6): 637–43.
4. Bump RC. Urology 1997; 50 (6A
): 15–6.
5. Sustersic O, Kralj B. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct 1998; 9 (3): 140–4.
6. Burgio KL, Matthews KA, Engel BT. J Urol 1991; 146 (5): 1255–9.
7. Troiano L, Pregazzi R, Bortoli P, Madai M. Minerva Ginecol 2000; 52 (7–8): 299–305.
8. Rasmussen KL, Kruue S, Johanson LE et al. Acta Obster Gynecol Scand 1997; 76 (4): 359–62.



В начало
/media/gynecology/03_05/224.shtml :: Wednesday, 21-Jan-2004 23:33:26 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster