Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ГИНЕКОЛОГИЯ  
Том 11/N 5/2005 ПАТОЛОГИЯ БЕРЕМЕННОСТИ

Акушерские и перинатальные исходы у беременных с железодефицитной анемией в сочетании с бактериально-вирусной инфекцией


И.Г.Сулейманова, Н.В.Орджоникидзе, М.Ю.Соколова

ГУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии (дир. – акад. РАМН, проф. В.И.Кулаков) РАМН, Москва

Железодефицитная анемия (ЖДА) является заключительным этапом железодефицитных состояний (ЖДС) и возникает при снижении гемоглобинового фонда железа (Аркадьева, 1999). ЖДА проявляется симптомами анемии и гипосидероза. От 15 до 80% беременных и 20–40% родильниц страдают ЖДА [1–4].
   Дефицит железа характерен для всех групп населения, занимая ведущее место в структуре экстрагенитальной патологии, оказывающей неблагоприятное влияние на течение беременности и родов, послеродового периода, состояние плода и новорожденного. Однако наиболее уязвимыми в отношении риска развития ЖДА являются дети, особенно раннего возраста, в связи с чем именно в этот период жизни должен осуществляться наиболее строгий контроль за обеспеченностью их организма железом [1, 5–7].
   К развитию анемии у беременных предрасполагают следующие факторы: снижение поступления в организм железа с пищей, нарушение всасывания железа в кишечнике, кровотечения из желудочно-кишечного тракта (при геморрое, язвенной болезни желудка или кишечника), рвота беременных, кровотечения во время беременности (например, при предлежании плаценты), часто повторяющиеся беременности, многоплодие, длительное кормление ребенка грудью, сезонность (анемия чаще возникает зимой и весной, когда мало витаминов в пище), некоторые хронические заболевания (гепатит, пиелонефрит и др.) [2–4, 8, 9].
   Для выявления частоты, факторов риска, особенностей течения беременности, родов и послеродового периода, состояния плода и новорожденного у пациенток с ЖДА на фоне бактериальной и/или вирусной инфекции в современных условиях был проведен анализ архивного материала муниципальной женской консультации №2 Махачкалы за полных 3 года – 2002–2004 гг. (рис. 1, 2).
   Следует отметить, что Махачкала является столицей Дагестана, который характеризуется относительно высоким уровнем рождаемости. Об этом свидетельствуют следующие коэффициенты рождаемости: 2002 г. – 16,5; 2003 г. – 19,6; 2004 г. – 18,4 (в РФ – 9,8; 10,3 и 10,1 соответственно).
   Ретроспективно, методом выборки из 3524 индивидуальных карт беременных, находившихся на диспансерном учете в муниципальной женской консультации №2, были отобраны 1856 пациенток с ЖДА разной степени тяжести, что составило 52,6% от общего числа изученных. Из них был проведен отбор и анализ 617 (33,2%) карт беременных с ЖДА в сочетании с бактериальной и/или вирусной инфекцией, подтвержденной лабораторными данными до наступления или в период беременности. Основная I группа (617 женщин) была разделена на две подгруппы: IА – 320 беременных с ЖДА на фоне острой или обострения хронической бактериальной и/или вирусной инфекции; IБ – 297 пациенток с ЖДА на фоне хронической бактериальной и/или вирусной инфекции в стадии устойчивой ремиссии.
   Группу сравнения II составили 189 беременных с ЖДА без инфекции.
   Частота ЖДА в течение 3 лет среди общего числа беременных по годам находилась в пределах 51,9–52,6%, из них в сочетании с бактериально-вирусной инфекцией – 17,5–33,2%.
   Возраст беременных колебался от 16 до 42 лет и составил в среднем 28,1±5,3 года – в IА, 27,9±3,6 года – в IБ и 27,4±4,8 года – во II группах, без достоверных различий (табл. 1).
   Как видно из табл. 1, достаточно высокой была частота ЖДА у пациенток от 20 до 35 лет, т.е. в наиболее активном репродуктивном возрасте.
   В табл. 2 отражены данные о беременных с ЖДА по уровню их образования.
   Согласно данным табл. 2 только в I группе встречались пациентки с начальным уровнем образования (в IА – 19, или 5,9%, в IБ – 11, или 3,7%) и достоверно чаще встречались пациентки со средним общим уровнем образования в IА и IБ (134, или 41,9%, и 136, или 45,8%, соответственно), чем во II группе (67, или 35,4%). Число пациенток с ЖДА в I и II группах со средним специальным (195, или 31,6%, и 66, или 35%, соответственно) и высшим (122, или 19,8%, и 56, или 29,6%, соответственно) достоверно между собой не различалось.
   В табл. 3 приведены сведения о социальном уровне этих пациенток.
   Как следует из табл. 3, большинство беременных I группы были домохозяйками, в то время как в группе сравнения – служащими (32,3%). Во II группе служащихся было больше в 2,4 раза (p<0,05), чем в IA и IБ.
   Средний возраст начала половой жизни составил 18,1±1,5; 19,9±1,2 и 22,6±1,5 года в IА; IБ и II группах соответственно. Начало половой жизни у большинства пациенток I группы (в IА – 35,6%, IБ – 34%) приходилось на возраст 18–19 лет, чаще встречались пациентки 15–17 лет в I группе (в IА – 32,2%, IБ – 30%), чем во II (11,6%) группе (p<0,05). Пациентки старше 30 лет встречались во II группе в 2,4 раза чаще, чем в IA, и в 1,4 раза чаще, чем в IБ.
   Анализируя частоту медицинских и мини-абортов, следует отметить их более высокий уровень в I группе (в IA – 69,7%, IБ – 66,6%), чем во II (44,9%), из них 2 аборта и более в I группе было у 320, или 51,9%, женщин, во II – у 56, или 29,6%. Приведенные данные о количестве абортов в анамнезе в исследуемых группах свидетельствуют об отсутствии использования средств контрацепции.
   В структуре экстрагенитальных заболеваний у данных пациенток преобладали инфекционно-воспалительные заболевания (острые респираторные вирусные инфекции – ОРВИ, пиелонефрит, тонзиллит, отит, бронхит и др.). Среднее число их на 1 беременную в группе IA составило 3,5, IБ – 3, II – 1,4. Так, например, в I группе достоверно чаще встречались ОРВИ (в подгруппе IA – 66,9%, в IБ – 49,5% случаев), заболевания ЛОР-органов (IA – 48,1%, IБ – 41,4%) и детские инфекции (IA – 63,4%, IБ – 59,9%), чем во II (17,9; 9,5; 12,1% соответственно; p<0,05). Воспалительные заболевания мочевыделительной системы встречались только в I группе (IA – 20,9%, IБ – 16,5%; p<0,05).
   У большинства беременных как в I (149+145, или 46,6+48,8%), так и во II (87, или 46%) группах отмечены заболевания щитовидной железы, что, по-видимому, связано с дефицитом йода в данном регионе. Также обращало внимание сочетание ЖДА с аутоиммунными заболеваниями. Так, например, аутоиммунный тиреоидит был у 79 (12,8%) женщин в IA, у 31 (16,4%) – в IБ и у 9 (4,7%) – во II группах соответственно. Интерес представлял факт частого выявления у пациенток основной группы пороков развития различных органов. Так, врожденный порок сердца отмечен у 47 (5,8%), аномалия развития мочевыделительной системы – у 36 (4,4%), пороки развития матки – у 33 (4,1%) женщин (из них двурогая матка была у 19 женщин, или в 57,5% случаях, неполная внутриматочная перегородка – у 14, или 42,5%). Однако причинная связь пороков развития различных органов у пациенток с аналогичными аномалиями у их плодов и новорожденных отсутствовала. Оперативные вмешательства (аденоидэктомия, тонзиллэктомия, аппендэктомия и др.) чаще отмечены в I группе (у 67, или 20,9%, в IA, у 46, или 15,4%, в IБ), чем в группе сравнения (11, или 5,8%; p<0,05).
   Средний возраст наступления менархе в подгруппе IА составлял 12,1±1,3 года, IБ – 12,5±1,5 года, во II группе – 14,9±1,5 года.
   Акушерско-гинекологический анамнез был отягощен у подавляющего большинства пациенток в I группе – 504 (81,7%) и во II – 88 (46,5%). Структура гинекологических заболеваний представлена в табл. 4.
   По данным табл. 4, среди перенесенных гинекологических заболеваний достоверно чаще в I группе, чем во II, встречались эктопия шейки матки, острый и хронический рецидивирующий сальпингоофорит, острый и хронический рецидивирующий эндометрит, привычное невынашивание, кисты яичников (в IA), миома матки (в IA). Среднее число гинекологических заболеваний на 1 женщину составило в IA группе 2,8, в IБ – 1,8 и во II группе 0,9, т.е. в IA было достоверно больше, чем в группе сравнения. По поводу кист яичников были прооперированы 36 (5,8%) пациенток I группы, 2 (1%) – II. Из-за наружного и внутреннего эндометриоза 23 (3,7%) женщинам I группы и 5 (2,6%) II группы проведено хирургическое лечение – лапароскопия, коагуляция очагов эндометриоза. Ввиду первичного и вторичного бесплодия, для уточнения диагноза и разработки дальнейшей лечебной тактики, 29 (4,7%) пациенткам основной группы была произведена диагностическая лапароскопия. При дисфункциональном маточном кровотечении у 19 (3,1%) женщин I группы было проведено диагностическое выскабливание эндометрия. Анамнез был отягощен: медицинскими абортами – у 207 (64,7%) женщин IA группы, у 142 (47,8%) – IБ и у 65 (34,4%) – II группы (p<0,05); самопроизвольными выкидышами – у 183 (57,1%), 78 (26,2%) и 25 (13,2%) соответственно (p<0,05), неразвивающимися беременностями – у 97 (30,3%), 71 (23,9%) и 22 (11,6%) повторнобеременных (p<0,05).
   У пациенток I группы был проанализирован спектр бактериальных и/или вирусных инфекций, выявленных при проведении микро- или молекулярно-биологического обследования мочеполовых органов. Чаще определяли следующие микроорганизмы: бактерии условно-патогенной флоры (183, или 57,2%), дрожжевые грибы рода Candida (147, или 45,9%), вирус простого герпеса (116, или 36,3%), цитомегаловирус (111, или 34,7%) и хламидии (96, или 30,0%). При этом частота моноинфекции равнялась 27 (8,4%) случаям, смешанной – 293 (91,6%).
   Из всех обследованных женщин первобеременных было 304 (37,7%), из них в подгруппе IA – 51 (15,9%), IБ – 115 (38,7%) и во II группе – 138 (73,0%) женщин; повторнобеременных – 502 (62,3%) женщины, из них: в IA – 269 (84,1%) женщин, IБ – 182 (61,3%) и II – 51(26,9%) женщина. Первородящих в подгруппе IA было 44 (13,8%) женщины, IБ – 112 (37,7%) и во II группе – 137 (72,5%); повторнородящих в подгруппе IA было 276 (86,2%) женщин, IБ – 185 (62,3%) и во II группе – 52 (27,5%).
   При анализе родов в анамнезе установлено, что процент своевременных родов был достоверно выше у женщин II группы – 85,7%, чем в IA – 62,8% и IБ – 50,8% (p<0,05). При этом частота преждевременных родов у пациенток подгрупп IA и IБ выше в 4,4 и 3 раза (p<0,05) соответственно, чем в группе сравнения. В то же время при сравнительном анализе запоздалые роды встречались в IБ и во II группах в 4,5 и 3 раза чаще (p<0,05) соответственно, чем в IA.
   Родоразрешение через естественные родовые пути было в анамнезе у 266 (72,7%) повторнородящих I группы и у 138 (93,9%) – II, путем операции кесарева сечения – у 86 (23,5%) и 9 (6,1%) соответственно. У 11 (3%) женщин I группы по поводу врожденных аномалий развития плода при сроке 23–24 нед беременности было проведено ее искусственное прерывание по медицинским показаниям, у 3 (0,8%) женщин ввиду нарастания тяжести гестоза во II периоде родов были наложены акушерские щипцы.
   С резус-отрицательной принадлежностью крови в I группе было 367 (59,5%) и во II – 75 (39,7%) беременных. У 296 (47,9%) женщин I группы и у 43 (22,7%) женщин II группы в период предыдущих беременностей выявляли наличие Rh-антител в крови. В связи с этим курсы комплексной терапии были проведены 311 (50,4%) пациенткам I группы и 67 (35,4%) – II.
   Интерес представляли результаты данных аллергоанамнеза. Было установлено, что он был отягощен у 77 (12,5%) женщин с ЖДА инфекционного генеза (I группа).
   У большинства беременных I группы (IA – 31,9%, IБ – 33,0%) сроки взятия их на диспансерный учет составляли 13–14 нед гестации, тогда как во II – 38,1%. По-видимому, это явилось причиной поздней диагностики анемии и бактериально-вирусной инфекции у беременных и как следствие отсутствия профилактики как этих, так и других осложнений в процессе гестации.
   Рождение детей с пороками развития различных органов отмечено у 26 (5,1%) женщин, из них аномалии развития в I группе встречались достоверно чаще (в IА – у 17, или 5,3%, и IБ – у 7, или 2,3%), чем во II (2, или 1,0%). Также в анамнезе отмечено наличие детей-инвалидов у 13 (2,5%) женщин (из них ДЦП – 8, мукополисахаридоз – 2, муковисцидоз – 1, целиакия – 2 случая).
   Внутриутробное инфицирование плода наблюдали в 56,4% случаев, и перинатальные потери составили 32,2% у пациенток IА подгруппы.
   У большинства (51,9%) беременных с анемией в период гестации отмечена острая или обострение хронической вирусной и/или бактериальной инфекции. Обращает внимание высокая частота острых вирусных и/или бактериальных инфекций (209, или 65,3%), а также их рецидивов: вагинального кандидоза (177, или 55,3%), кольпита не уточненной этиологии (129, или 40,3%), пиелонефрита и цистита (118, или 36,8%).

Рис. 1 Частота ЖДА, по данным муниципальной женской консультации №2 Махачкалы.

Рис. 2. Частота ЖДА по РФ и Махачкале за 2002–2004 гг.

Таблица 1. Распределение беременных с ЖДА по возрасту

Возраст, лет

Группа

IА (n=320)

IБ (n=297)

II (n=189)

<20

37 (11,5%)

25 (8,4%)

19 (10,1%)

20–24

102 (31,9%)

96 (32,3%)

91 (48%)

25–29

94 (29,4%)

95 (32%)

16 (8,5%)

30–34

71 (22,2%)

59 (19,9%)

44 (23,3%)

>35

16 (5%)

22 (7,4%)

19 (10,1%)

Таблица 2. Распределение беременных с ЖДА по уровню образования

Уровень образования

Группа

IА (n=320)

IБ (n=297)

II (n=189)

Начальное

19 (5,9%)

11 (3,7%)

Среднее общее

134 *(41,9%)

136 *(45,8%)

67 (35,4%)

Среднее специальное

93 (29,1%)

102(34,3%)

66 (35%)

Высшее

74 (23,1%)

48 (16,2%)

56 (29,6%)

* – p<0,05.

Таблица 3. Распределение беременных с ЖДА по социальному положению

Социальное положение

Группа

IА (n=320)

IБ (n=297)

II (n=189)

Учащаяся

40 (12,5%)

39 (13,1%)

35 (18,5%)

Домохозяйка

123 (38,4%)

117 (39,4%)

41 (21,7%)

Колхозница

26* (8,1%)

23 (7,7%)

Рабочая

88 (27,5%)

79 (26,7%)

52 (27,5%)

Служащая

43 (13,5%)

39 (13,1%)

61 (32,3%)

* – p<0,05.

Таблица 4. Частота и структура заболеваний женских половых органов в анамнезе

Заболевание

Группа

IА (n=320)

IБ (n=297)

II (n=189)

Эктопия шейки матки

205* (64,1%)

126* (42,4%)

42* (22,2%)

Острый и хронический рецидивирующий эндометрит

143* (44,7%)

65 (21,9%)

23 (12,2%)

Острый и хронический рецидивирующий сальпингоофорит

152* (47,5%)

117* (39,4%)

24* (12,7%)

Дисфункция яичников

93 (29,1%)

44 (14,8%)

18 (9,5%)

Кисты яичников

31* (9,7%)

10 (3,4%)

4 (2,1%)

Миома матки

64* (20%)

44 (14,8%)

13 (6,9%)

Аномалия развития половой системы

8 (2,5%)

2 (0,7%)

-

Бесплодие 1 и 2

13 (4,1%)

5 (1,7%)

2 (1,1%)

Аденомиоз, эндометриоз

37 (11,6%)

29 (9,8%)

15 (7,9%)

Привычное невынашивание

127*(39,7%)

78* (26,2%)

29* (15,3%)

Мастопатия

35 (10,9%)

23 (7,7%)

11 (5,8%)

Всего случаев заболеваний**

908

543

181

* – достоверная разница, p<0,05.
** – сочетание заболеваний у одной и той же пациентки.

Таблица 5. Структура и частота ЖДА у беременных основной группы на фоне бактериальной и/или вирусной инфекции в зависимости от сроков гестации (n=617)

Степень тяжести ЖДА

IА (n=320)

IБ (n=297)

триместры беременности

триместры беременности

I

II

III

I

II

III

Легкая

71 (22,2%)

45 (14,1%)

33 (10,3%)

59 (19,9%)

33 (11,1%)

43 (14,5%)

Средняя

57 (17,8%)

29 (9,0%)

31 (9,7%)

47 (15,8%)

25 (8,4%)

33 (11,1%)

Тяжелая

31 (9,7%)

14 (4,4%)

9 (2,8%)

28 (9,4%)

8 (2,7%)

21 (7,1%)

Таблица 6. Структура и частота ЖДА у беременных группы сравнения без инфекции в зависимости от сроков гестации (n=189)

Степень тяжести ЖДА

Триместры беременности

I

II

III

Легкая

18 (9,5%)

43 (22,8%)

39 (20,6%)

Средняя тяжесть

14 (7,4%)

26 (13,8%)

24 (12,7%)

Тяжелая

3 (1,6%)

17 (9,0%)

5 (2,6%)

Рис. 3. Исходы предыдущих родов.

 

Рис. 4. Родоразрешение пациенток.


   Частота ЖДА инфекционного генеза в период беременности в зависимости от степени ее тяжести и сроков возникновения представлена в табл. 5, 6.
   Как видно из табл. 5 и 6, в основной группе (IА и IБ) ЖДА значительно чаще выявляли в I триместре (легкой степени в 22,2 и 19,9% случаев, среднетяжелой в 17,8 и 15,8% случаев и тяжелой в 9,7 и 9,4% случаев соответственно), чем в группе сравнения (легкой степени в 9,5%, среднетяжелой в 7,4% и тяжелой в 1,6% случаев). Анемия у беременных без сопутствующей инфекции чаще всего развивалась во II и III триместрах. Таким образом, в основной группе ЖДА имела раннее начало и более тяжелое течение по сравнению с группой сравнения.
   Ретроспективный анализ показал, что у большинства (356, или 44,1%, беременных в I группе и 261, или 32,3%, беременная во II группе) анемия была диагностирована поздно. Лечение данной патологии проведено всего у 547 (67,8%) пациенток, их них курс антианемической и антибактериальной терапии прошли 547 (67,8%), метаболической – 402 (49,8%), дезинтоксикационной – 295 (36,6%) и иммуноглобулинотерапии – 187 (23,2%) женщин. Комплексное лечение проведено 169 (20,9%) беременным. Положительный эффект от проведенной терапии отмечен лишь у 68 (8,4%) пациенток.
   При анализе осложнений данной беременности установлено, что у женщин обеих групп течение гестационного процесса часто осложнялось ранним токсикозом, угрозой прерывания беременности, плацентарной недостаточностью, хронической гипоксией плода. При этом выявлено, что в группе беременных, страдающих анемией в сочетании с инфекцией (IА и IБ подгруппы), данные осложнения наблюдались чаще, чем у пациенток с изолированной формой анемии (II группа): ранний токсикоз – в 2,7 раза (p<0,05), угроза прерывания – в 2,3 раза, плацентарная недостаточность – в 5,5 раза. Предлежание плаценты и врожденные аномалии развития плода отмечены у пациенток основной группы.
   Частота внутриутробной инфекции (ВУИ) в IА подгруппе составила 209 (65,3%) и IВ – 132 (44,4%) случая. Гестоз встречался у 97 (30,3%), 81 (27,2%) и 14 (7,4%) беременных IА, IВ и II групп соответственно.
   Все 806 пациенток были родоразрешены в I и II отделениях родильных домов Махачкалы. Частота преждевременных родов составила 18,2% (147 женщин). Прерывание беременности по медицинским показаниям (ввиду наличия пороков развития плода) произведено 3 пациенткам при сроках гестации 22–23, 24–25, 27–28 нед. У 1 (0,2%) пациентки роды закончились путем наложения полостных акушерских щипцов.
   Анализ осложнений родов показал, что в большинстве наблюдений течение родового акта характеризовалось различными осложнениями. У пациенток IА и IБ подгрупп в 5,4 и 2,8 раза чаще, чем у беременных II группы, родовой акт осложнялся несвоевременным излитием околоплодных вод; в 5,4 и 3,1 раза – аномалиями родовой деятельности. Острая гипоксия плода отмечена у пациенток I группы в 6 раз, хориоамнионит в родах – в 6,3 раза чаще, чем у пациенток II группы. Полное или частичное плотное прикрепление плаценты было диагностировано у 63 (19,6%), 45 (15,1%) и 12 (6,3%) пациенток IА, IБ и II групп соответственно, кровотечение в последовом или раннем послеродовом периодах – у 53 (16,5%), 28 (9,4%) и 9 (4,7%) пациенток.
   Через естественные родовые пути было родоразрешено 662 (82,1%) пациентки, путем операции кесарево сечения – 144 (17,9%) (рис. 4).
   Следует отметить, что оперативное родоразрешение имело место в 23,7% наблюдений в IA подгруппе, в 16,8% – в IБ подгруппе и в 9,5% – во II группе. Среди показаний к операции кесарева сечения самыми частыми являлись острая гипоксия плода (5,9% случаев – в IA, 4,7% – в IБ и 2,6% – во II), аномалии родовой деятельности (4,0% случаев – в IA, 2,3% – в IБ и 1,0% – во II). Среди осложнений послеродового периода эндометрит встречался чаще у родильниц IА, IВ и II групп (12, или 3,7%; 6, или 2,0%, и 2, или 1,0%, соответственно). Раневая инфекция была у 15 (4,6%), 9 (3,0%) и 2 (1,0%), лохио- и гематометра – у 12 (3,7%), 9 (3,0%) и 6 (3,1%) соответственно, парез кишечника – у 2 (0,6%) в IА подгруппе.
   Исход родов для плода и течение раннего неонатального периода были проанализированы у 319 новорожденных подгруппы IA, 297 – IБ и 189 новорожденных II группы.
   Антенатальная гибель плода была зарегистрирована в 4 случаях в основной группе при сроке беременности 28–32 нед. Из них в 2 случаях были диагностированы множественные пороки развития плода (при ЖДА среднетяжелой степени в сочетании с острой цитомегаловирусной инфекцией), в 1 – вследствие ВУИ бактериально-вирусной этиологии на фоне ЖДА тяжелой степени.
   Родились всего 805 живых детей, из них 251 (31,2%) ребенок был недоношенным (148, или 46,2%; 84, или 28,3%, и 19, или 10,1%, детей IA, IБ и II групп соответственно), в 6 случаях (2 – в IБ и 1 – во II) была двойня, в 1 (II группа) – тройня. В 2 случаях (IA) имела место интранатальная, в 3 – ранняя неонатальная смерть, причиной которой была ВУИ смешанного генеза. Во всех данных случаях отмечена тяжелая степень анемии.
   Родился 251 недоношенный ребенок (148, или 46,2%; 84, или 28,3%, и 19, или 10,1%, детей в IA, IБ и II группах соответственно), масса которых колебалась от 990 до 2900 г и составила в среднем 1790±650 г, 2100±420 г и 2340±535 г в IA, IБ и II группах соответственно. Масса доношенных новорожденных колебалась от 2130 до 4620 г и составила в среднем 2670±350 г, 3100±282 г и 3443±416 г в IA, IБ и II группах соответственно. Клинические признаки задержки внутриутробного развития новорожденного наблюдались в 224 (27,7%) случаях, из них у 78, или 24,3%, детей IA подгруппы, 24, или 8,1%, – IБ и 15, или 7,9%, – II.
   Асфиксия легкой степени отмечена в 11,2 раза больше (p<0,05) у новорожденных IA и 9,2 раза – IБ подгрупп, чем в группе сравнения; средней тяжести – в 40 раз и 21,4 раза больше в основной группе, чем во II; тяжелой степени – в 5,6 и 2,3 раза больше в IA и IБ, чем во II.
   Осложненное течение адаптации у новорожденных основной группы было достоверно выше (p<0,05),чем в группе сравнения.
   Диагноз ВУИ был подтвержден у 287 (46,5%) детей основной группы. Частота врожденной пневмонии составила 48,8%, трахеобронхита – 13,1%, конъюнктивита – 18,9%, врожденного везикулеза – 28,9%, омфалита – 6,0%, микроцефалии – 2,5%, глухоты – 0,6%, пороков развития – 3,8%. Перинатальная смертность составила 14,5%.
   Таким образом, общая частота ЖДА среди всех беременных, наблюдавшихся в муниципальной женской консультации №2 Махачкалы, составляла в 2002 г. 51,9%, в 2003 г. – 52,2% и 2004 г. 52,6%, т.е. в течение этих лет фактически не изменилась. Однако отмечен рост ЖДА среди беременных с высоким инфекционным риском почти в 2 раза – с 17,5% в 2002 г. до 33,2% в 2004 г. Очевидно, это связано с увеличением в последние годы численности пациенток с острой или рецидивом хронической бактериальной и/или вирусной инфекции. Средняя частота ЖДА у беременных с инфекционным риском в 2002–2004 гг. составила:
   (17,5%+24,9%+33,2%):3=25,2%
   Углубленное изучение данных анамнеза, особенностей течения беременности, родов и послеродового периода, состояния плода и новорожденного показало, что пациенток с ЖДА в сочетании с инфекционной патологией необходимо относить к группе высокого риска по развитию акушерских и перинатальных осложнений.
   На основании проведенного нами анализа акушерских и перинатальных исходов у пациенток с острой или рецидивом бактериальной и/или вирусной инфекций были выявлены следующие значимые факторы риска развития ЖДА:
   1) острые вирусные инфекции в период гестации;
   2) частые и длительные рецидивы хронической бактериальной и/или вирусной инфекции в период беременности;
   3) наличие смешанной вирусно-вирусной или вирусно-бактериальной инфекции;
   4) отягощенный инфекционный акушерско-гинекологический и соматический анамнез (вирусоносительство, хронические воспалительные заболевания матки и придатков, хронические заболевания внутренних органов, бесплодие, преждевременные роды, перинатальные потери, рождение детей с пороками развития и др.);
   5) отсутствие предгравидарной подготовки и планирования беременности;
   6) поздняя диагностика ЖДА у беременных и как следствие отсутствие должного комплексного лечения.
   Поздняя диагностика анемии, отсутствие лечения, позднее его начало или применение монотерапии у беременных с хронической инфекцией сопровождается высокой частотой неблагоприятного исхода беременности для матери, плода и новорожденного. Все это, как показал анализ архивного материала женской консультации №2 Махачкалы (617 карт беременных с анемией на фоне острой и хронической бактериальной и/или вирусной инфекцией), неизбежно приводит к высокой перинатальной заболеваемости и смертности (46,5 и 14,5% соответственно).
   Результаты данного ретроспективного анализа позволили выделить значимые факторы риска развития ЖДА у пациенток с бактериально-вирусной инфекцией, сформировать когорту беременных с риском возникновения анемии, своевременно проводить раннюю диагностику заболевания, профилактику и лечение, что способствует улучшению акушерских и перинатальных исходов.   

Литература
1. Бурлев В.А., Коноводова Е.Н., Мурашко Л.Е. и др. Клиническое значение депонированного железа у беременных с анемией на фоне лечения эритропоэтином. Пробл. репродукции. 2001; 7 (1): 41–6.
2. Вахрамеева С.Н., Денисова С.Н., Хотимченко С.А., Алексеева И.А. Латентная форма железодефицитной анемии у женщин и состояние здоровья их детей. Рос. вестн. перинатол. и педиатр. 1996; 41 (3): 26–30.
3. Соколова М.Ю., Никонов А.П. Железодефицитная анемия у беременных и ее лечение гино-тардифероном. Тер. арх. 2003; 7: 87–8.
4. Шехтман М.М. Руководство по экстрагенитальной патологии у беременных. М., 1999; с. 815.
5. Бугланов А.А., Сулейманова Д.Н., Тураев А.Т. Показатели статуса молока и их значение. Новое в гемат. и трансфузиол. Тезисы докл.III Съезда гематол. и трансфузиол. Узбекистана, посвященного 50-летию института. 26–28 апреля 1990 г. Ташкент. Ч. 1, с. 96–8.
6. Генкин М.Б. Влияние осложненной гестозом и анемией беременности на гемодинамику новорожденных в периоде адаптации: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Ташкент, 1990.
7. Жаров Е.В., Ковальчук Я.Н. Оценка эффективности препарата “Фенюльс” в акушерско-гинекологической практике. Вестн. Советы врачу. 1999; 1: 110.
8. Галицкая С.А. Диагностика и коррекция железодефицитных состояний у женщин в третьем триместре беременности: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Иваново, 2004.
9. Горячев В.В. Метаболизм железа при беременности. Астрахань, 1994; с. 100.



В начало
/media/gynecology/05_05/311.shtml :: Sunday, 23-Apr-2006 19:24:53 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster