Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

АРТЕРИАЛЬНАЯ ГИПЕРТЕНЗИЯ  
Том 8/N 2/2002 ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

Эффективность гизаара у больных артериальной гипертензией с гипертрофией левого желудочка


Л.Г. Ратова , В.В. Дмитриев , В.Е. Синицын , И.Е Чазова

Российский кардиологический научно-производственный комплекс МЗ РФ,Институт кардиологии им. А.Л. Мясникова, Москва

Резюме.У 20 больных с мягкой и умеренной артериальной гипертензией изучено влияние 24-недельной комбинированной терапии лозартаном 50 мг и гидрохлортиазидом 12,5 мг (гизаар, MSD) на показатели артериального давления (АД) и структурно-функциональное состояние миокарда левого желудочка.
У 20 больных отмечено достоверное снижение систолического, диастолического и пульсового АД. Систолическое АД снизилось с 166,7+2,8 до 136,2+1,9 мм рт.ст. (D=-30,5+2,5; p<0,001), диастолическое АД клиническое с 103,0+1,9 до 85,8+1,4 мм рт.ст. (D=-17,2+1,6; p<0,001), и пульсовое АД клиническое с 63,7+1,7 до 50,4+1,3 мм рт.ст. (D=-13,3+1,6; p<0,001). Антигипертензивный эффект терапии гизааром наблюдался у всех больных, нормализацию АД– у 60% больных. На фоне терапии гизааром достоверно уменьшилось исходно повышенное пульсовое АД, с полной его нормализацией у 70% больных. Терапия гизааром в течение 24 нед привела к статистически достоверному уменьшению индекса массы миокарда левого желудочка с 120,1+3,5 до 108,6+3,1 г/м
2 (D=-11,5+1,0; p<0,001), с его нормализацией у 60% больных. Корреляционный анализ выявил независимость кардиопротективного эффекта терапии от антигипертензивного. Таким образом, терапия гизааром оказывает независимые друг от друга антигипертензивный и кардиопротективный эффекты.
Ключевые слова: артериальная гипертония, артериальное давление, гипертрофия левого желудочка, гизаар

Efficiency of hyzaar in patients with essential hypertension and left ventricular hyperthrophy
L.G.Ratova, V.V.Dmitriyev, V.Ye.Sinitsyn, I.Ye.Chazova
Russian Cardiology Research-Production Complex, Ministry of Health of the Russian Federation;
A.L.Myasnikov Institute of Cardiology, Moscow

Summary. The impact of 24-week therapy with losartane, 50 mg, in combination with hydrochlorothiazide, 12.5 mg (hyzaar, MSD) was studied on blood pressures (BP) and the structure and function of the left ventricular myocardium in 20 patients with mild and moderate essential hypertension. The patients were found to have significantly lowered systolic BP, diastolic BP, and pulse BP. There were decreases in systolic BP from 166.7±2.8 to 136.2±1.9 mm Hg (D = -30.5±2.5; p<0.001), in diastolic BP from 103.0±1.9 to 85.8±1.4 mm Hg (D = -17.2±1.6; p<0.001), and in clinical pulse BP from 63.7±1.7 to 50.4±1.3 mm Hg (D = 13.3±1.6; p<0.001). Hyzaar therapy produced an antihypertensive effect in all patients, by normalizing BP in 60% of the patients. With the therapy, there was a significant decrease in the baseline elevated pulse BP with its complete normalization in 70% of the patients. Hyzaar therapy during 24 weeks caused a statistically significant reduction in the left ventricular mass index from 120.1±3.5 to 108.6±3.1 g/m2 (D = - 11.5±1.0; p<0.001) with its normalization in 60% of the patients. Correlation analysis showed no correlation of the cardioprotective effect of the therapy with its antihypertensive one. Thus, hyzaar therapy produces antihypertensive and cardioprotective effects which are independent of one another.
Key words: essential hypertension, blood pressure, left ventricular hypertrophy, hyzaar
Артериальная гипертония (АГ) остается одной из самых актуальных медицинских проблем в России и в мире, так как именно она обусловливает высокую сердечно-сосудистую заболеваемость и смертность, характеризуется широкой распространенностью и крайне редким эффективным контролем артериального давления (АД) даже у лиц с мягкой АГ. При этом 90–92% случаев АГ составляет эссенциальная гипертония, а у остальных больных можно диагностировать разнообразные вторичные формы АГ. В 2/3 случаев вторичные АГ обусловлены поражением паренхимы почек, а значит потенциально неизлечимы, и терапия АГ у этих больных практически не отличается от терапии эссенциальной гипертонии. Таким образом, у большинства больных АГ пожизненная медикаментозная терапия проводится независимо от того, ясна причина повышения АД или нет, при этом в нашей стране 39,2% мужчин и 41,1% женщин имеют повышенное АД, из них лишь 37,1 и 58,0% соответственно знают о наличии у них заболевания, лечатся 21,6 и 45,7%, и только 5,7 и 17,5% лечатся эффективно (С.Н. Шальнова, 1999).
   Абсолютный риск развития сердечно-сосудистых осложнений у лиц с АГ зависит не только от уровня АД, но и от наличия сопутствующих факторов риска, и в том
числе вовлечения в процесс "органов-мишеней" (сердца, почек, головного мозга, сосудов) [1]. Гипертрофия левого желудочка (ГЛЖ) при АГ является независимым фактором риска сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности, а также основным доклиническим проявлением поражения сердечно-сосудистой системы, которое повышает риск ишемической болезни сердца и инфаркта миокарда, инсульта и застойной сердечной недостаточности, внезапной смерти и общей смертности [2–10]. По данным Корнельского и Фрамингемского исследований, при наличии ГЛЖ риск смертельных и не смертельных осложнений повышается в 2–4 раза, независимо от возраста, пола и других факторов риска [4, 7]. Регресс ГЛЖ на фоне лечения АГ сопровождался уменьшением частоты развития сердечно-сосудистых осложнений на 50% и более [4, 11].
   В настоящее время требования к антигипертензивной терапии включают в себя не только снижение АД до нормального уровня, но и обеспечение протективного действия на органы-мишени. В ряде исследований не было выявлено прямой зависимости кардио- и ренопротективного эффекта антигипертензивной терапии от степени снижения АД, что свидетельствует о важности воздействия на нейрогуморальные системы (симпатоадреналовую, ренин-ангиотензиновую – РАС), отвечающие за развитие поражения органов-мишеней [12]. Способность воздействовать на данное звено патогенеза АГ доказана для ингибиторов АПФ и b-блокаторов, однако применение ингибиторов АПФ не обеспечивает специфического воздействия на РАС из-за их влияния на другие биологически активные нейрогуморальные системы. При этом ингибиторы АПФ не могут полностью подавить активность РАС, так как воздействуют только на превращение ангиотензина I в ангиотензин II (АII)с участием АПФ. Тот факт, что АII синтезируется в некоторых органах и тканях не только с участием АПФ, но и с помощью других ферментов (химазный путь обеспечивает образование 80% АII в миокарде), объясняет эффект "ускользания" фармакологической блокады РАС ингибиторами АПФ и служит обоснованием для применения препаратов, подавляющих активность
АII независимо от пути его синтеза. Таким новым классом антигипертензивных препаратов стали антагонисты рецепторов к АII первого типа (АРА). Первым представителем данной группы лекарств является лозартан, синтезированный в 1988 г., впоследствии был создан целый ряд, относящихся к АРА: ирбесартан, кандезартан, валсартан, телмисартан и др.
   Через АТ
1-рецепторы осуществляются основные потенциально негативные эффекты АII, которые заключаются в вазоконстрикторном действии на артерии и вены, стимуляции биосинтеза и секреции альдостерона; влияние на реабсорбцию натрия в дистальных отделах почечных канальцев, констрикции выносящих артериол; увеличении циркулирующего объема крови; высвобождении катехоламинов из мозгового слоя надпочечников, стимуляции гипертрофии кардиомиоцитов, развитии миокардиофиброза, экспрессии факторов роста, пролиферации гладкомышечных и эндотелиальных клеток, фибробластов в сосудистой стенке и мезангиальных клеток в почечных клубочках [13, 14].
   Таким образом, в основе антигипертензивного действия и других фармакологических эффектов АРА лежат несколько механизмов – один прямой и два опосредованных. Прямой механизм связан с ослаблением воздействия АII на АТ
1-рецепторы, а опосредованные – с реактивной гиперактивацией РАС в условиях блокады АТ1-рецепторов, которая обусловливает повышенный синтез ангиотензина II, III и IV. Эти пептиды вызывают дополнительную стимуляцию АТ2, АТ3, АТ4 и АТх-рецепторов, что ведет к артериальной вазодилатации и натрийуретическому действию, опосредованному через АТ2- и АТх-ангиотензиновые рецепторы.
   К сожалению, монотерапия АРА, как, впрочем, и другими антигипертензивными препаратами, может быть эффективна не более чем у 30–50% больных с мягкой и умеренной АГ [15, 16]. Для снижения АД до целевого уровня в 74% случаев требуется комбинированная антигипертензивная терапия [17], принципом которой является сочетание препаратов с разным механизмом действия для получения дополнительного антигипертензивного эффекта и уменьшения частоты развития побочных эффектов за счет
использования малых доз препаратов. Сейчас комбинированная терапия низкими дозами препаратов, доказавших свою эффективность и безопасность в виде монотерапии, рекомендуется уже на первом этапе лечения (ОНК VI 1997, ВОЗ-МОАГ 1999, ANAES 2000). Комбинированная терапия может проводиться разными способами. Для этого два, три препарата и более могут назначаться последовательно с постепенным титрованием доз каждого препарата до достижения целевого АД. Хорошей альтернативой применения рациональных комбинаций является использование фиксированных низкодозовых комбинаций лекарственных средств. При этом повышаются эффективность и безопасность проводимой антигипертензивной терапии, а применение препарата, как правило, 1 раз в сутки увеличивает приверженность больных к лечению. Наиболее часто используется комбинация, включающая в себя очень низкие дозы диуретиков (гидрохлортиазид 6,25–12,5 мг или индапамид 0,625 мг), которая способна потенцировать действие других антигипертензивных препаратов. Высокоэффективной комбинацией является сочетание диуретика и ингибитора АПФ или АРА, которой обеспечивается воздействие на два патофизиологических механизма развития АГ – натрий-объем-зависимый и активацию РАС. При этом частота контроля АД повышается до 80%, а побочные эффекты, которые могут развиться при применении диуретиков (гипокалиемия, гипомагниемия, дислипидемия, нарушение углеводного обмена), устраняют блокаторы РАС, они же обеспечивают помимо антигипертензивного и органопротективный эффекты комбинации. При этом комбинация диуретика с АРА является более перспективной, чем с ингибиторами АПФ, так как только АРА на сегодняшний день обеспечивают оптимальное многоплановое воздействие на РАС. Первой низкодозовой фиксированной комбинацией АРА и диуретика стал гизаар (MSD), сочетающий в себе 50 мг лозартана и 12,5 мг гидрохлортиазида.
   В большинстве исследований показано, что АРА наряду с хорошим контролем АД уменьшают степень ГЛЖ и улучшают диастолическую функцию ЛЖ при достаточно длительном применении (более 6 мес). Так, M. Bigno
tti на 50 больных с мягкой и умеренной АГ показал, что через 1 год терапии лозартаном индекс массы миокарда ЛЖ (ИММЛЖ) снизился с 143 до 122 г/м2, (р< 0,001) [18]. Tedesco и соавт. (1998) при изучении влияния 2-годичной терапии лозартаном 50 мг/сут и гидрохлортиазидом 25 мг/сут у 74 больных с мягкой и умеренной АГ выявили достоверное уменьшение АД и ИММЛЖ [19]. Cuspidi и соавт. (1998) в рандомизированном, двойном слепом с параллельными группами сравнения исследовании влияния 6-месячной терапии лозартаном (50 мг/сут) и верапамилом (240 мг/сут) у 17 пациентов с мягкой и умеренной АГ выявили достоверное снижение ИММЛЖ только в группе лозартана (на 16,3%, р<0,01) за счет значимого уменьшения толщины межжелудочковой перегородки (ТМЖП) и толщины задней стенки ЛЖ (ТЗСЛЖ) при сходном гипотензивном эффекте обоих препаратов (–17/10 мм рт.ст. лозартан и –15/13 мм рт.ст. верапамил, р<0,01) [20]. Cottone и соавт. (1998) выявили уменьшение ТМЖП и ТЗСЛЖ через 6 мес лечения лозартаном (р < 0,05) при значимом снижении систолического АД (САД) и диастолического АД (ДАД) по данным суточного мониторирования АД (р <0,01) [21].
   Целью нашего исследования было изучение влияния длительной комбинированной терапии лозартаном с гидрохлортиазидом на показатели АД и структурно-функциональное состояние миокарда ЛЖ у больных мягкой и умеренной АГ.    

Рис. 1. Динамика САД, ДАД и пульсового АД на фоне терапии гизааром.

 

Рис. 2. Динамика АД на фоне 24 нед терапии гизаром.

Материалы и методы
   
В исследование включено 20 больных АГ (8 мужчин и 12 женщин), 42–67 лет (средний возраст 56+2 года), со средней длительностью АГ 13+1 год и ГЛЖ по данным магнитно-резонансной томографии (МРТ). У 35% больных имела место АГ 1-й и у 65% – 2-й степени тяжести согласно классификации ВОЗ 1999 г. по уровню АД [22]. Исходно среднее по группе САД клиническое (кл.) составило 167+3 мм рт.ст, ДАД кл. 103+2 мм рт.ст. Диагноз АГ был верифицирован при клиническом обследовании по двухэтапной схеме в НИИ кардиологии им. А. Л. Мясникова [23]. Критериями исключения были: вторичные формы АГ, острое нарушение мозгового кровообращения (ОНМК), острый инфаркт миокарда (ОИМ) в течение последних 6 мес, стенокардия II–III функционального класса (ФК), сердечная недостаточность, нарушения ритма сердца, функции печени и почек.
   АД кл. определяли как среднее 3 измерений АД ручным сфигмоманометром в положении сидя после 5-минутного отдыха спустя 24–26 ч после приема препарата. Измерение АД кл. выполнено 20 больным исходно и на терапии лозартаном и гидрохлортиазидом.
   ГЛЖ
оценивали методом МРТ. Исследование выполняли на сверхпроводящем томографе "Harmony" (фирма “Siemens”, Германия) с напряженностью магнитного поля 1 тесла. Кино-МРТ сердца по длинной оси ЛЖ и Т1-взвешенные изображения (методика SE) по короткой оси ЛЖ проводили исходно и через 24 нед терапии. ИММЛЖ рассчитывали как отношение ММЛЖ к площади поверхности тела [масса тела 0,425.рост 0,725.71,84.10000] (г/м2). За ГЛЖ принимали ИММЛЖ і104 г/м2 у женщин и і120 г/м2 у мужчин.
   Критерием эффективности терапии по АД кл. считали снижение АД на 10 мм рт.ст. и более от исходного, а целевым уровнем – ДАД<90мм рт.ст. Достоверной положительной динамикой на фоне лечения считали снижение ИММЛЖ на 10% и более от исходного.   

Дизайн исследования
   
После 2 нед отмены предшествующей антигипертензивной терапии на 24 нед назначали комбинированную терапию фиксированными дозами лозартана 50 мг + гидрохлортиазида 12,5 мг (гизаар, MSD). Исходно и через 24 нед терапии всем больным проводили МРТ, измерение АД кл. и биохимический анализ крови. Контрольные исследования АД кл. проводили также через 4, 10 и 24 нед терапии.
   Статистический анализ проводили с использованием пакета компьютерных программ, предусматривающих возможность параметрического и непараметрического анализа. При проведении параметрического анализа использовали парный и непарный t-критерий Стьюдента. Для оценки динамики показателей на фоне лечения использовали парный непараметрический метод анализа по Вилкоксону. Различия считали достоверными при р<0,05. При р<0,1 была отмечена тенденция к отличию сравниваемых величин. Результаты представлены в виде М+m.   

Результаты и обсуждение
   
На фоне терапии гизааром в дозе 50/12,5 мг в целом по группе уже через 4 нед терапии отмечено достоверное снижение САД, ДАД и пульсового АД (ПАД) по сравнению с их исходным уровнем: САД кл. снизилось со 166,7+2,8 до 147,3+3,1 мм рт.ст. (
=19,4+2,1; p<0,001), ДАД кл. снизилось с 103,0+1,9 до 92,0+1,6 мм рт.ст. (=11,0+1,4; p<0,001), и ПАД кл. с 63,7+1,7 до 55,3+2,2 мм рт.ст. (=8,4+1,8; p<0,01) (рис. 1). Все больные продолжили терапию гизааром. Гипотензивный эффект по САД и ДАД достиг максимума к 10-й неделе терапии, от 4-й к 10-й неделе САД кл. снизилось с 147,3+3,1 до 138,7+1,9 мм рт.ст. (=8,6+1,5; p<0,001), ДАД кл. с 92,0+1,6 до 87,7+1,3 мм рт.ст. (=4,3+1,1; p<0,001), далее уровень АД кл. оставался стабилен, ускользания антигипертензивного эффекта не отмечено (рис.2).
   В целом 24-недельная терапия привела к достоверному снижению САД, ДАД и ПАД. САД снизилось с 166,7+2,8 до 136,2+1,9 мм рт.ст. (
=30,5+2,5; p<0,001), ДАД кл. с 103,0+1,9 до 85,8+1,4 мм рт.ст. (=17,2+1,6; p<0,001), и ПАД кл. с 63,7+1,7 до 50,4+1,3 мм рт.ст. (=13,3+1,6; p<0,001) (см. рис. 1).
   После 4 нед терапии целевой уровень САД был достигнут у 45%, а ДАД – у 40% больных. Через 24 нед терапии ее эффективность по критерию достижения целевого АД составила 75% по САД, 65% по ДАД и 60% по обоим показателям. Увеличение числа больных с полной нормализацией АД произошло за счет нарастания антигипертензивного эффекта от 4
-й к 24-й неделе терапии, при этом ни у одного больного ДАД кл. не снижалось ниже 70 мм рт.ст., что свидетельствует о плавном нарастании антигипертензивного эффекта в отношении САД и ДАД. Отсутствие нормализации АД кл. было отмечено у пациентов с САД выше 175 мм рт.ст. и ДАД выше 105 мм рт.ст.
   Положительным моментом в терапии гизааром явилось достоверное уменьшение исходно повышенного ПАД с его нормализацией у 70% больных, поскольку, по данным литературы с величиной ПАД >53 мм рт.ст. коррелирует высокая
частота органных поражений и неблагоприятный прогноз заболевания [24].
   Антигипертензивный эффект гизаара при приеме однократно утром сохранялся через 24–26 ч после назначения. Это подтверждает пролонгированное действие препарата, которое обеспечивает достаточный и равномерный антигипертензивный эффект в течение 24 ч при однократном приеме.
   Изучение зависимости гипотензивного эффекта терапии гизааром от исходного уровня АД выявило наличие прямой корреляционной зависимости между выраженностью антигипертензивного эффекта и исходным уровнем САД (r=0,74; p<0,001), ДАД (r=0,78; p<0,001), ПАД (r=0,74; p<0,001). Это свидетельствует о том, что степень снижения АД прямо пропорциональна его исходному уровню, однако целевой уровень АД достигается на фоне терапии гизааром чаще у больных с I степенью, чем со II степенью АГ, что согласуется с данными литературы [15]. Выраженность антигипертензивного эффекта проводимой терапии не зависела от возраста, пола, длительности АГ, индекса массы тела.
   Терапия гизааром в течение 24 нед привела к статистически достоверному уменьшению ИММ ЛЖ: ИММЛЖ уменьшился с 120,1+3,5 до 108,6+3,1 г/м
2 (=11,5+1,0; p<0,001), при этом полная его нормализация отмечена у 60% больных. Корреляционный анализ показал наличие прямой зависимости регресса ГЛЖ от исходного уровня ИММЛЖ (r=0,50; p<0,05) и независимость его от антигипертензивного эффекта проводимой терапии. Таким образом, нами выявлено наличие дополнительного к гипотензивному кардиопротективного эффекта длительной терапии лозартаном в комбинации с гидрохлортиазидом, что подтверждает гипотезу о возможном самостоятельном значении негемодинамической коррекции процессов, отвечающих за поражение органов-мишеней при АГ.
   Статистически значимого изменения частоты сердечных сокращений за все время терапии гизааром не отмечено (p<0,7). Биохимические показатели крови (калий, натрий, глюкоза, АЛТ, АСТ, билирубин, мочевина, креатинин, триглицериды) при лечении препаратами не менялись, за исключением некоторого снижения щелочной фосфатазы с 172,4+13,
4 до 157,1+12,0 ед/л (р<0,04) и тенденции к снижению уровня холестерина с 6,0+0,3 до 5,6+0,3 мкмоль/л (р<0,1).
   Переносимость гизаара у всех больных была хорошей, побочных эффектов не отмечено.    

Выводы
   
1. Длительная терапия лозартаном в сочетании с гидрохлортиазидом в дозе 50/12,5 мг/сут оказывает достоверный и равномерный антигипертензивный эффект, позволяет принимать препарат однократно в сутки. Нормализация клинического САД и ДАД регистрируется в 75 и 65% случаев соответственно и чаще наблюдается у больных с I степенью, чем со II степенью АГ.
   2. Терапия гизааром в течение 24 нед достоверно уменьшала выраженность ГЛЖ (ИММЛЖ снизился на 11,5%).
   3. Уменьшение выраженности ГЛЖ зависело от ее исходного уровня и не было связано с гипотензивным эффектом, что доказывает независимость антигипертензивного и кардиопротективного эффектов проводимой терапии.   

Литература
1. Kannel W. Epidemiological implications of left ventricular hypertrophy. Left ventricular hypertrophy and its regression. J.M Crui
ckshank, F.H. Messerli. (eds) London: Science Press, 1992:1–13.
2. Bikkina M, Levy D, Evans J et al. Left ventricular mass and the risk the stroke in elderly cohort: The Framingham Study. JAMA 1994; 272: 33–6.
3. Devereux R. Theraperutic options in minimizing LVH. Am Heart J 2000; 139:9–14.
4. Koren M, Richard B, Devereux M et al. Relation of left ventricular mass and geometry to morbidity and mortality in uncomplicated essential hipertension. Ann Intern Med 1991; 114: 345–52.
5. Koren M, Ulin R, Laragh J, Devereux R. Changes in LVH predict risk in essential hypertension. Cerculation1990;83(sappl):III–29.
6. Levy D, Anderson K, Savage D et al. Echocardiographically detected LVH: prevalence and risk factors. The Framingham Heart Study. Ann Intern Med 1988; 108:7–13.
7. Levy D, Garrison R, Savage D et al. Prognostic implications of echocardiographically - determined left ventricular mass in the Framingham Heart Study. N Engl J Med 1990; 322: 1561–6.
8. Mensah G, Pappas T, Koren M et al. Comparison of classification severity by blood pressure level and World Health Organization for prediction concurrent cardiac abnormalities and subsequent complications in essential hypertension. J Hypertension. 1993:11: 1429–30.
9. Simone G, Mureddu G, Greco R et al. Relation of left ventricular geometry and function to body composition in children with high causal blood pressure. Hypertention 1997;30(part 1): 377–82.
10. Vakili B, Okin P, Devereux R. Prognostic implications of left ventricular hypertrophy. Am Heart J 2001;141:334–41.
11. Muisan M, Salvetti M, Rissoni D et al. Association of change in left ventricular mass with prognosis during long-term antihypertensive treatment. J Hypertens 1995;13:1091–105.
12. Dejong PE, de Zeeuw D. Renoprotective therapy: titration against urinary protein excretion. Lancet 1999; 354:352–3.
1
3. Преображенский Д.В., Сидоренко Б.А., Сополева Ю.В., Иосава И.К. Физиология и фармакология ренин-ангиотензиновой системы. Кардиология 1997; 11: 91–5.
14. Yamazaki T, Komuro I, Yazaki Y Role of renin-angiotensin system in cardiac hypertrophy. Am J Cardi
ol 1999;83:53–7.
15. Mac Kay JH, Arcuri KE et al. Losartan and low-dose hydrochlorthiazide in patients with essential hypertension. Arch Intern Med 1996; 156: 278–85.
16. The sixth report of Joint National Committee on prevention, detection, evaluation, and treatment of high blood pressure (JNC VI). Arch Intern Med 1997; 157:2413–46.
17. Hansson L, Zanchetti A, Carruthers SG et al. Effects of intensive blood-pressure lowering and low-dose aspirin in patients with hypertension: principal results of the Hypertension Optimal Treatment (HOT) randomised trial. Lancet 1998;351:1755–62.
18. Bignotti M. Effects of chronic treatment with the AII antagonist losartan on LV anatomy and function and microalbuminuria in hypertensives. Abstract: P32, Milan 13-16 June 1997.
19. Tedesco MA, Ratti G, Aquino D et al. Effects of losartan on hypertension and left ventricular mass: a long-term study. J Hum Hypertens 1998 Aug; 12(8):505.
20. Cuspidi C, Lonati L Effects of Losartan on BP and left ventricular mass in essential hypertention. High Blood Press. 1998; 7:75–9.
21. Cottone S, Vadala A, Vella MC et al. Changes of plasma endothelin and growth factor levels, and of left ventricular mass, after chronic ATI-receptor blockade in human hypertension. Am J Hypertens 1998 May; 11(5): 548–53.
22. 1999 Guideliness of the management of mild hypertension: Memorandum from the World Health Organization/International Society of Hypertension Meeting Guidelines Subcommittee. J Hypertens 1999; 17:151–83.
23. Арабидзе Г.Г. Гипертоническая болезнь. В кн.: Руководство по кардиологии/ Под ред. Е.И. Чазова. М.: Медицина, 1992; Т.3:147–95.
24. Benetos A, Safar M, Rudnichi A et al. Pulse pressure. A predictor of long-term cardiovascular mortality in a French mal
e population. Hypertension 1997; 30:1410–5.



В начало
/media/gyper/02_02/59.shtml :: Sunday, 18-Aug-2002 18:12:42 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster