Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

АРТЕРИАЛЬНАЯ ГИПЕРТЕНЗИЯ  
Том 09/N 6/2003 ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

Прогностическое значение замедленной и негомогенной реполяризации желудочков и сниженной вариабельности сердечного ритма у мужчин с артериальной гипертензией (клинико-популяционное исследование)


Ю.П.Никитин, А.А.Кузнецов, В.Н.Шабалина, С.К.Малютина, Г.И.Симонова

ГУ НИИ терапии (дир. – акад. РАМН Ю.П.Никитин) СО РАМН, Новосибирск

Резюме. В последние годы в качестве предикторов опасных желудочковых аритмий и внезапной смерти рассматривают увеличение длительности и дисперсии интервала QT, а также депрессию вариабельности сердечного ритма. Однако недостаточно освещенным остается вопрос о прогностической значимости данных показателей у лиц с артериальной гипертензией (АГ). В рамках проекта ВОЗ “MONICA” в Новосибирске стандартными эпидемиологическими методами были обследованы три репрезентативные выборки из общей популяции мужчин 25–64 лет (2167 человек). Фатальные кардиоваскулярные события в группе лиц с АГ (415 человек) изучали в течение 9,5 лет. ЭКГ покоя оценивали “слепо” согласно Миннесотскому коду, а также мануально определили длительность интервалов QT, QTc, их дисперсию на основе 12 стандартных отведений (DQT и DQTc), ЧСС и ее вариабельность (SDNN). Прогностическую значимость пороговых индексов (QTcі440 ms1/2, DQTі60 ms, DQTcі60 ms1/2 и SDNN Ј 20 ms) исследовали методами анализа “выживаемости”: модель Cox, Log-rank-тест и кривые Kaplan–Meier. В общей мужской популяции АГ ассоциируется с относительным увеличением длительности и дисперсии интервала QT, ускорением синусового ритма и снижением его вариабельности. Данные электрофизиологические сдвиги в группе мужчин с АГ идентифицируют лиц с повышенным риском кардиоваскулярной смерти независимо от возраста, индекса массы тела, величины артериального давления, курения, частоты употребления алкоголя, уровня липидов крови, наличия ишемической болезни сердца и гипертрофии левого желудочка.
Ключевые слова: общая мужская популяция, кардиоваскулярная смерть, интервал QT, дисперсия интервала QT, ЧСС-вариабельность.
Prognostic value of delayed and non-homogeneous ventricular repolarization and decreased variability of cardiac rhythm in males with arterial hypertension (clinical population study)
Yu.P. Nikitin, A.A. Kuznetsov, V.N. Shabalina, S.K. Malyutina, G.I. Simonova
Summary.
The increased duration and dispersion of the QT-interval and the depressed variability of cardiac rhythm have been recently considered to be predictors of life-threatening ventricular arrhythmias and sudden death. However, the prognostic value of these indices in patients with arterial hypertension (AH) is little studied. Three representative samples from the total population of 2167 males aged 25–64 years were examined by conventional epidemiological methods within the framework of the WHO “MONICA” project. In a group of patients with AH (n=415), fatal cardiovascular events were studied for 9,5 years. Resting ECG was blindly evaluated according to the Minnesota code and the duration of the QT and QTc intervals, their dispersion were manually determined on the basis of 12 standard leads (DQT and DQTc), heart rate, and its variability (SDNN). The prognostic value of threshold indices (QTc і 440 msec1/2, DQT і 60 msec, DQTc і 60 msec1/2, and SDNN Ј 20 msec) was studied by the survival methods: the Cox model, the Log-rant-test, and the Kaplan–Meier curves. In the total male population, AH is associated with the relative increase in the duration and dispersion of QT interval, with accelerated sinus rhythm, and its decreased variability. In the group of males wth AH, these electrophysiological changes identify individuals at high risk for cardiovascular death irrespective of age, body mass index, blood pressure, smoking, alcohol abuse, blood lipid levels, the presence of coronary heart disease and left ventricular hypertension.
Key words: total male population, cardiovascular death, QT-interval, QT-interval dispersion, heart rate variability.

В последние годы в качестве многообещающих и доступных предикторов опасных для жизни желудочковых аритмий и внезапной смерти рассматриваются увеличение длительности и дисперсии интервала QT, а также снижение вариабельности сердечного ритма. Показано, что данные маркеры аритмогенности ассоциируются с врожденным синдромом удлиненного интервала QT, ишемической болезнью сердца (ИБС), сердечной недостаточностью, гипертрофической кардиомиопатией [1–2], побочными эффектами некоторых препаратов [3] и диабетической нейропатией [4–5]. Однако недостаточно освещенным остается вопрос о связи замедленной и негомогенной реполяризации и сниженной вариабельности сердечного ритма с артериальной гипертензией (АГ). Клинико-прогностическая значимость указанных электрофизиологических показателей оценена в проспективных исследованиях общей популяции [6–16]. При этом в когорте лиц с АГ подобного анализа до сих пор не проводили. Как известно, повышенное артериальное давление (АД) само по себе является одним из наиболее признанных и грозных факторов риска сердечно-сосудистых осложнений, приводящих к инвалидизации и преждевременной смерти населения [17–18]. Представляется целесообразным изучение в условиях стандартного эпидемиологического исследования прогностической способности параметров длительности и вариабельности интервалов QT и RR в отношении фатальных событий в группе лиц с заведомо высоким кардиоваскулярным риском, какой является категория лиц с АГ.   

Материалы и методы исследования
   Характеристика обследованных лиц

   Данными для настоящей работы послужили материалы эпидемиологического исследования в неорганизованной мужской популяции Новосибирска, выполненного по проекту ВОЗ “MONICA”. В 1985–1986 гг. были обследованы репрезентативные выборки из неорганизованной популяции мужчин 25–64 лет в трех административно-территориальных районах Новосибирска (Октябрьском, Кировском и Ленинском). Выборки формировали по таблице случайных чисел. Согласно требованиям протокола размер каждой выборки определяли из такого расчета, чтобы в каждой возрастной декаде были обследованы 200 человек. Реально обследовали 2184 человека, что обеспечило отклик более 70%. При анализе интервалов QT и RR использовали данные 2167 человек. Основаниями для исключения 17 наблюдений являлись фибрилляция предсердий, искусственный водитель ритма и блокады ножек пучка Гиса. В Октябрьском районе обследовали 781 человека. В исследование прогностической значимости длительности и вариабельности интервалов QT и RR после исключения 4 лиц с вышеупомянутыми ЭКГ-нарушениями, включили данные 777 жителей названного района. Мониторинг фатальных событий осуществляли в течение 9,5 года. К моменту окончания исследования из 777 лиц умерли 84 человека, 40 из них – от кардиоваскулярных причин. В группе лиц с АГ (415 человек) летальные кардиоваскулярные осложнения наступили в 30 случаях.
   Аппаратура, методы исследования, диагностические критерии
   
Обследование репрезентативных выборок проводили стандартными эпидемиологическими методами [19–21], включающими опрос по анкете Rose на выявление стенокардии напряжения, опрос о курении, употреблении медикаментов и алкоголя, сбор информации о наличии у родственников первой степени родства сердечно-сосудистых заболеваний, измерение АД, антропометрию, исследование липидного профиля крови, запись ЭКГ покоя. АД измеряли ртутным сфигноманометром Riva-Rocci минимум дважды с интервалом 5 мин и рассчитывали среднее значение. В соответствии с рекомендациями JNC-6/ВОЗ (1999 г.) [17–18], за АГ принимали АД, равное или превышающее 140/90 мм рт. ст., а также случаи приема обследованными гипотензивных препаратов в связи с ранее выявленным повышением АД (протокол проекта “MONICA”) [22]. Запись ЭКГ осуществляли в 12 общепринятых отведениях в положении лежа на спине на 6-канальном электрокардиографе 6-NEK со скоростью 25 мм/с. Анализ записей проводили два независимых кодировщика в соответствии с критериями Миннесотского кода [21]. Дополнительно произвели мануальное измерение интервалов QT и RR в соответствии с рекомендованным стандартом [1, 23]. Оценку фактического интервала QT проводили не менее чем в трех сердечных циклах в каждом из 12 отведений, получая в итоге среднее значение. Единицами измерения являлись ms. Для каждого отведения рассчитывали корригированный интервал QTc, используя преобразованную Taran и Szilagyi формулу Bazett (QTc=QT/ч RR) и выражали в ms1/2 [24, 25]. Дисперсию интервала QT (DQT) и QTc (DQTc) определяли как разницу между максимальным и минимальным значением интервала в 12 отведениях и выражали в ms и в ms1/2 соответственно [26]. Для анализа длительности и вариабельности интервала RR его измерение проводили в 5 последовательных сердечных циклах и определяли среднее значение и стандартное отклонение (SDNN) [27]. Замедление и негомогенность желудочковой реполяризации и снижение вариабельности сердечного ритма констатировали на основании определенных нами в предшествующих исследованиях пороговых прогностических индексов: QTc
і440 ms, DQTі60 ms, DQTcі60 ms, частота сердечных сокращений – ЧССі85 уд/мин, SDNNЈ20 ms [16]. Анализ ЭКГ проводили “слепо” по отношению к остальным данным исследования.

Таблица 1. Характер клинических показателей в общей мужской популяции Новосибирска в зависимости от наличия или отсутствия АГ (m±SD)

Клинические параметры

 

Три обследованные выборки в целом

Выборка Октябрьского района

лица без АГ (n=1144)

лица с АГ (n=1023)

p

лица без АГ (n=362)

лица с АГ (n=415)

p

Возраст, лет

43±11

47±11

0,0000001

42±11

47±11

0,0000001

ИМТ, кг/м2

25±3

27±4

0,0000001

24±3

27±4

0,0000001

АДС, мм рт. ст.

119±10

146±18

0,001

120±10

145±17

0,001

АДД, мм рт. ст.

78±7

97±10

0,001

80±7

98±10

0,001

АДср, мм рт. ст.

99±8

122±12

0,001

100±7

121±12

0,001

ИБС, %

10

19

0,0000001

10

17

0,0034

ГЛЖ, %

2

5

0,000160

2

6

0,011

ОХС, мг/дл

209±38

219±42

0,0000001

205±35

212±39

0,0066

ХС ЛПВП, мг/дл

49±12

50±14

нз

48±11

48±14

нз

ТГ, мг/дл

114±44

129±57

0,0000001

105±47

132±68

0,0000001

Курение, %

65

52

0,0000001

61

51

0,0039

Употребление алкоголя і 1–2 раз в 1 нед, %

30

38

0,00053

26

37

0,0043

Примечание. АДС – систолическое АД, АДД – диастолическое АД, АДср – среднее АД.

Таблица 2. Показатели длительности и дисперсии интервала QT, частоты сердечного ритма и его вариабельности (SDNN) в общей мужской популяции Новосибирска в зависимости от наличия или отсутствия АГ (m±SD)

Параметры ЭКГ

Три обследованные выборки в целом

Выборка Октябрьского района

лица без АГ (n=1144)

лица с АГ (n=1023)

p

лица без АГ(n=362)

лица с АГ (n=415)

p

QTc (ms1/2)

390±20

399±23

0,0000001**

387±20

394±20

0,0000001*

DQT (ms)

34±14

34±16

нз

31±14

31±15

нз

DQTc (ms1/2)

38±15

40±17

0,018

38±15

38±16

нз

ЧСС (уд/мин)

63±9

67±10

0,0000001**

62±9

66±10

0,0000001*

SDNN (ms)

32±25

26±21

0,0000001**

32±26

28±19

0,0052*

Примечание. * – межгрупповые различия не зависели от возраста, ИМТ и ГЛЖ; ** – межгрупповые различия не зависели от возраста, ИМТ, величины среднего АД, ИБС, ГЛЖ, курения, частоты употребления алкоголя, уровня ОХС, ХС ЛПВП, ТГ.

Рис. 1. Кривые Kaplan–Meier, характеризующие динамику кардиоваскулярных фатальных событий у лиц с АГ. “Выживаемость” в группе лиц с удлиненным интервалом QTc достоверно снижена в сравнении с альтернативной группой (Log-Rank-тест; p<0,00001).

 

Рис. 2. Кривые Kaplan–Meier, характеризующие динамику кардиоваскулярных фатальных событий у лиц с АГ. “Выживаемость” в группе лиц с увеличенной дисперсией интервала QT достоверно снижена в сравнении с альтернативной группой (Log-Rank-тест; p<0,00001).

Рис. 3. Кривые Kaplan–Meier, характеризующие динамику кардиоваскулярных фатальных событий у лиц с АГ. “Выживаемость” в группе лиц с увеличенной дисперсией интервала QTc достоверно снижена в сравнении с альтернативной группой (Log-Rank-тест; p<0,00001).

 

Рис. 4. Кривые Kaplan–Meier, характеризующие динамику кардиоваскулярных фатальных событий у лиц с АГ. “Выживаемость” в группе лиц со сниженной вариабельностью сердечного ритма достоверно снижена в сравнении с альтернативной группой (Log-Rank-тест; p<0,03).

 

 

Таблица 3. Отношения рисков при использовании пороговых показателей длительности и дисперсии интервалов QT, ЧСС и ее вариабельности для прогнозирования кардиоваскулярной смерти у мужчин с АГ в общей популяции Новосибирска

Прогностические индексы

ОР

95% ДИ

p

НОР

95% ДИ

p

QTcі440 ms1/2

8,7

3,3–22,7

0,00001

4,1

1,2–14,3

0,027

DQTі60 ms

6,5

2,9–14,6

0,00001

4,0

1,5–10,6

0,005

DQTcі60 ms1/2

5,8

2,7–12,8

0,00001

4,8

1,9–12,0

0,001

ЧССі85 уд/мин

1,4

0,3–6,0

нз

0,6

0,1–4,2

нз

SDNNЈ20 ms

2,2

1,04–4,4

0,038

2,1

1,0–4,3

0,05

Примечание. ОР – отношение риска; НОР – нормализованное влияние возраста, ИМТ, величины среднего АД, ИБС, ГЛЖ, курения, частоты употребления алкоголя, уровня ОХС, ХС ЛПВП, ТГ отношение риска; 95% ДИ – доверительный интервал; p – уровень значимости критерия Wald (число мужчин с АГ – 415, число фатальных кардиоваскулярных событий в данной группе лиц – 30).

   Летальные события устанавливали путем выборки случаев из базы данных “Регистра общей смертности” Института терапии СО РАМН. В данном регистре зафиксированы все случаи смерти (на основании копий врачебного свидетельства о смерти и акта о смерти из Книги записей актов гражданского состояния) населения, прописанного на территории района. Перед внесением в базу данных регистра все случаи смерти верифицировали два независимых эксперта. При необходимости использовали дополнительную информацию из историй болезни, журналов вскрытия судебно-медицинской экспертизы, сообщений врачей и родственников. Причины смерти кодировали в соответствии с Международной классификацией болезней ВОЗ, 9-го пересмотра [28]. Конечными точками исследования являлись случаи кардиоваскулярной смерти (коды 390–459).

Анализ данных
   
При анализе данных использовали разделение обследованных на две группы в зависимости от наличия или отсутствия у них АГ. Межгрупповые сравнения проводили при помощи t-теста. Нормализацию на влияние клинических факторов осуществляли в мультивариативной линейной регрессионной модели. Для изучения прогностической значимости замедленной и негомогенной реполяризации желудочков и сниженной вариабельности сердечного ритма в отношении фатальных событий у лиц с АГ применяли стандартный комплекс методов анализа “выживаемости”. Рассчитывали в унивариативной и мультивариативной модели Cox отношения рисков, в том числе нормализованные (adjusted hazard ratios) на влияние клинических параметров, используя для оценки значимости критерий Wald. Для визуализации данных осуществляли построение кривых Kaplan–Meier с оценкой межгрупповых различий посредством Log-Rank-теста. Анализ проводили на персональном компьютере посредством пакета программы SPSS версия 10.0.5.   

Результаты исследования
   
При сопоставлении двух сформированных нами групп (табл. 1) были выявлены достоверные различия в характере всех контролируемых клинических показателей, за исключением уровня холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП). Как в выборке Октябрьского района, так и во всех трех выборках в целом у лиц с АГ отмечено относительное преобладание возраста, индекса массы тела (ИМТ), АД, уровня общего холестерина (ОХС), триглицериды (ТГ), а также частоты ИБС, гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ) и употребления алкоголя. Курение в группе лиц с АГ являлось менее распространенным, чем в группе сравнения. Как видно из данных табл. 2, обследованные лица с АГ независимо от возраста, ИМТ, величины среднего АД, ИБС, ГЛЖ, курения, частоты употребления алкоголя, уровня ОХС, ХС ЛПВП, ТГ демонстрировали значимое увеличение интервала QTc и ЧСС и, напротив,
снижение показателя SDNN в сравнении с альтернативной группой. Дисперсия фактического интервала QT (DQT) в двух сопоставляемых категориях лиц незначимо различалась, тогда как дисперсия корригированного интервала QTc (DQTc) при оценке трех выборок в целом у мужчин с АГ была сравнительно увеличенной. Таким образом, можно констатировать, что в общей мужской популяции 25–64-летнего возраста АГ ассоциируется с относительным замедлением и негомогенностью желудочковой реполяризации, ускорением синусового ритма и снижением его вариабельности.
   Непосредственно в группе лиц с АГ мы определили прогностическую значимость указанных электрофизиологических нарушений в отношении кардиоваскулярных смертельных исходов. С этой целью данную категорию обследованных при помощи
пограничных индексов (QTcі440 ms1/2, DQTі60 ms, DQTcі60 ms1/2, ЧССі85 уд/мин, SDNNЈ20 ms) каждый раз делили на две подгруппы. Статистически достоверные различия в риске и динамике фатальных кардиоваскулярных событий между подгруппами, наглядно продемонстрированы на кривых Kaplan–Meier (рис. 1–4). Как видно, к концу исследования меньшая доля выживших наблюдалась в подгруппах лиц с удлиненным интервалом QTc, увеличенной дисперсией интервала QT и QTc, а также сниженной ЧСС-вариабельностью. Количественно вероятность кардиоваскулярной смерти можно оценить по соотношениям рисков (табл. 3). Интерпретируя предикторную способность индексов, можно отметить, что у мужчин с АГ замедление и негомогенность желудочковой реполяризации 4–5-кратно, а снижение вариабельности сердечного ритма 2-кратно повышают риск кардиоваскулярной смерти независимо от других клинических факторов, контролируемых в исследовании.   

Обсуждение
   
В наблюдениях популяционного уровня отмечена положительная взаимосвязь величины АД и продолжительности интервала QTc [7, 9–10, 15]. Лишь Фрамингемское исследование не подтвердило подобную ассоциацию [8] Elming и с соавт. получили идентичный нашему результат в отношении интервала QTc и ЧСС, но не выявили корреляции АГ с дисперсией интервала QTc [12]. Связь динамических колебаний интервала RR с АГ в единственном, кроме проведенного нами [15], популяционном исследовании, в котором использовались показатели ЧСС-вариабельности, не анализировалась [11].
   Прогностическая ценность показателей замедленной желудочковой реполяризации (QTc
і420–440 ms1/2) подтверждена результатами проведенных на сегодняшний день проспективных популяционных наблюдений (нормализованное отношение риска – в ранге 2–4) [9, 10, 12, 13], за исключением Фрамингемского (нормализованное отношение риска – 1,02) [8]. Последнее из указанных 30-летнее исследование когорты преимущественно здоровых лиц 30–62 лет не выявило значимой ассоциации между длительностью интервала QTc и риском смерти в целом, а также внезапной кардиальной смерти. В 15-летнем Лонгитудинальном исследовании 40–60-летних лиц Schouten и соавт. продемонстрировали независимую прогностическую значимость длительности интервала QTc в отношении смерти от всех причин, кардиоваскулярной смерти и смерти, связанной с ИБС. В двух случайных мужских выборках среднего и пожилого возраста, обследованных Dekker с соавт., удлинение интервала QTc являлось независимым предиктором смерти, связанной с ИБС, и внезапной кардиальной смерти в течение 15 лет наблюдения. De Bruyne и соавт. в 4-летнем популяционном исследовании мужчин и женщин старше 55 лет также подтвердили независимую прогностическую значимость продолжительности интервала QTc (автоматически измеренного и корригированного по 5 различным формулам) в отношении смерти от всех причин и кардиальной смерти. Работа Elming и соавт. представляет результаты 11-летнего наблюдения случайной выборки мужчин 30–60 лет. В данной публикации показана самостоятельная способность показателей длительности и дисперсии интервала QT (DQTі80 ms и DQTcі90 ms1/2) идентифицировать лиц с повышенным риском смерти от всех причин, кардиоваскулярной смерти и кардиальной смерти (нормализованное отношение риска – 4). В нашем исследовании использование индексов DQTі80 ms и DQTcі90 ms1/2 приводило к “приросту фатального риска” в сравнении с пограничной величиной 60 ms. Однако группа обследованных, определяемая данными “точками разделения”, была малочисленной для корректного статистического анализа. Недостаточное предикторное значение ЧСС, отмеченное в нашем исследовании, расходится с данными Elming и соавт. и результатами Фрамингемского наблюдения Kannel и соавт. [29], но согласуется с данными De Bruyne и соавт. Tsuji и соавт. провели 4-летнее популяционное наблюдение случайной выборки людей 63–93-летнего возраста (из когорты Фрамингемского исследования), в котором временные и спектральные показатели RR-вариабельности 2-часовых амбулаторных записей ЭКГ доказали свою независимую от традиционных факторов риска прогностическую ценность в отношении общей смертности [11]. Наши предшествующие исследования также показали важную предикторную роль параметров интервала QT и RR в общей мужской популяции Новосибирска [14, 16]. Настоящие результаты свидетельствуют о ценности этих доступных неинвазивных индикаторов повышенной предрасположенности к развитию фатальных осложнений и в такой исходно прогностически неблагоприятной субпопуляции, как больные АГ.   

Выводы
   
1. В общей мужской популяции 25–64-летнего возраста АГ связана с относительным увеличением длительности и дисперсии интервала QT, ускорением синусового ритма и снижением его вариабельности.
   2. У мужчин с АГ независимо от возраста, ИМТ, величины АД, курения, частоты употребления алкоголя, уровня липидов крови, наличия ИБС и ГЛЖ замедление и негомогенность желудочковой реполяризации, а
также снижение вариабельности сердечного ритма ассоциируется с повышенным риском кардиоваскулярной смерти.   

Литература
1. Никитин Ю.П., Кузнецов А.А. Дисперсия интервала QT. Кардиология. 1998; 38: 58–63.
2. Camm AJ, Janse MJ, Roden DM, Rosen MR, Cinca J
, Cobbe SM. Congenital and acquired long QT syndrome. Eur Heart J 2000; 21: 1232–7.
3. Haverkamp W, Breithardt G, Camm AJ et al. The Potential for QT prolongation and proarrhythmia by non-antiarrhythmic drugs: clinical and regulatory implications (Report on a Policy Conference of Europian Society of Cardiology). Eur Heart J 2000.
4. Bernardi L, Ricordi L, Lazzari P et al. Impaired circulation modulation of sympathovagal modulation of sympathovagal activity in diabetes. Circulation 1992; 86: 1443–52.
5. Wei K, Dorian P, Newman D, Langer A. Association between QT dispersion and autonomic dysfunction in patients with diabetes mellitus. J Am Coll Cardiol 1995; 26: 859–63.
6. Nikitin YuP, Lyutova FF, Kuznetsov AA, Malyutina SK. Prevalence of Long QT Syndrome and associated Arrhythmias with an open Population of Novosibirsk. CVD Epidemiology News Letter 1989; 45: 79–80.
7. Никитин Ю.П., Лютова Ф.Ф., Кузнецов А.А и др. Клинико-инструментальная характеристика состояния миокарда лиц с синдромом удлиненного интервала QT, выявленных при популяционном исследовании. Кардиология. 1990; 27: 81–3.
8. Goldberg R, Bengtson J, Chen Z
et al. Duration of the QT interval and total and cardiovascular mortality in healthy persons (The Ftamigham heart study experience). Amer J Cardiol 1991; 67: 55–8.
9. Shouten E, Dekker J, Meppelink P et al. QT interval prolongation predict cardiovascular mortality in an apparently healthy population. Circulation 1991; 846: 1516–23.
10. Dekker J, Shouten E, Klootwijk P et al. Association between QT interval and coronary heart disease in middle-aged and elderly men. The Zutphen study. Circulation 1994; 90: 779–85.
11. Tsuji H, Venditti F, Manders E et al. Reduced heart variability and mortality risk in elderly cohort. The Framingham heart study. Circulation 1994; 90: 878–83.
12. Elming H, Holm E, Torp-Pedersen C et al. The prognostic value of the QT interval and QT interval dispersion in all-cause and cardiac mortality and morbidity in a population of Danish citizens. Eur Heart J 1998; 19: 1391–400.
13. De Bruyne M, Hoes A, Kors J et al. Prolonged QT interval predicts cardiac and all-cause mortality in the elde
rly. Eur Heart J 1999; 20: 278–284.
14. Никитин Ю.П., Кузнецов А.А., Малютина С.К., Симонова Г.И. Прогностическое значение длительности и вариабельности интервалов QT и R–R в общей популяции Новосибирска. Кардиология 2002; 2: 76–83.
15. Никитин Ю.П., Кузнецов А.А., Малютина С.К. Связь некоторых клинических показателей с параметрами длительности и вариабельности интервалов QT и RR (по материалам эпидемиологического популяционного исследования). Тер. арх. 2002; 74: 72–5.
16. Никитин Ю.П., Кузнецов А.А., Малютина С.К., Симонова Г.И. Пороговые прогностические индексы длительности и вариабельности интервалов QT и RR в неорганизованной мужской популяции. Рос. кардиолог. журн. 2002; 37: 47–53.
17. The Sixth Report of The Joint National Committee on Prevention, Det
ection, Evaluation, аnd Treatment of High Blood Pressure. NIH Publication 1997; November; 98: 4080.
18. Chalmers J et al. WHO-ISH Hypertension Guidelines Committee. International Society of Hypertension Guidelines for the Management of Hypertension. J Hypertens 1999; 17: 151–85.
19. Глазунов И.С. К методике эпидемиологических исследований в области ишемической болезни сердца. Эпидемиология артериальной гипертонии и коронарного атеросклероза. М., 1969; 33–46.
20. Роуз Д, Блэкберн Г, Гиллум Р, Принеас Р. Эпидемиологические методы исследования сердечно-сосудистых заболеваний. ВОЗ. Серия монографий. Женева, 1984.
21. Prineas R, Crow R, Blackburn H. The Minnesota Code. Mannual of electrocardiographic findings. Boston, Bristol, London, 1982.
22. Профилактика ИБС: Методическое указание. ВКНЦ АМН СССР, Институт профилактической кардиологии. М., 1983.
23. Ahnve S. Correction of the QT interval for heart rate: review of different formulas and the use of Bazett's formula in myocardial infarction. Am Heart J 1985; 109: 5
68–74.
24. Bazett HS. An analysis of time relations of electrocardiograms. Heart 1920; l7: 353–67.
25. Taran LM, Szilagyi N. The duration of the electrical systole (QT) in acute rheumatic carditis in children. Am Heart J 1947; 33: 14–26.
26. Day CP, McComb JM, Campbell RWF. QT dispersion: an indication of arrhythmia risk in patients with long QT intervals. Br Heart J 1990; 63: 342–4.
27. Heart rate variability. Standarts of measurement, physiological interpretation, and clinical use. Task Forse of The European Society of Cardiology and The North American Society of Pacing and Electrophysiology. Eur Heart J 1996; 17: 354–81.
28. World Health Organization: Manual of the International Statistical Classification of Diseases, Injuries, and Causes of Death, 9th Revision. Geneva, WHO 1977; 1.
29. Kannel W, Kannel C, Paffenbarger R, Cupples A. Heart rate and cardiovascular mortality: Framingham Study. Am Heart J 1987; 113: 1489–94.



В начало
/media/gyper/03_06/205.shtml :: Sunday, 15-Feb-2004 19:55:12 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster