Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

АРТЕРИАЛЬНАЯ ГИПЕРТЕНЗИЯ  
Том 10/N 3/2004 ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

Роль жизненного истощения в развитии артериальной гипертензии у мужчин 25–64 лет (эпидемиологическое исследование на основе программы ВОЗ "MONICA")


В.В.Гафаров, Е.А.Громова, И.В.Гагулин, А.В.Гафарова

Лаборатория эпидемиологии терапевтических заболеваний (рук. – проф. В.В.Гафаров) НИИ терапии СО РАМН, Новосибирск

Резюме. Цель исследования. Изучение влияния жизненного истощения на риск возникновения артериальной гипертензии (АГ) у мужчин в возрасте 25–64 лет в течение 6 лет.
Материалы и методы. В рамках программы ВОЗ “MONICA –психосоциальная” было проведено скринирующее исследование населения в 1994 г. Обследована случайная репрезентативная выборка мужчин (657 человек) в возрасте 25–64 лет, жителей одного из районов Новосибирска. Показатель откликов был 82,1%. Период наблюдения составил 6 лет (1994–
2000 гг.). Статистический анализ проводили с помощью пакета программ “SPSS-10”. Кокс-пропорциональная регрессионная модель использована для оценки относительного риска развития АГ. Для оценки достоверности различий между группами использовали критерий c2.
Результаты. В изучаемой популяции мужчин 25–64 лет, страдающих АГ, распространенность жизненного истощения высока и составляет 73,7% (средний уровень жизненного истощения 58%; высокий уровень жизненного истощения 15,7%). В течение 6-летнего периода наблюдали тенденцию к увеличению риска развития АГ у мужчин с жизненным истощением в 2 раза. Относительный риск развития АГ в течение 6 лет у нормотензивных мужчин в возрасте 25–64 лет был в 2 раза выше у лиц с жизненным истощением, чем без него. Среди мужчин с жизненным истощением встречались лица как с высшим образованием и занимающие руководящие должности, так и лица с начальным уровнем образования, занимающиеся тяжелым и средним физическим трудом; пенсионеры; лица с низким уровнем социальной поддержки.
Заключение. Полученные результаты позволяют рассматривать жизненное истощение как один из патогенетических механизмов, способствующих развитию АГ.
Ключевые слова: артериальная гипертензия, психосоциальный стресс, жизненное истощение

The role of life exhaustion in the development of arterial hypertension in 25-64-year-old men:
Epidemiological survey based on the WHO program “MONICA”
V.V. Gafarov, Ye.A. Gromova, I.V. Gagulin, A.V. Gafarova

Summary. Aim. To study the impact of life exhaustion on the risk for the development of arterial hypertension (AH) in 25-64-year-old men for 6 years
Subjects and methods. In 1994, a screening survey was performed within the framework of the WHO program “MONICA – psychosocial”. A random representative sample of males (n = 657) aged 25-64 years who resided in one of the Novosibirsk districts was examined. The response rate was 82.1%. The follow-up lasted 6 years (1994-2000). A statistical analysis was made, by using a “SPSS-10” program package. The Cox-proportional regression model was used to assess the relative risk of AH. The c_ test was applied to estimate the significance of differences between the groups.
Results. In the examined population of 25-64-year-old men suffering from AH, the spread of life exhaustion is high and equal to 73.7% (mean 58%; the high life exhaustion is 15.7%): During the 6-year follow-up, there was a trend for the risk of AH to show a 2-fold increase in the exhausted males. The relative risk of AH, which was studied in normotensive males aged 25-64 years during 6 years, was 2 times higher in the exhausted individuals than that in the unexhausted ones. Among the exhausted males, there were both persons having a higher education or holding leading posts and those having a primary education, or making hard and moderate work; pensioners, and individuals at the low social level.
Conclusion. The findings suggest that life exhaustion is a pathogenetic mechanism that contributes to the development of AH.
Key words: arterial hypertension, psychosocial stress, life exhaustion

Введение
   
Исследования, проведенные в последние годы, подтверждают тот факт, что психологический стресс и его эквиваленты: гнев, тревога, депрессия [1–3] и сопутствующая реактивность симпатической нервной системы – могут играть важную роль в развитии артериальной гипертензии (АГ) [4–6].
   Жизненное истощение и депрессия тесно связаны между собой, поэтому в большинстве исследований их не разделяют. Тем не менее между ними существует достаточное количество различий. Так, например, для депрессии характерно отсутствие цели в жизни, низкая самооценка, злоупотребление алкоголем и медикаментами; в то время как под жизненным истощением понимают сочетание таких факторов, как усталость, недомогание, недостаток энергии, использование стимуляторов, чувство безнадежности, потеря либидо, повышенная раздражительность [7, 8].
   Целью нашего исследования стало изучение влияния жизненного истощения на риск возникновения АГ у мужчин 25–64 лет в течение 6 лет.

Материал и методы
   
В рамках программы ВОЗ “MONICA – психосоциальная” [8, 9] в 1994 г. проведено скринирующее исследование населения. Обследованы мужчины в возрасте 25–64 лет, жители одного из районов Новосибирска. Репрезентативная выборка была сформирована согласно требованиям протокола программы “MONICA” [8] на основе избирательных списков с использованием таблицы случайных чисел. Обследованы 657 мужчин (средний возраст 44,3±0,4 года). Комплаенс составил 82,1%. Программа скрининга включала измерение артериального давления (АД). АГ диагностировали, если систолическое АД составляло 140 мм рт. ст. и более, диастолическое – 90 мм рт. ст. и более [10]. Социально-демографические показатели регистрировали в соответствии с требованиями протокола программы. Уровень образования оценивали как: 1 – высшее, 2 – незаконченное высшее – средне специальное, 3 – среднее, 4 – незаконченное среднее – начальное, 5 – образования не имеет. Пол: 1 – мужской, 2 – женский. Принадлежность к профессиональной группе оценивали следующим образом: 1 – руководители высшего звена; 2 – руководители среднего звена; 3 – руководители; 4 – инженерно-технические работники (ИТР); 5 – рабочие тяжелого физического труда; 6 – рабочие среднего физического труда; 7 – рабочие легкого физического труда; 8 – учащиеся; 9 – пенсионеры; 10 – другие категории. Семейный статус определяли как: 1 – никогда не был женат; 2 – женат; 3 – разведен, 4 – вдов. Было проведено тестирование по психосоциальным методикам: жизненное истощение (тест “MOPSY”); социальная поддержка – индекс близких контактов (ICC) и индекс социальных
связей – SNI (тест Брекман – Сим) [11]. Вопросник испытуемые заполняли самостоятельно. Наблюдение за когортой вели в течение 6 лет (1994–2000 гг.) Статистический анализ проводили с помощью пакета программ “SPSS-10”. Кокс-пропорциональная регрессионная модель использована для оценки относительного риска (OR) развития АГ с учетом различного времени контроля. Для проверки статистической значимости различий между группами использовали критерий c2 [12].   

Результаты
   
Распространенность жизненного истощения у мужчин с АГ составила 73,7% (средний уровень жизненного истощения 58%; высокий уровень жизненного истощения 15,7%).
   OR развития АГ среди лиц в возрасте 25–64 лет с жизненным истощением в течение 6-летнего периода был в 2,13 раза выше в сравнении с лицами без жизненного истощения. В возрастной группе 45–64 лет OR развития АГ был в 2,83 раза выше у мужчин с жизненным истощением.
   Структура семейного положения у мужчин с АГ и жизненным истощением имела следующий вид: 3,2% – никогда не был женат; женат –
86,7%; разведен – 6,9%; вдов –1,6%. Статистически достоверные результаты OR развития АГ были найдены при сравнении группы женатых мужчин с жизненным истощением и без него (c2=6,771; р=0,009).
   Распределение по индексу близких контактов лиц с АГ и жизненным истощением составило: низкий уровень близких контактов – 60,9%; средний – 25,4% и высокий уровень – 13,6%. Достоверные результаты OR развития АГ были найдены при сравнении: группы с низким уровнем близких контактов и жизненным истощением с группами низкого и высокого уровня близких контактов без жизненного истощения (
c2=5,531; р=0,019; c2=4,841, р=0,028 соответственно); групп со средним и высоким уровнями близких контактов и жизненным истощением с группой мужчин с высоким уровнем близких контактов без жизненного истощения (c2=3,741; р=0,053; c2=3,971; р=0,046 соответственно).
   Индекс социальных связей у лиц с жизненным истощением и АГ был: низкий уровень – 39%; средний-1 – 37,8%; средний-2 – 17,7%; высокий – 5,5%. Достоверный результат OR развития АГ был получен при сравнении группы со средним-1 индексом социальных связей с жизненным истощением с группой с низким индексом социальных связей без жизненного истощения.
   Структура уровня образования лиц с АГ и жизненным истощением следующая: 29,3% – с высшим образованием; 25,5% – с незаконченным высшим – среднеспециальным; 18,1% – со средним и 27,1% – с незаконченным средним – начальным уровнями образования.
   Статистически значимый OR развития АГ был получен при сравнении: группы начального – незаконченного среднего уровня образования с жизненным истощением и групп высшего, незаконченного высшего – среднеспециального, среднего уровней образования без жизненного истощения, незаконченного высшего – среднего специального, среднего уровня образования с жизненным истощением (
c2=7,966; р=0,005; c2=12,166; р=0,0001; c2=4,292; р=0,038; c2=4,860; р=0,027; c2=9,898; р=0,002 соответственно); группы с высшим уровнем образования с жизненным истощением и групп незаконченного высшего – среднеспециального уровня образования без жизненного истощения и среднего уровня образования с жизненным истощением (c2=9,374; р=0,002; c2=6,987; р=0,008 соответственно).
   Профессиональный статус в группах мужчин с жизненным истощением и АГ составил: 5,3% – руководители высшего звена; 8,0% – руководители среднего звена; 8% – руководители; 11,2% – ИТР; 15,5% – рабочие тяжелого физического труда; 21,9% – рабочие среднего физического труда; 3,7% – рабочие легкого физического труда; 0,5% – учащиеся; 17,6% – пенсионеры. Достоверные результаты OR развития АГ были получены при сравнении: групп руководители высшего и среднего звена, ИТР, рабочие среднего и легкого физического труда, пенсионеры с жизненным истощением и группы ИТР без жизненного истощения (
c2=6,647; р=0,010; c2=5,214; р=0,022; c2=7,462; р=0,006; c2=4,263; р=0,039; c2=9,016; р=0,003; c2=13,523; р=0,0001 соответственно); группы рабочих тяжелого физического труда с жизненным истощением и групп: ИТР, рабочих легкого физического труда; пенсионеров с жизненным истощением (c2=3,811; р=0,051; c2=5,370; р=0,020; c2=10,720; р=0,001 соответственно); группы пенсионеров с жизненным истощением и групп: руководители среднего звена, рабочие тяжелого и среднего физического труда без жизненного истощения (c2=6,670; р=0,010; c2=7,988; р=0,005; c2=5,952; р=0,015 соответственно); группы рабочих легкого физического труда с жизненным истощением и групп: руководители среднего звена и рабочие тяжелого физического труда без жизненного истощения (c2=4,871; р=0,027; c2=5,341; р=0,021 соответственно).
   Таким образом, распространенность жизненного истощения у мужчин с АГ высока – 73,7%. OR развития АГ в течение 6 лет в 2 раза выше у нормотензивных лиц с жизненным истощением, чем без него. Наличие жизненного истощения повышает риск развития АГ у мужчин, отмечающих свой уровень социальной поддержки как низкий. Распространенность жизненного истощения высока как в группах с высшим образованием, так и с начальным. Повышение риска развития АГ в группе с высшим образованием обусловлено тем, что в эту категорию попали лица, занимающие руководящие посты, а при начальном уровне образования – лица неквалифицированного физического труда и пенсионеры. Лица с жизненным истощением подвержены значительному стрессу на рабочем месте и в семье [8].   

Выводы
   
1. Распространенность жизненного истощения у мужчин с АГ составляет 73,7%.
   2. OR развития АГ в течение 6 лет в 2 раза выше у нормотензивных лиц с жизненным истощением, чем без него.
   3. Жизненное истощение повышает риск развития АГ как среди лиц с высшим образованием, занимающих руководящие посты, так и у мужчин с начальным уровнем образования, занимающихся тяжелым неквалифицированным трудом.
   4. Высокий риск развития АГ был найден у лиц, оценивающих свой уровень социальной поддержки как низкий.   

Литература
1. Everson SA, Go
ldberg DE, Kaplan GA et al. Anger expression and incident hypertension. Psychosom Med 1998; 60: 730–5.
2. Markovitz JH, Matthews KA, Kannel WB et al. Psychological predictors of hypertension in the Framingham Study: is there tension in hypertension? JAMA 1993; 270: 2439–43.
3. Jonas BS, Franks P, Ingram DD. Are symptoms of anxiety and depression risk factors for hypertension? Longitudinal evidence from the National Health and Nutrition Examination Survey I Epidemiologic Follow-up Study. Arch Fam Med 1997; 6: 43–9.
4. Everson SA, Kaplan GA, Goldberg DE, Salonen JT. Anticipatory blood pressure response to exercise predicts future high blood pressure in middle-aged men. Hypertension 1996; 27: 1059–64.
5. Markovitz JH, Raczynski JM, Wallace D et al. Cardiovascular reactivity to video game predicts subsequent blood pressure increases in young men: The CARDIA study. Psychosom Med 1998; 60: 186–91
6. Schnall PL, Schwartz JE, Landsbergis PA et al. A longitudinal study of job strain and ambulatory blood pressure: results from a 3-year follow-up. Psychosom Med 1998; 60: 697–706.
7. Kopp MS, Falger PR, Appels A, Szedmak S. Depressive symptomatology and vital exhaustion are differentially related to behavioral risk factors for coronary artery disease. Psychosom Med 1998;
60: 752–8.
8. Гафаров В.В., Пак В.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В. Психология здоровья населения в России. Новосибирск, 2000.
9. Proposal for the Multinational Monitoring of trends in cardiovascular disease. Geneva, 1985.
10. Алмазов В.А., Арабидзе Г.Г. и др. Профилактика, диагностика и лечение первичной артериальной гипертонии в Российской Федерации. Клин. фарм. и тер. 2000; 9 (3): 5–30.
11. Berkman LF, Syme L. Social networks, hostility resistance and mortality: a nine year follow-up study of Amelia Count
y residents. Amer J Epidem 1979; 109: 186–204.
12. Бююль А., Цефель П. SPSS: искусство обработки информации. Момота В.Е. (ред.). М. DiaSoft. 2002



В начало
/media/gyper/04_03/158.shtml :: Wednesday, 03-Nov-2004 20:50:31 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster