Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

Инфекции и антимикробная терапия  
N2/1999 ЛЕКЦИЯ

Хирургический сепсис: клиника, диагностика и лечение


А.М.Светухин, А.О.Жуков

Институт хирургии им. А. В. Вишневского РАМН, Москва

Анализ современных литературных данных показывает, что в подавляющем большинстве случаев под сепсисом подразумевают те воспалительные осложнения оперативных вмешательств и травматических повреждений, при которых выраженность системных проявлений прямо пропорциональна распространенности воспалительного процесса или площади поражения, иными словами, отмечается прямая зависимость реакции макроорганизма от очага инфекции. Следует подчеркнуть, что в подобных ситуациях возбудителями инфекции, как правило, являются грамоотрицательные микроорганизмы, и крайне редко отмечается возникновение вторичных пиемических очагов, за исключением, пожалуй, случаев образования солитарных метастазов в легкие или метастазирования в терминальном периоде заболевания в условиях марантического кровообращения умирающего организма (“терминальные пиемии” по А. Н. Авцыну [1]). В то же время септикопиемия в большинстве случаев развивается на фоне острых гнойных хирургических заболеваний (фурункулы, карбункулы, панариции, абсцессы, эндометрит, мастит и т. п.), а возбудителем, высеваемым из гнойных очагов и крови, при этом, как правило, является золотистый стафилококк. Таким образом, общность этиологии, патогенеза и клиники позволяет выделить отдельную нозологическую единицу — острую стафилококковую септикопиемию, заболевание, встречающееся значительно реже , чем гнойно-резорбтивная лихорадка — ГРЛ (или сепсис согласно классификации согласительной конференции [2]). Частота септикопиемии за 20-летний период в специализированном отделении гнойной хирургии составила всего 0,1% от общего числа гнойных заболеваний, тогда как различная степень выраженности общих проявлений инфекции отмечалась у большинства пациентов с обширными ранами или гнойными очагами, что давало основание к постановке диагноза ГРЛ или сепсиса. Учитывая, что в отличие от ГРЛ при стафилококковой септикопиемии, как правило, не наблюдается соответствия общей или системной реакции макроорганизма первичному очагу инфекции (площади и распространенности поражения), можно предполагать в данной ситуации необычную реакцию организма на обычные возбудители гнойной инфекции.

Следует подчеркнуть, что, хотя классификация сепсиса, предложенная согласительной конференцией 1991 г., не совсем укладывается в исторически сложившуюся в нашей стране трактовку общей гнойной инфекции, в целом она несомненно отражает последовательное развитие фаз или стадий хирургической инфекции.

Целесообразна также оценка тяжести состояния больных по балльным системам, что определяет необходимость того или иного уровня интенсивных лечебных мероприятий. Такой подход представляется наиболее рациональным при проведении научных исследований и тем более при публикации их результатов.

По-видимому, на сегодняшний день целесообразно рассматривать два варианта сепсиса.

Первый, часто встречающийся вариант — сепсис как осложнение хирургической инфекции, когда “чем хуже местно (в гнойном очаге), тем хуже общее состояние пациента”. В этой ситуации сепсис по существу отражает достижение определенной степени тяжести состояния пациента. В таких случаях в формулировке диагноза сепсис должен занимать соответствующее место: например, панкреонекроз, забрюшинная флегмона, сепсис. Такой порядок определяет диагностическую тактику и лечение — приоритет не попыток иммуномодуляции и экстракорпоральной детоксикации, а адекватного дренирования гнойного очага.

Второй вариант — сепсис как редкое заболевание — септикопиемия, когда определяющим критерием является возникновение метастатических (пиемических) гнойных очагов. Тогда в формулировке диагноза после слова “сепсис” должно следовать обозначение первичного очага инфекции с последующим перечислением локализаций пиемических (вторичных) гнойных очагов.

Клиника и диагностика хирургического сепсиса

Первичным очагом сепсиса могут быть не только воспалительные процессы в органах и тканях, но и инфицированные инородные тела, имплантированные протезы, устройства (эндопластит), а также сосудистые катетеры (катетерный сепсис). Кроме того, источником сепсиса при тяжелых заболеваниях может быть транслокация кишечных бактерий.

Симптомы сепсиса в зависимости от сроков их появления можно разделить на ранние, позволяющие поставить диагноз в начальной фазе сепсиса, и поздние, характеризующие последующие фазы развития сепсиса и его осложнения. К ранним симптомам можно отнести первичный (100% наблюдений) и (или) метастатические гнойные очаги, сопровождающиеся проявлениями, свойственными токсико-инфекционному синдрому, и бактериемию (78,6%). Под токсико-инфекционным синдромом подразумевается ряд наиболее часто встречающихся признаков, характеризующих общее состояние больного сепсисом (см. таблицу), которые выявляются суммарно в 100% наблюдений [3].

Частота выявления (в %) некоторых признаков при токсико-инфекционном синдроме

Показатель Частота выявления Показатель Частота выявления
Лихорадка 88,3 Анемия (Нв менее 100 г/л) 82,0
Ознобы 31,2 Гипопротеинемия (общий белок менее 60 г/л) 81,2
Лейкоцитоз более 12 000/1 мкл 88,0 Токсический миокардит 82,5
Сдвиг формулы крови влево 86,4 Токсический нефрит 79,7
Лимфопения 81,2 Токсический гепатит 78,0
СОЭ (выше 60 мм/ч) 88,0    

К поздним симптомам сепсиса относятся признаки, свидетельствующие о развитии суб- или декомпенсации функций различных органов и систем больного, обусловленные интоксикацией или септическими метастазами и бактериемией либо их сочетанием. Наиболее частые поздние симптомы сепсиса — сердечно-сосудистая, дыхательная, почечная недостаточность, поражение центральной нервной системы (нарушение сознания), полиорганная недостаточность.

Таким образом, клиническая картина сепсиса является основой для его диагностики.

Большое значение для клинического течения и исхода сепсиса имеют его осложнения, к которым относят проявления недостаточности функции жизненно важных органов и систем больного, септический шок, истощение, кровотечения, тромбофлебит и т. д.

К особенностям обследования больного сепсисом относится ежедневное физикальное исследование, направленное на оценку общего состояния, характера изменений (локализация, объем поражения) в очаге инфекции и поиск возможных гнойных (метастатических) очагов. С этой же целью целесообразно использование всего имеющегося арсенала современных методов диагностики (рентгенологическое исследование, УЗИ, компьютерная томография, ядерно-магнитный резонанс, ангиография и др.).

Лабораторные признаки сепсиса

Несмотря на попытки выявить специфичные для сепсиса лабораторные критерии, в настоящее время патогномоничных для сепсиса тестов нет. Тем не менее лабораторные данные, несомненно, являются ценным дополнением клинической картины.

Известно, что для сепсиса характерен нейтрофильный лейкоцитоз со сдвигом влево, в отдельных случаях может отмечаться лейкемоидная реакция с количеством лейкоцитов до 50—100 тыс/мкл и выше. Бактериемия, особенно у детей, пожилых, больных алкоголизмом, может вызвать развитие нейтропении. Ранним проявлением скрытой инфекции может быть тромбоцитопения. Надо отметить, что, по данным литературы, частота синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания при бактериемии довольно низка и составляет всего 11%, тогда как тромбоцитопения при сепсисе может встречаться у 56% больных. Морфологические изменения нейтрофилов при сепсисе включают токсическую зернистость, появление телец Доле и вакуолизацию. Продукция эритроцитов при сепсисе снижена. По данным М. И. Кузина и Л. Л. Шимкевича [4], анемия при сепсисе наблюдается во всех случаях, причем у 45% больных содержание гемоглобина ниже 80 г/л.

Рутинное определение концентрации электролитов сыворотки, уровня мочевины, креатинина, печеночных показателей помогает установить источник инфекции.

Важнейшим методом подтверждения диагноза при сепсисе является микробиологическое исследование (микроскопия и посев) крови, мочи, ликвора, мокроты, отделяемого из ран или свищей, а также ткани гнойного очага. Существенное значение имеет не только идентификация обнаруженных микроорганизмов, но и их количественная оценка (степень обсемененности).

Для выявления бактериемии посев крови предпочтительно осуществлять либо как можно раньше после начала подъема температуры тела или озноба, либо за 1 ч до ожидаемого подъема температуры, желательно до начала антибиотикотерапии. Целесообразно производить от 2 до 4 заборов крови с интервалом не менее 20 мин, так как увеличение частоты посевов повышает вероятность выделения возбудителя. Забор крови осуществляется из периферической вены (не из подключичного катетера). Как правило, рекомендуется брать 10—20 мл крови при каждом заборе, у детей до 12 лет — 1-5 мл. Кровь рекомендуют распределять в 2 флакона для аэробной и анаэробной инкубации в течение 7 дней [5].

К новым методам быстрого выделения возбудителей из крови относятся различные варианты системы Bactec, основанной на обнаружении в ионизационной камере радиоактивных продуктов метаболизма после инкубации микроорганизмов в меченной изотопами среде (так как количество среды остается постоянным, концентрацию бактерий в исследуемом объеме крови высчитывают по времени, затраченному для достижения определенного уровня радиоактивности), система Isolator, известная также как лизис-центрифугирование (после добавления лизирующих агентов во флакон с кровью производят центрифугирование с последующей инокуляцией концентрата в обычную питательную среду), а также Septi-Cheсk и др.

Современные скрининговые методы обнаружения бактерий и/или их антигенов в крови включают окраску акридиновым желтым (позволяет микроскопически обнаруживать рост микроорганизмов в концентрации 104/мл); реакцию коагглютинации и латексагглютинации (для получения результата требуется несколько минут); иммунологические методы (встречный иммуноэлектрофорез, иммунофлюоресценцию, радиоиммунологический и иммуноферментный анализ), позволяющие определить минимальные количества бактериальных антигенов, а также молекулярную диагностику с помощью полимеразной цепной реакции [6], основанную на выявлении специфических макромолекул, уникальных для возбудителя инфекции (последовательность ДНК и РНК).

Лечение

Учитывая сложность и многоплановость патофизиологических нарушений при сепсисе, все клиницисты подчеркивают необходимость комплексного лечения этого заболевания. Лечебные мероприятия состоят из общего лечения (антибактериальная, иммунотерапия, поддержание системы гомеостаза) и хирургического воздействия на очаги инфекции.

Лечение больных сепсисом и септическим шоком должно осуществляться в условиях специализированных палат или блока интенсивной терапии с использованием современного мониторинга [4, 7].

Лечение первичного и вторичных гнойных очагов

Краеугольным камнем лечения сепсиса по-прежнему остается дренирование гнойного очага и удаление нежизнеспособных тканей (некрэктомия). Без этого антибиотики и другие методы лечения будут неэффективны. Тем не менее именно дренированию гнойного очага уделяется наименьшее внимание. Необходимо подчеркнуть, что простое “вскрытие” гнойника или рассечение гнойной раны, как правило, не приводит к быстрой ликвидации очагов инфекции. К тому же гнойные очаги при хирургическом сепсисе играют ведущую роль в патогенезе и клиническом течении заболевания, так как тяжесть состояния больного обычно прямо коррелирует с состоянием гнойных очагов (первичного и вторичных). Исходя из вышеизложенного, оптимальным следует считать активное хирургическое лечение гнойных очагов, что подразумевает тщательное и возможно полное иссечение всех нежизнеспособных тканей, полноценное проточное дренирование и промывание раны антисептиками, как можно более раннее оперативное закрытие раны швами или при помощи кожной пластики. Правомерность такого подхода подтверждается результатами лечения.

Общее лечение

Общим правилом при сепсисе считается назначение (еще до получения данных посевов) антибиотиков широкого спектра действия, охватывающего грамотрицательные микроорганизмы, стафилококки и стрептококки. Локализация инфекции помогает клиницисту предположить характер потенциальных возбудителей: у больных с внутрибрюшинным источником следует думать об энтеробактериях и бактероидах, при легочном источнике можно ориентироваться на последние данные исследования мокроты и т. д. Общая длительность антибиотикотерапии составляет 6—8 дней и более. Лечение продолжают до нормализации температуры тела в течение как минимум 4—7 дней и появления признаков разрешения инфекции. В последнее время препаратами выбора являются b-лактамные антибиотики с антипсевдомонадной активностью, аминогликозиды, фторхинолоны и карбапенемы [8].

Инфузионная терапия при сепсисе направлена на поддержание адекватной циркуляции (тканевой перфузии) и коррекцию нарушений гомеостаза.

Выбор методов респираторной поддержки основывается на оценке степени нарушения оксигенирующей функции легких. Метаболическая коррекция при сепсисе заключается в удовлетворении потребностей в энергии и белках путем энтерального (предпочтительно) и/или парентерального питания (в сутки 40—50 ккал/кг и белка не менее 1,5 г/кг).

Иммунотерапия при сепсисе может быть направлена на восполнение или коррекцию нарушенного звена иммунитета. Так, в случае дефицита клеточных факторов (T-система) целесообразно введение лейковзвеси (3—4 дозы по 300 мл), человеческого лейкоцитарного интерферона в дозе 10 000—20 000 МЕ, при недостаточности факторов гуморального иммунитета (B-система) — специфической гипериммунной плазмы 5—7 мл/кг до 10 доз на курс [4]. Существуют данные об эффективности применения поликлональных иммуноглобулинов (пентаглобин, интраглобин, сандоглобулин) при высокой концентрации эндотоксина в плазме у больных сепсисом [9]. Изучается возможность использования при лечении больных сепсисом моноклональных антител к эндотоксину и отдельным цитокинам, а также антагонистов рецепторов интерлейкина-1 и фактора, активирующего тромбоциты, белка, связывающего фактор некроза опухоли [7, 10, 11].

Детоксикация

В многочисленных публикациях рекомендуются экстракорпоральная детоксикация (гемосорбция, гемодиафильтрация, плазмаферез, лимфосорбция), а также энтеросорбция, аппликационная сорбция, непрямое электрохимическое окисление метаболитов, основанное на высвобождении активного (атомарного) кислорода при использовании гипохлорида натрия, ксеносорбция и гипербарическая оксигенация с целью коррекции эндотоксикоза в комплексном лечении сепсиса. Показанием к применению экстракорпоральных методов детоксикации, по мнению И. И. Шиманко (1990), являются неэффективность консервативной терапии, прогрессирование острой печеночно-почечной недостаточности, токсические проявления со стороны ЦНС (интоксикационный делирий, коматозное состояние).

В перспективе одним из основных направлений в лечении сепсиса, возможно, станет блокирование отрицательных и сохранение положительных эффектов цитокинов за счет введения “коктейля” из антицитокиновых антител, растворимых рецепторов, действующих как ловушки-приманки для медиаторов, агентов, блокирующих рецепторы, и ингибиторов синтеза медиаторов [12, 13]. Тем не менее совершенно очевидно, что основу успешного лечения хирургического сепсиса составляют его ранняя диагностика, выявление и активное хирургическое лечение первичного и/или вторичных гнойных очагов.

Литература:

  1. Авцын А. П. Патологоанатомическая картина раневого сепсиса. В кн.: Раневой сепсис. 1947;7—31.
  2. Bone R. C., Balk R. A., Cerra F. В. Definition for sepsis and organ failure and guidelines for the use of innovative therapies in sepsis. Chest 1992;101:1644—55.
  3. Светухин А. М. Клиника, диагностика и лечение хирургического сепсиса. Автореф. дис. ... докт. мед. наук М., 1989.
  4. Раны и раневая инфекция: Руководство для врачей. Под ред. М. И. Кузина, Б. М. Костюченок. М., 1990.
  5. Shanson D. C. Вlood culture technique: current controversies.J Antimic Chem 1990; 25(Suppl):17—29.
  6. Hoeffel D. P., Hinrichts S. H., Garvin K. L. Molekular diagnostics for the detection of musculoskeletal infection. Clin Orthopaed Red Res 1999;360:37—47.
  7. Marik P. E., Varon J. Sepsis. Ch. 189b in intensiv care medicine. Eds. R. S. Irvin et al. Philadelphia 1999;2031—47.
  8. Dellinger R. P. Current Therapy for sepsis. Infect Dis Clin N Am 1999:13(2):495—509.
  9. Шедель И., Драйкхфузен У. Терапия грамотрицательных септико-токсических заболеваний пентаглобином — иммуноглобулином с повышенным содержанием IgM (перспективное, рандомизированное клиническое исследование). Анестезиол. и реаниматол. 1996;3:4—9.
  10. Sanderesan R., Sheagren J. N. Current undestanding and treatment of sepsis. Infect Med 1995; 274,12(6):261—8.
  11. Wheeler A. P., Bernard G. A. Treating patients with severe sepsis. N Engl J Med 1999; 340(3):207—14.
  12. Michie H. R., Wilmore D. W. Sepsis, signal and surgical sequelae. Arch Aurg 1990;125:531—6.
  13. Wolf S. M. Monoclonal antibodies and the treanment of gram-negativ bacteremia and shock. New Engl J Med 1991;324(7):486—8.

От редакции
Программы антибактериальной терапии сепсиса

Эмпирическая антибактериальная терапия сепсиса. С. В. Яковлев, В. П. Яковлев
("Краткий справочник по антимикробной химиотерапии", М., 1998)

Характеристика сепсиса Возбудители Средства 1-го ряда Альтернативные средства
С неустановленным первичным очагом
В хирургических отделениях Различные грамположительные и грамотрицательные микроорганизмы Цефотаксим (цефтриаксон)+гентамицин Цефуроксим + аминогликозид; фторхинолон; ванкомицин (тейкопланин) + цефалоспорин III; ТИК/КК или ПИП/ТАЗ; имипенем или меропенем
В отделениях реанимации и интенсивной терапии Те же, + P. aeruginosa Цефтазидим+амикацин Ципрофлоксацин; цефоперазон+амикацин; цефепим+аминогликозид; ТИК/КК + аминогликозид; имипенем или меропенем
С установленным первичным очагом
Абдоминальный Enterobacteriaceae
Enterococcus spp.
Staphylococcus spp
Анаэробы
ЦС III + клиндамицин (линкомицин)
Фторхинолон + метронидазол
ТИК/КК или ПИП/ТАЗ; цефепим + линкомицин (или метронидазол); имипенем или меропенем; линкомицин (клиндамицин) + гентамицин
После спленэктомии S. pneumoniae
H. influenzae
Цефотаксим или цефтриаксон АМО/КК; цефуроксим;фторхинолон
При внутривенном катетере S. epidermidis
S. aureus
Ванкомицин или тейкопланин Оксациллин1 (или цефазолин или цефуроксим) + аминогликозид; рифампицин + ко-тримоксазол
Примечание. Цефалоспорин III — цефалоспорины 3-го поколения (цефотаксим, цефтриаксон, цефтазидим, цефоперазон); ПИП/ТАЗ — пиперациллин/тазобактам; АМО/КК — амоксициллин/клавуланат; ТИК/КК - тикарциллин/клавуланат
1в случае выделения штаммов, чувствительных к оксациллину.

Программа антибактериальной терапии сепсиса с установленным возбудителем

Микроорганизмы Средства 1-го ряда Альтернативные средства
Грамположительные
Staphylococcus spp. MS Оксациллин; цефазолин Линкомицин; эритромицин; АМО/КК
Staphylococcus spp. MR Ванкомицин; тейкопланин Рифампицин + ко-тримоксазол; фузидин + ко-тримоксазол
Streptococcus viridans Бензилпенициллин Линкомицин; клиндамицин; ванкомицин; тейкопланин, цефтриаксон; цефотаксим
Streptococcus pneumoniae Бензилпенициллин Цефтриаксон; цефотаксим; имипенем; ванкомицин; тейкопланин
Enterococcus faecalis Ампициллин + гентамицин Ванкомицин; тейкопланин; ТИК/КК + гентамицин
Грамотрицательные
E. coli, P. mirabilis Цефуроксим; АМО/КК; ЦС III Ампициллин + гентамицин; фторхинолон
K. pneumoniae, Enterobacter spp., Serratia spp., Citrobacter, P. vulgaris Фторхинолон Цефепим; амикацин; имипенем; меропенем; ПИП/ТАЗ; ТИК/КК
H. influenzae Цефтриаксон; цефотаксим Цефуроксим; АМО/КК; фторхинолон
Acinetobacter spp. Ципрофлоксацин; офлоксацин Имипенем; меропенем; цефепим; амикацин
P. aeruginosa Цефтазидим + аминогликозид
Ципрофлоксацин + аминогликозид
Цефоперазон + аминогликозид; цефепим + аминогликозид; имипенем +/- аминогликозид; меропенем; ТИК/КК (ПИП/ТАЗ) + амикацин;
S. maltophilia Ко-тримоксазол; ТИК/КК Ципрофлоксацин; офлоксацин; цефтазидим; хлорамфеникол



В начало
/media/infektion/n2/50.shtml :: Wednesday, 09-Feb-2000 16:00:34 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster