Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ИНФЕКЦИИ В ХИРУРГИИ  
Том 05/N 2/2007 ЛЕКЦИИ И ОБЗОРЫ

Антибактериальная профилактика и качество ее проведения в абдоминальной хирургии


В.Г.Плешков*, А.В.Голуб*, А.П.Москалев*, Д.В.Галкин**, Р.С.Козлов**

*Кафедра общей хирургии ГОУ ВПО "Смоленская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию"; *НИИ антимикробной химиотерапии ГОУ ВПО "Смоленская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию"

Введение
   
В мировой хирургической практике вопрос о необходимости проведения антибактериальной профилактики (АБП) при абдоминальных вмешательствах, сопровождающихся формированием условно-чистых или контаминированных ран, был решен положительно в конце 1970-х годов. Известно, что для снижения частоты инфекций области хирургического вмешательства (ИОХВ) необходимо следовать известным принципам проведения АБП, степень выполнения которых может выступать в роли показателя качества. Однако несмотря на широкое распространение рекомендации по АБП в хирургии, рутинное качество последней остается неудовлетворительным, что объясняется многообразием объективных и субъективных проблем здравоохранения [1–3]. В данном обзоре кратко изложены современные представления об адекватном проведении АБП при операциях на органах брюшной полости, а также предлагаются мероприятия, способствующие повышению качества АБП.   

Определение понятия АБП
   
Под АБП понимают назначение пациенту антибактериального препарата (АБ) до микробной контаминации операционной раны или развития ИОХВ, а также при наличии признаков контаминации, когда первичным методом лечения является хирургическое вмешательство, а целью назначения АБ является снижение до минимума риска развития ИОХВ [4]. Несмотря на то что снижение частоты ИОХВ – основная цель АБП, адекватный выбор АБ также способствует уменьшению риска развития послеоперационных септических осложнений и летального исхода [5].
   Необходимо различать назначение АБ с профилактической и терапевтической целью. При терапии АБ назначают курсом для лечения уже имеющейся (диагностированной) инфекции при госпитализации пациента для выполнения экстренного хирургического вмешательства. АБ в этом случае позволяют снизить риск развития ИОХВ, но это является вторичным эффектом.   

Показатели качества АБП
   
Показателями качества оказания медицинской помощи можно считать определенные этапы лечения, имеющие значимый социальный или экономический исход [6–10]. Доказано, что показания для проведения АБП, выбор АБ и адекватное время его введения, а также общая длительность профилактического назначения в известной мере влияют на частоту развития ИОХВ и нежелательных лекарственных явлений (НЛЯ), расходы, а также риск возникновения резистентности микроорганизмов к АБ [11–14]. В условиях несовершенства национальной системы по надзору за нозокомиальными инфекциями степень соответствия рутинной АБП указанным принципам является удобным и наглядным показателем качества как отдельных этапов, так и процедуры в целом. Проблемы организационного характера, объясняющиеся относительной многоэтапностью АБП с привлечением специалистов разного профиля (хирург, анестезиолог и средний медицинский персонал), особенности локального лекарственного обеспечения и проблему изменчивости возбудителей инфекций относят к объективным препятствиям повышения качества АБП. Недостатки образовательного характера и непонимание сути процедуры считаются субъективными, но относительно легко решаемыми проблемами [3, 15, 16].   

Показания для проведения АБП
   
Микробная контаминация операционной раны практически является неизбежной даже при идеальном соблюдении правил асептики и антисептики, и к концу операции в 80–90% случаев раны обсеменены различной микрофлорой, преимущественно стафилококками [17, 18]. В то же время при проведении АБП не следует стремиться к полной эрадикации бактерий, так как значительное уменьшение их числа уже облегчает работу иммунной системы и предотвращает развитие гнойной инфекции в послеоперационный период [13, 19].
   Не все пациенты, подвергающиеся абдоминальным операциям, нуждаются в профилактическом назначении АБ, неоправданное применение которых повышает стоимость лечения и способствует появлению и распространению резистентных штаммов микроорганизмов [20]. При абдоминальных вмешательствах АБП показана при нарушении целостности полых органов с возможным попаданием микрофлоры кишечника в область операционной раны. Исключение могут составлять плановые оперативные вмешательства на желудке при язвенной болезни, когда высокая кислотность желудочного сока значительно снижает плотность микробной контаминации, что приводит к низкой частоте ИОХВ [13]. В ряде случаев при наличии клинических проявлений острой хирургической патологии инфекционной или неинфекционной природы в брюшной полости (острый аппендицит или холецистит, перфорация полого органа или ущемленная грыжа), перед операцией, хирург часто не может предвидеть наличие и/или распространенность инфекционного процесса. В любом случае, независимо от интраоперационных находок и возможной необходимости послеоперационной антибактериальной терапии, хирург обязан учесть вероятность вскрытия просвета полого органа и принять взвешенное решение о проведении АБП.
   Отдельного обсуждения заслуживает вопрос АБП при грыжесечении. Согласно классификации хирургических ран по степени бактериальной загрязненности раны при грыжесечении относятся к "чистым", частота ИОХВ при которых не превышает 1,5% [20]. АБП не способна существенно повлиять на значения этого показателя и сопряжена с затратами на проведение процедуры [21], что является основными доводами для отказа от АБП при грыжесечении (за исключением вмешательств, при которых пластика грыжевых ворот производится с помощью сетки, так как использование любых имплантатов существенно повышает риск развития ИОХВ, что объясняется угнетением защитных сил организма и при данных условиях для возникновения раневой инфекции требуется гораздо меньше микроорганизмов) [22]. Фактически определение бактериальной чистоты раны справедливо только для плановых вмешательств по поводу неосложненной грыжи. При грыжесечении по экстренным показаниям хирург должен быть готов произвести резекцию кишечника при наличии его нежизнеспособного участка при ущемлении. Кроме того, имеют место и случаи ятрогенного повреждения целостности кишки при плановых грыжесечениях по поводу послеоперационных или рецидивных вентральных грыж. Таким образом, операционная рана по степени бактериальной загрязненности становится условно-чистой или контаминированной, что требует проведения профилактики, а последнее обстоятельство выпадает из доступных рекомендаций по АБП в абдоминальной хирургии. По аналогии с аппендэктомией, когда хирург до начала операции не может предположить распространенность инфекционного процесса и решить вопрос о необходимости АБТ, но обязан провести АБП, в случае с грыжесечением по экстренным показаниям и при плановом грыжесечением рецидивной или послеоперационной грыжи, как нам представляется, может быть рекомендована АБП по одной схеме с гастродуоденальными или колоректальными вмешательствами.
   Таким образом, при большинстве интраабдоминальных вмешательств предполагается вскрытие просвета полого органа, а значит, требуется проведение АБП [12, 21, 23].   

Выбор антибиотика
   
Считается, что идеальный АБ для АБП должен обладать следующими свойствами [20, 24]:
   • иметь как можно более узкий спектр активности, который включает большинство возможных возбудителей ИОХВ в данной анатомической области;
   • достигать адекватных тканевых концентраций в месте вмешательства;
   • иметь период полувыведения, достаточный для однократного назначения;
   • иметь лекарственную форму для внутривенного струйного введения во время вводной анестезии;
   • не иметь НЛЯ, связанных с коротким временем использования;
   • быть гипоаллергенным;
   • не вступать в лекарственные взаимодействия;
   • не способствовать селекции резистентных микроорганизмов;
   • не использоваться широко для терапии инфекций;
   • быть эффективным по фармакоэкономическим показателям.
   В абдоминальной хирургии с этой задачей часто успешно справляются цефалоспорины (ЦС) I–II поколения [24]. Учитывая этиологическую неоднородность ИОХВ при оперативных вмешательствах в разных анатомических областях брюшной полости, при операциях на толстом кишечнике и прямой кишке, а также при аппендэктомии, спектр активности АБ должен быть расширен в отношении анаэробов [25–27]. Выбор нескольких унифицированных схем и использование как можно меньшего количества препаратов для АБП при оперативных вмешательствах в данной анатомической области является наиболее оправданным в практическом плане и сопровождается меньшей частотой ошибок [23–28]. В связи с недостаточной активностью ЦС I поколения к грамотрицательным микроорганизмам и отсутствием на рынке ЦС II поколения с антианаэробной активностью, ингибиторозащищенные пенициллины (ИЗП) – амоксициллин/клавуланат или ампициллин/сульбактам являются практически идеальными АБ для АБП в абдоминальной хирургии [25]. Эффективность препаратов для профилактики ИОХВ была продемонстрирована в сравнительных исследованиях с другими препаратами при гастродуоденальных, колоректальных операциях, аппендэктомии и вмешательствах на желчевыводящих путях, причем во всех случаях при равной или более высокой эффективности ИЗП были наиболее удобным для дозирования и экономически оправданными [29–34].
   Использование препаратов широкого спектра действия (например, ЦС III поколения) не имеет преимуществ по сравнению с препаратами узкого спектра при использовании по профилактическим показаниям [27, 45]. Кроме селективного давления, имеется потенциальный риск развития резистентности возбудителей ИОХВ к АБ. Помимо того, фармакоэкономический фактор и оценка показателя стоимость/эффективность должны играть не менее важную роль в прекращении рутинного использования последних поколений ЦС для АБП.
   В зарубежной литературе появляются данные об успешном использовании карбапенемов (эртапенем) для АБП в колоректальной хирургии. В то же время, учитывая указанные требования к препаратам для АБП, независимые эксперты подвергают справедливой критике выбор дорогого препарата со сверхшироким спектром активности для профилактики ИОХВ и не рекомендуют рутинное его использование [36–38].
   В отдельных ситуациях (указание на непереносимость b-лактамных АБ, отсутствие в отделении препаратов первого ряда) допускается применение альтернативных препаратов, например ванкомицина при операциях на желудке и двенадцатиперстной кишке, ципрофлоксацина при операциях на желчевыводящих путях и комбинированного использования гентамицина с метронидазолом при колоректальных операциях и аппендэктомии [4].   

Время, путь и кратность введения АБ
   
Время введения АБ должно обеспечивать необходимое условие создания бактерицидной концентрации препарата в сыворотке и тканях к моментам разреза и закрытия раны [13, 39]. Только предоперационная АБП, т.е. введение препарата до разреза, например во время вводного наркоза, может обеспечить выполнение данного условия. В классических исследованиях показано, что введение препарата ранее чем за 2 ч до разреза и после закрытия операционной раны является неэффективным для предупреждения ИОХВ [40, 41].
   Путь введения препарата для АБП – внутривенный, обычная терапевтическая доза АБ вводится струйно, что обеспечивает быстрое создание эффективных концентраций в сыворотке и тканях. Для некоторых препаратов (ванкомицин, ципрофлоксацин) приемлема только медленная внутривенная инфузия, в этом случае последнюю необходимо начать еще в предоперационной палате. При наличии ожирения у пациента (индекс массы тела >30) рекомендуется увеличить дозу препарата в 2 раза.
   Необходимость введения дополнительной дозы препарата появляется, если длительность вмешательства превышает период полувыведения АБ в 2–3 раза [13, 39]. Это означает, что для большинства АБ, использующихся для АБП, такая необходимость возникает при длительности операции более 3 ч. Некоторые препараты (ванкомицин, ципрофлоксацин) имеют длительный период полувыведения и, как правило, повторного введения не требуется.   

Длительность профилактического назначения АБ
   
Большинство исследователей соглашаются с тем, что АБП в абдоминальной хирургии должна быть прекращена в течение 24 ч после закрытия раны [42–45]. Более длительное "псевдопрофилактическое" курсовое назначение АБ в послеоперационном периоде не влияет на частоту развития ИОХВ, кроме того, связано с риском развития антибиотикорезистентности и серьезных НЛР [43, 46–50].   

Режимы АБП
   
В настоящее время предложено несколько режимов проведения АБП при операциях на брюшной полости, которые отличаются рекомендуемыми препаратами, что отражает локальные черты чувствительности микроорганизмов к АБ, особенности наличия препаратов на рынке разных стран и лекарственного обеспечения лечебно-профилактического учреждения. В 2004 г. на основании проведенного масштабного многоцентрового ретроспективного исследования периоперационного использования АБ в хирургических стационарах России были разработаны рекомендации Министерства здравоохранения РФ, отраженные в пособии для врачей по периоперационной АБП в абдоминальной хирургии [1, 4]. Предложенные режимы должны являться базовыми для разработки локальных рекомендаций по проведению АБП в реальных условиях на местах.   

Мониторинг использования АБ в хирургии и программы повышения качества АБП
   
Согласно данным исследования, проведенного в США, 74% случаев периоперационного использования АБ были признаны неадекватными. Исследователи сделали вывод о хаотичности сложившейся практики периоперационного назначения АБ, низкой информированности хирургов об антибактериальном спектре препаратов и разнице между профилактической и терапевтической целью их назначения [3]. Как установлено в другом исследовании, ошибки проведения АБП у хирургических пациентов являются наиболее частыми за счет неправильного использования лекарственных средств (ЛС) в лечебном учреждении, а программы по улучшению АБП должны быть мультидисциплинарными, затрагивать вопросы использования ЛС и проблемы изменения моделей поведения практических врачей, что является приоритетной и чрезвычайно трудной задачей [51]. Так, целью американской программы по повышению качества АБП являлось улучшение только одного из показателей качества – соблюдения времени введения препарата за 30–60 мин до разреза. В результате мульдисциплинарного образовательного воздействия на медицинский персонал в 1995–1997 гг. доля адекватного назначения АБП за 60 мин и менее до разреза, увеличился с 70 до 80%. Исследователи отмечают многообразие проблем организационного характера в проведении процедуры, а также необходимость длительных программ по улучшению качества АБП для достижения значимых результатов [52].
   Во Франции была показана низкая эффективность изолированных мероприятий образовательного характера (научно-практические конференции по результатам мониторинга, лекции специалистов). Исследователи сделали вывод о необходимости комплексного подхода к изменению практики проведения АБП, включающего стратегию организации, образования и административного регулирования [53].
   В Голландии после внедрения в практику работы хирургических отделений нового руководства по использованию АБ, протоколов АБП и проведения комплекса образовательных мероприятий для персонала, связанного с процедурой (хирурги, анестезиологи и медицинские сестры), удалось повысить долю правильного профилактического использования АБ с 32 до 79%. Доля профилактического назначения АБ более 24 ч снизилась с 21 до 8%, а одной дозы увеличилась с 34 до 80%. В конечном итоге, более качественное проведение АБП позволило снизить экономические затраты на проведение процедуры на 57% [16]. По результатам многоцентрового проспективного мониторинга, проведенного в течение 2000 г. в 13 клиниках Голландии, исследователи намеревались установить причины несоблюдения локальных рекомендаций, касающихся АБП. Несмотря на общую благоприятную картину по отдельным показателям качества, общее совпадение было достигнуто только в 28% случаев. Установлено, что в основном исполнению локальных рекомендаций препятствуют проблемы образовательного характера, связанные с недостаточным распространением рекомендаций, определенные несогласия хирургов с рекомендациями и вопросы организационного характера. Авторы отмечают, что необходимыми условиями улучшения качества АБП являются большее распространение рекомендаций, привлечение хирургов к их разработке и решение проблем логистики [54].
   В Испании внедрение протоколов АБП при определенных оперативных вмешательствах в практику хирургической службы клинической больницы скорой медицинской помощи позволило достичь соответствия проведения АБП рекомендациям в 83% случаев. По мнению исследователей, хирурги были очень восприимчивы к внедрению протокола и в большей степени следовали локальным рекомендациям по рациональному проведению процедуры [55].
   Результаты крупнейшего в России одномоментного фармакоэпидемиологического исследования лекарственной терапии в хирургических стационарах, проведенного в 2004 г. НИИ антимикробной химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии, свидетельствуют о том, что каждый день в чистых и общих хирургических отделениях, а также отделениях колопроктологии 58,6, 50,3 и 22,2% пациентов получают АБ, причем доля профилактического использования составляла только 18,0, 21,2 и 8,3% от всех назначений соответственно [56]. В среднем по России в 1999 г. АБП при аппендэктомии, холецистэктомии, вмешательствах на желудке и колоректальных операциях проводилась лишь в 26,1, 40,1, 45,0 и 65,5% случаев соответственно [1].
   Таким образом, в современной литературе по результатам ретроспективного мониторинга имеется достаточно фактов нерационального периоперационного использования АБ в хирургии [1–3, 14, 57]. Кроме того, в приведенных зарубежных источниках встречаются результаты проспективных интервенционных исследований, включающих последовательные этапы начального мониторинга и выявления проблемы, внедрения ряда мер, направленных на ее решение, и повторного анализа, позволяющего оценить эффективность проведенных мероприятий [15, 16, 55, 58]. Установлено, что на фоне значительной социальной выгоды АБП при отказе от необоснованного "псевдопрофилактического" курсового назначения АБ в послеоперационном периоде и соблюдении принципов проведения процедуры можно получить значительные экономические преимущества для хирургического стационара [14, 59].
   Целью многоцентрового проспективного интервенционного исследования, проведенного нами в хирургических отделениях стационаров Смоленской области, являлась оценка качества АБП при абдоминальных хирургических вмешательствах. На первом этапе мониторинг периоперационного использования АБ был выполнен в 2003 г., для чего в 6 отделениях областных и районных стационаров были отобраны истории болезни пациентов, перенесших абдоминальные хирургические вмешательства (гастродуоденальные, билиарные, аппендэктомии, грыжесечения, колоректальные с абдоминальным доступом). Для оценки качества АБП были использованы 1) частота проведения АБП по показаниям, 2) частота адекватного выбора препарата для каждого вида вмешательств, 3) частота введения первой дозы препарата до разреза, т.е. предоперационно.
   По результатам мониторинга на втором этапе исследования в течение 2004–2005 гг. были предприняты комплексные интервенционные меры, направленные на улучшение качества АБП, включавшие 1) образовательные мероприятия (лекции и выступления для практических врачей), 2) бесплатное распространение пособия для врачей МЗ РФ "Периоперационная антибиотикопрофилактика в абдоминальной хирургии" [4], 3) бесплатное адресное распространение 2-го издания "Практического руководства по антиинфекционной химиотерапии", содержащего раздел "Антибиотикопрофилактика в хирургии" [60], 4) бесплатное распространение брошюр и схем проведения АБП в хирургии, 5) административное регулирование – приказы Департамента Смоленской области по здравоохранению №7 от 17.01.05 г. и №347 от 05.12.05 г. [61, 62]. Последний документ касался внедрения в практику областной хирургической службы протокола АБП, разработанного на основании рекомендованных в пособии для врачей МЗ РФ режимов АБП при абдоминальных вмешательствах. Приведенные в данном пособии схемы АБП были дополнены с учетом локальных особенностей обеспечения лекарственными средствами хирургических стационаров (приложение 1, 2).
   На заключительном этапе повторный мониторинг состояния АБП был проведен в 2006 г. Анализ историй болезни пациентов показал, что после внедрения комплексного подхода, включающего протокол АБП, 1) частота проведения АБП по показаниям, т.е. при условно-чистых и контаминированных операциях, увеличилась с 19,9 до 89,0% (p<0,0001), 2) доля адекватного выбора препарата – до 60,0% (+38%; p<0,0001); 3) доля предоперационной АБП – с 28,6 до 46,4% (p=0,034). В центрах, в которых в рутинную практику хирургической службы были внедрены протоколы АБП как обязательное приложение к истории болезни пациентов, показатели качества процедуры превышали таковые в центрах без внедрения протокола на 40,1% при оценке "по показаниям" (p<0,0001) и на 56,4% по адекватному выбору препарата (p<0,0001) [63]. Кроме того, в разные годы нашего исследования отмечено существенное перераспределение структуры показаний для назначения АБ: в 2002 г. 75,7% пациентов получали АБ-терапию и только 16,3% пациентов – АБП, в 2006 г. профилактическое назначение АБ отмечено у 71,1% (+54,8%) пациентов, а терапевтическое – у 60,6% (-15,1%). Доля пациентов, получавших только АБ-терапию, в 2006 г. значительно сократилась и составила 16,5% (-45,9%, p<0,0001), а получивших только АБП увеличилась до 27,0% (+24,0%, p<0,0001), как и доля пациентов, получивших АБ-терапию и АБП – 44,1% (+30,8%, p<0,0001).
   В сложившейся за рубежом практике доля профилактического применения АБ в хирургии составляет до 2/3 всех назначений [11, 15, 16]. Полученные нами данные свидетельствуют о достоверном значительном и положительном изменении структуры использования АБ в 2006 г. и более активном назначении АБП.   

Заключение
   
Необходимо отметить, что интервенционные исследования являются общепринятым явлением в развитых странах [15, 55]. В условиях недостаточного финансирования и курса на стандартизацию услуг отечественного здравоохранения проведенная нами работа является первым опытом, показывающим эффективность комплексного образовательно-административного подхода к изменению неудовлетворительной практики периоперационного использования АБ, сложившейся в хирургических стационарах Смоленской области к концу 2002 г. Протокол проведения АБП как административная мера играет определяющую роль в повышении соответствия основных этапов проведения процедуры современным рекомендациям и показателям качества. Известно, что во Франции частота адекватного выбора АБ составляет 75%, а время введения первой дозы соответствует рекомендациям в 69% случаев [15]. В Голландии доля правильного выбора АБ отмечена в 92%, а частота корректного его введения – лишь в 50% случаев [54]. В США и Израиле пациенты получают первую дозу препарата в рекомендуемый интервал с частотой 46 и 54% случаев соответственно [64, 65]. В этом свете с учетом определенных положительных тенденций изменения локальной практики проведения АБП, необходимо направить дальнейшие усилия административных и образовательных программ на повышение частоты адекватного выбора препарата и времени введения его первой дозы.
   Для практического здравоохранения в целях повышения качества АБП считаем нужным предложить следующие рекомендации:
   1. На фоне непрерывных образовательных мероприятий в каждом хирургическом стационаре целесообразно внедрить в практику протоколы проведения процедуры.
   2. Необходимо систематически проводить мониторинг состояния АБП с использованием показателей качества для подтверждения соответствия отдельных этапов и процедуры в целом рекомендациям протокола.
   3. Дальнейшие меры по повышению качества оказания медицинской помощи должны обязательно дополняться соответствующими административными распоряжениями с целью повышения ответственности.
   4. Организаторам здравоохранения при планировании статей расходов следует учитывать результаты оценки качества АБП и закупать препараты, показанные для профилактики инфекций при большинстве видов хирургических вмешательств в данном стационаре.   

Литература
1. Беденков А.В., Базаров А.С., Страчунский Л.С. и др. Рутинная практика периоперационного назначения антибиотиков при абдоминальных операциях в России: результаты многоцентрового исследования. Клин. микробиол. антимикроб. химиотер. 2003; 5: 12.
2. Плешков В.Г., Голуб А.В., Беденков А.В., Москалев А.П., Страчунский Л.С. Рутинная практика периоперационного назначения антибиотиков в хирургических стационарах Смоленской области. Инф. в хир. 2004; 2: 18–24.
3. Gorecki P, Schein M, Rucinski JC, Wise L. Antibiotic administration in patients undergoing common surgical procedures in a community teaching hospital: the chaos continues. World J Surg 1999; 23: 429–32.
4. Федоров В.Д., Плешков В.Г., Страчунский Л.С. (ред.). Периоперационная антибиотикопрофилактика в абдоминальной хирургии. Пособие для врачей. Клин. микробиол. антимикроб. химиотер. 2004; 6: 186–92.
5. Cruse P. Wound infection surveillance. Rev Infect Dis 1981; 4: 734–7.
6. Quality of care – what is it? N Engl J Med 1996; 335: 891–4.
7. Measuring quality of care. N Engl J Med 1996; 335: 966–70.
8. Weingarten S. Assessing and improving quality of care. In: Williams SJ, Torrens PR, editors. Introduction to health care. Thomson Learning; 2002; 373–91.
9. Pronovost PJ, Nolan T, Zeger S et al. How can clinicians measure safety and quality in acute care? Lancet 2004; 363: 1061–7.
10. Jencks SF, Guerdon T, Burwen DR et al. Quality of medical care delivered to medicare beneficiaries JAMA 2000; 284: 1670–6.
11. Политика применения антибиотиков в хирургии 2003. Клин. микробиол. антимикроб. химиотер. 2003; 5: 302–17.
12. American Society of Health-System Pharmacists. ASHP therapeutic guidelines on antimicrobial prophylaxis in surgery. Am J Health-Sys. Pharm 1999; 56: 1839–88.
13. Dellinger EP, Gross PA, Barrett TL et al. Quality standard for antimicrobial prophylaxis in surgical procedures. Clin Infect Dis 1994; 18: 422–7.
14. Розенсон О.Л. Фармакоэкономическая оптимизация применения антибиотиков в хирургии. Автореф. дис. … канд. мед. наук. Смоленск, 2000.
15. Gindre S, Carles M, Aknouch N et al. Antimicrobial prophylaxis in surgical procedures: assessment of the guidelines application and validation of antibiotic prophylaxis kits. Ann Fr Anesth Reanim 2004; 23: 116–23.
16. Gyssens IC, Geerling IEJ, Dony JMJ et al. Optimising antimicrobial drug use in surgery: an intervention study in a Dutch university hospital. JAC 1996; 38: 1001–12.
17. Culberstone WR, Altemier WA, Conzalez LL et al. Studies on the epidemiology of postoperative infection of clean operative wounds Ann Surg 1961; 154: 599–610.
18. Howe CW, Marston AT. A study on sources of postoperative staphylococcal infection. Surg Gynecol Obstet 1962; 115: 266–75.
19. Solomkin JS. Antibiotic resistance in postoperative infections. Crit Care Med 2001; 29 (4): 97–9.
20. Mangram AJ, Horan TC, Pearson ML et al. Guideline for prevention of surgical site infection, 1999. Hospital Infection Control Practices Advisory Committee. Infect Control Hosp Epidemiol 1999; 20: 247–80.
21. Sanchez-Manuel FJ, Seco-Gil JL. Antibiotic prophylaxis for hernia repair. Cochrane Database Syst Rev 2003; 2: CD003769.
22. Gristina AG, Costerton JW. Bacterial adherence and the glycocalyx and their role in musculoskeletal infection. Orthop Clin North Am 1984; 15: 517–35.
23. Antibiotic prophylaxis in surgery. A national clinical guideline SIGN. ULR: http://www.sign.ac.uk
24. Gyssens I.C. Preventing postoperative infections: current treatment recommendations. Drugs 1999; 57: 175–85.
25. Страчунский Л.С., Козлов С.Н. Современная антимикробная химиотерапия. Руководство для врачей. М.: Боргес, 2002; с. 395–404.
26. Taylor EW. Abdominal and other surgical infections. Antibiotic and chemotherapy. Eds. R.G.Finch, D.Greenwood, S.R.Norrby, R.J.Whitly. London: Churchill Livingstone; 2003; p. 528–31.
27. Woods RK, Dellinger EP. Current guidelines for antibiotic prophylaxis of surgical wounds. Am Fam Physician 1998; 57: 2731–40.
28. Wenzel RP. Preoperative antibiotic prophylaxis. N Engl J Med 1992; 326: 337–9.
29. Tonelli F, Mazzei T, Novelli A et al. Italian Cooperative Group. Amoxicillin/clavulanic acid versus cefotaxime for antimicrobial prophylaxis in abdominal surgery: a randomized trial. J Chemother 2002; 14 (4): 366–72.
30. Krige JE, Isaacs S, Stapleton GN, McNally J. Prospective, randomized study comparing amoxycillin-clavulanic acid and cefamandole for the prevention of wound infection in high-risk patients undergoing elective biliary surgery. J Hosp Infect 1992; 22 (A): 33–41.
31. Arnaud JP, Bellissant E, Boissel P, Carlet J et al. Single-dose amoxycillin-clavulanic acid vs. cefotetan for prophylaxis in elective colorectal surgery: a multicentre, prospective, randomized study. The PRODIGE Group. J Hosp Infect 1992; 22 (A): 23–32.
32. Mosimann F, Cornu P, N'Ziya Z. Amoxycillin/clavulanic acid prophylaxis in elective colorectal surgery: a prospective randomized trial. Hosp Infect 1997; 37 (1): 55–64.
33. Wilson AP, Shrimpton S, Jaderberg M. A meta-analysis of the use of amoxycillin-clavulanic acid in surgical prophylaxis. J Hosp Infect 1992; 22 (A): 9–21.
34. Davey PG, Parker SE, Crombie IK et al. The cost effectiveness of amoxicillin/clavulanic acid as antibacterial prophylaxis in abdominal and gynaecological surgery. Pharmacoeconomics 1995; 7 (4): 347–56.
35. Meijer WS, Schmits PI, Jeekel J. Meta-analysis of randomized, controlled clinical trials of antibiotic prophylaxis in biliary tract surgery. Br J Surg 1990; 77: 243–4.
36. Itani K, Wilson S, Award S et al. Ertapenem versus cefotetan prophylaxis in elective colorectal surgery. N Engl J Med 2006; 355: 2640–51.
37. Sexton D. Carbapenems for surgical prophylaxis? N Engl J Med 2006; 355: 2693–5.
38. Antimicrobial prophylaxis for surgery. Treatment Guidelines from The Medical Letter 2006; 4: 83–8.
39. Zelenitsky SA, Ariano RE, Harding GKM, Silverman RE. Antibiotic pharmacodinamics in surgical prophylaxis: an association between intraoperative antibiotic concentrations and efficacy. Antimicrob Agents Chemother 2002; 46: 3026–30.
40. Burke J. The effective period of preventive antibiotic action in experimental incision and dermal lesions. Surgery 1961; 50: 161–8.
41. Classen DC, Evans RS, Pestotnik SL et al. The timing of prophylactic administration of antibiotics and the risk of surgical-wound infection. N Engl J Med 1992; 326: 337–9.
42. Bates T, Roberts JV, Smith K, German KA. A randomized trial of one versus three doses of augmentin as wound prophylaxis in at risk abdominal surgery. Postgrad Med J 1992; 68: 811–6.
43. Harbarth S, Samore MH, Lichtenberg D, Carmeli Y. Prolonged antibiotic prophylaxis after cardiovascular surgery and its effect on surgical site infections and antimicrobial resistance. Circulation 2000; 101: 2916–21.
44. Juul P, Klaaborg KE, Kronborg O. Single or multiple doses of metronidazole and ampicillin in elective colorectal surgery. A randomized trial. Dis Colon Rectum 1987; 30: 526–8.
45. Meijer WS, Schmitz PI. Prophylactic use of cefuroxime in biliary tract surgery: randomized controlled trial of single versus multiple dose in high-risk patients. Galant Trial Study Group. Br J Surg 1993; 80: 917–21.
46. Bozorgzadeh A, Pizzi WF, Barie PS et al. The duration of antibiotic administration in penetrating abdominal trauma. Am J Surg 1999; 177: 125–31.
47. Eggimann P, Pittet D. Infection control in the ICU. Chest 2001; 120: 2059–93.
48. Hecker MT, Aron DC, Patel NP et al. Unnecessary use of antimicrobials in hospitalized patients: current patterns of misuse with an emphasis on the antianaerobic spectrum of activity. Arch Intern Med 2003; 163: 972–8.
49. Jimenez JC, Wilson SE. Prophylaxis of infection for elective colorectal surgery. Surg Infect 2003; 4: 273–80.
50. Kirton OC, O'Neill PA, Kestner M, Tortella BJ. Perioperative antibiotic use in high-risk penetrating hollow viscus injury: a prospective randomized, double-blind, placebo-control trial of 24 hours versus 5 days. J Trauma 2000; 49: 822–32.
51. Burke JP. Maximizing appropriate antibiotic prophylaxis for surgical patients: an update from LDS hospital, Salt Lake City. CID 2001; 33 (Suppl. 2): 78–83.
52. Welch L, Teague AC, Knight BA et al. A quality management approach to optimizing delivery and administration of preoperative antibiotics. Clin Perform Qual Health Care 1998; 6: 168–71.
53. Lallemand S, Albin C, Huc B et al. Evaluation of practices in surgical antimicrobial prophylaxis in the Franche-Comte before and after implementation of an information program. Ann Fr Anesth Reanim 2002; 21: 634–42.
54. Van Kasteren MEE, Kullberg BJ, Boer AS et al. Adherence to hospital guidelines for surgical antimicrobial prophylaxis: a multicentre audit in Dutch hospitals. J Antimicrob Chemother 2003; 51: 1389–96.
55. Pons-Busom M, Aguas-Compaired M, Delas J, Eguileor-Partearroyo B. Compliance with local guidelines for antibiotic prophylaxis in surgery. Infect Control Hosp Epidemiol 2004; 25: 308–12.
56. Galkin DV, Golub AV, Stratchounski LS. Antimicrobial agents usage in surgical departments: News from Russia. Proceedings of the 46th ICAAC. 2006; San-Francisco, USA. K-1419.
57. Галкин Д.В., Голуб А.В., Гудков И.В. и др. Фармакоэпидемиология антибактериальных препаратов в хирургических отделениях стационаров г. Смоленска: первые результаты исследования Хит-04. Тез. докл. XII Российского национального конгресса "Человек и лекарство". М., 2005; 346.
58. Ritchie S, Scanlon N, Lewis M et al. Use of a preprinted sticker to improve the prescribing of prophylactic antibiotics for hip fracture surgery. Qual Saf Health Care 2004; 13: 384–7.
59. Беденков А.В. Фармакоэпидемиологическая и фармакоэкономическая оценка периоперационной антибиотикопрофилактики в абдоминальной хирургии. Автореф. дис. … канд. мед. наук. Смоленск, 2003.
60. Страчунский Л.С., Белоусов Ю.Б., Козлов С.Н. (ред.). Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии. М.: Боргес; 2002; с. 276–8.
61. Приказ Департамента Смоленской области по здравоохранению №7 от 17.01.05 г. "Об улучшении качества антибактериальной профилактики при абдоминальных оперативных вмешательствах". Смоленск, 2005.
62. Приказ Департамента Смоленской области по здравоохранению №347 от 05.12.05 г. "О внедрении протоколов антибактериальной профилактики". Смоленск, 2005.
63. Голуб А.В. Показатели качества и пути улучшения антибактериальной профилактики в абдоминальной хирургии. Автореф. дис. … канд. мед. наук. Смоленск, 2007.
64. Silver A, Eichorn A, Kral J. Timeliness and use of antibiotic prophylaxis in selected inpatient surgical procedures. Am J Surg 1996; 171: 548–52.
65. Finkelstein R, Reinhertz G, Embom A. Surveillance of the use of antibiotic prophylaxis in surgery. Isr J Med Sci 1996; 32: 1093–7.



В начало
/media/is/07_02/20.shtml :: Wednesday, 04-Jul-2007 20:06:44 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster