Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  ПРИЛОЖЕНИЕ  
Том 04/N 1/2002 ПРИЛОЖЕНИЕ

Эффективность тианептина (коаксила) при депрессивных расстройствах невротического и субпсихотического уровня


Н.Н.Иванец, Н.А.Тювина, В.В.Балабанова, О.В.Прупис

Кафедра психиатрии Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова

   Депрессия характеризуется разнообразием клинических форм и проявлений, сочетаясь с различными симптомами и синдромами, в том числе с тревожными, соматическими, ипохондрическими.
   Коаксил по антидепрессивной активности приравнивается к известным препаратам: амитриптилину, лудиомилу и флуоксетину. Однако наличие анксиолитического и адаптогенного действия, отсутствие седативного эффекта, минимум побочных явлений и хорошая переносимость коаксила представляют безусловный интерес для более широкого использования этого препарата в психиатрической практике, особенно в случаях возникновения депрессивных реакций в условиях стресса, а также при различных сочетаниях депрессивных и соматовегетативных расстройств.
   Цель настоящего исследования – изучение эффективности тианептина при депрессивных и тревожно-депрессивных расстройствах различного генеза и степени выраженности. В задачи входило: оценка эффективности тианептина при лечении больных с депрессией невротического и субпсихотического уровня; изучение динамики аффективных и соматовегетативных проявлений депрессии; определение частоты и характера побочных действий препарата.   

Материал и методы исследования
   
Исследование проводилось в стационарных и амбулаторных условиях клиники психиатрии им. С.С.Корсакова Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова. До назначения препарата все пациенты подвергались тщательному психическому и соматоневрологическому обследованию. Психический статус определяли традиционным клиническим методом. Тяжесть и выраженность депрессии, а также динамику аффективных нарушений под влиянием приводимой терапии оценивали с помощью шкал Гамильтона и Монтгомери–Асберг.
   Оценку психического и соматического состояния пациента производили на 7, 14, 28 и 42-й день исследования. Для изучения побочных эффектов препарата учитывали также показатели массы тела, артериального давления, частоты сердечных сокращений, ЭКГ, ЭЭГ, общих анализов крови, мочи и дополнительных биохимических гематологических исследований.
   Коаксил назначали после отмены предшествующей терапии в стандартной дозировке 37,5 мг/сут (в 3 приема) или 25 мг/сут для пожилых пациентов (в 2 приема). Длительность лечения составляла от 6 нед до года. Часть больных была обследована катамнестическим методом спустя 1 год после начала терапии. Во время исследования не допускали назначения других антидепрессантов. Разрешалось использование транквилизаторов, преимущественно в качестве снотворных средств, а также препаратов для лечения сопутствующих соматических заболеваний.
   Статистическую обработку результатов производили с помощью непараметрических методов.
   Выборку исследования составили 72 пациента в возрасте от 17 до 76 лет с явным преобладанием женщин (70,8%). Депрессия невротического уровня была диагностирована у 55 пациентов (16 мужчин и 39 женщин). По шкале Гамильтона для оценки депрессии критерием включения явился показатель от 7 до 16 баллов. Средний уровень выраженности депрессии составил 13,8+0,2 балла. В эту группу были включены больные с невротической депрессией – 31 человек, дистимией (хронической депрессией) – 9 человек, климактерической депрессией – 15 человек. Последняя подгруппа была представлена женщинами с патологически протекающим климактерическим синдромом с выраженными депрессивными и тревожно-депрессивными нарушениями. У всех этих больных помимо аффективной симптоматики большое место занимали вегетососудистые проявления, характерные для так называемого типичного климактерического синдрома (приливы жара, потливость и др.) и атипичного его варианта (психовегетативные пароксизмы).
   Основную массу больных с депрессией невротического уровня составляли впервые заболевшие пациенты (исключением являлись больные с дистимией). Из впервые заболевших 30 (65,2%) пациентам ранее проводилась терапия антидепрессантами и транквилизаторами без видимого эффекта. Все больные с дистимией, как правило, длительно лечились различными психотропными препаратами с переменным успехом.
   Эндогенная депрессия была диагностирована у 17 больных, которые и составили вторую группу. Выраженность аффективных расстройств у больных этой группы соответствовала умеренному депрессивному эпизоду (12 человек) или тяжелой депрессии без психотических расстройств (5 человек). По шкале оценки депрессии Монтгомери–Асберг глубина депрессии была не менее 25 баллов. В этой группе выраженные соматические жалобы имели место у 6 больных (циклотимическая депрессия с соматическими жалобами или маскированная депрессия), тревожная депрессия позднего возраста – у 6 пациентов. В этой группе впервые заболевших было 7 больных, у остальных состояние соответствовало реккурентной (4 больных) или циклотимической (6 больных) депрессии. Необходимо отметить, что в ряде случаев депрессивная симптоматика маскировалась соматическими жалобами (6 пациентов).
   Всем больным этой группы ранее проводилась терапия антидепрессантами, преимущественно трициклическими или селективными ингибиторами обратного захвата серотонина. При назначении трициклических антидепрессантов у всех больных отмечены побочные эффекты в виде сухости во рту, запоров, тахикардии, тремора, сонливости и др. Кроме того, были выявлены такие осложнения, как задержка мочи (2 больных), копростаз (1 пациентка). При применении флуоксетина довольно часто отмечались головные боли, головокружение, усиление тревоги, нарушение засыпания.   

Результаты исследования
   
В ходе проведенного исследования коаксил позволил добиться улучшения состояния у всех обследованных пациентов. При этом высокая эффективность терапии отмечалась в равной мере как в группе пациентов с расстройствами невротического уровня, так и у больных с эндогенной депрессией. В первой группе полная редукция депрессии наблюдалась у 87% больных с невротической депрессией, 80% больных с климактерической депрессией и 78% пациентов с дистимией, при этом значение среднего суммарного балла по шкале Гамильтона снизилось к концу исследования с 13,8 до 3,6 балла (рис. 1). Эффект коаксила проявляется у пациентов с депрессиями невротического уровня достаточно быстро, и значимое улучшение отмечалось уже к третьей неделе терапии, а дальнейшее применение препарата способствовало закреплению достигнутого эффекта. Несколько более медленное развитие эффекта наблюдается при дистимических расстройствах – у таких больных заметное улучшение наблюдалось на втором месяце лечения, при этом требовалось проведение более длительной поддерживающей терапии.
   Следует отметить также высокую эффективность коаксила в отношении тревожных и соматовегетативных расстройств. Анксиолитический эффект коаксила, сравнимый по своей выраженности с эффектом алпразолама, отмечается многими исследователями. Мы обратили внимание, что действие на тревогу при применении коаксила опережает собственно антидепрессивное действие на тревогу при применении коаксила опережает собственно антидепрессивное действие препарата и проявляется уже с первых дней терапии. Это позволяет пациенту быстро почувствовать улучшение состояния и повышает приверженность больных терапии коаксилом.

Рис. 1. Динамика депрессии невротического уровня при лечении коаксилом (n=55, p<0,01).

Рис. 2. Динамика эндогенной депрессии при лечении коаксилом (n=17, p<0,05).


   В группе больных с невротической депрессией 5 пациентов злоупотребляли алкоголем с целью снятия стресса, тревоги и улучшения настроения. Назначение коаксила этим пациентам способствовало быстрому улучшению психического состояния и устранению почвы для употребления спиртных напитков. Помимо этого, высокая эффективность коаксила в отношении астенического компонента депрессии и адаптогенный эффект препарата помогали приспосабливаться к стрессовым условиям, предупреждая дальнейшее развитие депрессии и уменьшая потребность в алкоголе. Эти эффекты коаксила имеют крайне важное значение в наркологической практике, так как пациенты чувствуют положительное влияние препарата на их состояние и сами стремятся к выполнению предписаний врача.
   В психиатрии не умолкают споры об эффективности современных антидепрессантов при эндогенной депрессии. Наши результаты демонстрируют высокую эффективность коаксила у этой группы больных. К концу наблюдения заметное улучшение состояния было отмечено у 82% пациентов с эндогенной депрессией, а средний суммарный балл по шкале Монтгомери–Асберг снизился у этих больных с 32,4 до 14,0 балла (рис. 2.). Как и в группе пациентов с невротическими расстройствами, тревожная симптоматика редуцировалась быстрее депрессивной. Однако у больных эндогенной депрессией такая редукция тревоги не приводит к субъективному ощущению облегчения состояния ввиду сохранения выраженности тоски и других компонентов депрессии. Таким образом, несмотря на высокую эффективность коаксила при эндогенной депрессии, больные хуже реагируют на лечение в первые недели терапии в связи с отсутствием седативного эффекта коаксила. Для облегчения состояния пациента на этом этапе может быть рекомендовано назначение седативных препаратов, которые затем отменяются по мере развития антидепрессивного эффекта коаксила.
   Во всех работах по коаксилу авторы отмечают блестящую переносимость препарата. В нашем исследовании всего у пяти больных наблюдались незначительные побочные явления. Трудности засыпания легко корригировались назначением гипнотических препаратов. Лишь у двух пациенток пожилого возраста лечение коаксилом не было закончено в связи с появлением плаксивости, которая исчезла при отмене препарата. Других побочных эффектов и осложнений зафиксировано не было.   

Заключение
   
Результаты проведенного исследования свидетельствуют о хорошей эффективности коаксила при лечении больных с депрессивными нарушениями невротического и субпсихотического уровня. Это связано с особенностями действия препарата, хорошей переносимостью и возможностью длительного применения даже у больных с сопутствующими соматическими заболеваниями. В отличие от других антидепрессантов коаксил обладает сочетанием нескольких эффектов: антидепрессивного, анксиолитического, энергизирующего и вегетотропного.
   Энергизирующее действие коаксила проявляется повышением жизненного тонуса, появлением бодрости и энергии и не сопровождается инверсией аффекта.
   Наличие перечисленных свойств коаксила позволяет проводить лечение больным депрессией не только в стационарных, но и в амбулаторных условиях, в том числе назначать терапию работающим пациентам, не снижая, а повышая качество их жизни.   

Литература
1. Mokaer E, Retorri MC, Kamoum A. Pharmacological antidepressive effects and tianeptine-induced 5-HT uptake increase. Clin Neuropharmacol 1988; 11 (Suppl. 2): S33-43/S32–S42.
2. Defrance R, Marey C, Kamoun A. Antidepressant and anxiolytic activities of tianeptine. Ibid.: 574–82.
3. Delalleau B, Dulcire C, Le Moine P, Kamoun A. Analysis of the side effects of tianeptine. Ibid.: 583–9.
4. Delbende C, Tranchand-Bunel D, Tarozzo G et al. Effect of chronic treatment with the antidepressant tianeptine on the hypothalamo-pituitary-adrenal axis. Eur J Pharmacol 1994; 251: 245–51.
5. Thomas G. Tianeptine in PTSD: a double-blind study versus placebo. Protocol and methodologycal issues. XI World Congress of Psychiatry, August, 1999; Hamburg.
6. Duman RS. Neurotrophic factors in the action of stress and antidepressant treatment, CINP, Glasgow, 12–16 July, 1998.
7. Uno H, Flugge G, Thieme С, Johren G et al. Degeneration of the hippocampal pyramidal neurons in the socially stressed tree shrew. Neurosci 1991; Abstr Soc (17): 52.
8. Вейн А.М., Воробьева О.В. Неврологические маски депрессии (эффективность тианептина). Журн. невропатол. и психиатр. 2000; 6: 21–3.
9. Alby JM, Ferrery M, Cabane J et al. Efficacy of tianeptine (Stablon) in the treatment of major depression and dysthymia, with somatic complaints. Ann Psychiatry 1993; 8 (2): 136–44.
10. Dalery J, Dagens-Lafant V et al. Value of tianeptine in the treatment of reccurent, unipolar, major depressions. Encephale 1997; 23: 56–64,
11. Guelfy JD, Pichot P, Dreyfus JF. Efficacy of tianeptine in anxious-depressed patients. Results of a controlled multicenter trial versus amitriptyline. Neuropsychobiol 1989; 22: 41–8.
12. Chaby L, Grinsztein A, Weitzman JJ et al. Etats anxio-depressifs de la femme en periode premenopausique et menopausique. Etude de l'efficacite et de l'acceptabilite de la tianeptine versus maprotiline. Presse Med 1993; 22: 1133–8.
13. Андрусенко М.П., Шешенис В.С., Яковлева О.Б. Использование тианептина (коаксила) при лечении поздних депрессий. Журн. невропатол. и психиатр. 1999; 2: 25–33.
14. Винникова М.А., Небаракова Т.П., Агибалова Т.В. и др. Применение коаксила при лечении больных героиновой наркоманией. Вопр. наркол. 2000; 2: 22–6.
15. Дробижев М.Ю., Сыркин А.Л., Полтавская М.Г. и др. Лечение тианептином (коаксилом) тревожных депрессий у больных ишемической болезнью сердца. Журн. невропатол. и психиатр. 2000; 4: 44–7.



В начало
/media/psycho/02_01p/7.shtml :: Wednesday, 04-Sep-2002 20:16:19 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster