Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 05/N 3/2003 ПОЛЕМИКА

Сахарный диабет, связанный с оланзапином (реферат)


E. A. Koller, M.D., and P. M. Doraiswamy

M.D. Pharmacotherapy 2002; 22(7): 841–852

От редакции
Сегодня мы открываем в журнале новую рубрику. Она будет называться "Полемика". В отличие от "Открытой трибуны" и "Точки зрения" в данной рубрике будут представлены одновременно две, зачастую полярные позиции по какой-либо актуальной проблеме современной психиатрии. Мы открываем настоящий раздел рефератами двух обзоров, посвященных вопросам возникновения сахарного диабета, который наблюдался у некоторых больных, получавших атипичные нейролептики и оланзапин, в частности. Не имея возможности опубликовать данные обзоры полностью, мы подготовили рефераты этих работ, которые передают суть точек зрения оппонентов.
И хотя мы не наблюдаем прямой полемики, читатели нашего журнала легко определят особенности позиций авторов. Редакция не вправе открыто принимать сторону одного из оппонентов, однако мы постараемся сделать все для того, чтобы общая картина была представлена максимально объективно, и читатели сами смогли сделать выводы. Вместе с тем мы не исключаем, что дискуссия будет продолжена.

Публикации о случаях развития гипергликемии, связанных с приемом оланзапина, стали появляться в 1998 г. Спектр патологии в сообщениях варьировал от легкого нарушения толерантности к глюкозе до диабетического кетоацидоза и некетотической гиперосмолярной комы. Для того чтобы изучить клинические характеристики диабета, связанного с приемом оланзапина, авторы попытались выявить все случаи, зарегистрированные MedWatch Drug Surveillance System Администрации по контролю пищевых и лекарственных продуктов США (FDA) в период с января 1994 по 15 мая 2001 г.
   Опубликованные к 15 мая 2001 г. случаи были выявлены через MEDLINE различных идентификационных систем (IMS Health, Inc.).
   Авторы произвели оценку документации по диабету, тяжести гипергликемии, случаев впервые выявленного диабета, демографических характеристик, сроков развития гипергликемии и эффекта прекращения приема препарата. Указания на вновь выявленный диабет определялись на основании уровня глюкозы натощак в 126 мг/дл (7 ммоль/л) или более, случайного уровня глюкозы крови в 200 мг/дл (11 ммоль/л) или более, или повышения значений гликогемоглобина, а также при наличии метаболического ацидоза или кетоза и/или на основании назначения врачом антидиабетических препаратов.
   Были использованы коэффициенты корреляции, c2 тесты и непарные t-тесты (все на основе двойной выборки) для оценки взаимосвязи между конкретными переменными или группами; коэффициент рЈ0,05 считали как достоверный.   

Результаты
   
Выявлено 237 случаев диабета или гипергликемии, четко связанных с оланзапином, включая 41 случай в 22 публикациях. Из них 215 случаев в США и 22 из международных источников.
   Случаи гипергликемии
   Из 237 случаев 188 (79%) были с впервые выявленной гипергликемией, 44 (19%) – обострением ранее существовавшего диабета, 5 (2%) случаев было невозможно классифицировать. Из 188 случаев с впервые выявленной гипергликемией 153 отвечали критериям уровня глюкозы крови или гликогемоглобина для диагностики диабета. Пациенты, у которых диабет был диагностирован на основании уровня глюкозы натощак, кроме двух случаев имели уровень глюкозы натощак 140 мг/дл и выше. У 5 пациентов из 19 отмечался ацидоз или кетоз. Другие 3 пациента имели указания на ацидоз или кетоз в момент гипергликемии, но не имели других диагностических данных. Помимо этих 188 впервые выявленных случаев гипергликемии, было также выявлено 44 пациента с диагностированным ранее диабетом, у которых после начала терапии оланзапином ухудшилось состояние.
   Демографические характеристики
   На момент развития побочного явления те пациенты, у которых гипергликемия была впервые выявлена, были моложе тех, у которых развилось обострение ранее существовавшего диабета. Средний возраст 153 пациентов с впервые выявленным диабетом, диагностированным определением уровня глюкозы крови или гликогемоглобина, составлял 39,8±12,4 (13–75 лет), из них 68% в возрасте до 45 лет. У 50% из них диабет развился на 3–4-й декаде жизни. В этой подгруппе мужчин было вдвое больше, чем женщин. 12 случаев впервые выявленной гипергликемии развились у пациентов 11–20 лет, 6 из них были моложе 18 лет и принадлежали к подростковой группе. Из 44 случаев обострения ранее существовавшего диабета (38 с указанием на возраст) средний возраст пациентов составлял 51,7±15,4 года (17–79 лет), мужчин было в 1,5 раза больше, чем женщин.
   Сроки развития гипергликемии
   Время до установления диагноза гипергликемии для всех пациентов, которые имели соответствующие данные (209 пациентов), варьировало от 2 дней до 45 мес, при этом для 73% (153 пациента) оно составило 6 мес и менее от начала терапии оланзапином. Среди пациентов с впервые диагностированным диабетом, подтвержденным уровнями глюкозы или гликогемоглобина у которых имелась информация о сроках развития заболевания (142 пациента), у 18 (13%) диабет развился в течение первого месяца терапии оланзапином, у 47% пациентов развитие диабета произошло в первые 3 мес терапии и у 70% – в течение первых 6 мес терапии. Данные о сроках развития обострения ранее существовавшего диабета получены у 38 из 44 пациентов. В данной группе пациентов обострение гликемии произошло в течение первого месяца терапии в 55% случаев, в течение первых 3 мес – в 84% и в течение первых 6 мес – в 97% случаев.
   Дозы оланзапина
   Оланзапин применялся в средней дозе 15,6±7,0 мг/сут (2,5–40 мг/сут). Средняя суточная доза не отличалась в зависимости от пола пациента (мужчины 15,3±6,8 мг, женщины 15,6±7,2 мг). Средние суточные дозы были ниже у пациентов с ранее существовавшим диабетом (13,2±6,2 мг), чем у пациентов с впервые выявленной гипергликемией (16,1±7,0 мг) (р=0,02); имелась тенденция к более высоким дозам у пациентов с кетозом или ацидозом (16,6±6,8 мг), чем у пациентов без этих осложнений (15,0±7,0 мг) (р=0,12).
   Метаболические нарушения
   Метаболические нарушения варьировали по тяжести от легкого нарушения толерантности к глюкозе до диабетического кетоацидоза и гиперосмолярной комы. В 69 случаях уровень глюкозы крови достигал 700 мг/дл и более. Из них по крайней мере 65 (94%) были с впервые выявленным диабетом, и 2 (3%) – с обострением ранее существовавшего диабета. Из этих 69 пациентов у 41 (59%) уровень сахара крови достигал 1000 мг/дл и более. 38 (93%) пациентов из 41 были с впервые выявленным диабетом. Не менее 43 (62%) случаев повышения уровня сахара крови до высоких значений произошло в течение первых 6 мес терапии оланзапином.
   Было зарегистрировано 80 случаев кетоацидоза или метаболического ацидоза, 92% (74 пациента) из них были случаями впервые выявленного диабета. Хотя степень тяжести ацидоза была в основном невысокой, уровень глюкозы крови отмечался 500 мг/дл и более у 57 пациентов. У 41 пациента ацидоз или кетоз сопровождались уровнями глюкозы от 700 мг/дл и более.
   Изменения психического состояния
   У 43 пациентов на фоне развития гипергликемии возникли изменения психического состояния (нарушения сознания), из них у 42 пациентов диабет был впервые диагностирован, и у 1 имело место обострение уже существовавшего диабета.
   Панкреатит и гиперамилаземия
   У 17 пациентов описаны панкреатит и гиперамилаземия, связанные с гипергликемией. Из 10 пациентов с сопутствующим ацидозом или кетозом у 7 был повышен уровень липаз, выявлены изменения на компьютерной томографии либо они получали ферментативную терапию. У 6 пациентов с зарегистрированным панкреатитом или гиперамилаземией уровень глюкозы достигал 700 мг/дл и выше, у 4 из них был повышен уровень липаз или имелись подтверждающие результаты исследований. 15-летний пациент умер по причине некротического панкреатита спустя 1 мес после того, как сахарный диабет был диагностирован.
   Летальные исходы
   15 пациентов (8 мужчин и 7 женщин) умерли, включая 15-летнего подростка. 14 изних были с впервые выявленным диабетом. У 8 из умерших сроки развития диабета не превышали 3 мес. Средняя суточная доза оланзапина составляла 17,9±10,3 мг. Из 15 летальных исходов 13 наступили вскоре после развития эпизода гипергликемии с ацидозом или кетозом, отмеченными в 9 из 13 случаев. 2 пациента умерли через 1 мес после развития гипергликемии: один от некротического панкреатита, у второго причина смерти неизвестна. Большинство этих пациентов имели множество медицинских проблем на момент смерти, что делает затруднительным заключение, была ли гипергликемия первопричиной летального исхода.
   Прекращение терапии оланзапином и попытки ее возобновления
   Во многих случаях данные по течению диабета были недостаточными. Оланзапин был отменен по различным причинам в 105 случаях, но последующие данные удалось получить только для 76 пациентов, из них у 60 (79%) состояние улучшилось после отмены препарата, у 16 (21%) состояние не улучшилось. Как минимум у 6 пациентов дозы оланзапина были снижены. Последующая информация существует только для 5 из них, так как один пациент умер от осложнений до того, как стало возможным оценить клинический ответ на снижение дозы. Из 5 пациентов состояние 3 улучшилось, у 2 оставалось без изменений. Для пациентов, которым не прерывали терапию оланзапином, не удалось получить достаточно данных о течении диабета.
   Терапия оланзапином была возобновлена у 10 пациентов, из них у 8 (80%) возникло ухудшение гликемического контроля. Только у 3 пациентов после возобновления терапии оланзапином гликемический контроль нормализовался.   

Обсуждение
   
Авторы выявили 237 случаев впервые выявленной гипергликемии, сахарного диабета или обострений ранее существовавшего диабета, связанных с терапией оланзапином. Эти данные весьма примечательны количеством пациентов, уровень глюкозы которых превысил 700 мг/дл, а также сравнительно молодым возрастом этих пациентов. В противоположность этим находкам, гиперосмолярное диабетическое состояние обычно развивается у пожилых пациентов, чье состояние декомпенсируется на фоне инсульта, инфекции или лекарственной терапии, и у тех пациентов, кто не способен потреблять достаточного количества жидкости. Авторы также выявили серьезные осложнения в виде метаболического ацидоза или кетоза у 80 пациентов, притупления или спутанности сознание у 43, панкреатита или гиперамилаземии у 17, 13 пациентов умерли вскоре после развития гипергликемического эпизода. Серьезность полученных результатов подсказывает необходимость дальнейшего изучения потенциальной связи приема оланзапина и диабета.
   Некоторые из результатов, возможно, указывают на взаимосвязь между терапией оланзапином и диабетом. Они включают количество зарегистрированных случаев, связь по времени с началом терапии оланзапином, быструю обратимость гипергликемии после прекращения приема препарата в некоторых случаях. Более того, средний возраст пациентов с впервые выявленным диабетом (40,7) был значительно ниже среднего возраста пациентов с впервые выявленным сахарным диабетом второго типа в общей популяции. Когда сравнивали распределение случаев вновь выявленного диабета на фоне терапии оланзапином по возрасту с этими же данными NIHS, была выявлена статистически достоверная разница (c2=113,6, df=5, p<0,0001). Эти данные подсказывают, что развитие сахарного диабета у больных, получающих оланзапин, происходит раньше, причем драматически возрастает у лиц моложе 44 лет. Возрастное распределение пациентов с впервые выявленной гипергликемией на фоне терапии оланзапином также смещается влево в общей возрастной дистрибьюции всех пациентов, получающих оланзапин (основано на данных IMS Health, Inc. 38). Этот факт подчеркивает, что возрастное распределение случаев диабета не является прямым отражением возрастного распределения всей популяции, получающей препарат. Такой же ранний возраст развития гипергликемии наблюдается и при применении другого атипичного антипсихотика – клозапина.
   Очевидных механизмов повреждения карбогидратного механизма при приеме оланзапина нет. Хотя в процессе терапии может происходить увеличение массы тела, быстрое развитие диабета у многих пациентов (6 случаев в течение первой недели терапии) свидетельствует против первичной роли ожирения в развитии диабета при терапии оланзапином. Увеличение массы тела может влиять на позднее развитие гипергликемии. Различные сроки развития гипергликемии могут отражать различные механизмы действия (например, прямое токсическое воздействие на островковые клетки или вмешательство в инсулиннезависимую утилизацию глюкозы, или устойчивость к инсулину). Оланзапин может также демаскировать диабет у генетически предрасположенных пациентов. Метаболизм оланзапина у чувствительных индивидуумов может также отличаться от такового у здоровых.
   В данном сообщении есть определенные ограничения. База данных MedWatch основана на спонтанных сообщениях о побочных явлениях. Характерным качеством таких систем, как MedWatch, является нерегулярность сообщений. На самом деле, поскольку применение оланзапина не требует специальных лабораторных исследований, симптомы диабета могут не проявляться у пациентов с низким уровнем физической активности. Искажения в системе сообщений могут возникать с течением времени, когда врачи начинают испытывать настороженность в отношении какого-то побочного явления, исходя из собственного опыта, литературных сообщений и/или изменений в инструкции по применению препарата. Клиницисты могут быть настроены по отношению к гипергликемии, так как прибавка массы тела является известным побочным эффектом, а у этой группы пациентов мониторинг глюкозы более распространен. Хотя известно общее количество рецептов (приблизительно 15 млн с 1996 по 2000 г. включительно), нельзя определить экспозицию пациентов по годам (так как нет данных, сколько пациентов продолжали лечение из года в год или какое количество пациентов из принимавших оланзапин охвачено выборкой данного исследования). Более того, в данном исследовании отсутствовала контрольная группа и описания случаев диабета были неполными. Тем не менее система MedWatch может сигнализировать о побочных явлениях, включая те, которые при краткосрочных клинических исследованиях не определялись.
   Предварительные результаты ретроспективного анализа большой базы данных выписанных рецептов свидетельствуют, что риск развития диабета (определяемый как начало антидиабетической терапии) значительно выше (приблизительно втрое) у пациентов, принимающих некоторые антипсихотические препараты, включая оланзапин, чем у тех, кто их не принимает. Эти находки в свою очередь подтверждаются результатами исследований, предполагающих, что некоторые антипсихотические препараты, включая традиционные нейролептики, связаны с нарушением толерантности к глюкозе или устойчивостью к инсулину, особенно в случаях развития поздней дискинезии, и что толерантность к глюкозе восстанавливается после прекращения приема этих антипсихотических препаратов. Наконец, существуют публикации о гипергликемии, вызванной новейшими антипсихотиками, хотя большинство опубликованных случаев было связано с клозапином или оланзапином.
   Лекарственный препарат, потенциально способный вызвать диабет у пациентов с психическими заболеваниями, затрагивает не только пациентов, но и их семьи и врачей. Пациенты с низким уровнем активности могут быть не способны распознать симптомы диабета или недостаточно часто посещать лечебные учреждения. Поскольку известно, что оланзапин способен вызывать увеличение массы тела, сухость во рту или седацию, лабораторное обследование пациентов со сниженной массой тела или полидипсией может происходить в более поздние сроки. Изменения психического состояния, обусловленные гипергликемией или гипогликемией, могут быть ошибочно приняты за психоз или антисоциальное поведение и привести к неадекватному лечению или изоляции пациента. Доступность инсулина может привести к увеличению числа летальных исходов вследствие суицидальных попыток. Более того, переключение на другой антипсихотический препарат или несоблюдение режима терапии существующим препаратом в период приема пациентом антидиабетических средств может привести к гипогликемии.
   У пациентов с диабетом, вызванным оланзапином, решение о переводе на другой препарат или продолжении терапии оланзапином является самым трудным. Более того, замена препарата может привести к риску обострения психоза.
   Результаты исследования предполагают наличие причинной связи между приемом оланзапина и возникновением или обострением диабета. Развитие гипергликемии может быть быстрым и тяжелым, и при длительной терапии риск не снижается. Знание возможных осложнений должно помочь выработать рекомендации по выбору препарата и мониторингу возможных прямых побочных явлений, для того чтобы пациенты могли получать максимальную пользу от эффективности существующих атипичных антипсихотиков. Поскольку исследование спонтанных побочных явлений не может установить случайность либо реальную частоту возникновения и распространенность диабета, требуется дальнейшее изучение проблемы.
   Сразу после подготовки нашей к публикации авторы расширили выборку из FDA MedWatch до февраля 2002 г., результаты которой подтвердили выводы оригинального исследования. Выявили 52 дополнительных случая гипергликемии, из них 37 случаев впервые выявленной гипергликемии, 13 обострений существовавшего диабета и 2 случая, которые невозможно классифицировать. Среди сообщений, содержащих информацию о возрасте, средний возраст ± СО на момент постановки диагноза составлял 45,1 ± 14,4 года для всей группы (48 пациентов), 43,4 ± 13,2 года для впервые выявленных случаев (35 пациентов) и 50 ± 17,6 года для пациентов с обострением ранее существовавшего заболевания (12 человек). Два случая произошли с детьми 14 и 16 лет соответственно. Соотношение мужчины : женщины составило 1,8:1 (51 пациент).
   В тех 38 случаях, когда имелась информация о сроках развития, у 23 пациентов (60%) гипергликемия развилась в течение первых 6 мес от начала терапии оланзапином. Кетоз и/или ацидоз отмечены в 20 случаях. В 4 из 5 случаев развития панкреатита диагноз был подтвержден уровнями липаз или данными компьютерной томографии; 2 случая закончились летальным исходом. Помимо этого было еще 8 летальных исходов, один из них – 35-летний мужчина, умерший в течение первого месяца после постановки диагноза и прекращения терапии оланзапином.
   Уровни глюкозы 700 мг/дл или более наблюдались в 14 случаях, в 4 из них они достигали 1000 мг/дл и более, 12 из них были впервые выявленной гипергликемией, в 2 случаях имело место обострение существовавшего ранее диабета. 10 случаев с уровнями глюкозы 700 мг/дл и более сопровождались кетозом и/или ацидозом различной степени тяжести. У 3 пациентов с высокими уровнями глюкозы наблюдался панкреатит, подтвержденный уровнями липаз и/или компьютерной томографией. 5 пациентов с уровнем глюкозы 700 мг/дл и выше умерли. У одного из пациентов в истории болезни отмечалось изменение уровня глюкозы натощак (137 мг/дл) до начала терапии оланзапином, но врачи не придали значения данному факту, пока состояние пациента не прогрессировало до гиперосмолярного, в результате чего пациент скончался.
   Средняя доза оланзапина в 43 случаях составляла 14,1±7,3 мг/сут (использовались известные максимальные терапевтические дозы). Корреляции между сроками развития гипергликемии и дозой не отмечалось (r=0,37, 36 пациентов). Имелась некоторая информация о применении сопутствующих препаратов у 41 (79%) пациента. Четыре пациента не получали сопутствующих препаратов, трое принимали тиазидные диуретики, 4 – несистемные кортикостероиды (эндоназально или в ингаляциях), и 2 принимали системные кортикостероиды (хлорпреднол 5 мг или преднизон 10 мг). Один пациент принимал кветиапин, другой, возможно, принимал рисперидон одновременно с оланзапином. Семь пациентов принимали вальпроат, 6 – литий. Терапия оланзапином была прекращена у 27 пациентов. Хотя последующие данные недостаточны, известно, что у 2 пациентов доза инсулина была успешно снижена, 2 другим пациентам полностью отменили антидиабетические препараты. Однако последним 2 пациентам потребовалось возобновить пероральную антидиабетическую терапию через 8 и 13 мес соответственно.

Литература
1. Eli Lilly and Company. Zyprexa home page. Available from http://www.zyprexa.com. Accessed June 8, 2001.
2. Markowitz JS, Brown CS, Moore TR. Atypical antipsychotics. I. Pharmacology, pharmacokinetics, and efficacy. Ann Pharmacother 1999; 33:73–85.
3. Arciniegas DB, Topkoff JL, Held K, Frey L. Psychosis due to neurological conditions. Curr Treatment Options Neurol 2001; 3:347–66.
4. Goodnick PJ, Barrios CA. Use of olanzapine in non-psychotic psychiatric disorders. Expert Opinion Pharmacother 2001; 2:667–80.
5. Sipahimalani A, Masand PS. Olanzapine in the treatment of delirium. Psychosomatics 1998; 39:422–30.
6. Findling RL, McNamara NK, Gracious BL. Pediatrlc uses of atypical antipsychotics. Expert Opinion Pharmacother 2000; 1:935–45.
7. Bettinger TL, Mendelson SC, Dorson PG, Crismon ML. Olanzapine-induced glucose dysregulation. Ann Pharmacother 2000; 34:865–7.
8. Bonanno DG, Davydov L, Botts SR. Olanzapine-induced diabetes mellitus. Ann Pharmacother 2001; 35:563–5.
9. Ter Braak GI. Het hyperglykemisch dehydratiesyndroom [comment]. Ned Tijdschr Geneeskd 1998; 142: 2262.
10. Doucette DE, Grenier JP, Robertson PS. Olanzapine-induced acute pancreatitis. Ann Pharmacother 2000; 34:1128–31.
11. Fertig MK, Brooks VG, Shelton PS, English CW. Hyperglycemia associated with olanzapine. J Clin Psychiatry 1998; 59:687–9.
12. Goldstein LE, Sporn J, Brown S, et al. New-onset diabetes mellitus and diabetic ketoacidosis associated with olanzapine treatment. Psychosomatics 1999; 44:778–83.
13. Gatta B, Rigalleau V, Gin H. Diabetic ketoacidosis with olanzapine treatment [letter]. Diabetes Care 1999; 22:1002–3.
14. Iqbal N, Oldan RL, Baird G, et al. Atypical antipsychotic-induced diabetes mellitus. Poster presentation at the annual meeting of the American Psychiatric Association, Chicago, May, 2000; 13–8.
15. Johnson RP, Al-Taher MT, Madlock LW, Guo M, Nasdahl CL. Increasing insulin dose for olanzapine-related diabetes. Am J Psychiatry 2002; 159:150–1.
16. Roller E, Malozowski S, Doraiswamy PM. Atypical antipsychotic drugs and hyperglycemia in adolescents [letter]. JAMA 2001; 286: 2547–8.
17. Lindenmayer JP, Patel R. Olanzapine-induced ketoacidosis with diabetes mellitus [letter]. Am J Psychiatry 1999; 156:9.
18. Meunch J, Сагеу М. Diabetes mellitus associated with atypical antipsychotic medications: new case report and review of the literature. J Am Board Fam Pract 2001; 14: 278–82.
19. Ober SK, Hudak R, Rusterholtz A. Hyperglycemia and olanzapine [letter]. Am J Psychiatry 1999; 156: 970.
20. Rigalleau V, Gatta V Bonnaud M, et al. Diabetes as a result of atypical anti-psychotic drugs: a report of three cases. Diabetes Med 2000:17:484–6.
21. Roefaro J, Mukherjee SM. Olanzapine-induced hyperglycemic nonketonic coma. Ann Pharmacother 2001:35:300-2.
22. Seaburg HL, McLendon BM, Doraiswamy PM. Olanzapine-associated severe hyperglycemia, ketonuria, and acidosis: case report and review of literature. Pharmacotherapy 2001:21:1448–54.
23. Selva KA, Scott SM. Diabetic ketoacidosis associated with olanzapine in an adolescent patient. J Pediatr 2001; 138: 936–8.
24. Smith L. Hyperglycemia in patients treated with olanzapine. Poster presentation at the American Psychiatric Association Institute on Psychiatric Services meeting. New Orleans, October 29-November 2, 1999.
25. Van Meter S, Seaburg H, McLendon B, Doraiswamy PM. Olanzapine, new onset diabetes and suicidal insulin overdose. J Clin Psychiatry 2001:62:993-4.
26. Von Hayek D, Huttl V Reiss J, Fuebl HS. Hyperglykamie and ketoazidose unter olanzapin. Nervenarzt 1999:70:836-7.
27. Wilson ER, D'Souza L, Sarkar N, Newton M. New-onset diabetes and ketoacidosis with atypical antipsychotics. Presented at the annual meeting of the American College of Neuropsychopharmacology, Acapulco, Mexico, December 12, 1999.
28. Wirshing DA, Spellberg GJ, Erhart SM, Marder SR, Wirshing WC. Novel antipsychotics and new-onset diabetes. Biol Psychiatry 1998; 44:778–83.
29. Garrido Serrano A, Guerrero Igea FJ, Lepe Jimenez JA, Palomo Gil
S, Grilo Reina A. Hyperinsulinemia in cirrhotic patients infected with hepatitis С virus. Gastroenterol Hepatol 2001; 24:127–31.
30. Piquer S, Hernandez C, Enriquez J, et al. Islet cell and thyroid antibody prevalence in patients with hepatitis С virus infection: effect of treatment with interferon. J Lab Clin Med 2001; 137:38–42.
31. Odinesen H, Gram L, Andersen T, Dam M. Weight gain during treatment with valproate. Acta Neurol Scand 1984; 70:65–9.
32. Isojarvi JI, Tauboll E, Pakarinen AJ, et al. Altered ovarian function and cardiovascular risk factors in valproate-treated women. Am J Med 2001; 111:290–6.
33. Jallon P, Picard F. Bodyweight gain and anticonvulsants: a comparative review. Drug Saf 2001; 24:969–78.
34. Turnbull DM, Bone AJ, Tames FJ, Wilson L, Baird JD, Sherratt HS. The effect of valproate on blood metabolite concentrations in spontaneously diabetic, ketoacidotic, BB/E Wistar rats. Diabetes Res 1985; 2:45–8.
35. Arieff AA, Carroll HJ. Non-ketotic hyperosmolar coma with hyperglycemia: clinical features, pathophysiology renal function, acid-base balance, plasma-cerebrospinal fluid equilibria, and the effects of therapy in 37 cases. Medicine (Baltimore) 1972; 51:73–94.
36. Gerich JE, Martin MM, Recant L. Clinical and metabolic characteristics of hyperosmolar non-ketotic coma. Diabetes 1971; 20:228–38.
37. Kenny SJ, Aubert RE, Geiss LS. Prevalence and incidence of non-insulin dependent diabetes. In: Harris MI, Cowie CC, Stern MP, Boyko EJ, Reiber GE, Bennett PH, eds. Diabetes in America, 2nd ed. Publication no. 95–1468. Bethesda, MD: National Institutes of Health–National Institute of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases, 1995; 47–67.
38. IMS Health. IMS Health-National Disease and Therapeutic Index.™ Plymouth Meeting, PA.
39. Roller E, Schneider B, Bennett K, Dubitsky G. Clozapine-associated diabetes. Am J Med 2001; 111:716–23.
40. Andreasen NC, Kane JM, Keith S, Kendler KS, McGlashan T. Schizophrenia and other psychotic disorders. In: First MB, ed. Diagnostic and statistical manual of mental disorders, 4th ed. Washington, DC: American Psychiatric Association, 1994; 273–316.
41. Hendrick V, Altshuler LL, Gitlin MJ, Delrahim S, Hammen C. Gender and bipolar illness. J Clin Psychiatry 2000; 62:393–6.
42. Usall I, Rodie J. Gender differences in mood disorders: a literature review. Actas Esp Psiquiatr 2001; 29:269–74.
43. Kaplan HI, Sadock BJ. Kaplan and Sadock's synopsis of psychiatry, 8th ed. Media, PA: William and Wilkins, 1997; 1049–50.
44. Ammon HR, Orel L, SteinleJ. Effect of chlorpromazine (CPZ) on insulin release in vivo and in vitro in the rat. J Pharmacol ExpTher 1973; 187:423-9.
45. Brambilla F, Guerrini A, Guastalla A. Neuroendocrine effects during haloperidol therapy in chronic schizophrenia. Psychopharmacologia 1985; 44:17–22.
46. Bates DW, Cullen DJ, Laird N, for the ADE Prevention Study Group. Incidence of adverse drug events and potential adverse drug events: implications for prevention. JAMA 1995; 274:29–34.
47. Bennett BS, Lipman AG. Comparative study of prospective surveillance and voluntary reporting in determining the incidence of adverse events. Am J Hosp Pharm 1977; 34:931–6.
48. Eland IA, Belton KJ, van Grootheest AC, Meiners AP, Rawlins MD, Stricker BH. Attitudinal survey of voluntary reponing of adverse drug reactions. Br J Clin Pharmacol 1999; 48:623–7.
49. Inman WHW. Investigation of deaths from pulmonary, coronary, and cerebral thrombosis and embolism in women of child-bearing age. Br Med J 1968; 2:193–9.
50. Kimmel SE, Sekeres MA, Berlin JA, Goldberg LR, Strom BL. Adverse events after protamine administration in patients undergoing cardiopulmonary bypass: risk and predictors of under-reporting. J Clin Epidemiol 1998; 51:1–10.
51. McGettigan P, Golden J, Conroy RM, Arthur N, Feely J. Reporting of adverse drug reactions by hospital doctors and the response to intervention. Br J Clin Pharmacol 1997; 44:98–100.
52. Smith Rogers A, Israel E, Smith CR, Levine D, McBean AM. Physician knowledge, attitudes, and behavior related to reporting adverse drug events. Arch Intern Med 1988; 48:1596–600.
53. Tyler LS, Nickman NA. Hospital pharmacy compliance with JCAHO standards and ASHP guidelines for reporting adverse drug reactions. Am J Hosp Pharm 1992; 49:845–50.
54. IMS Health. IMS Health-National Prescription Audit Plus.™ Plymouth Meeting, PA.
55. Kwong K, Cavazzoni P, Hornbuckle K, et al. Higher incidences of diabetes mellitus during exposure to antipsychotics: findings from a retrospective cohort study in the U.S. Poster presentation at the 41st annual meeting of the New ClinicalDrug Evaluation Unit, Phoenix, May, 2001; 28–31.
56. Mukherjee S, Roth SD, Sandyk R, Schnur DB. Persistent tardive dyskinesia and neuroleptic effects on glucose tolerance. Psychiatry Res 1989; 29:17–27.
57. Schultz SK, Arndt S, Но ВС, Oliver SE, Andreasen NC. Impaired glucose tolerance and abnormal movements in patients with schizophrenia. Am J Psychiatry 1999; 156: 640–2.
58. Kamran A, Doraiswamy PM, Jane JL, Hammett EB, Dunn L. Severe hyperglycemia associated with high doses of clozapine [letter]. Am J Psychiatry 1994; 151:1395.
59. Henderson DC, Cagliero E, Gray C, et al. Clozapine, diabetes mellitus, weight gain, and lipid abnormalities: a five-year naturalistic study. Am J Psychiatry 2000; 157:975–81.
60. Sobel M, Jaggers ED, Franz MA. New-onset diabetes mellitus associated with the initiation of quetiapine treatment. J Clin Psychiatry 1999:60:556–7.
61.Croarkin PE, Jacobs KM, Bain BK. Diabetic ketoacidosis associated with risperidone treatment? Psychosomatics 2000; 41:369–70.
62. Kropp S, Emrich HM, Bleich S, Degner D. Olanzapine related hyperglycemia in a nondiabetic woman [letter]. Can J Psychiatry 2001; 46:457.
63. Ragucci KR, Well BJ. Olanzapine-induced diabetic ketoacidosis. Ann Pharmacother 2001; 35:1556–8.
64. Teter CJ, Early JJ, Frachtling RJ. Olanzapine-induced neutropenia in patients with history of clozapine treatment: two case reports from a state psychiatric institution. Clin Psychiatry 2000; 61:872–3.



В начало
/media/psycho/03_03/119.shtml :: Sunday, 20-Jul-2003 20:59:27 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster