Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 05/N 3/2003 В ФОКУСЕ

Роль транквилизаторов в лечении пограничных психических расстройств


Ю.А.Александровский

ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, Москва

Введение
   
Понимание основных расстройств невротического уровня как клинически выраженного ослабления адаптированной психической деятельности, при котором преобладают психопатологические нарушения невротической структуры, и выявление направленности к ним терапевтического эффекта психофармакологических препаратов транквилизирующего типа объясняют необходимость анализа особенностей действия транквилизаторов.
   Отнесение транквилизаторов к числу наиболее эффективных при пограничных состояниях психофармакологических средств базируется на многочисленных данных литературы и результатах специально проведенного исследования. Способствуя сбалансированию механизмов нарушенной психической адаптации, психофармакологические средства этой группы оказывают достаточно универсальное воздействие на различные психопатологические проявления невротической структуры и поэтому являются наиболее мощными адаптогенами из числа известных средств, оказывающих влияние на психическую деятельность. Именно этим объясняется широкая распространенность транквилизаторов в различных областях клинической медицины.
   Психотропные препараты группы транквилизаторов некоторые психически здоровые люди стремятся использовать в качестве своеобразной завесы от эмоционального напряжения. В результате не исключено возникновение привыкания к защитному действию транквилизаторов, появление некоторых побочных действий терапии, при этом психотравмирующее воздействие (от которого человек ищет защиту с помощью транквилизаторов) не исчезает. Прием транквилизаторов здоровыми людьми с целью лучшей адаптации к той или иной трудной ситуации возможен только эпизодически, в предвидении или при наступлении исключительных дезадаптирующих обстоятельств.
   Другое дело – больные с различными невротическими нарушениями. При их лечении психофармакологическое влияние транквилизаторов наряду с другими терапевтическими средствами способствует достаточно быстрому и стойкому восстановлению нарушенных возможностей психической адаптации. В процессе лечения транквилизаторами не только происходит уменьшение эмоциональных компонентов в структуре невротических и неврозоподобных нарушений, но и редуцируются вегетативные дисфункции, неврастенические нарушения, расстройства засыпания и остальные проявления, характерные для большинства пограничных форм психических расстройств. Сочетание неодинаковых элективных терапевтических возможностей транквилизаторов при сохранении общей направленности их основного клинического действия создает широкие индивидуальные "спектры" терапевтической активности каждого препарата.   

Клинические эффекты действия транквилизаторов
   
Анализ известных в настоящее время данных о действии транквилизаторов позволяет считать, что все многообразие их клинических эффектов может рассматриваться в двух аспектах. Bo-первых, в отношении основной для психофармакологических препаратов собственно психотропной активности, имеющей у транквилизаторов специфическую структуру психопатологических нарушений. Во-вторых, в отношении группы клинических эффектов, не имеющих непосредственного отношения к психотропному действию, хотя и значительно дополняющих его (эта группа эффектов представляет собой прежде всего выражение нейровегетотропной направленности действия транквилизаторов). Конечно, разделение психопатологических, неврологических и других расстройств, претерпевающих динамику в процессе лечения, носит условный характер. Но, хотя отдельные показатели клинического эффекта транквилизаторов никогда не бывают изолированными и лишенными взаимосвязей, их выделение из большого числа психопатологических нарушений, которые потенциально могут изменяться и проявляться в процессе лечения, правомерно, так как сужает направления необходимого сопоставления особенностей действия различных транквилизаторов.
   К числу важнейших и наиболее общих показателей психотропной активности транквилизаторов относят их влияние на проявления повышенной раздражительности и истощаемости, свойственные невротическим и неврозоподобным расстройствам. В результате лечения транквилизаторами у большинства больных снижается интенсивность раздражительной слабости. Уже в первые дни, а иногда и часы после начала лечения пациенты отмечают появившуюся возможность не раздражаться, сдерживаться, более спокойно переносить психотравмирующие ситуации; в результате отмечается упорядочение поведения. Сравнительно менее выраженное действие оказывают транквилизаторы на вторую группу симптомов, характерных для раздражительной слабости – повышенной истощаемости. При их преобладании над проявлениями повышенной раздражительности эффективность терапии оказывается не столь значительной. В этих случаях обычно не наблюдается полного исчезновения ощущения слабости, вялости, нарушений активного внимания, невозможности длительного напряжения, быстрой истощаемости при вспышках раздражения и других характерных для астении и гипостении расстройств.
   Условно разделяя повышенную раздражительность и истощаемость, следует отметить трудности их разграничения в статусе в процессе лечения больных неврозами и с неврозоподобными состояниями. Благодаря выраженному действию транквилизаторов на проявления повышенной раздражительности улучшается общее состояние больных, в том числе подвергаются обратному развитию и астенические расстройства. Тем не менее сопоставление терапевтической динамики состояний повышенной раздражительности и истощаемости показывает преимущественное влияние на симптоматику повышенной раздражительности транквилизаторов-седатиков, а на симптоматику повышенной истощаемости – транквилизаторов-активаторов (т.е. препаратов, обладающих соответствующим компонентом транквилизирующего эффекта).
   Психастенические нарушения в виде постоянных сомнений, нерешительности, тревожной мнительности, тягостного ощущения собственной неполноценности в процессе лечения транквилизаторами претерпевают определенную динамику. В первую очередь, как правило, снижается выраженность тревожного беспокойства больного по поводу своего состояния. Психастенические расстройства хотя и сохраняются, но протекают как бы "на холоду", без аффективной насыщенности. При этом наблюдается своеобразная закономерность: чем больше выражено в статусе тревожное беспокойство, сопровождающее психастенические переживания, тем значительнее оказывается терапевтическое действие транквилизаторов.
   Терапевтический антидепрессивный эффект при назначении транквилизаторов отмечается при реактивных и циклотимических депрессиях. Наряду с этим одновременное назначение транквилизаторов и антидепрессантов оказывается высокоэффективным при лечении широкого круга больных с субдепрессивной симптоматикой. Транквилизаторы в подобных случаях оказывают влияние в первую очередь на состояние тревоги, беспокойства, проявления ажитации, сопровождающие депрессивные переживания. В результате удается как бы "вторично" воздействовать на “истинные” депрессивные расстройства. Наиболее наглядно это проявляется при реактивной депрессии. К числу так называемых продуктивных психопатологических расстройств, которые обычно наблюдаются у больных с пограничными состояниями, в первую очередь относятся навязчивости, сенестопатические и ипохондрические расстройства. В процессе лечения транквилизаторами обычно выявляется определенное своеобразие в динамике обратного развития навязчивостей и сенестопатически-ипохондрических расстройств, зависящее, как правило, от двух клинических особенностей: выраженности эмоциональной насыщенности переживаний и наличия конкретных фобических расстройств. Чем более выраженным эмоциональным и аффективным сопровождением отличаются навязчивости, сенестопатии и ипохондрия в различных нозологических группах, чем более они образны и чувственно окрашены, чем большее место в переживаниях больного занимают яркие фобические расстройства и чем сильнее сопровождающие их вегетативные нарушения, тем более наглядно и полно проявляются терапевтические возможности транквилизаторов.
   Лечебный эффект транквилизаторов при вегетативных дисфункциях, как правило, наиболее отчетлив при пароксизмальных вегетативных нарушениях. Следует отметить, что вегетативные расстройства лучше редуцируются при наличии сложной структуры состояний с полиморфными висцеровегетативными компонентами и яркими эмоциональными проявлениями. В этих случаях в равной степени купируются как симпатико-адреналовые, так и вагоинсулярные нарушения. Внутримышечное введение некоторых транквилизаторов на высоте пароксизма может полностью купировать все его проявления; в результате курсового лечения течение приступов приобретает абортивный характер и они быстро регрессируют по частоте и тяжести. При вегетативных нарушениях постоянного характера терапевтическое действие транквилизаторов бывает не столь четким и выраженным.
   Транквилизаторы (особенно из группы производных бензодиазепина) обладают непосредственным симптоматическим действием на судорожные пароксизмы, хотя их роль в комплексном курсовом лечении больных эпилепсией нуждается в специальном анализе. Она не исчерпывается только прямой противосудорожной активностью (благодаря которой снижаются частота и интенсивность больших и малых судорожных припадков), а характеризуется также потенцирующим влиянием на активность других противосудорожных средств и общим транквилизирующим действием.
   Оценка наличия и выраженности снотворного влияния транквилизаторов затруднена ввиду неоднородности расстройств сна при неврозах, неврозоподобных и различных других состояниях. Под воздействием транквилизаторов прежде всего исчезают расстройства засыпания, характерные для различных невротических и неврозоподобных состояний, в первую очередь для неврастенических расстройств. В этих случаях в результате общего успокоения быстрее наступает ночной сон, хотя выраженным собственно сомнолентным эффектом, сходным с действием барбитуратов, когда наступивший сон носит как бы "насильственный" характер, большинство транквилизаторов не обладает. Подтверждением этого является отмечаемая у большинства больных тесная связь транквилизирующего эффекта с ускорением засыпания.
   Под влиянием транквилизаторов-гипнотиков значительно улучшается засыпание, увеличиваются продолжительность и глубина ночного сна практически у всех больных с невротическими, неврозоподобными и психопатоподобными расстройствами, а также соматическими заболеваниями, сопровождающимися бессонницей. Столь широкий спектр снотворного действия напоминает снотворный эффект барбитуровых производных. Однако в отличие от них транквилизаторы-гипнотики способствуют наступлению более поверхностного сна, что выражается в возможности быстрого пробуждения больного в любое время ночи, а также утром и в отсутствие при этом привносимых снотворными средствами ощущений "тяжелой головы", разбитости, соматических нарушений и т.д.
   Почти все транквилизаторы обладают миорелаксирующим действием, которое определяется, по данным различных исследований, их своеобразным тормозящим влиянием на полисинаптические передачи в спинном мозге.
   Мышечная слабость, обусловленная приемом транквилизаторов, возникает либо в первые дни терапии, либо при назначении максимальных доз препаратов. Вначале, как правило, появляется ощущение тяжести век и рук, больные начинают уставать при привычной физической нагрузке, стараются больше времени сидеть или лежать в постели. При продолжении приема препарата появляются или усиливаются вялость, астения, адинамия, снижается скорость привычных автоматических действий. У некоторых больных, преимущественно страдающих органическими поражениями центральной нервной системы, выраженным атеросклерозом, а также в старческом возрасте вследствие ослабления мышечного тонуса сфинктеров наблюдаются непроизвольные акты мочеиспускания и дефекации.
   Как показал специальный анализ, частота и степень выраженности миорелаксации, возникающей в процессе лечения транквилизаторами, зависит от ряда факторов, в том числе от начальной дозы, темпа наращивания дозировок, способа введения препарата, а также от особенностей заболевания и той "почвы", на которой оно развилось, возраста больного и т.д. Наличие миорелаксации, степень ее выраженности и генерализации обычно не зависят от суммарной дозы препарата; напротив, при длительном приеме транквилизаторов миорелаксация у больных обычно не наблюдается. С этим можно связать, в частности, наличие своеобразных транквилоседативных или, в известной мере, противоположных им транквилоактивирующих эффектов.
   Среди моторных проявлений действия транквилизаторов (наряду с миорелаксацией) отмечается атаксия, носящая лабильный, преходящий характер. Иногда она не распознается и описывается в рамках симптоматики, обусловленной мышечной слабостью. Неустойчивость и атактическая походка не всегда сопровождаются нарушениями выполнения пальценосовой и пальце-пальцевой проб, интенционным тремором или адиадохокинезом.
   Другие рассмотренные показатели клинического действия транквилизаторов в той или иной мере подтверждают эту тенденцию. Вместе с тем они свидетельствуют о том, что транквилизаторы (как и другие препараты с психотропным действием) могут ослаблять внимание и повышать время моторных реакций. Вследствие этого они влияют на способность управлять автомобилем и другими транспортными средствами. В редких случаях указанное действие транквилизаторов, принятых перед сном, может затруднять вождение транспорта и активную деятельность на следующий день.   

Специфические особенности бензодиазепинов
   
С учетом основной направленности психотропного действия транквилизаторов и наиболее характерных для них показателей клинической активности появляется возможность для понимания специфических особенностей в действии каждого препарата, относимого к этой группе, и потенциальных возможностей его терапевтического эффекта. Можно думать, что только совокупность клинически определяемого психотропного и центрального нейро- и вегетотропного действий со свойственными им основными компонентами клинической активности может служить основанием для отнесения психотропного препарата к числу транквилизаторов. При этом важнейшим качеством их действия является не только вызывание клинически определяемого психотропного транквилизирующего эффекта, но и одновременное снижение восприимчивости к висцеральным раздражителям, осуществляемое через нормализующее влияние на вегетативную нервную систему. К числу транквилизаторов, обладающих выраженным и в значительной мере "универсальным" действием, включающим весь перечисленный комплекс клинических эффектов, относится диазепам (седуксен). Именно поэтому в отличие от других препаратов группы бензодиазепина он на протяжении более двух десятилетий сохраняется в широкой лечебной практике и используется не только в психиатрии, но и в других областях клинической медицины. Этому способствуют как высокая эффективность, так и то, что диазепам выпускается в ампулах и может использоваться при различных ургентных состояниях, а также во всех случаях, требующих быстрого анксиолитического действия.
   В связи с возможностью развития привыкания к транквилизаторам (с появлением как физической, так и психологической зависимости) при их длительном приеме не рекомендуются длительные непрерывные терапевтические курсы. Отмена препаратов этой группы должна быть постепенной. В ряде случаев синдром отмены проявляется бессонницей, тревогой, потерей аппетита, снижением массы тела, тремором. Эти симптомы похожи на исходные расстройства невротического характера, что может вести не к снижению, а к повышению дозы препарата.
   Многие транквилизаторы (особенно в группе производных бензодиазепина) имеют одинаковые фармакодинамические характеристики, но отличаются по выраженности фармакокинетических свойств, что определяет их различные терапевтические возможности.
   Все бензодиазепины относятся к высоколипофильным соединениям. Однако их липофильность варьирует более чем в 50 раз и зависит от полярности и электроотрицательности различных веществ. Благодаря высокой липофильности бензодиазепины практически полностью всасываются при приеме внутрь. Скорость всасывания бензодиазепинов в определенной мере коррелирует с продолжительностью их действия. Время достижения максимальной концентрации в плазме у разных препаратов колеблется от 0,5 до 8 ч.
   Показано, что антациды могут снижать скорость, но не степень абсорбции диазепама и хлордиазепоксида. Равновесная концентрация, возникающая при длительном приеме этих средств, при этом не меняется.
   При внутримышечном введении транквилизаторы всасываются медленнее, чем при приеме внутрь, и не создают высоких пиковых концентраций в крови. Это необходимо учитывать при лечении острых состояний тревоги, при выходе больных из алкогольного опьянения, а также в других случаях, когда необходим быстрый седативный эффект. Исключение составляют лоразепам и мидазолам, которые при внутримышечном введении всасываются быстро и обеспечивают надежные концентрации в крови.
   Некоторые бензодиазепины после всасывания из кишечника попадают в печень и частично экскретируются желчью в кишечник, где вновь всасываются, образуя дополнительный круг печеночно-кишечной циркуляции (так, возможно, объясняется вторичное повышение концентрации диазепама в крови через 6 ч после внутривенного его введения).
   После внутривенного введения или приема внутрь быстровсасывающихся препаратов наблюдается их быстрое проникновение в мозговую ткань и другие хорошо перфузируемые органы. Показано, что концентрация бензодиазепинов в цереброспинальной жидкости приблизительно равна концентрации свободного препарата в плазме крови. После этого начинается фаза перераспределения в хуже перфузируемые ткани (в мышцы и жировую ткань). Процесс перераспределения более жирорастворимых соединений происходит быстрее. Его скорость иногда в большей степени определяет продолжительность психотропных эффектов, чем скорость биотрансформации.
   Объем распределения бензодиазепинов довольно высок. При назначении пожилым больным этот показатель у некоторых из них еще больше повышается.
   Метаболизм большинства транквилизаторов проходит в 3 этапа. На первых двух образуются активные метаболиты, а третий связан с их инактивацией. Первый этап протекает довольно быстро, второй занимает около 40–50 ч, а третий продолжается 6–12 ч. В процессе метаболизма у многих препаратов образуются одинаковые промежуточные соединения, некоторые из которых нашли применение как самостоятельные препараты.
   Возраст оказывает влияние на некоторые фармакокинетические характеристики бензодиазепинов. У пожилых людей Т1/2 хлордиазепоксида и диазепама на 60% длиннее, чем у молодых. Это проявляется в повышении частоты и выраженности токсических эффектов. Однако общий клиренс этих препаратов у пожилых не меняется, так как удлинение Т1/2 уравновешивается повышением объема распределения, наблюдаемым в этом возрасте.
   Сами бензодиазепины не оказывают практически значимого влияния на синтез печеночных микросомальных ферментов, поэтому их длительный прием не ускоряет метаболизма других соединений, а также своего собственного.
   Спиронолактон (верошпирон) и фенобарбитал способны стимулировать метаболизм бензодиазепинов. Циметидин и оральные контрацептивы ингибируют метаболизм хлордиазепоксида, диазепама, хлоразепата, флюразепама, а также уменьшают скорость метаболизма темазепама, оксазепама, лоразепама и некоторых других препаратов. Этанол, изониазид и фенитоин (дефинин) слабо ингибируют метаболизм бензодиазепинов. В значительно меньшей степени ингибирующее влияние перечисленных препаратов выражено у пожилых и больных с хроническими заболеваниями печени. Известны случаи интоксикации фенитоином при одновременном приеме диазепама, что, возможно, объясняется снижением скорости печеночного метаболизма, которая ограничена "пропускной" способностью микросомальных ферментов.
   Большинство транквилизаторов экскретируются почками в виде неактивных продуктов метаболизма (глюкуронидов). Их экскреция в неизмененном виде составляет менее 1% за очень редким исключением. Поэтому даже в конечной стадии хронической почечной недостаточности T1/2 большинства препаратов не увеличивается в основном у больных с поражением печени при снижении общего клиренса препаратов.



В начало
/media/psycho/03_03/94.shtml :: Sunday, 20-Jul-2003 20:59:30 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster