Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 06/N 4/2004 ПО СЛЕДАМ НАШИХ ВЫСТУПЛЕНИЙ

Клиническая эффективность препарата "Пиразидол" при лечении больных алкоголизмом и героиновой наркоманией


В.Б.Альтшулер, С.Л.Кравченко, А.В.Русинов

Национальный научный центр наркологии МЗ и СР РФ, Москва

Психические нарушения депрессивного спектра, возникающие у больных алкоголизмом и героиновой наркоманией в постабстинентном периоде, на фоне установившегося психофизического благополучия, очень характерны для этих больных, поскольку находятся в тесной связи с осевым клиническим синдромом – патологическим влечением к алкоголю [1] или к героину [2]. Обычной особенностью депрессивных расстройств в структуре синдрома патологического влечения является их дисфорическая, иногда с примесью тревоги, окраска. Помимо этого, они находятся на фасаде синдрома влечения, служат его облигатным признаком и потому играют важную диагностическую роль.
   Анализ многочисленных исследований эффективности трициклических антидепрессантов и ингибиторов МАО при лечении депрессивных состояний [3] дал основание заключить, что ингибиторы МАО несколько уступают по результатам их применения трициклическим антидепрессантам. В то же время недавнее возвращение на фармацевтический рынок препарата "Пиразидол" (пирлиндол), который тоже относится к ингибиторам МАО
, но отличается механизмом действия – во-первых, обратимостью (ингибирующий эффект непродолжителен), во-вторых, избирательностью (торможение касается только МАО типа А и поэтому не влияет на активность дофамина), требует изучения его терапевтических возможностей.
   Особый интерес представляет соотношение собственно антидепрессивных свойств препарата и его способности подавлять патологическое влечение к алкоголю и наркотикам. Этот интерес продиктован в первую очередь исследованиями Н.Н.Иванца и соавт. [4–6]
, которые обнаружили, что ряд антидепрессантов – ингибиторов обратного захвата серотонина наряду и параллельно с антидепрессивным эффектом может подавлять патологическое влечение к алкоголю и наркотикам. С другой стороны, И.П.Анохиной [7] установлена главенствующая роль нарушений продукции дофамина в генезе патологического влечения к алкоголю и наркотикам, из чего следует, что лечение больных алкоголизмом и наркоманиями пиразидолом, который, как уже было сказано, не влияет на химическую судьбу дофамина, может послужить моделью раздельного изучения динамики депрессивных расстройств и патологического влечения к алкоголю и наркотикам.
   Таковы предпосылки и цель данного исследования.   

Таблица 1. Характеристики контингента (средняя величина±ошибка средней, M±m)

Группа исследования

Возраст, лет

Давность болезни, лет

Алкоголизм (основная), 40 человек

44,1±2,2

10,8±1,4

Алкоголизм (сравнения), 40 человек

39,9±2,1

8,5±1,1

Наркомания (основная), 20 человек

25,4±0,6

5,8±0,4

Наркомания (сравнения), 20 человек

23,9±0,7

4,4±0,3

Таблица 2. Динамика компонентов патологического влечения к героину под влиянием пиразидола (М±m)

Компонент

0–3-и сутки

р

3–7-е сутки

р

7–14-е сутки

р

14–28-е сутки

р

Аффективный

2,8±0,1

0,008

2,1±0,1

0,008

1,4±0,2

0,083

1,1±0,1

0,025

2,1±0,1

 

1,4±0,2

 

1,1±0,1

 

0,6±0,2

 

Идеаторный

1,6±0,2

1,0

1,6±0,2

0,025

1,1±0,2

0,046

1,5±0,2

0,025

1,6±0,2

 

1,1±0,2

 

1,5±0,2

 

1,0±0,0

 

Поведенческий

1,9±0,2

0,046

1,5±0,2

0,157

1,3±0,2

0,157

1,1±0,1

0,046

1,5±0,2

 

1,3±0,2

 

1,1±0,1

 

0,7±0,2

 

Таблица 3. Динамика компонентов патологического влечения к героину под влиянием амитриптилина

Компонент

0–3-и сутки

р

3–7-е сутки

р

7–14-е сутки

р

14–28-е сутки

р

Аффективный

2,7±0,2

0,083

2,4±0,2

0,014

1,8±0,1

0,025

1,3±0,2

0,008

2,4±0,2

 

1,8±0,1

 

1,3±0,2

 

0,6±0,2

 

Идеаторный

1,5±0,2

1,0

1,5±0,2

0,102

1,1±0,1

0,003

2,0±0,0

0,002

1,5±0,2

 

1,1±0,1

 

2,0±0,0

 

1,0±0,0

 

Поведенческий

1,9±0,3

0,776

1,7±0,2

1,0

1,4±0,2

0,003

1,1±0,1

0,046

1,7±0,2

 

1,4±0,2

 

1,1±0,1

 

0,7±0,2

 

Таблица 4. Динамика компонентов патологического влечения к алкоголю под влиянием пиразидола

Компонент

0–3-и сутки

р

3–7-е сутки

р

7–14-е сутки

р

14–28-е сутки

р

Аффективный

2,4±0,2

0,002

1,4±0,2

0,034

0,8±0,2

0,102

0,4±0,2

0,157

1,4±0,2

 

0,80,2

 

0,4±0,2

 

0,60,2

 

Идеаторный

1,1±0,3

0,317

1,0±0,3

0,554

0,9±0,2

0,096

0,4±0,2

1,0

1,0±0,3

 

0,9±0,2

 

0,4±0,2

 

0,4±0,2

 

Поведенческий

2,1±0,2

0,006

0,9±0,2

0,564

1,0±0,1

0,157

0,8±0,2

0,157

0,9±0,2

 

1,0±0,1

 

0,8±0,1

 

0,6±0,2

 

Таблица 5. Динамика компонентов патологического влечения к алкоголю под влиянием амитриптилина

Компонент

0–3-и сутки

р

3–7-е сутки

р

7–14-е сутки

р

14–28-е сутки

р

Аффективный

2,5±0,2

0,005

1,4±0,1

0,008

0,7±0,2

0,317

0,6±0,2

0,655

1,4±0,1

 

0,7±0,2

 

0,6±0,2

 

0,5±0.2

 

Идеаторный

1,1±0,3

0,083

1,3±0,3

0,317

1,1±0,2

0,008

0,4±0,2

0,083

1,3±0,3

 

1,1±0,2

 

0,4±0,2

 

0,5±0,2

 

Поведенческий

2,1±0,2

0,008

0,9±0,2

0,527

0,9±0,2

0,157

,7±0,2

0,098

1,0±0,1

 

0,9±0,2

 

0,7±0,2

 

00,4±0,2

 

Таблица 6. Структура терапевтического эффекта пиразидола при лечении больных наркоманией по данным шкалы Гамильтона

Показатель

До лечения

Через 2 нед лечения

Через4 нед лечения

Эмоциональные расстройства

Подавленное настроение

1,9±0,1

1,1±0,1**

0,7±0,1*

Заторможенность

1,1±0,2

0,5±0,1*

0,3±0,1

Ажитация

1,7±0,2

0,7±0,1***

0,4±0,1*

Психическая тревога

2,0±0,1

1,3±0,1**

0,8±0,1**

Ипохондрия

0,5±0,1

0,4±0,1

0,3±0,1

Поведение

Работоспособность и активность

2,7±0,2

0,9±0,1***

0,6±0,1*

Идеаторный компонент

Чувство вины

0,9±0,1

0,6±0,1*

0,5±0,1

Склонность к суициду

Самооценка

0,3±0,1

0,3±0,1

0,2±0,1

Вегетативный компонент

Нарушение засыпания

1,9±0,1

1,2±0,1**

0,9±0,1

Бессонница среди ночи

0,5±0,1

0,4±0,1

0,4±0,1

Раннее пробуждение

0,9±0,1

0,4±0,1**

0,3±0,1

Соматическая тревога

1,0±0,1

0,3±0,1**

0,2±0,1

Желудочно-кишечные симптомы

0,7±0,2

0,4±0,1*

0,1±0,1*

Общий балл по шкале Гамильтона

16,8±1,0

8,5±0,6***

5,9±0,4**

Примечание. Здесь и в табл. 7–9: * – p<0,05; ** – p<0,01; *** – p<0,001.

Таблица 7. Структура терапевтического эффекта амитриптилина при лечении больных наркоманией по данным шкалы Гамильтона

Показатель

До лечения

Через 2 нед лечения

Через 4 нед лечения

Эмоциональные расстройства

Подавленное настроение

2,0±0,1

1,4±0,2**

0,9±0,1*

Заторможенность

1,2±0,1

0,9±0,2

0,5±0,1*

Ажитация

1,6±0,2

0,8±0,1**

0,3±0,1**

Психическая тревога

2,1±0,2

0,9±0,1***

0,5±0,1**

Ипохондрия

0,7±0,1

0,4±0,1***

0,2±0,1

Поведение

     

Работоспособность и активность

2,6±0,1

1,4±0,1**

0,8±0.1*

Идеаторный компонент

Чувство вины

1,0±0,1

0,7±0,1*

0,6±0,1

Склонность к суициду

0

0

0

Самооценка

0,4±0,1

0,3±0,1

0,3±0,1

Вегетативный компонент

Нарушение засыпания

1,8±0,1

0,7±0,1***

0,5±0,1

Бессонница среди ночи

0,6±0,1

0,5±0,1

0,2±0,1*

Раннее пробуждение

0,9±0,1

0,3±0,1**

0,3±0,1

Соматическая тревога

0,8±0,1

0,5±0,1

0,5±0,1

Желудочно-кишечные симптомы

0,8±0,2

0,5±0,1*

0,2±0,1*

Общий балл по шкале Гамильтона

16,7±1,4

9,3±1,0***

5,8±0,7*

Таблица 8. Структура терапевтического эффекта пиразидола при лечении больных алкоголизмом по данным шкалы Гамильтона

Показатель

До лечения

Через 2 нед лечения

Через 4 нед лечения

Эмоциональные расстройства

Подавленное настроение

2,7±0,1

1,6±0,1***

0,9±0,1***

Заторможенность

1,0±0,2

0,3±0,1***

0,1±0,1**

Ажитация

1,1±0,2

0,6±0,1***

0,4±0,1*

Психическая тревога

1,9±0,2

0,9±0,1***

0,5±0,1**

Ипохондрия

0,7±0,1

0,2±0,1***

0,2±0,1

Поведение 

Работоспособность и активность

2,1±0,1

0,9±0,1***

0,5±0.1**

Идеаторный компонент

Чувство вины

1,1±0,1

0,5±0,1***

0,2±0,1**

Склонность к суициду

0,1±0,05

0

0

Самооценка

0,7±0,1

0,2±0,1*

0,1±0,1

Вегетативный компонент

Нарушение засыпания

1,1±0,1

0,6±0,1*

0,4±0,1

Бессонница среди ночи

0,7±0,1

0,5±0,1

0,2±0,1**

Раннее пробуждение

0,7±0,1

0,4±0,1*

0,2±0,1*

Соматическая тревога

0,4±0,1

0,2±0,1

0,2±0,1

Желудочно-кишечные симптомы

0,7±0,2

0,4±0,1**

0,2±0,1*

Общий балл по шкале Гамильтона

15,2±1,4

7,3±0,7***

4,1±0,4**

Таблица 9. Структура терапевтического эффекта амитриптилина при лечении больных алкоголизмом по данным шкалы Гамильтона

Показатель

До лечения

Через 2 нед лечения

Через 4 нед лечения

Эмоциональные расстройства

Подавленное настроение

2,5±0,1

1,4±0,1***

0,7±0,1***

Заторможенность

0,9±0,2

0,6±0,1*

0,3±0,1**

Ажитация

1,0±0,2

0,6±0,1*

0,3±0,1*

Психическая тревога

2,0±0,2

0,8±0,1***

0,4±0,1**

Ипохондрия

0,8±0,1

0,3±0,1***

,2±0,1

Поведение

Работоспособность и активность

1,9±0,1

1,1±0,1**

0,6±0.1**

Идеаторный компонент

Чувство вины

1,2±0,1

0,6±0,1**

0,2±0,1**

Склонность к суициду

0,1±0,05

0

0

Самооценка

0,6±0,1

0,3±0,1*

0,1±0,1

Вегетативный компонент

Нарушение засыпания

1,4±0,1

0,4±0,1***

0,3±0,1

Бессонница среди ночи

0,8±0,1

0,4±0,1**

0,3±0,1

Раннее пробуждение

0,9±0,1

0,3±0,1**

0,2±0,1

Соматическая тревога

0,5±0,1

0,3±0,1

0,2±0,1

Желудочно-кишечные симптомы

0,6±0,2

0,3±0,1**

0,1±0,1*

Общий балл по шкале Гамильтона

15,5±1,2

7,4±0,7***

3,9±0,3**

Контингент и методы исследования
   
Исследование проведено на 120 больных, из которых у 80 диагностирован алкоголизм и у 40 – героиновая наркомания. Критерием включения в исследование было наличие в психическом статусе больных депрессивных расстройств той или иной степени выраженности.
   Все больные были разделены на две равные по численности группы – основную и группу сравнения. В основной группе больные получали пиразидол в суточных дозах от 75 до 300 мг, в среднем 200 мг. В группе сравнения назначался "эталонный" антидепрессант амитриптилин в суточных дозах от 75 до 150 мг. Наряду с этим больные получали максимально стандартизированный набор средств, необходимых для комплексного медикаментозного лечения, которого требовало их состояние. Продолжительность исследования 1 мес.
   Дополнительные характеристики контингента больных приводятся в табл. 1.
   Среди указанных больных алкоголизмом в основной группе мужчин было 13 человек, женщин – 27; у 36 больных установлена 2-я стадия болезни, у 4 – 2–3-я стадия; в группе сравнения мужчин было 18 человек, женщин – 22; у 34 больных установлена 2-я стадия заболевания, у 6 больных – 2–3-я стадия. Среди больных наркоманией в основной группе мужчин было 9 человек, женщин – 11; в группе сравнения мужчин – 6, женщин – 14 человек.
   Оценку состояния больных в процессе лечения проводили еженедельно. При этом отдельно оценивали патологическое влечение к алкоголю (ПВА) или наркотику (ПВН) и динамику депрессивных нарушений. В качестве инструмента количественной оценки патологического влечения использовали специальный глоссарий [8], который в ряде предыдущих исследований показал свою валидность [9]. Для оценки депрессии применяли шкалу Гамильтона [10]. Как известно, диагностическое значение при установлении наличия и тяжести депрессивного синдрома имеет сумма баллов по шкале Гамильтона; в нашем исследовании кроме определения общей суммы баллов мы выделили из всей симптоматики, перечисленной в шкале, четыре отдельных кластера – эмоциональный, поведенческий, идеаторный и вегетативный, – каждый из которых представлен конкретными признаками. Это позволило получить дополнительную информацию о структуре терапевтического действия изучаемого препарата.
   Обработка полученных данных произведена с помощью статистического пакета SPSS 8.0 for Windows.
   Результаты исследования относятся только к тем больным, которые удержались в программе до конца (табл. 2–9).
   Как вытекает из табл. 2 и 3, действие пиразидола по отношению к ПВН обнаруживается главным образом в рамках аффективного компонента и лишь на начальном этапе – в рамках поведенческого компонента ПВН; что же касается амитриптилина, то его лечебный эффект в основном тоже наблюдается в пределах аффективного компонента, но в целом уступает эффекту пиразидола. Данные табл. 4, 5 показывают, что пиразидол при ПВА несколько менее эффективен, чем при ПВН, но при этом его эффект мало отличается от действия амитриптилина.
   Из данных табл. 6, 7 следует, что по отношению к депрессивным расстройствам у больных наркоманией пиразидол в целом не менее эффективен, чем амитриптилин, а в рамках вегетативного кластера даже несколько превосходит его. В отношении депрессивных расстройств у больных алкоголизмом (табл. 8, 9) эффект пиразидола превосходит эффект амитриптилина в пределах эмоционального кластера, но уступает в пределах вегетативных нарушений.
   Наряду с благоприятными переменами в состоянии больных в ряде случаев отмечено отсутствие терапевтического эффекта пиразидола. Это касалось динамики патологического влечения к
героину (8 из 20 больных наркоманией) или алкоголю (11 из 40 больных алкоголизмом), что потребовало дополнительного назначения других лекарственных средств (нейролептики и антиконвульсанты). В отношении депрессивных нарушений лечебный эффект пиразидола, если он был недостаточным, в конечном счете достигался во всех случаях путем наращивания доз препарата.
   Побочные эффекты пиразидола наблюдались редко – всего в 5 случаях – и состояли в появлении тремора и сухости во рту; они быстро исчезали при снижении доз препарата. При назначении комбинированного лечения пиразидолом с другими психотропными средствами (нейролептики, антиконвульсанты, транквилизаторы) явлений несовместимости не наблюдали.   

Заключение
   
Следует признать, что эффективность пиразидола по отношению к ПВА или героину связана с его лечебным действием на аффективный компонент синдрома патологического влечения и в целом невелика. Это может служить косвенным подтверждением дофаминовой теории генеза ПВА и ПВН у наркологических больных. Что же касается депрессивных нарушений, измеренных с помощью шкалы Гамильтона, то пиразидол оказывает отчетливый терапевтический эффект, не уступающий действию амитриптилина; особенностью его действия является преобладающее влияние на поведенческий компонент (кластер) депрессивного состояния. С учетом недостаточного действия препарата при обострениях ПВН и ПВА такие состояния целесообразно купировать с помощью комбинированной терапии пиразидолом с другими психотропными средствами.   

Литература
1. Альтшулер В.Б. Патологическое влечение к алкоголю. М.: Имидж, 1994.
2. Иванец Н.Н. Антидепрессанты в терапии патологического влечения к психотропным веществам. Под ред. Н.Н.Иванца, 2000.
3. Janicak PG et al. Treatment with antidepressants. In: Principles and Practice of Psy
chopharmacology. Baltimore, 1993; p. 209–92.
4. Иванец Н.Н., Анохина И.П., Шибакова Т.Л. и др. Лечение алкоголизма антидепрессантами. Вопр. наркол. 1993; 4: 6–10.
5. Иванец Н.Н., Агибалова Т.В. Применение антидепрессанта ципрамил при лечении алкогольной зависимости. Вопр. наркол. 2002; 1: 15–20.
6. Винникова М.А. Клиническая характеристика постабстинентного состояния при героиновой наркомании и его лечение. Вопр. наркол. 1999; 3: 27–34.
7. Анохина И.П. Основные биологические механизмы алкогольной и наркотической зависимости. Руководство по наркологии под ред. Н.Н.Иванца, 2002; 1: 33–42.
8. Альтшулер В.Б., Чередниченко Н.В. Количественная оценка структуры и динамики патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом. Вопр. наркол. 1992; 3–4: 14–7.
9. Ерышев О.Ф. Этапы течения ремиссий при алкоголизме и профилактика рецидивов. Дис … д-ра мед. наук. СПб., 1998.
10. Hamilton M. Development of a rating sc
ale for primary depressive illness. Brit J Soc Clin Psychol 1967; 6: 278–96.



В начало
/media/psycho/04_04/192.shtml :: Wednesday, 20-Oct-2004 22:04:24 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster