Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 06/N 4/2004 ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Психофизиологическая характеристика действия нобена


В.К.Бочкарев, А.З.Файзуллоев, В.И.Бородин, А.С.Аведисова

ГНЦ ССП им. В.П.Сербского, Москва

Нобен® (идебенон) – новый лекарственный препарат, синтетический вариант коэнзима Q10 (капсулы 30 мг №30). Коэнзим Q10 (убихинон Q10) – витаминоподобное соединение, которое вырабатывается в печени любого животного организма, включая человека (в молодости до 300 мг/сут). Это соединение стимулирует выработку главной энергетической молекулы аденозинтрифосфата (АТФ) – единственного источника энергии для всех живых существ. Количество кофермента в организме с возрастом падает, и его рекомендуют применять для замедления процессов старения, усиления большинства функций организма и профилактики ряда болезней, особенно сердечно-сосудистых. Кроме того, это соединение обладает выраженным антиоксидантным действием. Однако применение коэнзима не лишено нежелательных явлений, возникновение которых связывают с тем фактом, что при некоторых условиях вместо антиоксидантных могут проявляться прооксидантные свойства соединения, способствующие образованию свободных радикалов [1, 2]. Кроме того, молекула природного коэнзима Q10 отличается большим размером (50 углеродных остатков в боковой цепи) и высокой гидрофобностью, что затрудняет ее прохождение через мембраны и ставит под сомнение клиническую эффективность этого активного вещества как лекарственного средства на клеточном уровне. Перечисленными недостатками фармакокинетики обусловлены поиски производных коэнзима Q10, сохраняющих все преимущества, но лишенные его слабых сторон [2]. На сегодняшний день только одна из множества синтезированных молекул этого ряда получила одобрение в качестве лекарственного препарата и доступна для лечения. Этим препаратом является "Нобен“ (идебенон). Нобен – короткоцепный хинон, характеризуется меньшей гидрофобностью и более высокой антиоксидантной активностью по сравнению с коэнзимом Q10 [1, 2]. Препарат обнаружил и некоторые новые свойства. Так, в экспериментах на животных установлено, что при длительном применении идебенон усиливает белково-нуклеиновый синтез в мозге, стимулирует синтез фактора роста нервов (NGF) и проявляет серотонинергическую активность [3, 4]. Общее цитопротекторное действие нобена, осуществляемое преимущественно по антиоксидантному механизму, в значительной степени определяет его применение как геронтопротектора и лекарственного препарата для терапии астенических состояний различного генеза, сопровождающихся нарушением когнитивного функционирования [5, 6].
   Целью настоящего исследования явилась объективная оценка влияния нового препарата "Нобен" на психофизиологическое состояние здоровых добровольцев старшего возраста и больных с астеническими расстройствами на фоне неполноценности центральной нервной системы (ЦНС) сосудистого или травматического генеза.   

Материал и методы
   
Обследованы 15 здоровых испытуемых в возрасте от 49 до 65 лет, 15 больных с сосудистой неполноценностью мозга в возрасте 45–56 лет и 15 пациентов с посттравматическими нарушениями ЦНС в возрасте от 43 до 55 лет. Суточная доза препарата у всех испытуемых составила 90 мг, распределяясь в течение дня на 2 приема – 60 мг утром и 30 мг днем. Продолжительность терапии 60 дней.
   Обследования проводили до начала лечения, с предварительной отменой психотропных средств не менее чем за 14 дней, и на 45-й день курсовой монотерапии нобеном на базе компьютерного комплекса для психофизиологических исследований КПФК-99 производства ЗАО "ВНИИМП-ВИТА". Оценивали показатели сенсомоторной активности – латентные периоды простой и дифференцированной зрительно-моторных реакций (ЛП_ПЗМР и ЛП_ДЗМР); функциональной лабильности зрительного анализатора – критическая частота слияния и различения световых мельканий (КЧРСМ); памяти – краткосрочной (память на числа, ПНЧ) и оперативной (арифметические вычисления, АВ) с определением ее объема и продуктивности (ПНЧ_ОБ, АВ_ОБ и ПНЧ_ПР, АВ_ПР); а также внимания – по тесту корректурной пробы (КП) с кольцами Ландольта и определением ее ОБ (КП ОБ) и ПР (КП ПР), концентрации. Объем краткосрочной памяти характеризовался общим количеством запомненных чисел, продуктивность – количеством правильно воспроизведенных чисел. Объем оперативной памяти определяли как количество правильно, а продуктивность – ошибочно решенных задач при выполнении теста АВ. Показатели внимания определяли как количество просмотренных за единицу времени знаков – объем, число допущенных ошибок – продуктивность.
   Данные обследованных испытуемых сопоставляли с усредненными показателями контрольной группы (40 человек), состоящей из здоровых людей в возрасте 18–45 лет. При статистической оценке действия нобена использовали дисперсионный анализ для повторных измерений.   

Результаты исследования
   
До начала терапии нобеном психофизиологические показатели обнаруживали две основные общие тенденции (рис. 1).
   1. По средним значениям всех показателей исследуемые группы ранжировались в следующем порядке – здоровые, больные с сосудистой патологией мозга, больные с посттравматическими нарушениями ЦНС. Данной ранжировке соответствовало повышение ЛП_ПЗМР, ЛП_ДЗМР, АВ_ПР, КП_ПР и снижение КЧРСМ, ПНЧ_ОБ, ПНЧ_ПР, АВ_ОБ, КП_ОБ или замедление сенсомоторной активности, уменьшение лабильности зрительного анализатора, ухудшение памяти и внимания. Таким образом, первая тенденция характеризовала ослабление функциональных возможностей мозга, нарастающее от здоровой пожилой нормы к больным с сосудистой патологией мозга и больным с посттравматическими нарушениями ЦНС.
   2. Все показатели, за исключением КП_ПР у здоровой пожилой нормы, обнаруживали однотипные отклонения от контрольной группы испытуемых. Отклонения от контроля по группам здоровой пожилой нормы, больных с сосудистыми и посттравматическими нарушениями были сходными с указанными выше межгрупповыми различиями: отмечали более высокие значения ЛП_ПЗМР, ЛП_ДЗМР, АВ_ПР, КП_П и более низкие КЧРСМ, ПНЧ_ОБ, ПНЧ_ПР, АВ_ОБ, КП_ОБ. Вторая тенденция свидетельствовала о том, что ослабление функциональных возможностей мозга свойственно всем анализируемым испытуемым, в том числе и здоровым пожилым людям, и структура психофизиологических отклонений от контрольной нормы в целом однотипна. Различия показателей между испытуемыми разных групп носят количественный характер, ранжируя их в порядке ухудшения психофизиологического статуса.

Рис. 1. Относительная выраженность психофизиологических показателей у испытуемых до начала терапии нобеном.

 

Рис. 2. Динамика психофизиологических показателей под влиянием нобена в разных группах испытуемых.

Рис. 3. Психофизиологические профили нобена у здоровых испытуемых и больных.

Рис. 4. Относительная выраженность психофизиологических показателей у испытуемых на 45-й день терапии нобеном.


   Терапия нобеном вызывала изменения исследуемых психофизиологических показателей (рис. 2). Характер изменений у испытуемых разных групп был одинаковым. Изменения проявлялись тенденциями, противоположными тем отклонениям, которые отличали группы между собой и от контроля до начала лечения: снижением ЛП_ПЗМР, ЛП_ДЗМР, АВ_ПР, КП_П и повышением КЧРСМ, ПНЧ_ОБ, ПНЧ_ПР, АВ_ОБ, КП_ОБ. Эти данные свидетельствовали о повышении сенсомоторной активности и функциональной лабильности зрительного анализатора, улучшении памяти и внимания под влиянием нобена.
   Изменения обнаруживали неодинаковую выраженность, завися от исходного, до лечения, уровня отклонения показателей у испытуемых. Минимально они были представлены у здоровых пожилых людей, максимально – у больных с посттравматическими нарушениями ЦНС. Больные с сосудистой патологией мозга занимали по степени изменений промежуточное положение между крайними группами. Вследствие неравномерности изменений межгрупповые различия психофизиологических показателей, существовавшие до начала терапии, сглаживались, и значения показателей после курсовой терапии нобеном становились в разных группах близкими. Связь изменения показателей с уровнем их исходного отклонения и выравнивание значений после терапии указывают на присутствие в действии нобена нормализующего эффекта.
   В связи с различиями психофизиологических показателей у здоровых и больных до начала лечения более точная сравнительная оценка особенностей терапевтической динамики психофизиологического состояния испытуемых разных групп была затруднена. Для повышения надежности результатов исследования и выявления наиболее значимых эффектов препарата проведен анализ изменений показателей, выраженных в процентах относительно их исходных значений. Полученные данные представлены в графической форме в виде профилей действия препарата у здоровых и больных (рис. 3).
   Результаты анализа подтвердили сходство структуры изменений психофизиологических показателей у испытуемых разных групп и наличие между ними количественных различий в изменениях. Выраженность и статистическая достоверность изменений в целом была выше у больных, особенно при посттравматических нарушениях ЦНС. У здоровых испытуемых динамика показателей лабильности зрительного анализатора, краткосрочной памяти и внимания не достигала уровня достоверности. В наибольшей степени препарат оказывал положительное влияние на память, ее продуктивную составляющую и внимание, его концентрацию. Объем памяти и внимания изменялись меньше.
   Сопоставление психофизиологических показателей после 45 дней терапии нобеном с нормативными контрольными данными в целом подтвердило тенденцию к нормализации состояния испытуемых. Однако данная тенденция имела неравномерный характер. В результате терапии показатели продуктивности оперативной памяти и концентрации внимания обнаруживали значения, превосходящие данные контроля, а показатели сенсомоторной активности и объема оперативной памяти – значения, близкие к нормативным. В то же время показатели функциональной лабильности зрительного анализатора, краткосрочной памяти и объема оперативной памяти не достигали нормативных значений. Полученные данные акцентируют наличие определенной избирательности во влиянии нобена на психофизиологические процессы.   

Заключение
   
Результаты проведенного исследования показали, что терапия нобеном оказывает положительное влияние на психофизиологическое состояние как здоровых пожилых людей, так и больных с органическими заболеваниями мозга сосудистого или посттравматического генеза. Нобен® обладает широким спектром действия. Препарат повышает скорость сенсомоторных реакций и лабильность мозговых процессов, в чем, очевидно, проявляется его неспецифический активирующий эффект. Он также оказывает выраженное специфическое действие на собственно когнитивные процессы, улучшая показатели краткосрочной и оперативной памяти и внимания. При этом влияние на продуктивность и точность этих процессов у исследованных испытуемых выражено больше, чем на их объем, в чем может проявляться компонент неспецифической активации мозга, адресующейся в большей степени к процессам обработки информации. Влияние нобена на психофизиологические состояние здоровых людей и больных с органическими заболеваниями мозга различного генеза носит близкий характер. Оно отличается количественно, положительно коррелируя со степенью отклонения их состояния от нормы. Благодаря такой корреляции нобен обнаруживает нормализующий эффект на функции мозга.
   Терапия нобеном хорошо переносится больными. Безопасность идебенона установлена многими исследованиями, в том числе при болезни Альцгеймера, когда препарат принимался длительно (до 2 лет) и в высоких дозах (от 90 до 360 мг в день) [7]. Сочетание эффективности и безопасности нового препарата "Нобен“ определяет его перспективность для лечения когнитивных расстройств в широкой возрастной популяции.   

Литература
1. Sugiyama Y, Fujita T. Stimulation of respiratory and phosphorylating activities in rat brain mitochondria by idebenone (CV-2619), a new agent improving cerebral metabolism. FEBS Lett 1985; 184: 48–51.
2. Geromel V, Darin N, Chretien D et al. Coenzyme Q and idebenone in the therapy of respiratory chain diseases: rationale and comparative benefits. Molec Genet Metab 2002; 77: 21–30.
3. Nabeshima T, Nitta A, Fuji K et al. Oral administration of NGF synthesis stimulators recovers reduced brain NGF content in aged rats and cognitive dysfunction in basal-forebrain-lesioned rats. Gerontology (Basel) 1994; 40 (suppl. 2): 46–56.
4. Scavini C, Rozza A., Lanza E et al. Effect of idebenone on in vivo serotonin release and serotonergic receptors in young and aged rats. Eur Neuropsychopharmacol 1996; 6: 95–102.
5. Mordente A, Martorana G, Minotti G, Giardina B. Antioxidant properties of 2,3-Dimethoxy-5-methyl-6-(10-hydroxydecyl)-1,4-benzoquinone (Idebenone). Chem Res Toxicol 1998; 11 (1): 54–63.
6. Краснов В.Н., Музыченко А.П. и др. Новый нейрометаболический церебропротектор Идебенон: перспективы применения в психиатрии. Социальн. и клин. психиатр. 2000; 1: 61–3.
7. Gutzmann H, Hadler D. Sustained efficacy and safety of idebenone in the treatment of Alzheimer’s disease: update on a 2-year double-blind multicentre study. J Neural Transm Suppl 1998; 54: 301–10.



В начало
/media/psycho/04_04/197.shtml :: Wednesday, 20-Oct-2004 22:04:25 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster