Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 07/N 6/2005 ОКНО В МИР

Эсциталопрам в клинической практике (результаты открытого натуралистического исследования) (расширенный реферат)


A. Rush*, A. Bose**

*Техасский университет, Даллас, США; **Forest Laboratories, Inc., США

Введение
   
Эсциталопрам (ципралекс) является наиболее селективным из антидепрессантов класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) [1]. Эффективность и безопасность эсциталопрама в дозах 10–20 мг/сут в терапии большого депрессивного расстройства (БДР) подтверждены многочисленными кратковременными плацебо-контролируемыми клиническими исследованиями [2–4], а также длительным 36-недельным плацебо-контролируемым исследованием профилактики обострений [5]. В двух из них использовались фиксированные дозы для доказательства эффективности рекомендуемой стартовой дозы эсциталопрама 10 мг/сут [2, 4]. Дополнительно выполнен анализ объединенной базы данных 3 двойных слепых плацебо-контролируемых исследований эсциталопрама в фазе купирующей терапии БДР, в которых в качестве активного препарата сравнения назначался циталопрам. Результаты анализа свидетельствуют, что эсциталопрам превосходит циталопрам по скорости и выраженности клинического эффекта в отношении депрессивной и тревожной симптоматики [6]. По данным клинических исследований, эсциталопрам хорошо переносится пациентами: в дозе 10 мг/сут он не обнаруживал статистически достоверных отличий от плацебо по долям пациентов с преждевременной отменой терапии из-за нежелательных явлений [2, 4].
   Химические и фармакологические свойства эсциталопрама рассмотрены в ряде публикаций [1, 7–13]. Препарат быстро всасывается после перорального приема, период его полужизни в плазме после однократной дозы составляет 27–32 ч. Эсциталопрам не вызывает значимого подавления активности основных изоферментов семейства цитохромов P-450 in vitro, в связи с чем маловероятно его вовлечение в клинически важные фармакокинетические лекарственные взаимодействия у человека [11].    

Пациенты и методы
   
Настоящее мультицентровое открытое неконтролируемое исследование (IV фаза) эсциталопрама в амбулаторной терапии больных депрессией проводилось на базе 1436 клинических учреждений общемедицинской сети, психиатрической и других специализированных медицинских служб США. Для выявления потенциальных исследователей среди врачей амбулаторных служб использовали маркетинговые данные по выписке рецептов на антидепрессанты класса СИОЗС. Всем отобранным потенциальным исследователям предоставлялось краткое описание целей и задач исследования.
   Каждый исследователь включал до 5 пациентов из числа больных, которых он наблюдает в своей повседневной практике. Для гарантии репрезентативности выборки в отношении широкого спектра больных депрессией в реальной клинической практике предусматривались минимальные критерии включения и исключения. Врачам разрешалось включать в исследование пациентов 18 лет и старше с диагнозом непсихотического большого депрессивного эпизода (единичного или повторного). В соответствии с критериями исключения в исследовании не могли участвовать пациентки, беременные или планирующие беременность в периоде исследования, пациенты с признаками злоупотребления психоактивными веществами за последние 6 мес, принимавшие ингибиторы моноаминоксидазы в течение последних 2 нед и больные с гиперчувствительностью к эсциталопраму. Все пациенты, участвовавшие в исследовании, предоставили письменное информированное согласие. Протокол исследования был одобрен этическими комитетами всех клинических центров.
   Период исследования предусматривал три визита: инициальный, через 4 и 8 нед терапии. На инициальном визите регистрировались демографические характеристики (включая возраст, пол, этническую принадлежность) и проводился сбор медицинского анамнеза. Инициальные измерения выполнялись пациентами самостоятельно с применением следующих шкал самооценки: госпитальная шкала тревоги и депрессии (HADS; Hospital Anxiety Depression Scale [14]); шкала дезадаптации Шихана (SDS; Sheehan Disability Scale [15]) и 12-пунктовая краткая форма опросника по состоянию здоровья (SF-12; 12-Item Short Form Health Survey [16]). Для оценки эффективности через 4 и 8 нед терапии (либо в другие сроки в случае преждевременной отмены терапии) использовалась шкала общей оценки пациентом (PGE; Patient Global Evaluation) [17], HADS, SDS, SF-12 и шкала общего клинического впечатления – улучшение (Clinical Global Impression of Improvement; CGI-I) [17], предназначенная для заполнения исследователем. Доли респондеров определялись проспективно из числа больных с баллом шкалы CGI-I или PGE, равным 1 (очень выраженное улучшение) или 2 (выраженное улучшение).
   После завершения инициального клинического визита пациенты получали таблетки эсциталопрама по 10 мг в количестве, достаточном для лечения в течение 4 нед. Для всех пациентов стартовая доза составляла 10 мг/сут. В дальнейшем при недостаточности терапевтического эффекта и отсутствии сдерживающих нежелательных эффектов допускалось повышение дозы вплоть до максимально допустимого в исследовании уровня 20 мг/сут. Для максимального соответствия условиям реальной клинической практики исследователи получали определенную свободу в планировании сроков оценки на неделях 4-й и 8-й, а также могли назначать дополнительные промежуточные визиты в соответствии со сложившимся стереотипом ведения больных в повседневной практике.
   Нежелательными явлениями (НЯ) считались любые изменения в общем состоянии пациента, субъективные симптомы, выявленные по спонтанным сообщениям пациентов или в результате целенаправленного расспроса, а также установленные исследователем объективные признаки всех сопутствующих заболеваний, появившиеся после начала исследования, включая все изменения в тяжести или частоте проявлений предшествовавших заболеваний и все клинически значимые аномальные лабораторные и физикальные показатели, зафиксированные во время исследования. На каждом визите исследователи задавали пациентам неспецифические вопросы о нежелательных явлениях и регистрировали все случаи таковых независимо от оценки их причинно-следственной связи с препаратом исследования. В обязанности исследователей входила оценка каждого НЯ по степени тяжести, длительности, причинной связи с препаратом исследования и степени серьезности явления.
   Врачи заполняли краткие индивидуальные регистрационные карты (ИРК) на каждого пациента, в которых регистрировали демографические показатели, диагноз в соответствии с критериями Диагностического и статистического руководства 4-й редакции (Diagnostic и Statistical Manual-Fourth Edition; DSM-IV), медицинский анамнез, сопутствующую терапию, дозы эсциталопрама, НЯ и оценку эффективности. Показатели из заполненных ИРК вводились в центральную базу данных. Анализ эффективности проводился с применением метода переноса последнего значения вперед (LOCF) на материале общей выборке терапии (intent-to-treat; ITT), в которую включались все пациенты, прошедшие минимум одну оценку после инициального визита. Все данные по эффективности получены в результате анализов методом LOCF. Для анализа безопасности использовались все доступные данные по безопасности от пациентов, принявших минимум одну дозу препарата исследования. Пациенты, не соответствовавшие предусмотренным протоколом критериям включения, но по тем или иным причинам включенные в исследование и получавшие терапию исследования, также включались в анализ данных исследования.    

Результаты
   Выборка исследования

   По 1436 центрам в целом были включены в исследование 5453 пациента, получивших минимум одну дозу эсциталопрама. Они получали терапию исследования в общемедицинской сети (n=2,591), психиатрических (n=2289) или других специализированных (n=573) медицинских учреждениях. Демографические и клинические показатели всей выборки исследования представлены в табл. 1. Средний возраст пациентов составил 44,9 года. Большинство участников исследования – женщины (71,8%); 780 пациентов (14,4% от всей выборки) были в возрасте 60 лет или старше. В целом 14,2% женщин и 15,2% мужчин в возрасте 60 лет или старше. Более 92% пациентов были европейского происхождения, 3,4% (n=186) относились к афроамериканцам, 2,6% (n=142) – к испанцам и 0,8% (n=45) – к азиатам.
   Наиболее распространенным диагнозом по оси I было БДР, установленное у 80,8% выборки (n=4359). У 873 (16%) пациентов установлены диагнозы других аффективных расстройств, включая биполярное расстройство (1,9%), депрессивное расстройство без дополнительных указаний (БДУ; 11,6%), дистимическое расстройство (2,6%) и расстройства настроения, связанные с общемедицинскими заболеваниями (0,1%).
   У части пациентов из выборки исследования установлены диагнозы тревожных расстройств (тревожное расстройство БДУ, паническое расстройство, агорафобия, обсессивно-компульсивное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство), расстройств приспособления, соматоформных расстройств, деменции, психоза, диссоциативных расстройств, личностных расстройств, расстройств с дефицитом внимания или разрушительным поведением, злоупотребления психоактивными веществами. За исключением тревожного расстройства БДУ (n=40; 0,7%), ни один из перечисленных диагнозов не встречался чаще 0,1% от всей выборки.
   Выборка исследования характеризовалась высоким уровнем дезадаптации: на момент инициальной оценки у значительной части пациентов отмечалась тяжелая (7 или 8 баллов) или крайне тяжелая (9 или 10 баллов) дезадаптация по 10-балльным подшкалам работоспособности (47%), социальной активности (61%) и семейной активности/бытовых обязанностей (58%) шкалы SDS. В соответствии с оценками исследователей симптомы депрессии были умеренными (66%) или тяжелыми (20%) у 86% больных выборки. В большинстве случаев отмечалась длительная (в среднем 6,4±9,15 года) и повторная (72,9%) депрессия. Более 74% пациентов ранее получали терапию антидепрессантами (преимущественно класса СИОЗС), причем 72% из них обнаруживали хороший эффект от приема минимум одного из предыдущих антидепрессантов. Без эффекта принимали минимум один из предыдущих антидепрессантов 27,9% (n=1123) от всей выборки, а у 18,3% (n=737) отмечалась непереносимость минимум одного из предыдущих антидепрессантов. В целях анализа в рамках данного исследования все эти пациенты квалифицировались как больные с отсутствием эффекта или непереносимостью терапии антидепрессантами в анамнезе.
   Выборка исследования характеризовалась высокими показателями коморбидных расстройств. Соматическая патология (любые заболевания или расстройства, по поводу которых пациенты получали лечение у врача) выявлена в анамнезе 73,7% больных, участвовавших в исследовании, из них у 88,4% (n=3513) заболевание продолжалось на момент включения в исследование. Наиболее частыми формами коморбидной соматической патологии были артериальная гипертензия, гиперлипидемия, гастроэзофагеальный рефлюкс, диабет, артрит, аллергический ринит и бронхиальная астма. Наиболее частой формой коморбидной психической патологии были тревожные расстройства. Из всей выборки 71,1% пациентов получали сопутствующую фармакотерапию в комбинации с препаратом исследования. В большинстве случаев сопутствующая терапия проводилась с применением гипотензивных средств (ингибиторы ангиотензинконвертирующего фермента – АКФ), блокаторы рецепторов ангиотензина типа II, блокаторы кальциевых каналов, b-блокаторы, a-блокаторы и диуретики), липидоснижающие препараты (преимущественно статины), ингибиторы протонной помпы, анальгетики (коксибы, нестероидные противовоспалительные средства и опиатные анальгетики), антигистаминные препараты, средства лечения астмы (ингаляционные стероиды, бронходилататоры и антагонисты рецепторов лейкотриена), анксиолитики (преимущественно бензодиазепины) и гипнотики. Другие препараты, сравнительно часто использовавшиеся в ходе исследования, включали гормональные средства (гормонозаместительная терапия и пероральные контрацептивы), витамины и минеральные добавки.   

Терапия
   
Из 5453 пациентов, включенных в исследование, 76,1% полностью завершили 8 нед терапии. Наиболее частыми причинами преждевременного исключения из исследования служили нежелательные явления (8,7%) и утрата контакта с пациентом для катамнестической оценки (8,3%). Только 2,3% больных преждевременно выбыли из исследования вследствие неудовлетворительного терапевтического эффекта. Средняя длительность терапии (СО) составила 56,7 (25,3) дня, суммарное воздействие препарата было эквивалентно 846,4 пациент/лет терапии. Примерно 10% пациентов от всей выборки получали терапию исследования в течение более 70 дней в соответствии с предусмотренным гибким планированием сроков финального визита.
   Суммарная средняя доза эсциталопрама (на протяжении всего периода исследования) составила 11,6 мг/сут. Наиболее часто использовалась доза 10 мг/сут: 78,7% пациентов от всей выборки в течение более длительного срока получали эсциталопрам в дозе 10 мг/сут (т.е. модальная доза), чем в любой другой дозе. Доли пациентов, получавших другие модальные дозы эсциталопрама составили: 5 мг/сут (1,1%); 15 мг/сут (1%); 20 мг/сут (18,7%); 30 мг/сут (0,3%); 40 мг/сут (0,1%). На момент завершения исследования 63,5% выборки исследования оставались на суточной дозе 10 мг, а 31,6% получали 20 мг/сут. Средняя суточная доза не зависела от пола, тяжести депрессии или возраста (табл. 2).   

Клиническая эффективность
   
Средние баллы шкал CGI-I и PGE на момент окончания исследования (LOCF), а также средние стартовые баллы шкал HADS, SDS и SF-12 и их изменения на момент окончания исследования приводятся в табл. 3. Доля респондеров по критерию шкалы CGI-I составила 51,3% на неделе 4 и 68,0% на момент финальной оценки (рис. 1). Доля респондеров по критерию шкалы PGE составила 50,3% на неделе 4 и 65,9% на момент финальной оценки (см. рис. 1). На фоне терапии эсциталопрамом также отмечалась редукция тревожной и депрессивной симптоматики в соответствии с изменениями в стартовых баллах подшкал тревоги и депрессии шкалы HADS (рис. 2).
   Наряду с редукцией психопатологической симптоматики терапия эсциталопрамом сопровождалась улучшением функциональных способностей пациентов, что подтверждено баллами шкалы SDS. На момент финальной оценки более половины пациентов оценивали уровень дезадаптации как легкий или вовсе не отмечали ее признаков, о чем свидетельствуют значения от 0 до 3 баллов по подшкалам работоспособности (58%), социальной активности (51%) и семейной активности/бытовых обязанностей (52%) шкалы SDS. Выраженные нарушения по этим параметрам сохранялись только у 5–6% больных, средняя редукция стартовых значений на момент финальной оценки составила 2,5 балла по подшкале работоспособности, 2,9 балла по подшкале социальной активности и 2,8 балла по подшкале семейной активности/бытовых обязанностей (рис. 3).
   На инициальном визите средний балл психического компонента шкалы SF-12 был на 15 единиц меньше, чем средний балл соматического компонента (29,1 против 44,6). На финальном визите средний балл психического компонента увеличился на 14 пунктов и составил 43,1, тогда как в динамике среднего балла соматического компонента отмечалось лишь маргинальное улучшение. Степень суммарного улучшения показателей соматического компонента ограничивалась высокими инициальными значениями этого показателя.
   Доли респондеров на терапию эсциталопрамом по критерию CGI-I были одинаковыми в подгруппах пациентов с хорошим эффектом предыдущей терапии антидепрессантов (65,7%) и с явлениями резистентности к антидепрессантам в анамнезе (62,7%). В подгруппе пациентов, не получавших ранее терапии антидепрессантами, этот показатель достигал 78,1%. Сходным образом доли респондеров по критерию CGI-I в подгруппах пациентов с хорошей переносимостью и непереносимостью предыдущей терапии антидепрессантами составляли 64 и 69% соответственно. Финальные оценки эффективности, выставленные самими пациентами по шкале PGE, были во многом сопоставимы с оценками врачей и имели минимальные различия в показателях эффективности при сравнении подгрупп с хорошим эффектом и неудовлетворительным эффектом предыдущей терапии антидепрессантами (табл. 4).
   Доля респондеров среди пациентов в возрасте і 60 лет не отличалась от таковой общей выборки исследования. На момент финальной оценки из числа пациентов в возрасте і 60 лет к респондерам были отнесены 66 и 64% по критериям CGI-I и PGE соответственно (метод LOCF).
   Показатели эффективности в выборке наблюдавшихся случаев несколько превосходили по абсолютным значениям показатели, полученные методом LOCF, но эти различия не достигали уровня значимо достоверных ни по одному из принятых в исследовании параметров (в настоящей публикации эти данные не приводятся).

Безопасность
   
В общей выборке исследования преждевременная отмена терапии эсциталопрамом из-за НЯ потребовалась 8,7% пациентов. Наиболее типичным НЯ, послужившим причиной преждевременной отмены терапии, была тошнота (2,2%). Ни одно из других НЯ не стало причиной преждевременной отмены у более 1% больных. Серьезные НЯ зарегистрированы всего у 67 (1,2%) из 5453 пациентов.
   Одно или более НЯ наблюдалось у 28,1% пациентов общей выборки, 7 НЯ зафиксированы у более 2% больных общей выборки исследования (табл. 5). Большинство их (88,6%) по степени тяжести оценивались как легкие или умеренные.
   Из числа пациентов в возрасте 60 лет и старше 12,9% преждевременно выбыли из исследования вследствие НЯ. Различия в долях преждевременно выбывших из-за нежелательных явлений пациентов между подгруппами в возрасте до 60 лет и 60 лет и старше были минимальными (см. табл. 5).   

Таблица 1. Демографические и клинические показатели выборки исследования

Показатель (n=5453)

Значение

Возраст, лет (среднее ± СО)

44,9±14,34

Женский пол, %1

71,8

Этническая принадлежность, %2

 

белые/европейцы

92,6

афроамериканцы

3,4

испаноамериканцы

2,6

азиатоамериканцы

0,8

другое

0,6

Основной диагноз, %

 

БДР

80,8

биполярное расстройство

1,9

депрессивные расстройства

11,6

(без дополнительных указаний)

 

аффективное расстройство вследствие

0,1

общемедицинского заболевания

 

дистимическое расстройство

2,6

другое

3,0

Депрессивный эпизод(ы) в анамнезе, %

72,9

Длительность депрессивного расстройства,

6,4 ± 9,15

лет (среднее ± СО)

 

Терапия антидепрессантами в анамнезе, %

74,4

отсутствие эффекта

27,9

непереносимость антидепрессантов

18,3

Выраженность текущего эпизода, %

 

легкий

14,2

умеренный

65,8

тяжелый

20,0

Общемедицинские заболевания в анамнезе, %

73,7

Текущее общемедицинское заболевание, %

88,4

Примечание. 1 Процент от числа пациентов (5405) с зарегистрированными показателями пола, 2 процент от числа пациентов (5427) с зарегистрированными данными по этническому происхождению.

Таблица 2. Средние суточные дозы эсциталопрама в подгруппах выборки исследования

Выборка

n

Средняя суточная доза, мг

Все пациенты

5453

11,6

Пол1

   

мужской

1525

11,7

женский

3880

11,6

Выраженность депрессии2

   

легкая

769

11,4

умеренная

3562

11,6

тяжелая

1085

11,9

Возраст3, лет

   

< 60

4640

11,7

і 60

784

11,3

Примечание. 1Процент от числа пациентов (n=5405) с зарегистрированными показателями пола, 2процент от числа пациентов (n=5416) с зарегистрированными показателями тяжести депрессии, 3процент от числа пациентов (n=5424) с зарегистрированными показателями возраста.

Таблица 3. Клиническая эффективность: средние стартовые баллы и их изменения на момент финальной оценки (LOCF)

Оценочная шкала

Стартовый балл

Изменение стартового балла на момент окончательной оценки

CGI-I

NA

2,3±1,13

PGE1

NA

2,3±1,18

HADS

подшкала депрессии

10,7±4,21

-4,8±4,83

подшкала тревоги

12,9±4,04

-5,0±4,56

SDS

подшкала работоспособности

6,0±2,88

-2,5±3,10

подшкала социальной

6,8±2,61

-2,9±3,14

активности

   

подшкала семейной

6,6±2,64

-2,8±3,17

активности/бытовых

   

обязанностей

   

SF-12

психический компонент

29,1±9,56

14,0±13,51

соматический компонент

44,6±12,15

1,4±8,99

Примечание. Значения представлены как среднее ± СО. 1Данные представлены как средние баллы на момент финальной оценки.

LOCF – перенос последнего измерения вперед; CGI-I – шкала общего клинического впечатления – улучшение; PGE – шкала общей оценки пациентом; HADS – госпитальная шкала тревоги и депрессии; SDS – шкала дезадаптации Шихана; SF-12 – 12-пунктовая краткая форма опросника по общему здоровью; NA – нет данных.

Рис. 1. Доли респондеров (по критериям суммарных баллов шкалы общего клинического впечатления – улучшение [CGI-I] и шкалы общей оценки пациентом, PGE) на неделе 4 и неделе 8 (метод переноса последнего измерения вперед, LOCF).

 

Рис. 2. Средние баллы подшкал госпитальной шкалы тревоги и депрессии от инициальной до окончательной оценки (перенос последнего измерения вперед, LOCF).

 

 

Рис. 3. Средние баллы шкалы дезадаптации Шихана по подшкалам работоспособности, социальной активности и семейной активности/бытовых обязанностей от инициальной до финальной оценки (перенос последнего измерения вперед, LOCF).

 

Таблица 4. Доли респондеров на терапию эсциталопрамом на момент финальной оценки (LOCF) среди пациентов с терапией антидепрессантами в анамнезе

Пациенты

Доля респондеров по CGI-I, %

Доля респондеров по PGE, %

Общая выборка исследования

68,0

65,9

Терапия в анамнезе

 

Респондеры

65,7

64,0

Нонреспондеры

62,7

59,7

С хорошей переносимостью

64,0

61,9

С непереносимостью

69,0

66,9

Таблица 5. Наиболее частые нежелательные явления во время терапии эсциталопрамом

Нежелательные явления, %1

Общая выборка (n=5453)

Пациенты до 60 лет (n=4640)

Пациенты старше 60 лет (n=784)

Любое нежелательное явление

28,1

27,8

30,0

Тошнота

4,6

4,5

5,1

Головная боль

3,4

3,4

3,8

Расстройства эякуляции2

2,5

2,8

0,9

Диарея

2,3

2,2

3,3

Инсомния

2,4

2,5

1,9

Сонливость

2,3

2,2

2,7

Слабость

2,1

2,1

1,9

Примечание. 1 Частота > 2% в выборке исследования, 2 частота у пациентов мужского пола.

Обсуждение
   
В исследовании выполнена проспективная оценка терапии эсциталопрамом в реальных условиях клинической практики. Результаты исследования, в котором участвовало почти 5500 пациентов и более 1400 клиницистов, занятых в системе общемедицинской, психиатрической и другой специализированной помощи, свидетельствуют о том, что эсциталопрам в дозе 10–20 мг/сут является эффективным антидепрессантом с благоприятным профилем переносимости. Терапия эсциталопрамом обеспечивает редукцию депрессивной и тревожной симптоматики, повышение профессиональной, социальной и семейной активности, а также улучшение качества жизни пациентов. Клиническое действие эсциталопрама, по-видимому, не зависит от уровня эффективности и переносимости предыдущей терапии другими антидепрессантами. Выявлена низкая суммарная частота НЯ, профиль наиболее частых из них, установленный в данном натуралистическом исследовании, сопоставим с результатами оценки переносимости эсциталопрама в плацебо-контролируемых исследованиях [2–4] и является типичным для антидепрессантов класса СИОЗС. В настоящем исследовании преждевременная отмена терапии из-за НЯ потребовалась только 8,7% пациентов.
   В выборке исследования были пациенты с относительно осложненным медицинским анамнезом, чем больные, которых обычно отбирают для исследований эффективности психотропных препаратов по конкретному показанию. У большинства пациентов, включенных в данное исследование, выявлялись депрессивные расстройства в анамнезе и текущие соматические заболевания, однако, несмотря на высокую распространенность рекуррентной депрессии и сопутствующей фармакотерапии, в изученной выборке эффективность терапии эсциталопрамом (в большинстве случаев в дозе 10 мг/сут) была очень высокой. Высокие показатели были получены также и в подгруппах пациентов с неудовлетворительным эффектом и непереносимостью предыдущей терапии антидепрессантами. Например, 62,7% пациентов, резистентных к предыдущей терапии антидепрессантами, соответствовали критерию респондеров на терапию эсциталопрамом по шкале CGI-I на момент финальной оценки, так же как и 69% пациентов с непереносимостью предыдущей терапии антидепрессантами. Эти показатели были сопоставимы с долей респондеров от всей выборки исследования (68%). Полиморфизм выборки исследования, несомненно, в большей мере соответствует популяции пациентов реальной клинической практики, чем выборки больных, участвующих в двойных слепых плацебо-контролируемых исследованиях.
   В открытом и неконтролируемом исследовании невозможно исключить неспецифическое влияние условий терапии на результаты оценки эффективности. Однако показатели эффективности, полученные в данном исследовании по критериям шкалы CGI-I, сопоставимы с результатами двойных слепых плацебо-контролируемых исследований эсциталопрама в купирующей терапии БДР [2–4, 6]. Более того, можно утверждать, что открытые исследования антидепрессантов в условиях реальной клинической практики позволяют получить показатели, более близкие к уровню эффективности препарата в практических медицинских учреждениях.
   Другой недостаток данного исследования заключается в том, что исследователи и пациенты оценивали эффективность терапии открытым методом. Исследователи измеряли эффективность эсциталопрама по шкале CGI-I параллельно с пациентами, которые пользовались сходной шкалой PGE. Однако результаты дополнительной оценки эффективности, которую выполняли пациенты по функциональным и эмоциональным показателям, полностью согласуются с оценками по шкале PGE.
   В данном исследовании установлены очень высокие показатели переносимости эсциталопрама. Частота преждевременного отказа от терапии из-за НЯ была низкой (8,7%). Однако мы не может исключить вероятности того, что преждевременные отказы пациентов от продолжения терапии по неизвестным причинам и неявки больных на катамнестические визиты были также связаны с НЯ. Только 7 НЯ, типичных для СИОЗС, регистрировались более чем у 2% больных общей выборки, только одно НЯ – тошнота (4,6%) – отмечалось более чем у 4% пациентов. Надежность столь низких показателей НЯ в данном исследовании может быть частично поставлена под сомнение, так как измерения были основаны на добровольных сообщениях пациентов. К тому же первая возможность получить от пациентов информацию о НЯ предоставлялась исследователям лишь через 4 нед терапии эсциталопрамом – этот период мог быть достаточным для того, чтобы ранние НЯ спонтанно редуцировались.
   Модальная доза эсциталопрама в данном исследовании составила 10 мг/сут, а суммарная средняя доза – 11,6 мг/сут. Эти показатели согласуются с результатами плацебо-контролируемых исследований, в которых получены доказательства эффективности эсциталопрама в дозе 10 мг/сут в терапии депрессии [2, 4]. В данном исследовании более 60% пациентов продолжали прием стартовой дозы эсциталопрама (10 мг/сут) до окончания 8-недельного периода терапии.
   Данное масштабное открытое исследование эсциталопрама проведено с участием 1436 пациентов амбулаторных клиник США, составивших клинически гетерогенную выборку исследования, включая больных с рекуррентной депрессией и коморбидными соматическими заболеваниями, типичную для реальной клинической практики. Терапия эсциталопрамом, преимущественно в дозе 10 мг/сут, отличалась хорошей переносимостью, несмотря на разнородную выборку исследования, и обеспечивала уровень эффективности, сопоставимый с результатами применения препарата в рандомизированных плацебо-контролируемых клинических исследованиях.

Литература:
1. Owens MJ, Knight DL, Nemeroff CB. Biol Psychiatry 2001;50:345-50.
2. Burke WJ, Gergel I, Bose A. J Clin Psychiatry 2002;63:331-6.
3. Lepola UM, Loft H, Reines EH. Int Clin Psychopharmacol 2003;18:211-7.
4. Wade A, Michael Lemming O, Bang Hedegaard K. Int Clin Psychopharmacol 2002;17:95-102.
5. Rapaport MH, Bose A, Zheng H. J Clin Psychiatry 2004;65:44-9.
6. Gorman JM, Korotzer A, Su G. CNS Spectr 2002;7(Suppl):40-4.
7. Hyttel J, Boges KP, Perregaard J, Sa_nchez C. J Neural Transm Gen Sect 1992;88:157-60.
8. Montgomery SA, Loft H, Sanchez C et al. Pharmacol Toxicol 2001;88:282-6.
9. Mork A, Kreilgaard M, Sa_nchez C. Neuropharmacology 2003;45:167-73.
10. Rochat B, Amey M, Baumann P. Ther Drug Monit 1995;17:273-9.
11. von Moltke L, Greenblatt D, Giancarlo G et al. Drug Metab Dispos 2001;29:1102-9.
12. Sanchez C, Bergqvist PB, Brennum LT et al. Psychopharmacology (Berl) 2003a;167:353-62.
13. Sanchez C, Gruca P, Papp M. Behav Pharmacol 2003b;14:465-70.
14. Zigmond AS, Snaith RP. Acta Psychiatr Scand 1983;67:361-70.
15. Sheehan DV, Harnett-Sheehan K, Raj BA. Int Clin Psychopharmacol 1996;11(Suppl):89-95.
16. Ware J Jr, Kosinski M, Keller SD. Med Care 1996;34:220-33.
17. Guy W. ECDEU Assessment Manual for Psychopharmacology. Washington, DC: Superintendent of Documents, US Government Printing Office, US Department of Health, Education, and Welfare Publication No, 1976;76-338.
Depression и Anxiety 21:26–32 (2005)



В начало
/media/psycho/05_06/356.shtml :: Sunday, 11-Dec-2005 18:29:50 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster