Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 08/№ 3/2006 ОКНО В МИР

Определение ремиссии при шизофрении


(По материалам 10-й зимней сессии семинара по проблемам шизофрении. Давос, 2006 г.)

Концепция ремиссии
  
Ремиссия при шизофрении – достижимая цель. Именно эта идея являлась основой всех сообщений на симпозиуме, прошедшем в рамках 10-й зимней сессии по проблемам шизофрении в швейцарском г. Давосе. Недавно введенная система согласованных рабочих критериев клинической ремиссии при шизофрении создает благоприятную основу для достижения и поддержания результатов лечения, оправдания надежд пациента и его родственников. Насущная необходимость – изменить отношение врачей к лечению шизофрении, настроить пациентов, лиц, ухаживающих за ними, и врачей на достижение положительных результатов лечения и позитивный исход. Основной темой семинара являлось введение в клиническую практику новых критериев ремиссии. Участники семинара также обсуждали методы применения лекарственных препаратов пролонгированного действия для инъекций, необходимые для достижения и поддержания стабильной ремиссии.
  Участники симпозиума отметили, что несмотря на значительный прогресс в изучении и лечении, шизофрению обычно считают хронически рецидивирующим заболеванием, излечение которого маловероятно или невозможно, а лечение малоэффективно. Врачи чаще принимают течение заболевания с периодическими рецидивами и госпитализацией за норму, чем за неприемлемую неэффективность лечения. У пациентов с диагнозом шизофрении возможна ремиссия – это трудно достижимая, но важная концепция как для пациентов, так и для врачей. Концепция расширяет возможности лечения, для ее воплощения в клинических испытаниях и клинической практике необходимы согласованные рабочие критерии клинической ремиссии при шизофрении.
  Ремиссия долгое время являлась важной клинической целью при лечении депрессии и тревожных расстройств, но для шизофрении характерны чрезвычайная неравномерность и длительность течения и различные исходы заболевания. Концепцию стандартных критериев ремиссии необходимо внедрять с учетом этих особенностей. Шизофрения у многих пациентов сопряжена с нарушениями схемы лечения, что обычно приводит к рецидиву, часто с тяжелыми последствиями. Порой требуется больше года для возвращения пациента к прежнему уровню социальной активности [1], и при каждом очередном рецидиве состояние может ухудшаться настолько, что станет невозможным достижение прежнего уровня соматического и функционального состояния [2].  

Критерии ремиссии при шизофрении
  
Рабочая группа по изучению ремиссии при шизофрении на конференции в 2003 г. предложила стандартные критерии ремиссии, основанные на диагностических критериях, отражающих характерные признаки и симптомы этой болезни [3].
  В этом согласительном документе ремиссия определена как “состояние, при котором пациенты чувствуют облегчение основных признаков и симптомов заболевания, у них не наблюдается расстройства поведения и нет достаточных критериев, необходимых для подтверждения первоначального диагноза шизофрении”. Профессор Джон Кейн, председательствующий на симпозиуме, сказал: “Это значит, что у пациента, пришедшего на прием к врачу, нельзя диагностировать шизофрению на основе имеющихся признаков и симптомов”. Ремиссия не означает выздоровление, которого достичь труднее и которое включает другие показатели профессиональной и социальной реабилитации, обусловливающей необходимость высокого уровня функциональной полноценности. Однако при ремиссии признаки и симптомы, типичные для шизофрении, отсутствуют, пациент достиг приемлемого психосоциального уровня. У пациентов в стадии ремиссии существенно улучшается качество жизни (КЖ) согласно оценке по шкале SF-36 [4].
  Критерии основаны на оценке выраженности восьми показателей шкалы PANSS (шкала оценки позитивных и негативных симптомов) для первоначального диагноза шизофрении:
  • бред
  • расстройство мышления
  • галлюцинаторное поведение
  • необычное содержание мыслей
  • манерность и позирование
  • притупленный аффект
  • социальная самоизоляция
  • нарушение спонтанности и плавности речи
  Для диагноза стадии ремиссии у пациента все эти симптомы должны полностью отсутствовать или быть очень слабо выражены (1–3-й уровень по шкале PANSS) на протяжении не менее 6 мес. Таким образом, в этой модели используются четкие пороговые показатели для определения улучшения в отличие от критериев изменений. Следовательно, сравнение исходного числа баллов и улучшение, выраженное в процентах, можно заменить стандартным критерием и использовать его в клинической практике и научных исследованиях.  

Цель ремиссии: достижение изменений
  
Введение критериев ремиссии одобрено EUFAMI (Европейская федерация ассоциаций семей лиц, страдающих психическими заболеваниями) как важная концепция для выработки новой стратегии в психиатрии. Европейская группа защиты прав пациентов работает с 44 организациями в 28 странах. Группа поддерживает пациентов и их родственников, оказывая влияние на ответственных лиц и средства массовой информации на местном и национальном уровне во всех случаях, касающихся проблем психического здоровья. EUFAMI призывает органы здравоохранения включить концепцию отдельной темой в будущую Зеленую статью Еврокомиссии “Улучшение психического здоровья населения. К стратегии в психиатрии для стран Евросоюза” [5].  

Соблюдение схемы лечения: отправная точка
  
Неполное соблюдение схемы лечения – частое явление при шизофрении, хотя и трудно поддающееся оценке. В недавней публикации нарушение схемы лечения приводится в качестве главного фактора, ведущего к прогрессированию заболевания, увеличению смертности и росту затрат системы здравоохранения при многих болезнях [7]. Хорошо известно, что многие пациенты, больные шизофренией, не принимают препараты, как предписано врачом [8], схему лечения время от времени нарушают минимум 50% пациентов, больных шизофренией [9]. Атипичные антипсихотические средства для приема внутрь дополнили методы лечения, они оказались эффективнее обычных антипсихотических средств, применяемых для облегчения симптомов и снижения частоты рецидива [10]. Однако нарушение схемы лечения все еще остается важнейшей проблемой. Разработка атипичных препаратов пролонгированного действия для инъекций, в которых комбинируются эффективность атипичного средства с удобством и надежностью применения 1 раз в 2 нед, существенно улучшает соблюдение схемы лечения. Соблюдение схемы лечения – это результат сочетания нескольких благоприятных факторов:
  • предсказуемые, стабильные и длительно сохраняющиеся в плазме крови уровни концентраций препаратов;
  • сниженные максимальные концентрации в плазме крови с минимальными колебаниями;
  • отсутствие метаболизма в печени после всасывания в желудочно-кишечном тракте;
  • быстрый способ выявления пропущенных инъекций (нарушение схемы лечения).
  Рисперидон – первое атипичное антипсихотическое средство пролонгированного действия. Данные подтверждают, что препарат позволяет достичь ремиссии и поддерживать ее у многих ранее “стабильных” пациентов, не склонных к рецидивам [4]. Для проверки клинической значимости предложенных критериев ремиссии проведена ретроспективная оценка данных, полученных в 6-месячной открытой фазе клинического исследования.
  Цель исследования – сравнить эффективность рисперидона и контрольного препарата (StoRMi) [11]. Пациентам после пероральных препаратов или антипсихотических средств пролонгированного действия назначали рисперидон пролонгированного действия для инъекций (РПДДИ). Из 715 пациентов при включении в исследование лишь 29% соответствовали критериям PANSS, но к концу исследования эта доля увеличилась до 60%. Лечение рисперидоном пролонгированного действия для инъекций привело к статистически значимому и длительному улучшению психического и соматического состояния. Шестимесячное исследование завершили 74% пациентов, что свидетельствует об очень высоком уровне соблюдения схемы лечения РПДДИ [12]. Это должно помочь пациентам в достижении соответствия критериям ремиссии и ее поддержании.  

Введение концепции в практику
  
Л. Хеллдин, заместитель главного психиатра в центре NU Health Care в г. Тролльхеттан (Швеция), подчеркнул важность введения концепции критериев ремиссии в повседневную практику. Клиническое исследование CATIE (“Сравнение эффективности антипсихотических средств для пациентов, больных шизофренией”) было первым исследованием, проведенным в реальных условиях лечебных учреждений. Исследователи проводили объективное сравнение нескольких антипсихотических средств и учитывали исход заболевания для пациента и его родственников [11]. Для оценки образа жизни конкретных пациентов необходимо изучить особенности одного учреждения или местности. Л. Хеллдин описал проведенное в Швеции исследование области с населением 253 000 человек, из которых 670 страдали шизофренией. При скрининговом обследовании были выявлены 243 пациента, которых можно было включить в исследование. Оценен обширный ряд ситуационных факторов, включая работоспособность, социальную активность, образование, нагрузку на семью, качество жизни и осознание болезни.
  Для определения статуса пациентов использованы критерии ремиссии и ее степеней. Из 243 пациентов 93 (38%) отнесены в группу ремиссии – за критерий отсечения приняли 3 балла по шкале PANSS. Эту величину считали приемлемой, поскольку при отсечении на уровне 2 баллов лишь 11% пациентов соответствовали критериям ремиссии, на уровне 4 баллов – 74% пациентов. Отнесенные в группу ремиссии пациенты обладают лучшей функциональной полноценностью по числу баллов повседневной активности (шкала оценки потребностей Camberwell), имеют больше шансов на улучшение трудоспособности и большую степень независимости. Их образовательный и общественный статус выше, а нагрузка на семью меньше. Кроме того, у таких пациентов реже возникала необходимость в госпитализации или длительном пребывании в стационаре, шансы на самостоятельную повседневную жизнь были выше. У пациентов в стадии ремиссии были лучше качество жизни и уровень осознания болезни, и у них отмечались меньшее нарушение когнитивных функций и большее удовлетворение результатом лечения.  

Инструмент наблюдения, используемый врачами
  
Стандартизированный инструмент наблюдения для всех европейских систем здравоохранения – некая отправная точка в оценке эффективности концепции ремиссии в программе лечения больных шизофренией. Это поможет выработать достоверные критерии оценки проведения и результатов клинических исследований и облегчит взаимопонимание всех участников лечения: пациентов, родственников, врачей и других заинтересованных сторон.
  Критерии ремиссии, описанные Экспертной рабочей группой, включены в интерактивный инструмент наблюдения для помощи практикующим врачам в применении шкал, разработанных для оценки шизофрении, в оценке ремиссии и эффективности лечения. Этот инструмент – удобное и понятное наглядное средство – автоматически суммирует все оценки и делает отчет о статусе пациента и достигнутом прогрессе. После ввода данных анамнеза и обследования четкое пошаговое руководство помогает пройти стадии оценки и получить характеристику пациента. Каждая стадия включает теоретическое обоснование и рекомендации. Помимо помощи врачу в оценке ситуации инструмент помогает пациентам и родственникам документировать прогресс и сосредоточить внимание на будущих достижениях.  

К достижению соглашения
  
Делегаты сомневались в необходимости оценки по всем восьми пунктам шкалы PANSS менее 3 баллов на протяжении всего 6-месячного периода. Как было подчеркнуто, для достижения стойкого результата и международного значения концепции ремиссии необходимо применять критерии ремиссии без модификаций. Если один симптом постоянно превышает пороговое значение, значит, пациента нельзя относить к категории достигших ремиссии. Важно то, что такой подход помогает врачам сосредоточить внимание на “мучительных” симптомах, выбрав необходимое лечение. Д. Кейн признал трудности соблюдения критериев тяжести, но в то же время подчеркнул, что концепция ремиссии подразумевает отсутствие симптомов, являющихся диагностическими признаками. Это предоставляет информацию практикующим врачам о достигнутом успехе и помогает объяснить пациентам и их родственникам причины изменения лечения и то, каким образом каждая стадия лечения направлена на устранение конкретной проблемы. При необходимости в клиниках можно применять собственные критерии отсечения по шкале PANSS и определять такие категории, как “частичная ремиссия”. Но стандартное определение ремиссии должно быть единым – это позволит проводить сравнения по разным клиникам и разным странам. Нарушение схемы лечения, даже кратковременное и по любой причине, может привести к рецидиву. В этом случае пациентов нельзя относить в группу достигших ремиссии до истечения следующего 6-месячного срока. Однако пациента, состояние которого соответствует критериям тяжести, но не оставшегося на этом уровне по тяжести симптомов в течение 6 мес, можно относить к группе “приближение к ремиссии”. Шестимесячный период клинически значимый, за который выраженность симптомов уменьшается до приемлемой степени тяжести. Более короткий период, возможно, будет недостаточным для достоверной оценки длительного и стабильного улучшения. Кроме того, 6-месячный период соответствует периоду, необходимому для диагностирования шизофрении; при других болезнях критерии ремиссии подразумевают период такой же длительности.
  Терминологию для описания концепции ремиссии следует стандартизовать для удобства применения во всех европейских странах. Стандартизация может включать изменения в определении ремиссии в разных системах здравоохранения. Например, в Хорватии “полная ремиссия” приравнивается к “излечению”, а “частичная ремиссия” используется для описания промежуточной стадии. Д. Кейн подчеркнул, что ремиссия не является излечением. Состояние пациентов может соответствовать критериям ремиссии, однако у них остается склонность к рецидиву, и они не могут жить полноценной жизнью. Разработаны критерии, определяющие излечение (критерии UCLA). Они включают 4 области отмеченных критериев, которые должны сохраняться на протяжении 2-летнего периода [13].
  Достоверная ремиссия важна для обеспечения возможностей пациентов в образовании и трудоустройстве. Ремиссия может оказаться пропуском к социальным и гражданским правам и в будущее. Было бы полезно установить прогностические критерии ремиссии в показателях риска, предпочтительно в когортных исследованиях. Если бы концепцию ремиссии можно было встроить в государственную политику (у пациентов в стадии ремиссии риск поведенческих отклонений довольно низок), отношение общества к этому заболеванию, возможно, стало бы позитивнее.
  Тот факт, что критерии ремиссии не учитывают когнитивные функции, видимо, будет рассмотрен в ближайшем будущем. Когнитивные функции могут колебаться в очень широких пределах, и наступление клинической ремиссии не обязательно означает улучшение когнитивных функций. “В настоящее время, – сказал проф. Д.Кейн, – общепринятое тестирование когнитивных функций точно их не отражает, отмечаются существенные колебания. Однако методы оценки совершенствуются, и я уверен, что скоро мы будем учитывать в критериях ремиссии и когнитивные функции”.
  Подводя итог, Д. Кейн еще раз подчеркнул необходимость развития новых перспективных направлений в лечении шизофрении – в полной мере реализовать пользу от усовершенствованных методов лечения и улучшить прогноз. Долгосрочная цель программы восстановления связи – восстановление связи между пациентом и нормальной жизнью. Достижение ремиссии с помощью введения критериев ремиссии в повседневную клиническую практику заложит основу для этого важного проекта по всей Европе.

(Соб. инф.)

Литература:
1. Johnson DAW et al. The discontinuance of maintenance neuroleptic therapy in chronic schizophrenic patients: drug and social consequences. Acta Psychiatr Scand 1983; 67: 339–52.
2. Shepherd M, Watt D, Falloon I et al. The natural history of schizophrenia: a five-year follow-up study of outcome and prediction in a representative sample of schizophrenics. Psychol Med Mongr 1989; 15 (Suppl.): 1–46.
3. Andreason NC, Carpenter Jr, WT, Kane, JM et al. Remission in schizophrenia: proposed rationale and criteria for consensus. Am J Psychiatry 2005; 162: 441–9.
4. Lasser RA, Bossie CA, Gharabawi GM et al. Remission in schizophrenia: results from a one-year study of long-acting risperidone injection. Schizophr Res 2005; 77: 215–27.
5. Health and Consumer Protection Directorate-General Green Paper: Promoting the mental health of the population: Towards a strategy on mental health for the European Union. © European Communities, 2005. At: http://europa.eu.int/comm/health/ph_determinants/life_style/mental/green_paper/mental_gp_en.pdf
6. Kane JM. Problems of compliance in the outpatient treatment of schizophrenia. J Clin Psychiatry 1983; 44 (6 Pt 2): 25–30.
7. Osterberg L and Blaschke MD. Adherence to medication. New Eng J Med 2005; 353: 487–97.
8. Keith SJ and Kane JM. Partial compliance and patient consequences in schizophrenia: our patients can do better. J Clin Psych 2003; 64: 1308–15.
9. Marder SR. Overview of partial compliance. J Clin Psychiatry 2003; 64 (Suppl. 16): 3–9.
10. Leucht S, Pitschel-Waltz G, Abraham D et al. Efficacy and extrapyramidal side-effects of the new antipsychotics olanzapine, quetiapine, risperidone, and sertindole compared to conventional antipsychotics and placebo. A met-analysis of randomized controlled trials. Schizophr Res 1999; 35 (1): 51–68.
11. Lieberman JA, Stroup ST, McEnvoy JP et al. Effectiveness of antipsychotic drugs in patients with chronic schizophrenia. New Eng J Med 2005; 353: 1209–23.
12. Moller HJ, Llorca PM, Sacchetti E et al. Efficacy and safety of direct transition to risperidone long-acting injectable in patients treated with various antipsychotic therapies. Int Clin Psychopharmacol 2005; 20: 121–30.
13. Liberman RP, Kopelowicz A, Ventura J et al. Operational criteria and factors related to recovery from schizophrenia. In Rev Psychiatry 2002; 14 (4): 256–72.



В начало
/media/psycho/06_03/44.shtml :: Wednesday, 20-Dec-2006 22:12:53 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster