Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 08/N 6/2006 ИССЛЕДОВАТЕЛЬ - ПРАКТИКЕ

Опыт применения эфевелона при лечении тревожно-депрессивных расстройств


М.В.Иванов, Ф.Р.Банщиков, В.В.Кильдеев

Санкт-Петербургский НИПНИ им. В.М.Бехтерева

Широта распространенности депрессивных расстройств соотносима с распространенностью наиболее тяжелых соматических заболеваний. По прогнозу ВОЗ, униполярная депрессия к 2020 г. не только в Европе и Северной Америке, но и во всем мире займет второе место среди заболеваний, вызывающих инвалидность. Наряду с общими проблемами лечения депрессий остается открытым ряд более частных вопросов, касающихся как обоснованного применения антидепрессивных лекарственных препаратов в целом, так и адекватного использования отдельных антидепрессантов (S.Montgomery, М.Dunitz, 1998). Не является секретом тот факт, что после появления в практике тимоаналептиков последних поколений (как оригинальных препаратов, так и их генерических аналогов) требуется значительное время для уточнения отдельных нюансов их терапевтической активности (D.Healy, T.McMonagle, 1997), и, кроме прочего, имеет место недостаточное количество исследований по этим вопросам (S.Saxena и соавт., 2006). Неадекватное применение антидепрессантов не только снижает эффективность лечения депрессивных расстройств, но также приводит к формированию различных вариантов терапевтической резистентности (Э.Б.Дубницкая, 2000; С.Н.Мосолов, 2002; А.Б.Смулевич, 2005). В связи с этим остаются актуальными исследования применения отдельных тимоаналептических препаратов, в особенности при сложных атипичных формах депрессий.
   Эфевелон (венлафаксин) - генерический препарат, производящийся компанией "Actavis" (Исландия), которая не так давно вышла на российский рынок психотропных лекарственных средств. Для препарата доказана полная биоэквивалентность с оригинальным препаратом "Венлафаксин". В ряде исследований показаны преимущество этого тимоаналептика по сравнению с антидепрессантами класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (P.Silverstone и соавт., 2002), хорошая результативность при меланхолических депрессиях, получены предварительные данные о анксиолитической активности препарата (G.Clerc и соавт., 2000; P.Silverstone и соавт., 2002).   

Дизайн исследования
   
Цель исследования состояла в изучении эффективности и переносимости препарата "Эфевелон" при терапии тревожно-депрессивных состояний в рамках аффективных расстройств. Основные задачи исследования включали в себя оценку динамики различных проявлений депрессии в процессе лечения эфевелоном, связи эффективности терапии и взаимоотношений отдельных составляющих депрессивного симптомокомплекса, а также выявление побочных действий эфевелона, влияющих на переносимость больными антидепрессивной терапии.   

Материал и методы
   
Обследован 21 больной (10 мужчин и 11 женщин, средний возраст 42,5±5,3 года), проходивший стационарное лечение в отделении биологической терапии психически больных Санкт-Петербургского НИПНИ им. В.М.Бехтерева. Больные были диагностированы по МКБ-10 в рамках рубрик: биполярное аффективное расстройство, текущий эпизод легкой или умеренной депрессии - 7 человек; депрессивный эпизод средней степени - 4 человека; рекуррентное депрессивное расстройство, текущий эпизод средней степени - 6 человек; рекуррентное депрессивное расстройство, текущий эпизод тяжелой степени без психотических симптомов - 4 человека. У всех больных в клинической картине был отчетливо выражен тревожный компонент депрессивного состояния. Все пациенты получали монотерапию эфевелоном в суточных дозах от 75 до 300 мг/сут в течение 6 нед. Некоторые пациенты в качестве сопутствующей терапии получали зопиклон (сомнол) для коррекции нарушений сна (макс. доза 37,5 мг на ночь).
   Для верификации клинических данных использовали шкалу депрессии Гамильтона (HDRS). Обследование по HDRS проводили на протяжении 6 нед терапии - перед началом исследования и еженедельно до окончания периода наблюдения. На начальном визите у всех больных число баллов по первым 17 пунктам HDRS было не менее 18. Респондерами считали пациентов, у которых была отмечена редукция рейтинга баллов по HDRS более чем на 50%, остальные пациенты были отнесены к нонреспондерам. Также анализировали факторы HDRS (меланхолия, тревога/соматизация, нарушения сна, моторная ретардация, когнитивные нарушения). В течение всего периода наблюдения у больных регистрировали нежелательные явления с оценкой степени их выраженности и связи с применением эфевелона.
   Статистическую обработку полученных данных осуществляли с помощью методов вычисления средних величин, анализа распределения выборки, Т-теста для зависимых выборок и метода корреляционного анализа.   

Результаты исследования
   
Общая эффективность терапии эфевелоном составила 66,7% (рис. 1).
   В группе респондеров перед началом исследования средняя оценка по HDRS составила 25 баллов, а по факторам HDRS: меланхолия - 9,1 балла, тревога/соматизация - 6,7 балла, нарушения сна - 3 балла, моторная ретардация - 8,6 балла, когнитивные нарушения - 10,3 балла.
   В этой группе достоверное уменьшение среднего рейтинга баллов по HDRS (p<0,001) отмечено уже на 2-м визите - 22,4%. На 3-м визите также наблюдали достоверное уменьшение среднего рейтинга баллов по сравнению со 2-м визитом. В дальнейшем скорость редукции депрессивной симптоматики замедлялась, и уменьшение ее выраженности наблюдали только к 5-му визиту, а позже - к концу 6-недельного периода лечения эфевелоном (рис. 2).
   Анализ динамики показателей факторов HDRS показал, что к концу 1-й недели терапии достоверно уменьшался средний балл по 4 из 5 факторов шкалы Гамильтона (p<0,002). Уменьшение рейтинга баллов составило по фактору меланхолии 39,6%, тревоги/соматизации - 31,9%, моторной ретардации - 32,9%, когнитивных нарушений - 43,7%. Динамика среднего рейтинга баллов по факторам меланхолии и моторной ретардации соответствовала динамике уменьшения среднего балла по HDRS с замедлением скорости снижения психопатологических проявлений на этапах конца 3-й и 5-й недель периода наблюдения. Показатель фактора когнитивных нарушений достоверно уменьшался на каждом визите по сравнению с предыдущим. Показатель фактора тревоги/соматизации снижался на каждом визите в течение первых 2 нед лечения, а в дальнейшем его достоверное уменьшение было отмечено только к концу 6-недельного периода терапии, причем к концу 2-й недели уменьшение составило 31,4%. Достоверная редукции среднего балла по фактору нарушения сна отмечена только к концу 4-й недели от начала терапии эфевелоном и составила 66,7% (рис. 3).
   В группе нонреспондеров некоторое снижение среднего показателя рейтинга баллов по HDRS достоверно отмечено только на 5-м визите по сравнению со стартовым. Ни до этого, ни в последующем уменьшения выраженности депрессивных проявлений у больных этой группы не наблюдали (см. рис. 2).
   На протяжении периода наблюдения у больных этой группы уменьшение средних баллов HDRS относительно начала исследования отмечено по факторам: меланхолия - к концу 5-й недели, тревога/соматизация - к концу 2-й недели, когнитивные нарушения - к концу 1-й недели терапии. Показатели факторов нарушения сна и моторной ретардации оставались на каждом визите интактными у этих пациентов.
   Корреляционный анализ полученных данных показал, что в группе респондеров в течение всего периода терапии проявления меланхолии, тревоги/соматизации, моторной ретардации и когнитивных нарушений представляли собой единый, монолитный симптомокомплекс, подвергающийся редукции с гармоничным уменьшением выраженности всех его составляющих.
   В группе нонреспондеров отчетливая связь имела место только между показателями факторов меланхолии и моторной ретардации. С конца 3-й недели лечения временно прослеживалась связь этих факторов с когнитивными нарушениями, однако в дальнейшем такая связь утрачивалась.
   С целью определения степени переносимости эфевелона в течение периода наблюдения регистрировали нежелательные явления (НЯ), возникающие у пациентов. Связь НЯ с применением эфевелона определял лечащий врач на основании клинических данных и сведений о возможных побочных эффектах эфевелона и препаратов, которые больные получали в качестве сопутствующей терапии (см. таблицу).
   Все зарегистрированные НЯ имели легкую или среднюю степень выраженности. У большинства больных НЯ купировались при снижении дозировки эфевелона или применении соответствующей корригирующей терапии. Отмены терапии, обусловленной НЯ, потребовали только 2 случая, в одном из которых имела места инверсия аффекта с развитием гипоманиакального состояния, в другом - выраженные колебания артериального давления с тахикардией. 

Рис. 1. Эффективность терапии эфевелоном.

Рис. 2. Динамика среднего рейтинга баллов по HDRS у респондеров и нонреспондеров.

Рис. 3. Динамика среднего рейтинга баллов по факторам HDRS у респондеров.

НЯ, связанные с применением эфевелона

НЯ Общее число случаев, % Дозы, мг/сут Число случаев досрочной отмены, %
Сонливость 4,8 125 -
Головокружение 28,7 75-150 -
Тахикардия 28,7 150-225 4,8
Колебания артериального давления 28,7 150-300  
Усиление тревоги 14,2 75 -
Инверсия аффекта 4,8 150 4,8

  

Обсуждение
   
При рассмотрении результатов настоящего исследования в первую очередь обращает на себя внимание быстрое наступление лечебного эффекта как в целом, так и в отношении подавляющего большинства компонентов депрессивного синдрома. При этом достоверно быстое снижение уровня выраженности симптоматики отмечено уже через 1 нед после начала терапии, продолжалось 2-ю неделю и в дальнейшем наблюдалась более плавная редукция депрессивной симптоматики. Особо стоит отметить, что проявления тревоги/соматизации достаточно быстро - к концу 2-й недели лечения - уменьшались и у респондеров и у нонреспондеров, причем у респондеров на этом этапе отмечена почти полная редукция симптомов тревоги. Достоверное улучшение сна у респондеров отмечается к концу 6-й недели, когда в полной мере проявляется антидепрессивное действие препарата. Это в свою очередь подразумевает, что больным с выраженной диссомнией, получающим эфевелон, необходимо назначать соответствующую корригирующую терапию.
   Данные корреляционного анализа подтвердили тенденцию, выявлявшуюся в исследованиях других авторов (Ф.Р.Банщиков, 2002; Р.Я.Вовин, Г.Э.Мазо, М.В.Иванов и соавт., 2002; Ф.Р.Банщиков и соавт., 2003, 2006) и проявляющуюся плохим ответом на антидепрессивную терапию в случаях, когда различные компоненты депрессивного синдрома не являют собой единый монолитный симптомокомлекс. Такая тенденция, по-видимому, отражает своеобразную атипичность депрессивных состояний, требующих поисков особых подходов к их лечению.
   Выявление немногочисленных слабых и средней выраженности побочных действий исследуемого препарата отражает дозозависимые эффекты эфевелона и свидетельствует о его хорошей переносимости, особенно по сравнению с традиционно используемыми тимоаналептическими средствами.

Выводы
   
Таким образом, данные, полученные в исследовании, позволяют сделать вывод о том, что препарат "Эфевелон" обладает высокой терапевтической эффективностью и благоприятным профилем переносимости с быстрым наступлением лечебного эффекта при терапии депрессий. Эфевелон обладает собственной выраженной анксиолитической активностью и может быть рекомендован в качестве препарата выбора при лечении тревожно-депрессивных нарушений.

Литература
1. Банщиков Ф.Р. Оптимизация терапии селективными серотонинергическими антидепрессантами, включая их комбинации с другими психофармакологическими средствами. Автореф. дис. ... канд. мед. наук. СПб., 2002.
2. Банщиков Ф.Р., Рогачев С.В. Применение селективных серотонинергических антидепрессантов в комбинированной терапии депрессий с обсессивно-компульсивной коморбидной симптоматикой. Психиатрия и психофармакотер. 2003; 5 (2).
3. Банщиков Ф.Р., Гаврилюк В.Я.. Терапия паксилом и динамика показателей качества жизни у больных с тревожно-депрессивными нарушениями. Обозр. психиатрии и мед. психол. им. В.М.Бехтерева. 2006; 3 (2).
4. Вовин Р.Я., Мазо Г.Э., Иванов М.В. и др. Постприступная депрессия при шизофрении: подходы к терапии. Соц. и клин. психиат. Прил. 2002; с. 18-28.
5. Дубницкая Э.Б. К вопросу адекватной терапии затяжных реактивных депрессий (введение в проблему). Психиатрия и психофармакотер. 2000; 2 (4):
6. Мосолов С.Н. Резистентность к фармакотерапии и методы ее преодоления. Психиатрия и психофармакотер. 2002; 4 (4).
7. Смулевич А.Б. Депрессии в общей медицине: Руководство для врачей. М., 2005; 320 с.
8. Clerc GE, Ruimy P, Verdeau-Pailles J. A double blind comparison of fluoxetine in patients hospitalised for major depression. Internat Clin Psychopharmacol 2000; 9: 139-43.
9. Healy D, McMonagle, T. The enhancement of social functioning as a therapeutic principle in the management of depression. J Psychopharmacol 1997; 11 (4, Suppl.): S25-S31.
10. Montgomery S, Dunitz М.Antidepressant therapy at the dawn of the third millennium. 1998.
11. Saxena S, Paraje G, Sharan P, Karam G, Sadana R. The 10/90 divide in mental health research: trends over a 10-year period. Br J Psychiatry 2006; 188: 81-2.
12. Silverstone P, Entsuah R, Hackett D. Two items on the HDPS are effective predictors of remission: comparison of SSRI with SNRI venlafaxin. Internat Clin Psychopharmacol 2002; 17: 273-80.



В начало
/media/psycho/06_06/24.shtml :: Sunday, 04-Feb-2007 19:41:24 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster