Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИЯ  
Том 09/N 4/2007 В ФОКУСЕ

Виктор Михайлович Морозов (1907–1996). Жизнь в творчестве


С.А.Овсянников

Кафедра психиатрии ММСУ

Педагогическая и научная деятельность Виктора Михайловича Морозова была освещена памятью его незабвенного учителя – Петра Борисовича Ганнушкина – и всегда характеризовалась глубоким проникновением в сущность изучаемых в психиатрии проблем, стремлением в постижении клинических и диагностических задач исходить из фундаментальных классических истин, следовать принципу ad fontes (“к источнику”), что обеспечивает принцип доказательности, достоверности знания, позволяет раскрыть эпистемологический профиль психопатологических категорий. В этом Виктору Михайловичу не было равных, так как он обладал поистине энциклопедическими знаниями не только в области психиатрии, но и во многих смежных науках – философии, психологии, биологии, социологии, истории, лингвистике, свободно владел всеми основными европейскими языками, включая итальянский и португальский, знал и любил искусство, литературу, музыку, поражал окружающих своей глубокой осведомленностью и в более узких областях знания. В свободное время, если вообще можно было говорить об этом в отношении Виктора Михайловича, он читал, был погружен в раздумья. Виктор Михайлович говорил, что для решения какого-либо вопроса “надо наставить голову” и в конце концов это приведет к нужному результату, к решению вопроса.
   Имя Виктора Михайловича вскоре после начала его педагогической деятельности стало широко известно среди врачей многих городов нашей страны, можно сказать, оно стало легендарным, было овеяно особым ореолом исключительности. Врачи, приезжавшие после обучения психиатрии в ЦИУ врачей домой, в крупные города России, на Урал, в Сибирь, на Дальний Восток, с восторгом рассказывали своим коллегам о лекциях Виктора Михайловича, из которых можно было узнать то, о чем “нигде не узнаешь”, чего “не сможешь прочесть в отечественных книгах и учебниках”, – ведь Виктор Михайлович мог цитировать по памяти исключительно интересные данные, взятые, например, из многотомного руководства по психиатрии под редакцией О.Бумке или из только что вышедших статей Г.Вайтбрехта, посвященных “эндореактивной дистимии”.
   Он никогда не повторялся, в каждой лекции всегда готовил что-то новое, неизложенное. Виктор Михайлович Морозов избегал стериотипов, не любил “талдычить” (как он говорил) одно и то же, был чужд в лекции шаблонам, которыми грешат и поныне некоторые психиатры. Действительно, Виктор Михайлович говорил негромко, часто прохаживался во время лекции по сцене, читал лекции без всякого пафоса, но раскрывал тему так глубоко и всесторонне, что завораживал слушателей. Такой эффект рождался, прежде всего, потому, что Виктор Михайлович прекрасно знал психиатрическую классику: он переводил книги со всех языков, читал в подлиннике Э.Крепелина, Э.Блейлера, В.Маньяна, А.Клода, Г.Груле, К.Шнайдера и других “гигантов психиатрии”. Практический врач мог знать эти труды только по переложениям, часто не вполне точным. Владение клинической психопатологией и демонстрации больных еще больше впечатляли курсантов, Виктор Михайлович мог поставить “нестандартный” диагноз, полагаясь на свою интуицию клинициста, что в дальнейшем подтверждалось при катамнестическом наблюдении. Естественно, что все хотели попасть на усовершенствование именно на кафедру к Виктору Михайловичу, учиться именно у него. Тем, кому это удавалось, убеждались в том, что “легенды” о Викторе Михайловиче были лишь слабым отражением многогранности и блеска его личности.
   Творчество В.М.Морозова охватывает все области психиатрии, оно было главным смыслом его жизни, его путеводной звездой. В нем соединялась увлеченность и клинико-теоретическими аспектами психиатрии, и вопросами клиники, и возможностями терапии. Конечно, при этом всегда особое внимание он обращал на пограничную психиатрию, это, видимо, шло от П.Б.Ганнушкина, его великого учителя, которого Виктор Михайлович всегда очень высоко ценил, часто писал о нем, подчеркивая его приоритет в формировании научной концепции пограничной психиатрии. Он часто повторял знаменитую формулу П.Б.Ганнушкина: “Нет невроза без психопатии, но не каждая психопатия дает невроз”.
   Сложность проблем, раскрытых В.М.Морозовым в его уникальной монографии, посвященной анализу концептуальных направлений зарубежной психиатрии, и охват огромного клинико-исторического, философского материала сделали эту книгу глубокой, не теряющей своей актуальности, но сложной для освоения библиографической редкостью. Особенно ценным являются разделы, посвященные формированию клинико-нозологического подхода в психиатрии, изучению эволюционного направления в психосоматической медицине.
   Виктор Михайлович рассматривает социально-философские вопросы, касающиеся психиатрии как науки системной, дает анализ важнейших положений философии Локка, Кондильяка, Ламеттри, Шопенгауэра, Бергсона и др. В.М.Морозов впервые фундаментально и последовательно раскрывает основы концепции Ж.Джексона о позитивных и негативных симптомах при разных психозах, дает оценку исследованиям Г.Селье и делает первый их перевод для отечественного читателя, доказывает приоритет французской психиатрии, клинической школы Ф.Пинеля и Ж.Э.Эскироля, их учеников в утверждении клинико-нозологического направления. Книги Ф.Пинеля и Ж.Э.Эскироля были настольными книгами Виктора Михайловича, он знал фактически наизусть все их наиболее значимые разделы и пассажи. Он также методично прослеживает концепцию немецких исследователей В.Гризингера, К.Кальбаума и, конечно, Э.Крепелина, книгу которого он называл “психиатрической библией”. В.М.Морозов особо подчеркивал роль русской школы – И.Дядьковского, его учеников, И.Мержеевского, В.Кандинского и С.С.Корсакова. Владея общетеоретическими фундаментальными знаниями психиатрии, Виктор Михайлович с интересом и особой, можно сказать, ювелирной тщательностью работал в области общей психопатологии. Это можно проследить на примере его ранних работ, посвященных сверхценным идеям, структуре корсаковского синдрома при развитии на его фоне бредовых идей, бреду воображения и др.
   Работа В.М.Морозова о сверхценных идеях является фундаментальным исследованием в этой области отечественной психопатологии. Виктор Михалович начинает ее в классическом “ключе”, он дает определение К.Вернике, автора термина “Жberwertige ideen”, дифференцирует это понятие с навязчивостями, а затем аргументирует свою позицию, раскрывает сущность данного клинического феномена, его клинические варианты, которые обусловливают спектр расстройств с переходами от “нормы”, “нормальных сверхценностей” к психогенным и эндогенным. Каждый тип иллюстрируется убедительными клиническими примерами из наблюдений автора. В.М.Морозов вслед за П.Б.Ганнушкиным делает акцент на значительной роли отдельных вариантов психопатических личностей, подчас мозаичных по своей структуре, при формировании сверхценных идей, справедливо отмечает интактность циклоидных типов.
   Такими же глубокими по содержанию и клинически точно выверенными являются описания особенностей типологии корсаковского синдрома с включением бредовых идей, статьи о бреде воображения, деперсонализации и дереализации и многие другие, посвященные исследованию общепсихопатологических феноменов.
   Яркими примерами эвристики в творчестве Виктора Михайловича можно считать его работы о клинике ремиссий при шизофрении (совместно с Ю.К.Тарасовым), в которых впервые обоснованы их основные типы – астенический, стенический, ипохондрический, – понятия, в дальнейшем прочно вошедшие в клиническую практику. Описание вязкоапатического слабоумия при эпилепсии, гипотеза В.М.Морозова о возможности вирусной этиологии некоторых форм шизофрении, нашедшая отражение в совместной статье В.М.Морозова и М.А.Морозова (гипотеза, которая через 50 лет нашла свое развитие в работах Т.Кроу и С.Прузинера, ставшего лауреатом Нобелевской премии) и др.
   Виктор Михайлович плодотворно изучал клинические особенности шизофрении, органических (энцефалитических) процессов, сосудистую патологию. Он первым в нашей стране в 1957 г. опубликовал статью “Современные проблемы психофармакологии”, что положило начало разработке этой проблемы, столь актуальной в настоящее время.
   В.М.Морозов выполнил ряд работ в русле намеченного П.Б.Ганнушкиным исследования “нажитой психической инвалидности”, в частности, им были изучены и описаны впервые в отечественной практике астенические реакции у узников немецких концентрационных лагерей. В.М.Морозов считал, что “нажитая психическая инвалидность”, описанная П.Б.Ганнушкиным задолго до выделения посттравматического стрессового расстройства, фактически является самостоятельным заболеванием. Он предлагал ввести для это формы патологии название “болезнь Ганнушкина”, используя трибуну Ганнушкинских чтений, в которых участвовал ежегодно.
   Особым изяществом отличаются работы Виктора Михайловича о значении психологически понятных связей, о диагностической специфике сочетания истерических симптомов и навязчивостей при вялотекущей шизофрении.
   В.М.Морозов активно занимался воспитанием молодых научных кадров, под его руководством защищено более 20 кандидатских и докторских диссертаций. Ученики Виктора Михайловича работают в практической и научной психиатрии во многих регионах нашей страны и за рубежом.
   В.М.Морозов принимал деятельное участие в редактировании раздела психиатрии “Большой медицинской энциклопедии” (2-е издание) и “Малой медицинской энциклопедии”, являясь в течение многих лет ученым секретарем, в них опубликовано большое количество его статей, посвященных разным вопросам клиники и общей психопатологии. Виктор Михайлович являлся членом Президиума правления Всероссийского общества невропатологов и психиатров, членом редколлегии “Журнала невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова”, членом редакционного совета Международного медицинского реферативного журнала “Exepta Medica” (раздел “Психиатрия”) в качестве представителя нашей страны. Он являлся также членом ученого совета Института психиатрии АМН СССР, членом ученого совета Института психиатрии МЗ РФ, членом ученого совета Института социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, членом экспертной комиссии ВАК.
   Оставив кафедру, Виктор Михайлович не прекращал научной работы. В этот период с новой силой проявился его интерес к науковедению, истории, эпистемологии в психиатрии как методу более точного знания. Можно только удивляться богатству и продуктивности идей у человека, будто бы отошедшего от дел. На самом деле В.М.Морозов жил в науке. Именно в эти годы Виктор Михайлович всерьез занялся древнегреческим языком, готовил статьи по истории психиатрии, ежегодно публиковал их в “Журнале неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова” вплоть до последнего года своей жизни. В 1992 г. на заседании Московского общества невропатологов и психиатров В.М.Морозов первым в нашей стране сделал сообщение о эпистемологии в психиатрии. В последние 10 лет жизни им были опубликованы фундаментальные работы о французской протопсихиатрии, о Ж.-Ф.Фернеле, который первым представил систематику психозов, о роли К.Линнея как автора нозологической классификации психозов, о роли английской протопсихиатрии, со специальным анализом работ У.Куллена, которому наука обязана введением термина “невроз” в 1769 г., о концептуальной истории дихотомии “эндогения-экзогения” в психиатрии и др. Он с интересом следил за жизнью общества, переменами, которые происходят в нем, генерировал идеи, которые без преувеличения могли бы стать предметом разработки целого института, именно института “психиатрической эпистемологии”. Ученый оставался таким, каким был всегда – человеком с трезвым умом, принимающим все реалии жизни, скромным и неприхотливым.
   Всегда и всех поражали его ум, эрудиция и философская погруженность античного мудреца, изящество французской мысли, основательность и доказательность немецкого систематика. Однако это был ум русский, пытливый, проницательный, ум ученого-гуманиста, стремящегося проникнуть в самую суть явлений.
   Научным завещанием Виктора Михайловича Морозова можно считать его последнее интервью “Сохранить интерес к новому”, опубликованное в 1995 г. в журнале “Клиническая геронтология” (№2), в котором он подробно осветил задачи эпистемологии, поделился размышлениями о путях исторического развития России, оставаясь оптимистом, уверенным в достойном будущем своего Отечества.
   Жизнь Виктора Михайловича Морозова – жизнь в творчестве, всегда будет ярким вдохновляющим примером для всех, кто знал этого удивительного человека, прекрасного русского ученого-психиатра.



В начало
/media/psycho/07_04/4.shtml :: Sunday, 28-Oct-2007 21:28:32 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster