Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

СПРАВОЧНИК ПОЛИКЛИНИЧЕСКОГО ВРАЧА  
Том 04/N 2/2004 КАРДИОЛОГИЯ

Фибраты при лечении липидных нарушений у больных с метаболическим синдромом и сахарным диабетом типа 2


А. В. Сусеков

Фибраты при лечении липидных нарушений у больных с метаболическим синдромом и сахарным диабетом типа 2

Введение
   
Дериваты фиброевой кислоты (фибраты) используются при лечении нарушений липидного обмена с конца 50-х годов, когда в Великобритании впервые был применен клофибрат. Фибраты традиционно применяются как средства для снижения уровня триглицериднасыщенных частиц и как препараты второй линии для лечения больных с ишемической болезнью сердца (ИБС) и различными дислипидемиями. В последнее десятилетие по результатам завершенных клинических исследований с ингибиторами ГМГ-КоА редуктазы (статинов) было убедительно показано снижение сердечно-сосудистой и общей смертности, поэтому применение фибратов у больных с ИБС отошло на второй план. Вместе с тем только у части больных с ИБС в патогенезе липидный нарушений преобладает изолированное повышение уровня холестерина (ХС) липопротеинов низкой плотности (ЛНП).   

Гипертриглицеридемия и низкий уровень ХС липопротеинов высокой плотности (ЛВП) как факторы риска ИБС
   
В настоящее время считается доказанным, что повышенный уровень триглицеридов (Тг) и снижение уровня ХС ЛВП являются независимыми факторами риска ИБС. По данным патоморфологических исследований, в атеромах содержится главным образом свободный ХС, а не триглицериднасыщенные частицы. Участие Тг в патогенезе атеросклероза опосредовано прямыми и косвенными механизмами. Во-первых, у лиц с ИБС отмечается замедленный катаболизм липопротеинов, богатых Тг, что сопровождается повышенным накоплением в них эфиров ХС. Увеличение времени циркуляции липопротеинов с высоким содержанием Тг повышает их шансы на фагоцитоз макрофагами. Кроме того, существует обратная корреляция между повышением уровня Тг в плазме крови и уровнем антиатерогенного ХС ЛВП. Триглицериды присутствуют почти во всех фракциях липопротеинов [хиломикроны (ХМ), остатки (ремнанты) хиломикрон, липопротеины очень низкой плотности (ЛОНП), ремнанты ЛОНП]. В патогенезе развития атеросклероза при гипертриглицеридемии большую роль играет так называемая послеобеденная (постпрандиальная) гиперлипидемия. В основе патогенеза постпрандиальной ГЛП лежит увеличение времени циркуляции триглицериднасыщенных частиц в плазме крови, соответственно, увеличиваются их шансы на проникновение в сосудистую стенку в составе макрофагов. Эндогенный липолитический каскад ЛОНП
®ЛПП ®ЛНП зависит от активности как ЛПЛ, так и печеночной липазы (ПЛ) , основная роль последней – освобождение от Тг липопротеинов промежуточной плотности (ЛПП), наиболее атерогенными частицами в организме. Печеночная липаза является “второй линией обороны” при выраженной гипертриглицеридемии, работая совместно с ЛПЛ. Липопротеины промежуточной плотности катаболизируются через специальные апо-Е-рецепторы, дефект или дисфункция последних приводит к первичной ремнантной гиперлипидемии (ГЛП III типа), характеризующейся ранним и диффузным атеросклерозом. Новые эпидемиологические данные вновь подняли вопрос об атерогенности Тг. В метаанализе 17 проспективных исследований (анализы крови натощак 46 000 мужчин и 11 000 женщин) было установлено, что повышение Тг на 1 ммоль/л приводит к повышению относительного сердечно-сосудистого риска на 30% у мужчин и на 80% у женщин. Атерогенность Тг в эпидемиологических исследованиях может быть обусловлена несколькими факторами: низким уровнем ХС ЛВП, наличием маленьких плотных частиц ЛНП; нарушением фибринолиза, гиперкоагуляцией, инсулинорезистентностью и артериальной гипертонией. Данные из исследования ARIC подтвердили статистически достоверную взаимосвязь между высоким уровнем Тг /низким уровнем ЛВП и риском коронарных событий, но по сравнению с повышенным уровнем ХС ЛВП этот “дуэт” был менее значимым в отношении атеросклероза сонных артерий.
   Серия клинических и эпидемиологических исследований выявила несколько общих факторов риска инсулиннезависимого сахарного диабета (ИНСД) и ИБС (табл. 1). В целом четыре фактора риска тесно связаны с обоими заболеваниями – возраст, курение сигарет, снижение физической активности и ожирение.    

Особенности липидных нарушений при метаболическом синдроме и СД типа 2
   
Впервые связь гиперинсулинемии как фактора риска ИБС и СД была описана R. Stout в 1990 г. Термин “инсулинорезистентность” был введен в научную литературу G. Reaven двумя годами ранее. В основе синдрома инсулинорезистентности (составляющая метаболического синдрома) лежит несколько взаимосвязанных механизмов, реализующихся как в печени, так и в периферических тканях. Инсулинорезистентность в жировой ткани приводит к повышенной мобилизации свободных жирных кислот (СЖК) в гепатоциты, что в свою очередь индуцирует липогенез и глюконеогенез. Повышение уровня СЖК в плазме крови снижает действие инсулина в скелетных мышцах посредством угнетения активности киназы P13. В упрощенном виде инсулинорезистентность характеризуют те метаболическе состояния, при которых уровень инсулина нормальный или несколько снижен, но его поступление в клетку по каким-то причинам снижено. Метаболический синдром
(МС) помимо липидных нарушений характеризуют абдоминальное ожирение, артериальная гипертония, инсулинорезистентность и ухудшение гемореологических свойств крови. Согласно рекомендациям Национальной образовательной программы по холестерину США (NCEP ATP III) лечение метаболического синдрома – вторая по приоритетности задача после контроля уровня ХС ЛВП. Целевые уровни липидов и АД при метаболическом синдроме и ИНСД представлены в табл. 2. Согласно рекомендациям NCEP ATP III синдром инсулинорезистентности и СД типа 2 являются эквивалентами ИБС, что требует наряду с диетическими рекомендациями назначения препаратов, снижающих липиды.
   При инсулинорезистентности в плазме крови регистрируются повышение уровня Тг, снижение ХС ЛВП, при этом уровень ХС ЛВП может быть несколько повышен или нормальный. При инсулинорезистентности и ИНСД происходят качественные изменения в апобелках (гликирование), вследствие чего ЛОНП И ЛНП “не узнаются” апо-Е- и апо-В-рецепторами (табл. 3). Кроме того, увеличивается время циркуляции
липопротеинов в плазме крови, что также способствует усилению процессов атерогенеза. ЛНП при инсулинорезистентности и СД становятся более плотными и мелкими по диаметру, что также способствует атерогенезу. Кроме того, гликированные малые и плотные частицы ЛНП имеют сниженную аффинность к ЛНП-рецепторам. Существует точка зрения, что маленькие плотные частицы более тесно ассоциированы с гипертриглицеридемией, чем сам СД per se.
   Следующий механизм липидных нарушений при инсулинорезистентности и СД – это снижение активности эндотелиальной и повышение активности гепатической липаз. Основная функция эндотелиальной липопротеиновой липазы – гидролиз (расщепление) триглицерид-богатых частиц хиломикрон и ЛОНП до промежуточных частиц – остатков или ремнантов ХМ или
ЛПП. При инсулинорезистентности происходит снижение концентрации и/или активности инсулина внутри клетки. Так как эндотелиальная и гепатическая липазы – гормончувствительные ферменты, то при инсулинорезистентности и ИНСД гидролиз ХМ и ЛОНП снижен и в плазме крови преобладают Тг. Эти процессы напрямую связаны со снижением уровня ХС ЛВП при метаболическом синдроме и СД типа 2. По мнению многих авторов, постпрандиальный феномен при СД (т.е. задержка утилизации триглицерид-богатых частиц после еды) – главный механизм атерогенеза при инсулинорезистентности и СД.
   У больных с СД типа 2 в анализах крови чаще всего определяется дислипидемия IIб типа с умеренным повышением уровня ХС и Тг. По данным нашей лаборатории 1996 г., при скрининге 61 больного с ИНСД для включения в клиническое исследование с флувастатином, средний уровень общего холестерина был 7,49±0,93 ммоль/л, Тг – 3,03±0,92 ммоль/л, ХС ЛВП – 5,03±0,99 ммоль/л, ХС ЛВП – 1,10±0,31 ммоль/л, глюкозы натощак – 11,7±5,0 ммоль/л, гликозилированного гемоглобина, HbA1c, % – 9,52±1,7% (норма – менее 6,5%). Два последних показателя (глюкоза и гликозилированный гемоглобин – HbA1c) свидетельствуют, что в целом контроль СД у этих больных был неудовлетворительным. В выборочном исследовании, проведенном ГНИЦ профилактической медицины МЗ РФ, наряду с изучением распространенности ИБС, артериальной гипертонии, избыточной массы тела, изучалась распространенность СД и НТГ среди 1700 жителей Черемушкинского района г. Москвы в возрасте 25–64 года. Как и в нашей работе, уровень
глюкозы натощак превышал 120 мг/дл у большинства больных СД ( 59% мужчин и 62 % женщин). Гипертриглицеридемия более 200 мг/дл (2,3 ммоль/л) регистрировалась у 21% мужчин и 17,6 % женщин, гиперхолестеринемия более 260 мг/дл (6,8 ммоль/л) – у 33% мужчин и 35% женщин.    

Коррекция липидных нарушений при метаболическом синдроме и ИНСД типа 2
   
Как было указано выше, основа липидных нарушений при СД типа 2 и метаболическом синдроме – гипертриглицеридемия при сниженном уровне ХС ЛВП и нормальном (или даже слегка сниженном) уровне общего холестерина и холестерина ЛНП. Даже при оптимальном контроле сахарного диабета примерно у трети пациентов остается умеренная гипертриглицеридемия и снижение ХС ЛВП. Метаболические нарушения при инсулинорезистентности и СД типа
2 хорошо поддаются коррекции немедикаментозными средствами. При помощью кинетических исследований, проведенных в Австралии, удалось установить, что снижение массы тела на 10 кг у 26 мужчин с инсулинорезистентностью приводит к снижению секреции атерогенных апобелков в печени и усиливает катаболизм ХС ЛВП. Кроме того, у этих 26 пациентов значительно улучшилась инсулинорезистентность. В этом исследовании было установлено, что снижение массы тела сопровождалось уменьшением объема интраперитонеального (забрюшинного) жира, объем которого тесно связан со степенью инсулинорезистентности. Работами этой же научной группы (H. Barrett, G. Watts) было установлено, что степень инсулинорезистентности по крайней мере не ухудшается при умеренном приеме алкоголя. В опытах на добровольцах было установлено, что употребление алкоголя (в эквиваленте 35 мг водки) улучшается обратный транспорт холестерина (увеличение ХС ЛВП на 18%) и по крайней мере не ухудшает инсулинорезистентность. Из гиполипидемических препаратов положительный эффект на липидными обмен и инсулинорезистентность оказывает лечение омега-3-жирными кислотами и растительными стеролами. Рыбий жир, содержащий два типа омега-3-жирных кислот (эйкозапентоноевая и докозагексаноевая), эффективно снижает уровни Тг и, по данным исследования GISSI, достоверно снижает сердечно-сосудистыей риск. Омега-3-жирные кислоты снижают продукцию триглидерид-богатых частиц ЛОНП и атерогенного апобелка апо-В 100 и снижают степень инсулинорезистентности. Растительные стеролы в виде эфиров ситостерола и ситостанола при добавлении к ежедневной пище в количестве 2–3 г в сутки снижают концентрацию общего ХС примерно на 10% и ХС ЛВП на 15%. Механизм этого эффекта не ясен. Эффект растительных стеролов на уровень ХС и Тг тем более выражен, чем выше степень абсорбции ХС плазмы и ниже степень биосинтеза ХС de novo. У пациентов с метаболическим синдромом, наоборот, повышен синтез ХС de novo и низкая степень абсорбции пищевого ХС. При назначении статинов больным с МС, угнетение биосинтеза ХС приводит к компенсаторному увеличению абсорбции ХС. Поэтому в исследования с аторвастатином, автралийские исследователи не получили снижения секреции ЛОНП у больных с МС. Действие фибратов при лечении липидных нарушений и инсулинорезистентности у больных с МС и СД типа 2 более патогенетично. Дериваты фиброевой кислоты у больных с МС и ИНСД действуют на несколько звеньев патогенеза (см. табл. 3): снижают уровни свободных жирных кислот и ЛОНП, увеличивают уровень апо-А-1 и апо-А-2, что приводит к повышению уровня ХС ЛВП до 50%, активируют липопротеиновую липазу, нормализуют постпрандиальную дислипидемию. Сравнительно недавно были описаны молекулярные механизмы действия фибратов через активацию транскрипции генов пероксомальных пролифераторактивированных рецептров (PPAR). Активация этих рецепторов “включает” те гены, которые отвечают за метаболизм жирных кислот и триглицерид-богатых частиц. В итоге снижаются продукция ЛОНП и уровень Тг. Кроме того, активация PPAR-рецепторов стимулирует активность липопротеиновой липазы. Наиболее важный эффект активации нуклеарных рецепторов – увеличение синтеза антиатерогенных белков апо-А-1 и апо-А-2. PPAR-рецепторы влияют не только на метаболизм липидов, но и вовлечены в регуляцию активности воспаления сосудистой стенки.
   Как верно указал
George Steiner, не совсем правильно противопоставлять cтатины и фибраты в выборе гиполипидемической терапии у больных с ИНСД. При дислипидемиях фенотипов IIа и IIb целесообразно применять статины, при фенотипах IV и V, которые встречаются довольно часто, особенно у некомпенсированных больных с ИНСД – фибраты. В силу ряда причин контролируемых клинических с применением статинов было гораздо больше, чем с фибратами, что сказалось на выборе тактики и формировании официальных рекомендаций (EAS, NCEP ATP III) для лечения больных с ИНСД и МС.   

Эффективность и переносимость фибратов при лечении больных с метаболическим синдромом и СД типа 2
   
Выбор конкретного препарата и фибрата, в частности, для лечения дислипидемии зависит от нескольких объективных факторов, а именно: 1) индивидуальной переносимости лечения; 2) доказательной базы по снижению сердечно-сосудистой и общей смертности, полученной по результатам контролируемых клинических исследований; 3) исходного фенотипа дислипидемии; 4) стоимости-эффективности лечения конкретным препаратом. Коррекция липидных нарушений у больных с МС и ИНСД должна проводиться не столько с позиций клинической липидологии, сколько с точки зрения профилактики сердечно-сосудистых осложнений. В связи с этим не все фибраты равнозначны
по доказательной базе, полученной в ходе плацебо-контролируемых исследований. Достаточно вспомнить негативные результаты исследования ВОЗ с клофибратом, в котором было получено повышение общей смертности из-за повышенного образования желчных камней. Гемфиброзил – единственный фибрат, который метаболизируется через печень. Этот фибрат наиболее хорошо изучен в контролируемых исследованиях по первичной профилактике атеросклероза (Helsinki Heart Study), у больных после операции аортокоронарного шунтирования (LOCAT) и у лиц с нормальным уровнем ХС ЛВП и сниженным ХС ЛВП (VA-HIT). Гемфиброзил – старый, хорошо изученный фибрат II поколения, с убедительной доказательной базой по твердым конечным точкам. К сожалению, в Российскую Федерацию оригинальный гемфиброзил не поставляется, есть только его генерическая копия – изолипан.
   Безафибрат – фибрат с небольшим периодом выведения из плазмы крови (2–4 ч), также достаточно хорошо изучен у больных с ИБС (исследования BECAIT, BIP). В исследование BIP было включено 3090 мужчин и женщин после инфаркта миокарда с уровнем ХС ЛВП не более 45 мг/дл и ХС ЛВП не более 160 мг /дл, которые были рандомизированы на прием безафибрата 400 мг в сутки или плацебо на период 6,2 года. По результатам BIP, лечение безафибратом было связано с недостоверным снижением количества коронарных событий на 9%. В основной публикации по BIP не сообщается о результатах лечения больных с СД, хотя согласно критериям включения в BIP должно было включено достаточное количество больных с метаболическим синдромом (гипертриглицеридемия и сниженный уровень ХС ЛВП). Cогласно принципам доказательной медицины и рекомендациям NCEP ATP III безафибрат не может быть рекомендован для вторичной профилактики атеросклероза у больных ИБС, МС и СД типа 2.
   Ципрофибрат – фибрат III поколения с наибольшим периодом полувыведения из плазмы крови (82 ч), обладает неплохой эффективностью и переносимостью. Этот препарат был достаточно хорошо изучен в нашей лаборатории в середине 90-х годов у больных с ИБС, женщин в постменопаузе и
пациентов с ИНСД. В пострегистрационных клинических исследованиях ципрофибрат назначался 14 пациентам с СД типа 2 на 12 нед. Снижение уровня ХС ЛВП –22%, триглицеридов – 33%. Достоверного повышения уровня ХС ЛВП у этих больных отмечено не было. При попытке повышения дозы ципрофибрата до 200 мг в сутки, переносимость этого препарата резко ухудшалась, вероятно, из-за повышенной нагрузки на почки в условиях клинически невыраженной диабетической нефропатии. По данным нашей лаборатории, длительное применение ципрофибрата 200 мг в сутки нецелесообразно. Несмотря на хорошие данные по эффективности и неплохую переносимость, ципрофибрат практически не изучен в плацебо-контролируемых клинических исследованиях. В связи с этим этот фибрат не может быть рекомендован в первой линии терапии больных с ИБС и ее эквивалентами, включая МС и СД типа 2. Кроме того, ципрофибрат нельзя назначать больным с начальной и умеренной степенью почечной недостаточности.

Таблица 1. Факторы риска ИНСД и ИБС

Факторы риска

СД типа 2

ИБС

Возраст

+++

+++

Снижение физической активности

++

++

Ожирение

+++++

++

Курение

+

++

Избыточное потребление калорий

+

+

Насыщенные жиры

+ ?

+ ?

Умеренное употребление алкоголя

_ _

_ _

Фрукты и овощи

- - ?

_ _

Нерастворимая клетчатка

_ _

_ _

Примечание. СД – сахарный диабет; “+” – позитивная связь; “-” – негативная связь; “?” – ассоциация четко не определена. Количество плюсов или минусов отражает степень позитивной или негативной ассоциации.

Таблица 2. Критерии метаболического синдрома* (NCEP ATP III, 2001)

Фактор риска

Уровень

Абдоминальное ожирение

Окружность талии:
мужчины > 102 см
женщины > 88 см

Триглицериды

і 150 мг/дл (1,7 ммоль/л)

Холестерин ЛВП

У мужчин < 40 мг/дл (1,0 ммоль/л)
У женщин < 50 мг/дл (1,3 ммоль/л)

Артериальное давление

і 130/і 85 мм рт. ст.

Глюкоза натощак

і 110 мг/дл

* Диагноз метаболического синдрома можно ставить при наличии трех и более из перечисленных факторов.

Таблица 3. Особенности липидных нарушений при сахарном диабете и метаболическом синдроме

   Фенофибратi – фибрат III поколения, впервые был использован в клинической практике в 1975 г. В настоящее время в европейских клиниках в основном используется микронизированная форма этого препарата. За многие годы эффективность и переносимость фенофибрата хорошо изучена на многих сотнях больных с различными нарушениями липидного обмена. В частности, в рамках программы по мониторингу и лекарственной безопасности, проведенной в Германии в 1998 г, микронизированный фенофибрат принимали 9884 пациента с различными дислипидемиями. Среди этих больных было 1379 пациентов с СД типа 2 и 546 больных с МС. Согласно анализу по эффективности снижение уровня общего ХС у 9884 пациентов через 12 нед терапии липантилом составило 20%, ХС ЛВП – 25%, Тг –28%; повышение уровня ХС ЛВП составило 23%. В подгруппе с СД (n=1379), уровень общего ХС был снижен на 17,7%, Тг – на 30%, ХС ЛВП – на 23%, уровень ХС ЛВП достоверно увеличился на 24%. Соответственно, у 546 больных с МС через 12 нед лечения микронизированным фенофибратом снижение липидов составило для общего ХС – 17,5%, триглицеридов – 30,4%, ХС ЛВП – 23%; уровень ХС ЛВП достоверно увеличился на 25%. В целом лечение фенофибратом переносилось хорошо, побочные явления были редки ( 3,8%) и касались в основном желудочно-кишечной системы (1,9%), аллергических реакций на коже (0,6%), и нервной системы (головокружение, головная боль) – 0,4%. Из серьезных побочных реакций исследователи зарегистрировали только 3 случая, определенно связанных с приемом фенофибрата – 1 случай желтухи и 2 случая холелитиаза – 0,3% в целом. В другом исследовании по оценке эффективности и переносимости фенофибрата у больных с СД типа 2 у 32 больных через 12 нед лечения фенофибратом 200 мг было достигнуто снижение уровня Тг на 44%, ХС ЛВП – на 26%, при этом концентрация “хорошего” холестерина возросла на 23% от исходных значений. Наряду с благоприятными количественными эффектами на липиды крови у этих больных на фоне лечения фенофибратом произошло качественное улучшение липопротеинов низкой плотности: эти частицы стали более крупными и менее плотными, чем до лечения. В исследовании по изучению эффективности и переносимости фенофибрата у больных с МС препарат улучшал метаболические параметры у этих больных (липидные показатели, уровень инсулина плазмы и параметры сахарной кривой). Исследование DAIS (Diabetes Atherosclerosis Intervention Study) – единственное контролируемое исследование с фибратом с повторной коронароангиографией, которое было проведено исключительно у больных с СД типа 2. Для отбора в это исследование был проскринирован 731 больной с ИНСД. Были рандомизированы 418 больных в возрасте 40–65 лет на прием фенофибрата 200 мг в сутки или плацебо на период не менее 3 лет. Средний возраст этих больных составил 57,4 года, мужчин – 72%, 28% женщин, 60% больных были набраны в европейских центрах. В группе активной терапии ( фенофибрат) треть больных до включение в клиническое исследование перенесли АКШ или ангиопластику, 14 % пациентов в ходе исследования курили, у 48% была документирована стабильная стенокардия напряжения, у более чем половины больных в группе фенофибрата была артериальная гипертония со средним АД 140/82 мм рт. ст. В группе фенофибрата средние значения лабораторных показателей были следующие: глюкоза натощак – 8,55 ммоль/л, гликозилированный гемоглобин HbA1c – 7,50%, общий холестерин – 5,56 ммоль/л, триглицериды – 2,59 ммоль/л, холестерин ЛНП – 3,38 ммоль/л, холестерин ЛВП – 1,01 ммоль/л. Судя по этим исходным показателям, в основном эти больные были неплохо компенсированы по СД и, как правило, имели дислипидемию IIb фенотипа с умеренно повышенными Тг. Изменения в липидном спектре больных, получавших фенофибрат, были следующие: общий холестерин – 10%, Тг – 29%, ХС ЛВП – 8%, ХС ЛВП – +6%. Главный клинический результат исследования – замедление прогрессирования коронарного атеросклероза (определенный по среднему минимальному просвету сосудов) под влиянием терапии фенофибратом на 40% и достоверно меньшее снижение в среднем диаметре коронарных артерий. Исследование не было запланировано для оценки сердечно-сосудистой и общей смертности, тем не менее в группе фенофибрата было отмечено снижение количества сердечно-сосудистых событий на 23%. Длительная терапия фенофибратом переносилась хорошо. В частности, количество побочных эффектов у больных на фоне приема фенофибратаi было сопоставимым с таковой на фоне приема плацебо. Абдоминальные боли регистрировали у 0,48% на фоне приема фенофибрата и у 1,42% на фоне приема плацебо; диарея – 0% – фенофибрат и 0,47% – плацебо. Рак любой этиологии был зарегистрирован у 2,42% больных на фоне активной терапии и у 3,32% больных, принимавших плацебо. На фоне приема фенофибрата чуть чаще регистрировали головокружение ( 0,48% против 0%) и боли в суставах – 3,3% (фенофибрат) и 2,84% – плацебо. У пациентов, включенных в DAIS, была отмечена очень высокая комплаентность (приверженность к терапии), достигшая 95% .
   Другое контролируемое исследование с
фенофибратомi 200 мг с ахронимом FIELD (The Fenofibrate Intervention and Event Lowering in Diabetes Trial) с включением 8000 больных с СД типа 2 в настоящее время идет в нескольких клиниках Австралии, Новой Зеландии и Финляндии. В это рандомизированное контролируемое исследование будет включено 2000 больных с документированной ИБС (вторичная профилактика фенофибратом) и 4000 больных без признаков коронарной болезни сердца (первичная профилактика), продолжительность лечения фенофибратом составит от 5 до 7 лет. Первичные конечные точки в исследовании FIELD – сердечно-сосудистая заболеваемость и смертность. Липидные критерии включения в это исследование – триглицериды 1,0–5,0 моль/л, общий холестерин – 3,0–6,5 ммоль/л (не более 5,5 ммоль/л в Финляндии), индекс атерогенности – более 4. Окончание этого интересного исследования ожидается в конце 2005 г.



В начало
/media/refer/04_02/15.shtml :: Sunday, 06-Jun-2004 20:35:13 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster