Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

СПРАВОЧНИК ПОЛИКЛИНИЧЕСКОГО ВРАЧА  
Том 04/N 5/2006 СПЕЦИАЛИСТЫ / ГАСТРОЭНТЕРОЛОГ

Хронический панкреатит алкогольной этиологии


Ю.А.Кучерявый

Кафедра пропедевтики внутренних болезней и гастроэнтерологии МГМСУ (зав. - проф. И.В.Маев)

В структуре заболеваемости органов желудочно-кишечного тракта хронический панкреатит (ХП) составляет от 5,1 до 9%, а в общей клинической практике - от 0,2 до 0,6%. За последние 30 лет отмечена общемировая тенденция к увеличению заболеваемости острым и хроническим панкреатитом более чем в 2 раза. Если в 80-е годы частота ХП составляла 3,5-4,0 на 100 тыс. населения в год, то в последнее десятилетие отмечен неуклонный рост частоты заболеваний поджелудочной железы (ПЖ), поражающих ежегодно 8,2-10 человек на 100 тыс. населения Земли. В России отмечен более интенсивный рост заболеваемости ХП как среди взрослого, так и детского населения. Распространенность ХП у детей составляет 9-25 случаев, у взрослых - 27,4-50 случаев на 100 тыс. населения.
   В развитых странах ХП заметно "помолодел": средний возраст с момента установления диагноза снизился с 50 до 39 лет, среди заболевших на 30% увеличилась доля женщин; первичная инвалидизация больных достигает 15%. Считается, что данная тенденция связана с ухудшением экологической ситуации в регионе, увеличением потребления алкоголя, в том числе низкого качества, снижением качества питания и общего уровня жизни. Частота заболеваемости постоянно растет и за счет улучшения методов диагностики, появления в последнее время новых методов визуализации ПЖ с высокой разрешающей способностью, позволяющей выявлять ХП на более ранних стадиях развития заболевания.
   Немаловажным в клиническом и социальном плане являются такие особенности ХП, как прогрессирующее течение с постепенным нарастанием внешнесекреторной недостаточности, персистенция болей и диспепсического синдрома, необходимость соблюдения диеты, постоянного, вплоть до пожизненного, приема ферментных препаратов. Хронический панкреатит характеризуется значительным нарушением качества жизни и социального статуса большого числа больных молодого и среднего, наиболее трудоспособного возраста. При рецидивирующем течении ХП в 30% случаев развиваются ранние осложнения (гнойно-септические, кровотечения из изъязвлений слизистой оболочки гастродуоденальной зоны, тромбоз в системе портальной вены, стеноз двенадцатиперстной кишки и др.), летальность при этом достигает 5,1-11,9%. От осложнений, связанных с атаками панкреатита, погибают 15-20% больных ХП, другие - вследствие вторичных нарушений пищеварения и инфекционных осложнений.
   Один из первых случаев алкогольного панкреатита описал Cawley в 1788 г., который наблюдал молодого, "беспечно живущего" мужчину, погибшего от истощения и сахарного диабета. На вскрытии в ПЖ были выявлены многочисленные камни.
   В настоящее время алкоголизм среди множества причин ХП, по данным и зарубежных, и отечественных авторов, составляет 40-80% случаев. На сегодняшний день установлено, что злоупотребление алкоголем служит основной причиной развития ХП в индустриально развитых странах. Наблюдается линейная зависимость между потреблением алкоголя и логарифмическим риском развития ХП. Отмечена прямая корреляция между заболеваемостью панкреатитом и потреблением алкоголя мужчинами в возрасте 20-39 лет.

Механизм возникновения ХП на фоне приема алкоголя
Механизм возникновения ХП на фоне приема алкоголя не до конца изучен. Считается, что в патогенезе алкогольного панкреатита участвуют несколько механизмов:
1. Этанол вызывает спазм сфинктера Одди, в результате чего возникает внутрипротоковая гипертензия и стенки протоков становятся проницаемыми для ферментов. Последние активируются под действием лизосомальных гидролаз, "запуская" аутолиз ткани ПЖ. Так, в исследованиях R.Laugier и соавт. (1998 г.) у больных алкогольным ХП орошение области большого дуоденального сосочка раствором этанола приводило к значительному повышению базального давления в протоке ПЖ, что затрудняло отток панкреатического секрета.
2. Под влиянием алкоголя изменяется качественный состав панкреатического сока, в котором содержится избыточное количество белка и имеется низкая концентрация бикарбонатов. В связи с этим создаются условия для выпадения (осаждения) белковых преципитатов в виде пробок, которые затем кальцифицируются и обтурируют панкреатические протоки. В состав пробок входят различные белки: пищеварительные ферменты, гликопротеины, кислые мукополисахариды, а также литостатин (специфический "белок панкреатических камней" - pancreatic stone protein - PSP). Преципитация карбоната кальция в пробках приводит в образованию внутрипротоковых кальцинатов. Данный механизм объясняет наличие часто регистрируемой кальцификации паренхимы ПЖ и конкрементов панкреатических протоков (вирсунголитиаза) у больных алкогольным ХП, а также частое развитие таких осложнений, как псевдокисты и панкреонекроз.
3. Этанол нарушает синтез фосфолипидов клеточных мембран, вызывая повышение их проницаемости для ферментов.
4. Этанол угнетает биоэнергетические процессы в клетках, уменьшая их устойчивость к повреждающим влияниям и ускоряя некротический процесс.
5. Первичным метаболитом алкоголя является уксусный альдегид, оказывающий на клетку значительно большее токсическое действие, нежели собственно этанол. Кроме того, алкоголь и продукты его метаболизма снижают активность фермента оксидазы и приводят к образованию свободных радикалов, ответственных за развитие некрозов и воспаления с последующим фиброзированием и жировым перерождением ткани ПЖ.
6. Этанол способствует фиброзу мелких сосудов с нарушением микроциркуляции.
В опытах in vitro показано, что алкоголь стимулирует секрецию активированных ферментов, по-видимому, за счет нарушения баланса между протеазами и их ингибиторами в соке ПЖ, но не известно, происходит ли это in vivo. Предполагается, что в панкреатическом секрете у людей, злоупотребляющих алкоголем, повышено отношение трипсиногена к ингибиторам трипсина, что предрасполагает к внутрипротоковой активации ферментов. К настоящему моменту имеются только экспериментальные данные, доказывающие снижение активности ингибитора трипсина на фоне приема алкоголя у крыс.
При воспроизведении модели хронического алкогольного панкреатита на крысах было установлено, что алкоголь инициирует фиброзный процесс в ПЖ, сопровождающийся уменьшением доли ацинарной ткани, снижением массы органа, ростом уровня глюкозы крови.

 

ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ

Фармакологические подходы к купированию атаки ХП, лечению хронической абдоминальной боли и экзокринной недостаточности не отличаются особенностями и осуществляются по общим принципам. Пациенты с обострением ХП должны лечиться в стационарных условиях. Фармакотерапия отечно-интерстициальной формы заболевания включает дезинтоксикационную терапию, в том числе с использованием методик гравитационной хирургии крови, купирование боли (анальгетики и спазмолитики парентерально), применение синтетического аналога соматостатина - октреотида, ингибиторов протонной помпы. Антибактериальные препараты при этой стадии не показаны. Однако при малейшем подозрении на развитие деструктивных изменений в ПЖ антибиотикотерапия должна быть назначена незамедлительно. Препаратами выбора являются цефалоспорины три поколения, ципрофлоксацин, амикацин, метронидазол, поскольку эти лекарственные средства лучше проникают в парапанкреатическую зону, а также выводятся желчью, что может быть особенно полезно при сопутствующей билиарной патологии, папиллитах, дуоденитах.

   Однозначного мнения о том, какая доза этанола способствует развитию заболевания, в настоящее время нет. Разные авторы указывают, что ХП развивается при употреблении этанола в день в количестве от 20 до 100 г в сутки в течение от 2 до 20 лет. В развитых странах длительный прием (6-18 лет) этанола в дозе более 150 мг/сут отмечает 60-70% больных ХП. В то же время установлено, что употребление алкоголя на протяжении 8-12 лет в дозе 80-120 мл в день приводит к развитию изменений в ПЖ, чаще всего кальцинозу и накоплению жира в ацинарных клетках.
   Кроме того, демонстрировалось, что риск развития ХП для непьющих более низок, чем риск для людей, употребляющих даже низкие количества этанола (до 20 г в сутки), что предполагает отсутствие статистического порога для токсичности алкоголя, а ведущее значение имеет факт ежедневного употребления алкоголя и общая продолжительность его употребления.
   Считается, что существуют "безопасные" дозы алкоголя для ПЖ. Так, А.И. Хазанов приводит данные, что 210 мл чистого этанола в неделю является безопасной дозой алкоголя и не приводит к развитию ХП. Существуют данные, что опасными и очень опасными дозами являются 80-160 и более 160 мл чистого этанола в сутки соответственно. Некоторые панкреатологи считают, что токсическая доза для ПЖ в 2 раза больше, чем для печени; панкреатоксическая доза этанола для женщин в 2 раза меньше, чем для мужчин.
   Считается, что развитие ХП у части пациентов, принимающих алкоголь в дозе менее 50 г/сут в течение 2 лет позволяет предполагать наличие других этиологических факторов (курение, очень низкое или высокое потребление жира и белка с пищей) в патогенезе заболевания. Важно отметить, что помимо алкогольного воздействия для развития панкреатита в ряде случаев необходимо сочетанное воздействие различных факторов, включающих анатомические особенности ПЖ, особенности кровоснабжения и иннервации, строения протоковой системы железы, а также особенности питания.
   Тем не менее продолжает существовать мнение, что недоедание, а также тип алкогольного напитка не оказывают существенного влияния на заболеваемость ХП, однако эта концепция неоднократно оспаривалась. По результатам исследований, проведенных в Японии, риск для возникновения ХП был выше у лиц, употребляющих именно низкоалкогольные напитки.
   Интересны экспериментальные данные H.Sarles и соавт. (1971 г.), показавшие более высокую частоту возникновения ХП у крыс при длительном введении в рацион питания высокого содержания белка и алкоголя. В экспериментальных исследованиях Н.Tsukamoto и соавт. (1988 г.) было показано, что у крыс на фоне уменьшения доли жиров в пище, хроническая алкогольная интоксикация произвела к значительно менее выраженным изменениям в ПЖ. Достоверно более выраженные морфологические изменения в ПЖ были отмечены в группе животных, получавших помимо стандартных доз алкоголя корм с высоким содержанием жиров.
   Большая вариабельность данных о дозах и сроках употребления алкоголя, приводящих к развитию ХП, позволяет предполагать, что манифестация заболевания в определенной степени может определяться наличием генетической предрасположенности к ХП. Действительно, в последние годы активно обсуждается роль мутаций гена панкреатического секреторного ингибитора трипсина, катионического трипсиногена, трансмембранного регулятора кистозного фиброза, наследственный дефицит a1-антитрипсина в патогенезе ХП, в то время как алкоголь играет в этих случаях триггерную роль, усугубляя выраженность имеющихся нарушений. Нельзя игнорировать и тот факт, что в отличие от лиц европеоидной расы, представители негроидной расы госпитализируются по поводу обострения хронического алкогольного панкреатита в 2-3 раза чаще, чем по поводу алкогольного цирроза печени.
   Алкогольный панкреатит наиболее часто встречается у мужчин в возрасте 35-45 лет. Частота выявления ХП при аутопсии интенсивно пьющих людей достигает 45-50%. Более чем у 50% лиц, страдающих алкоголизмом, наблюдаются нарушения экзокринной функции ПЖ. Существуют данные, что при сочетании алкогольного поражения печени и ПЖ, внешнесекреторная недостаточность последней выражена более, чем при изолированном алкогольном ХП.
   Необходимо отметить, что имеет значение не путь введения алкоголя в организм, а его концентрация в крови. Следует также учитывать, что желчь у больных ХП, страдающих алкоголизмом, обладает выраженным панкреотоксическим эффектом из-за повышенного содержания в ней свободных желчных кислот.
   Показано возрастание риска развития хронического алкогольного панкреатита при наличии дополнительного фактора - курения. Необходимо отметить, что в этом случае панкреатит развивается в более раннем возрасте. В последние годы стало известно, что ХП у курящих наблюдается в 2 раза чаще по сравнению с некурящими субъектами и риск развития заболевания растет в зависимости от количества выкуриваемых сигарет. Курение сигарет приводит к истощению запасов витаминов С и А, а также снижает сывороточный уровень других антиоксидантов, что обусловливает повреждение ткани железы свободными радикалами. В Японии изучалась взаимосвязь потребления алкоголя и особенностей нутритивного статуса у больных хроническим алкогольным панкреатитом. Результаты исследования показали, что потребление витамина E имело отрицательную корреляционную связь с риском развития ХП.
   По данным C.S.Liu и соавт., курильщики старшее 45 лет имеют существенно более низкие плазменные уровни аскорбатов, чем некурильщики. Интересны результаты исследований A.J. Alberg и соавт., которые определили, что даже у пассивных курильщиков имеются более низкие сывороточные концентрации каротиноидов, альфа-каротина, ретинола, альфа- и гамма-токоферолов, криптоксантина, чем у лиц, проживающих в доме без курильщиков. Известно, что антиоксидантная терапия уменьшает отрицательные эффекты на кровоток при курении, устраняя дисбаланс между прооксидантными и антиоксидантными системами. В исследованиях J.Zhang и соавт. было выявлено ухудшение микроциркуляции у 96% курильщиков на 40-50% через 1-5 мин после выкуривания сигареты. Выявленный отрицательный эффект практически исчезал после приема 2 г витамина С перед курением, а прием 1 г аскорбиновой кислоты не имел значимого положительного эффекта. Данные наблюдения весьма интересны с учетом того, что микроциркуляторные нарушения и дисбаланс работы антиоксидантной системы в патогенезе ХП занимают одно самых ведущих мест.
   Курение сигарет снижает панкреатическую секрецию бикарбонатов, что приводит к повышению вязкости панкреатического сока. В этих условиях также возможна преципитация белка с закупоркой просветов протоков ПЖ белковыми пробками с развитием локальной панкреатической гипертензии по описанному выше механизму.
   Существуют данные о снижении активности панкреатического секреторного ингибитора трипсина у курильщиков, что повышает риск внутрипротоковой активации ферментов. Имеются сообщения и о снижении уровня a1-антитрипсина в сыворотке крови курильщиков.    

Клиническая картина
   
Болевой абдоминальный синдром встречается у большинства больных алкогольным ХП и является достаточно ярким симптомом заболевания, однако многие лица, злоупотребляющие алкоголем, с целью купирования болей употребляют дополнительные количества алкоголя, что в целом может затушевывать клинику на момент первичного обращения. Кроме того, повторные эпизоды обострения ХП на фоне алкогольной "анестезии" часто не фиксируются, особенно у лиц с запойным характером пьянства. Нередко ведущим клиническим симптомом алкогольного панкреатита является рвота. В целом безболевые формы алкогольных панкреатитов по частоте встречаемости превышают 15%; по мере прогрессирующего снижения экзокринной функции ПЖ частота безболевых форм несколько увеличивается. Специфической чертой алкогольного панкреатита является четко прослеживаемая тенденция к постепенному снижению со временем дозы алкоголя, являющаяся провоцирующим фактором обострения ХП. Характерно, что тяжелые болевые приступы возникают не сразу же после приема алкоголя, а спустя несколько часов, а иногда и суток с момента употребления алкоголя, что отчасти может быть объяснено многогранностью патологических воздействий этанола на ПЖ. У больных алкогольным панкреатитом, протекающим на фоне желудочной гиперсекреции, боли возникают зачастую после каждого приема пищи, в особенности острой и кислой, после употребления свежих овощей и фруктов.
   При алкогольном ХП боль не имеет четкой локализации, чаще беспокоят боли в эпигастрии и правом подреберье из-за сопутствующего гастродуоденита, холецистита, гепатита и цирроза печени. Алкогольный цирроз печени диагностируют более чем у 40% больных алкогольным ХП, при этом алкогольные поражения печени являются причиной смерти у 15% пациентов с ХП.
   При прогрессировании внешнесекреторной недостаточности ПЖ на фоне нарушенной желчеобразующей функции печени у больных алкогольным ХП присоединяется вторичный энтерит, обусловленный избыточным бактериальным ростом в кишечнике. При этом начинают доминировать боли схваткообразного характера в околопупочной области. Наличие диарейного синдрома как маркера внешнесекреторной недостаточности ПЖ наиболее типично именно для алкогольного ХП. У большинства больных имеется белково-энергетическая недостаточность с дефицитом жирорастворимых витаминов и витаминов группы В, в первую очередь витамина В12.
   Инкреторная недостаточность ПЖ, возникшая на фоне ХП алкогольной этиологии, имеет свои особенности. Симптомы диабета, как правило, возникают не ранее чем через 2 года после появления первого приступа болей в животе. В дальнейшем колебания показателей уровня сахара в крови и моче зависят от обострения ХП.
   Достаточно часто во время рецидива ХП после употребления алкоголя развивается делириозное состояние, обусловленное генерализованным поражением сосудов головного мозга с расстройствами мозгового кровообращения, гипоксией и отеком на фоне выраженной панкреатической гиперферментемии.
   Обострения ХП, индуцированные алкоголем, зачастую протекают без повышения уровня панкреатических ферментов (амилазы, липазы) крови. Следует отметить, что выраженность панкреатической ферментемии напрямую зависит от длительности анамнеза заболевания и выраженности структурных изменений ПЖ, другими словами - от объема сохранной и функционирующей паренхимы ПЖ. Так, в первые годы течения алкогольного ХП повышение панкреатических ферментов в крови является часто встречаемым симптомом, со временем по мере нарастания внешнесекреторной недостаточности выраженность панкреатической ферментемии уменьшается, как уменьшается и диагностическая значимость биохимических тестов в постановке диагноза. Нередко в биохимических анализах крови отмечается умеренное (до 2 норм) повышение трансаминаз, b-глутамилтранпептидазы, что является условно специфичным признаком атаки ХП. При более выраженном повышении этих тестов следует думать о сопутствующем токсическом поражении печени. Ввиду частого развития инкреторной недостаточности (панкреатогенного сахарного диабета) необходимо определять уровень гликемии не только натощак, но и постпрандиально, уровень суточной глюкозурии.
   Диагностика экзокринной недостаточности базируется как на клинических маркерах (диарея, стеаторея, лиентерея, полифекалия, метеоризм, прогрессирующая белково-энергетическая недостаточность при адекватном калораже рациона), так и на данных исследований кала. Достаточным и легко выполнимым в амбулаторных условиях является комбинация методов копрологического исследования (креаторея, нейтральный жир в стуле) и фекальной эластазы-1. Последний тест в настоящее время является одним из самых простых и неинвазивных методов диагностики внешнесекреторной панкреатической недостаточности, относительно недорог (себестоимость 3-4 долл. США), не имеет противопоказаний и может выполняться на фоне заместительной полиферментной терапии.
   Большое значение в диагностике отводится методикам визуализации - ультразвуковому исследованию, компьютерной томографии и магнитно-резонансной холангиопанкреатографии. Помимо характерных признаков ХП - неровность и размытость контуров, гиперэхогенность паренхимы при обследовании часто выявляются кальцификация паренхимы и потоковые конкременты, грубые изменения протоков ПЖ (дилатация, деформация, участки стенозов, уплотнение стенок и т.д.). Гипоэхогенная или неравномерная эхо-структура железы свидетельствует об отечно-интерстициальных изменениях в органе, которые могут занимать как всю железу, так и ее часть. В стадию обострения нередко диагностируется парапанкреатический выпот, инфильтрация окружающих тканей. Псевдокисты могут регистрироваться в любую стадию заболевания, в том числе и у пациентов с латентным или субклиническим течением заболевания.
   При наличии вирсунголитиаза и/или стойко дилатированного главного панкреатического протока необходимо проведение дуоденоскопии для оценки состояния большого дуоденального сосочка и исключения его сопутствующей органической патологии (аденома, рак, стриктура). Следует отметить, что стандартное эндоскопическое исследование (эзофагогастродуоденоскопия) является обязательным методом исследования при обследовании больного с алкогольным ХП, поскольку у пациентов, злоупотребляющих алкоголем, чрезвычайно часто выявляются эрозивно-язвенные поражения слизистой оболочки верхнего отдела желудочно-кишечного тракта, требующие фармакотерапии, а в ряде случаев и ургентного хирургического вмешательства при осложненном течении.    

Хирургическое лечение

Эндоскопическое лечение показано пациентам с обструктивными формами ХП. Оно заключается, как правило, в проведении эндоскопической папиллосфинктеротомии, реже в дополнительном установлении стента в главный панкреатический проток с целью более адекватного оттока секрета ПЖ.
Показания к хирургическому лечению стандартные. Они включают: болевой абдоминальный синдром, не купирующийся другими способами; кисты и абсцессы ПЖ, стриктуры или обструкция желчных протоков, неразрешимые эндоскопически, стеноз двенадцатиперстной кишки, окклюзия селезеночной вены и кровотечение из варикозно-расширенных вен, свищи ПЖ с развитием асцита или плеврального выпота; подозрение на развитие рака ПЖ, не подтвержденное гистологически (цитологически).
Как было описано выше, воспалительный процесс и протоковая гипертензия у больных ХП по мере прогрессирования атрофии паренхимы ПЖ могут уменьшаться, сопровождаясь, порой, купированием болевого абдоминального синдрома. Такое развитие атрофии панкреатической паренхимы, сопровождающееся редукцией болевого абдоминального синдрома, занимает во времени 10 лет и более, причем за этот период времени может быть полностью утеряна экзокринная и эндокринная функция ПЖ с развитием тяжелых осложнений: сахарного диабета и трофологической недостаточности.
Возможно, что вовремя выполненное оперативное лечение, направленное на купирование болевого абдоминального синдрома, при неэффективности консервативных мероприятий способно предотвратить или замедлить прогрессирование заболевания и развитие тяжелых функциональных нарушений. Однако данный метод лечения признается не всеми, в большей степени ввиду того, что оперативное вмешательство может ускорять развитие функциональных нарушений, особенно у пациентов с алкогольным ХП. С другой стороны, была показана способность ПЖ к функциональной регенерации как в эксперименте на животных, так и у пациентов с ХП. Однако даже после продольной панкреатоеюностомии или после экономной панкреатодуоденальной резекции теряется часть панкреатической паренхимы и/или существенно нарушается последовательность физиологических процессов пищеварительно-транспортного конвейера ввиду послеоперационных модификаций анатомии верхнего отдела желудочно-кишечного тракта.
Тип операции выбирается в соответствии с установленным или предполагаемым механизмом абдоминальной боли. При диагностированной панкреатической гипертензии и дилатации главного панкреатического протока можно предполагать, что имеет место препятствие оттоку панкреатического секрета и именно протоковая гипертензия является причиной боли. Поэтому предпочтение отдается методикам хирургической декомпрессии (дренирования), применение которых должно привести к уменьшению или купированию болевого абдоминального синдрома. Наиболее часто выполняется панкреатоеюностомия по Partington–Rochelle, в ряде случаев с резекцией ПЖ. При кистах ПЖ выполняется цистоеюностомия или панкреатоцистоеюностомия.
У больных ХП с упорным болевым абдоминальным синдромом без признаков панкреатической гипертензии рассматриваются варианты резецирующих операций. При выборе резецирующих операций хирург должен оценить степень выраженности эндо- и экзокринной недостаточности ПЖ для попытки сохранения максимально возможного объема панкреатической паренхимы. Наиболее часто выполняется субтотальная панкреатэктомия или панкреатодуоденальная резекция (операция Whipple), объем которой помимо резекции ПЖ включает резекцию желудка и дуоденэктомию. Главным недостатком методики является существенное усугубление инкреторной и внешнесекреторной недостаточности ПЖ за счет удаления существенной части паренхимы ПЖ. Изменение анатомии верхнего отдела желудочно-кишечного тракта, несомненно, будет приводить и ко вторичной внешнесекреторной недостаточности ПЖ за счет нарушения адекватного перемешивания химуса с панкреатическим секретом и желчью и бактериальной контаминации тонкой кишки.
В целом, по данным ряда исследований, эффективность различных методик хирургического лечения у больных болевыми формами ХП превышает 70% за пятилетний период наблюдения, однако до сих не решен вопрос, какая из методик более эффективна и безопасна.
 

Лечение
   
Этиотропная терапия заключается в пожизненном исключении алкоголя, а при развитии зависимости - в специализированном лечении алкоголизма. Следует отметить, что нередко у больных алкогольными панкреатитами имеется патология билиарного тракта и двенадцатиперстной кишки и генез панкреатита носит характер смешанного, поэтому даже полный отказ от алкоголя у этих больных не гарантирует отсутствия повторных атак ХП. Как правило, при комплексном обследовании эти причины устанавливаются и корректируются консервативным или оперативным путем.
   Поскольку большинство лиц, злоупотребляющих алкоголем, - злостные курильщики, необходимо учитывать воздействие табакокурения на прогрессирование ХП, поэтому помимо исключения алкоголя имеет смысл рекомендовать и воздержание от курения. Это приобретает особую актуальность в свете полученных не так давно данных: пациенты с болевыми формами ХП, продолжающие курить, хуже реагируют на терапию, направленную на коррекцию боли.
   В то же время необходимо учитывать, что течение хронического алкогольного панкреатита непредсказуемо; у ряда больных отмечается усиление болей через 12-24 ч абстиненции, причем функциональные нарушения могут прогрессировать даже на фоне строгой абстиненции. В тоже время у некоторых больных длительное время заболевание не прогрессирует даже на фоне употребления алкоголя. По всей видимости, это объясняется тем, что у ряда пациентов с сохранной или незначительно сниженной внешнесекреторной функцией ПЖ болевой абдоминальный синдром действительно провоцируется приемом алкоголя, действующего как стимулятор панкреатической секреции. У больных ХП с распространенным фиброзом и атрофией паренхимы ПЖ со значительно сниженной панкреатической секрецией алкоголь уже не будет играть столь существенную роль в механизме боли. Именно это и может объяснить парадоксальный факт купирования этанолом типичной абдоминальной боли, нередко наблюдаемый у больных с длительным анамнезом хронического алкогольного панкреатита, когда на первое место выходят другие причины боли и алкоголь действует по сути как "системный анестетик".
   Первоначальные задачи лечебного питания при обострении ХП сводятся к созданию функционального покоя ПЖ и другим органам проксимального отдела пищеварительного тракта. Полное прекращение орального приема воды и пищи на длительный срок у таких пациентов позволяет если не остановить секрецию ПЖ, то, во всяком случае, снизить ее до уровня базальной секреции. Преждевременное начало оральной пищевой нагрузки способствует раннему рецидиву заболевания. Это связывают со стимуляцией экзокринной панкреатической секреции в сдавленных отеком панкреатических протоках и рецидивом ферментного поражения в виде отека и некроза ацинарных клеток паренхимы ПЖ. Даже щелочная минеральная вода резко стимулирует базальную секрецию желудка, а следовательно, и секрецию ПЖ.
   Обеспечение организма необходимыми пищевыми веществами в период голодания и преобладания катаболических процессов осуществляется за счет нутритивной поддержки (энтеральное и/или парентеральное питание).
   На фоне проводимой терапии по мере улучшения общего состояния (обычно на 2-3-й день от начала обострения) можно приступить к осуществлению перевода больного сначала на ограниченное, а затем и на полноценное пероральное питание. При этом остаются в силе основные принципы диетотерапии больных ХП - диета должна быть механически и химически щадящей, малокалорийной и содержащей физиологическую норму белка (с включением 30% белка животного происхождения). Так как жидкая пища и углеводы в наименьшей степени стимулируют панкреатическую и желудочную секрецию, пероральное питание начинают со слизистых супов, жидких протертых молочных каш, овощных пюре и киселей из фруктового сока. При расширении диеты строго соблюдается принцип постепенности как в отношении увеличения объема и калорийности рациона, так и в отношении включения в него отдельных блюд и пищевых продуктов. Необходимо принимать во внимание возможные отрицательные эффекты на течение заболевания длительного редуцированного питания, а, следовательно, перевод больных на полноценный пищевой рацион должен осуществляться в кратчайшие, по возможности, сроки, особенно это касается белковой части рациона, так как достаточное количество белка необходимо для обеспечения синтеза ингибиторов панкреатических ферментов.
   Исключаются продукты, вызывающие метеоризм, содержащие грубую клетчатку, богатые экстрактивными веществами, стимулирующие секрецию пищеварительных соков (мясные и рыбные бульоны, грибные и крепкие овощные отвары, жирные сорта мяса и рыбы; жареные блюда, сырые овощи и фрукты, копчености, консервы, колбасные изделия, сдобные и свежевыпеченные мучные и кондитерские изделия, черный хлеб, мороженое, алкоголь, пряности и специи). Всю пищу готовят в вареном виде, на пару, жидкой или полужидкой консистенции. Режим питания дробный (5-6 раз в сутки).
   Основным средством стабилизации течения ХП в период ремиссии является тщательное соблюдение диетического режима. Диета в стадии ремиссии должна содержать повышенное количество белка (120-140 г/сут), и пониженное количество жиров (60-80 г/сут), причем количество жира должно быть равномерно распределено на все приемы пищи в течение дня. Жиры в чистом виде из рациона исключаются вовсе. Рацион должен содержать около 350 г углеводов в сутки, главным образом за счет простых легкоусвояемых. Общий калораж должен составлять 2500-2800 ккал/сут. Также ограничивается в рационе поваренная соль (до 6 г в сутки).
   Даже при значительном улучшении состояния здоровья и кажущемся благополучии не следует допускать резких нарушений ни со стороны качественного содержания диеты, ни со стороны режима питания. Диета больных в этом периоде включает в основном те же продукты, что и при обострении, только блюда могут быть менее щадящими: протертые супы заменяют обычными вегетарианскими, каши могут быть более густыми, рассыпчатыми, включаются макаронные изделия, растительная клетчатка в сыром виде (овощи и фрукты), могут включаться мягкие неострые сыры, докторская колбаса, отварное мясо кусками, печеная рыба. Пищу готовят в протертом виде, на пару или запекают в духовке. Сохраняется дробный режим питания, приемы пищи должны быть примерно одинаковыми по объему.
   При наличии у больного белково-энергетической недостаточности назначают анаболические гормоны с мультивитамино-минеральными комплексами, нутритивную поддержку. Выбор конкретной методики последней зависит от состояния больного, наличия противопоказаний и других факторов, о чем подробно изложено в соответствующих руководствах.
   Лечение в амбулаторных условиях (при отсутствии отечно-интерстициальных изменений ПЖ) базируется на 4 основных подходах - купирование боли, коррекция экзо- и эндокринной недостаточности ПЖ, нутритивная поддержка. Купирование боли достигается в ходе комплексных мероприятий - применения препаратов панкреатина без желчных кислот с высоким содержанием протеаз (панкреатин 3-5 таблеток на прием пищи), ингибиторов протонной помпы (омепразол, рабепразол, эзомепразол 20-40 мг/сут), анальгетиков (парацетамол 2000 мг/сут, трамадол 400-600 мг/сут), психотропных препаратов (амитриптилин 25-75 мг/сут, сульпирид 150-300 мг/сут), пролонгированных миотропных спазмолитиков (мебеверин 400 мг/сут). Коррекция экзокринной панкреатической недостаточности заключается в назначении препаратов панкреатина в начале каждой еды. Предпочтение отдается микрокапсулированному панкреатину в энтеросолюбильной оболочке в дозе 10-20 000 ЕД FIP липазы на прием пищи. Прием осуществляется в начале еды. При сохранении симптомов мальабсорбции увеличивают дозу до 30-40 000 ЕД FIP липазы, добавляют ингибиторы протонной помпы. Нутритивная поддержка осуществляется за счет обогащения рациона белковыми продуктами, введения в схему терапии курсового приема витаминно-минеральных комплексов с высоким содержанием антиоксидантов; в случаях тяжелой трофологической недостаточности могут быть использованы в качестве добавки к пище гидролизованные или полуэлементные смеси для энтерального питания.



В начало
/media/refer/06_05/38.shtml :: Sunday, 17-Dec-2006 21:59:16 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster