Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

СИСТЕМНЫE ГИПЕРТЕНЗИИ- ПРИЛОЖЕНИЕ К CONSILIUM MEDICUM  
Том 07/N 1/2006 ПУЛЬМОНОЛОГИЯ

Синдром обструктивного апноэ во время сна и артериальная гипертензия


И.Е.Чазова, А.Ю.Литвин

Российский кардиологический научно-производственный комплекс Росздрава, Институт кардиологии им. А.Л.Мясникова, Москва

Общие сведения
   
В последние годы исследователи уделяют все большее внимание синдрому обструктивного апноэ во время сна (СОАС), в частности его взаимосвязи с сердечно-сосудистыми заболеваниями, особенно с артериальной гипертензией (АГ) различного генеза. Стало очевидным, что СОАС является распространенной формой патологии и с ним связаны актуальные медицинские и социальные проблемы [1].
   Впервые остановку дыхания во время сна у больных с синдромом Пиквика описали H.Gastaut и соавт. [2] в 1965 г. В том же году независимо от них этот феномен описан R. Young и W. Kuhlo [3]. В 1970 г. описаны случаи внезапной смерти во сне у больных с синдромом Пиквика [4].
   В последующих сообщениях было дано определение апноэ во время сна (тип и продолжительность) и индекса апноэ (число приступов в час). Было установлено, что сочетание дневной сонливости с СОАС - одна из основных причин осложнений этого синдрома: АГ, нарушений ритма сердца, ишемии и инфаркта миокарда, нарушений мозгового кровообращения и внезапной смерти во время сна.
   Наиболее точно, вероятно, является приводимое определение СОАС, сформулированное C. Guilleminault и соавт. [5]:
   Синдром обструктивного апноэ во время сна - состояние, характеризующееся наличием храпа, периодически повторяющимся частичным или полным прекращением дыхания во время сна, достаточно продолжительным, чтобы привести к снижению уровня кислорода в крови, грубой фрагментацией сна и избыточной дневной сонливостью. Диагноз СОАС должен быть поставлен, если эпизоды апноэ длятся не менее 10 с и возникают не реже 5 раз в 1 ч.
   Ниже приводится определение терминов, обычно употребляемых для характеристики симптомов СОАС.
   Апноэ - полная остановка дыхания не менее чем на 10 с.
   Гипопноэ - уменьшение дыхательного потока на 50% или более со снижением насыщения крови кислородом на 4% или более.
   Индекс апноэ-гипопноэ (ИАГ) - частота приступов апноэ и гипопноэ за 1 ч сна. Нарушения дыхания считают тяжелыми, если этот индекс более 40.
   Десатурация - падение насыщения крови кислородом (SaO2). Чем выше степень десатурации, тем тяжелее течение СОАС. Апноэ считают тяжелым при десатурации менее 80%.
   Реакция активации - неполное пробуждение структур головного мозга в конце приступа апноэ.
   Представляется интересным влияние нарушений сна на качество жизни больного. Чтобы определить соотношения между нарушениями дыхания во время сна и самооценкой исследуемым качества его жизни ("самооценка общего состояния здоровья"), изучение дыхания во время сна производили в лабораторных условиях с помощью полисомнографии (ПСГ). Были обследованы 421 работающий мужчина и 316 работающих женщин в возрасте 30-60 лет, включенных в Висконсинскую когорту по изучению сна. Качество жизни определяли в процессе динамического наблюдения, пользуясь стандартным общим опросником MOS-SF 36 (краткая форма результатов самооценки здоровья) и беседой с исследуемым [6].
   Оказалось, что даже легкая степень нарушений сна (ИАГ=5) сопровождалась снижением показателей MOS-SF 36, сопоставимым по величине со снижением этих показателей при других хронических заболеваниях и патологических состояниях (например, артриты, стенокардия, АГ, сахарный диабет). Авторы приходят к заключению, что нарушения сна независимо от их степени и других факторов приводят к клинически существенному ухудшению общего состояния здоровья.
   Значение проблемы определяется весьма широкой распространенностью СОАС, высокой частотой тяжелых осложнений, отрицательным влиянием на качество жизни и значительной летальностью. Так, в США нарушениями сна, в том числе дневной сонливостью, СОАС и бессонницей, страдают более 40 млн человек, причем у четверти из них наблюдается СОАС [7]. В связи с этим сначала в США, а затем и в других странах стали создавать центры, лаборатории и отделения по изучению патологии сна, в которых проводили и проводят многочисленные исследования в этом направлении. Однако лишь немногие из этих работ были рандомизированными и носили контролируемый характер. Между тем именно такой характер исследований особенно актуален для изучения взаимосвязи между СОАС и АГ.   

Эпидемиология
   
Первое эпидемиологическое исследование, в котором была сопоставлена распространенность АГ и "привычного" храпа среди населения было проведено в республике Сан-Марино в 1980 г. [8]. Исследованием были охвачены 5713 человек, т.е. более четверти населения республики. "Привычный" храп наблюдали у 19% всех обследованных (у 24,1% мужчин и 13% женщин). Частота выявления АГ, критерием наличия которой считали систолическое артериальное давление (САД) выше 160 мм рт. ст., повышалась не только с возрастом, но и среди обследованных с "привычным" храпом. Различие было особенно выражено у лиц старше 40 лет. Однако это различие наблюдали только у обследованных, не страдавших ожирением. Был сделан вывод, что "привычный" храп служит фактором риска АГ.
   Фундаментом для дальнейших исследований послужила работа, в которой был проведен многовариантный анализ данных, полученных у 1620 больных с СОАС. Было показано, что апноэ во время сна следует рассматривать как фактор риска (ФР) ранней смерти от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), скорее всего обусловленных развитием у таких больных АГ. Было установлено также, что возраст, индекс массы тела (ИМТ), АГ и ИАГі5 относятся к достоверным ФР смерти от ССЗ [9].
   В дальнейших эпидемиологических исследованиях были получены несколько разноречивые результаты. Несмотря на то что большинство исследователей обнаружили статистически значимую связь между СОАС и ССЗ, в особенности АГ, авторы отдельных работ наличие такой связи отрицали [10].
   Так, популяционное исследование отчетливо показало, что у больных с ИАГі5 наблюдались более высокие уровни САД и диастолического АД (ДАД), а также среднего АД (АДср.) как во время сна, так и в период бодрствования. У этих больных отмечено также статистически значимое повышение индекса нагрузки САД и частоты сердечных сокращений (ЧСС) во время сна и индекса нагрузки ДАД в состоянии бодрствования [11].
   Распространенность СОАС у мужчин в зависимости от возраста составляет от 0,4% в младших возрастных группах до 9,1% в старших; у женщин соответственно от 4 до 4,4%. Если распространенность СОАС в общей популяции варьирует в пределах 0,3-1,1%, то среди мужчин старше 60 лет она достигает 15 и даже 73%; тогда как у женщин этот показатель значительно ниже. Распространенность СОАС у больных АГ составляет 26-40% против 1-12% в контрольной группе. Установлено, что так называемая естественная внезапная смерть пожилых людей, наступающая во время сна, нередко обусловлена проявлениями СОАС [8, 12].
   В последние годы был проведен ряд широкомасштабных проспективных исследований, в которых изучали связь АГ с нарушениями дыхания во время сна. Были проанализированы данные, полученные в ходе 4-летнего динамического наблюдения за 709 исследованными, входившими в Висконсинскую когорту исследования сна (а также еще за 184 исследованными на протяжении 8-летнего динамического наблюдения). Нарушения дыхания во время сна оценивали с помощью 18-канальной полисомнографии. Определяли отношение шансов между развитием АГ, с одной стороны, и ИАГ, ИМТ, окружностью шеи и живота, полом, возрастом, а также употребляемыми в неделю количествами сигарет и алкоголя - с другой. Была обнаружена статистически достоверная связь между ИАГ при включении в исследование и развитием АГ к концу 4-летнего динамического наблюдения. Установлено также наличие сильной корреляции между величиной ИАГ в начале исследования и частотой случаев АГ в его конце. В то же время связи АГ с другими проявлениями СОАС обнаружить не удалось [13].
   Однако ни собственные результаты, ни данные, приводимые в цитируемой авторами литературе, не позволяют объяснить интимных механизмов установленной связи.   

Этиология
   
К факторам риска СОАС, по данным большинства исследователей, относятся:
   1. Пол (мужчины, по данным разных авторов, болеют в 2-6 раз чаще, чем женщины).
   2. Возраст (с возрастом, по данным всех исследователей, частота выявления СОАС повышается).
   3. Ожирение, в особенности увеличение толщины жирового слоя на шее; абдоминальное ожирение: отношение окружности бедер к окружности талии более 0,9 у мужчин и более 0,85 у женщин. ИМТ - один из основных ФР, которые могут быть изменены. Поскольку изменение ИМТ на единицу повышает риск СОАС в 4 раза, лечение СОАС направлено прежде всего на снижение ИМТ.
   4. Период постменопаузы.
   5. Курение и употребление алкоголя.
   6. Принадлежность к негроидной расе.
   7. Аномалии челюстей, разрастание лимфоидной ткани в области шеи, включая аденотонзиллярную гипертрофию.
   8. Наследственые дефекты хромосом 2р, 8р, 19р. Доказана прямая сильная корреляция между ИМТ и дефектом хромосомы 2р [14].
   9. Прием бензодиазепиновых транквилизаторов и(или) барбитуратов.
   10. Неврологические заболевания, ведущие к снижению мышечного тонуса (инсульты, миопатии, миодистрофии) и нарушения ответа хеморецепторов на гипоксию.
   11. Акромегалия (вероятность увеличения верхней челюсти и языка); гипотиреоз (вероятность микседематозной инфильтрации стенок верхних дыхательных путей).
   12. Сахарный диабет обоих типов (СОАС при типе 1 связывают с диабетической нейропатией, а при типе 2 - с ожирением).
   13 Хронические обструктивные заболевания легких.
   По данным А.М.Вейна и соавт. [15], 67% случаев СОАС обусловлены в основном ожирением, а 25-30% - сопутствующей патологией верхних дыхательных путей. Установлено, что у мужчин с хронической сердечной недостаточностью основной ФР - ИМТ>35, а у женщин - возраст старше 60 лет.
Патогенез и патофизиология
   
Вопросы патогенеза СОАС в современном понимании подробно изложены в аналитических обзорах [16, 17]. Проходимость верхних дыхательных путей зависит от диаметра их просвета, тонуса гладких мышц и величины отрицательного давления в трахее и бронхах во время вдоха. На эти показатели влияют факторы, затрудняющие носовое дыхание и уменьшающие объемную скорость или увеличивающие турбулентность воздушного потока, такие как гипертрофия и рыхлость тканей носоглотки, искривление носовой перегородки и т.п. Эти же факторы ведут к появлению храпа, а со временем - к коллапсу стенок глотки, способствующему прогрессированию обструкции дыхательных путей.
   Храп возникает вследствие изменения конфигурации и эластических свойств верхних дыхательных путей во время сна, а также мышечного тонуса их стенок. Эти изменения могут вести к их сужению или закрытию. Места обструкции определяются фоновым нервно-мышечным тонусом и стадией сна [18]. К храпу предрасполагают и некоторые анатомические особенности верхних дыхательных путей, генетические факторы и влияния окружающей среды. Храп вызывается вибрацией мягких тканей глотки, неба и язычка во время вдоха и выдоха и может возникать при чисто носовом дыхании. Нестабильность стенок дыхательных путей, а также ее транзиторный или постоянный (как при апноэ) характер определяются объемной скоростью воздушного потока, геометрией и резистентностью дыхательных путей.
   Состояние сна влияет на реакции, возникающие при активации центральных и периферических хеморецепторов вследствие гипоксии и гиперкапнии, а также на центральные регуляторные механизмы. В физиологических условиях во время сна повышается тонус парасимпатической нервной системы ("ночь - царство вагуса"). Период апноэ и связанные с ним неполные пробуждения ведут к активации ЦНС, включая гипоталамо-гипофизарную область. В результате повышается и активность симпатической нервной системы (СНС), что сопровождается повышением уровня катехоламинов в плазме крови и выраженной периферической вазоконстрикцией. В физиологических условиях во время ночного сна как нормальное, так и повышенное АД снижается. Однако при умеренном или тяжелом СОАС в условиях гипоксии в период сна АД, напротив, повышается примерно на 25%.
   На схеме представлены основные звенья патогенеза СОАС и его осложнений.
   Детальное изучение характеристик АД во время сна и сразу после пробуждения показало, что наиболее высокое АД у больных с СОАС регистрируется в период REM-сна (в среднем 129±2 мм рт. ст.), самое низкое - во время апноэ в период не-REM-сна (94,5±15,5 мм рт. ст.), а сразу после пробуждения АД составляет в среднем 97,0±15,7 мм рт. ст. [14].
   Предпосылки к возникновению апноэ существуют как в фазу медленного, так и в фазу быстрого сна. Так, переход от бодрствования к состоянию сна у практически здоровых людей сопровождается увеличением сопротивления воздушному потоку в верхних дыхательных путях более чем вдвое, что способствует их сужению и увеличению объемной скорости воздушного потока, особенно во время вдоха. При этом внутригрудное давление становится резко отрицательным, что ведет к коллапсу стенок верхних дыхательных путей. Обструктивное апноэ во время сна возникает в тех случаях, когда суммарной силы мышц, дилатирующих верхние дыхательные пути, оказывается недостаточно, чтобы преодолеть снижение внутригрудного давления [18].
   Важную роль в патогенезе СОАС и развитии АГ у больных с этим синдромом играют патологические изменения баланса между активностью парасимпатической нервной системой и СНС. При эпизодах апноэ во время сна у больных с умеренным или тяжелым СОАС активность СНС повышается, достигая пика к моменту окончания приступа, который нередко сопровождается кратковременной реакцией активации ЦНС и всегда - гипервентиляцией [19, 20]. С момента окончания эпизода апноэ и начала гипервентиляции симпатическая активность резко снижается, но каждый новый эпизод апноэ приводит к ее повторному повышению [21].
   Постоянная чрезмерная стимуляция СНС ведет к снижению чувствительности барорецепторов и нарушению функций ЦНС, а также к активации ренин-ангиотензин-альдостероновой системы со снижением чувствительности почек к предсердному натрийуретическому пептиду (ПНУП), что способно вызвать стабильную АГ и другие поражения сердечно-сосудистой системы [22].
   Один из основных факторов повышения АД в период сна во время приступа апноэ и сразу по его окончании - гипоксия. Исследование роли гипоксии в возникновении периодических подъемов АД было проведено на здоровых добровольцах. При имитации СОАС путем изменений ритма дыхания и объемной скорости подачи кислорода АД у исследуемых превышало 150/90 мм рт. ст. [23].
   Большая часть наблюдаемых у больных с СОАС изменений водно-электролитного баланса и нейрогуморальной регуляции не ведет непосредственно к выраженным изменениям АД. Это относится, в частности, к установленному у подобных больных повышенному синтезу ПНУП [22].
   Несмотря на то что существуют косвенные данные, свидетельствующие о ведущей роли гипоксии и десатурации крови в повышении АД у больных с СОАС во время повторяющихся эпизодов апноэ [23], некоторые исследования дали другие результаты. Было установлено, что повторные эпизоды апноэ при СОАС, протекавшее как на фоне оксигенотерапии, так и без нее, вызывали у больных одинаковое повышение АДср. Искусственное снижение SaO2 с помощью ингаляции азота не вызывало у больных повышения АД при отсутствии эпизодов апноэ. Установлено, что апноэ во время сна, сопровождающееся реакцией активации структур головного мозга, вызывало достоверно большее повышение АД, чем имитация апноэ равной продолжительности в период бодрствования. Оказалось также, что регулярно повторяющиеся во время сна звуковые сигналы сопровождаются у практически здоровых людей реакцией активации структур головного мозга и повышением АД. Все это позволяет думать, что повышение АД у больных с СОАС обусловлено именно реакцией активации структур головного мозга, в особенности гипоталамо-гипофизарной системы, ответственной за повышение симпатического тонуса [24].

Диагноз и методы исследования
   
К наиболее частым жалобам больных с СОАС относятся громкий храп, указания на остановки дыхания во время сна (о чем больные обычно знают со слов родственников), беспокойный сон, не приносящий отдыха, дневная сонливость, раздражительность и снижение памяти. Несколько менее характерны ночные приступы удушья, ночные поты, головная боль при утреннем пробуждении и снижение потенции. В число редких проявлений входят повторные пробуждения, бессонница, ночной кашель.
   Следует отметить, что "привычный" храп может отсутствовать, особенно при нормальном ИМТ [25]. Храп особенно часто возникает при положении больного лежа на спине (в связи со снижением тонуса мягкого неба).
   К основным клиническим проявлениям СОАС относятся: 1) указания на остановки дыхания во время сна; 2) громкий или прерывистый ночной храп; 3) учащенное ночное мочеиспускание; 4) длительное (более 6 мес) нарушение ночного сна; 5) дневная сонливость; 6) ожирение и 7) АГ, особенно в ночные и утренние часы. Наличие первого или по меньшей мере трех других из этих признаков требует проведения детального, в том числе ринологического исследования [16, 27].
   Местные структурные изменения и функциональные нарушения верхних дыхательных путей выявляет врач-оториноларинголог. В число подобных изменений входят искривление носовой перегородки, гипертрофия носовых раковин, хронический полипозный синусит, гипертрофия небных, трубных, глоточных миндалин и язычной миндалины, врожденная узость просвета глотки, кисты полости рта и носоглотки, гиперплазия тканей мягкого неба, пороки развития костей лицевого скелета, отечный ларингит, паралич голосовых связок, папилломатоз гортани, добро- и злокачественные новообразования.
   Исследование ЛОР-органов обычно дополняется эндоскопией полости носа, глотки и гортани с помощью гибкого фиброоптического эндоскопа.
   Внимание врача должны привлекать миодистрофии, миастении, церебральный паралич, гипотиреоидизм, которые также могут быть этиологическими факторами СОАС [16].
   Тенденцию к коллапсу дыхательных путей во сне выявляют с помощью пробы Мюллера. Для этого предлагают больному во время эндоскопического исследования сделать форсированный вдох, закрыв при этом нос и рот. Пробу проводят, придавая больному различные положения и вводя эндоскоп на разную глубину.
   Наиболее ценную диагностическую информацию позволяет получить ПСГ (рис. 1). В классической форме ПСГ представляет собой продолжающуюся в течение всего периода ночного сна регистрацию: 1) электроэнцефалограммы (ЭЭГ); 2) электроокулограммы (ЭОГ); 3) подбородочной миограммы; 4) электромиограммы (ЭМГ) передних большеберцовых мышц; 5) объемной скорости ротоносового воздушного потока; 6) дыхательных движений грудной клетки и брюшной стенки; 7) положения исследуемого; 8) насыщения крови кислородом (SaO2); 11) ЧСС; 10) ЭКГ; 12) храпа [28].
   Анализ ЭЭГ, ЭМГ и ЭОГ позволяет изучить структуру сна. Обычно у больных с СОАС регистрируют значительное сокращение продолжительности стадий глубокого сна и частые неполные циклические пробуждения (реакция активации), обусловленные нарушениями дыхания. Мониторирование объемной скорости воздушного потока через нос и рот в сочетании с регистрацией движений грудной клетки и брюшной стенки дает возможность дифференцировать нормальную дыхательную активность, апноэ центрального генеза (для которого характерно отсутствие воздушного потока и дыхательных усилий) и СОАС (отсутствие воздушного потока при сохранении усилий дыхательной мускулатуры). Один из показателей тяжести апноэ - степень снижения SaO2. Следует отметить, что степень десатурации может быть независимым от ИАГ проявлением тяжести СОАС. ЭКГ позволяет выявить эпизоды ишемии миокарда, нарушения проводимости и ритма сердца и их связь с апноэ (рис. 2).
   Число параметров, определяемых с помощью ПСГ, может быть уменьшено, если исследование применяют для скрининга.
   Американская академия медицины сна (AASM) предложила в 1999 г. критерии диагноза СОАС, основанные на данных опроса больного и его родственников, анамнеза и результатах ПСГ [29]. Согласно этим критериям диагноз СОАС должен быть поставлен при сочетании третьего из перечисленных ниже признаков с одним из двух первых.
   1. Избыточная сонливость, которую не удается объяснить другими причинами.
   2. Наличие хотя бы двух из перечисленных ниже симптомов, если их также не удается объяснить другими причинами: а) удушье во время сна; б) частые пробуждения; в) сон, не приносящий восстановления сил; г) постоянное чувство усталости в дневное время; д) нарушение концентрации внимания.
   3. ИАГ>5 по данным ПСГ.
   Приводимые ниже европейские критерии во многом отличаются от критериев AASM:
   1. Жалобы на дневную сонливость.
   2. Частые приступы апноэ и гипопноэ во время сна.
   3. Сочетающиеся симптомы: а) громкий храп; б) головная боль по утрам; в) сухость во рту при пробуждении; г) у детей западение грудной клетки во время сна.
   4. Выявление при ПСГ более пяти эпизодов обструктивного апноэ при длительности каждого эпизода более 10 с в сочетании с одним из следующих признаков: а) частые кратковременные неполные пробуждения при выходе из приступа апноэ; б) значительные изменения ЧСС; в) наличие периодов десатурации крови; г) время засыпания после эпизода апноэ меньше 10 мин.
   5. Сочетание с другими патологическими состояниями, например с гипертрофией миндалин и т.п.
   6. Сочетание с другими нарушениями сна.
   Диагноз СОАС ставят при сочетании как минимум трех признаков.
   Симптомы ряда заболеваний сходны с симптомами
   СОАС, что иногда создает диагностические трудности, особенно если клиническая картина СОАС недостаточно отчетлива. В табл. 1 приведены перечень этих заболеваний и дифференциально-диагностические признаки, позволяющие отличить их от СОАС.
   Степень тяжести СОАС устанавливают на основе данных ПСГ. Критериями степени тяжести служат число и длительность приступов апноэ и гипопноэ за 1 ч ночного сна. Принято выделять три степени тяжести течения
   СОАС: 1) легкое течение (от 5 до 15 приступов в 1 ч); 2) течение средней тяжести (от 15 до 30 приступов) и 3) тяжелое течение (более 30 приступов). Кроме того, на степень тяжести СОАС влияют выраженность и продолжительность снижения насыщения крови кислородом, а также продолжительность самих приступов и степень нарушений структуры сна.
   Существует и другая классификация степени тяжести СОАС, приводимая в табл. 2.
   Различают также острый СОАС (продолжительность до 2 нед), подострый (2 нед - 6 мес) и хронический (более 6 мес) [31]. Причинами острого СОАС могут служить острое нарушение мозгового кровообращения и острая сердечная недостаточность [16].   

Связь СОАС с АГ
   
В отечественную литературу для обозначения лиц с физиологическим снижением АД во время сна вошел термин "диперы", заимствованный из англоязычной литературы. Однако у больных с СОАС суточная динамика АД, как правило, нарушена ("нон-диперы"). Этот феномен большинство исследователей расценивают как ФР повышенной заболеваемости и смертности от ССЗ. В случаях умеренного и тяжелого СОАС уровни САД и ДАД во время сна повышаются примерно на 25%. Возникает обусловленная частыми повторными пробуждениями по окончании приступа апноэ выраженная стимуляция симпатоадреналовых механизмов, сопровождаемая периферической вазоконстрикцией и резким повышением уровня катехоламинов в плазме крови.
   Высокая (до 50%) распространенность АГ среди больных с СОАС существенно снижается под влиянием эффективного лечения этого синдрома, что дает основание считать СОАС ответственным за развитие АГ [32, 33].
   Неизвестно, может ли СОАС служить этиологическим фактором АГ. Одни авторы выделяют особую форму АГ, обусловленную СОАС; другие не разделяют этой точки зрения. Тем не менее практически все согласны с тем, что АГ при СОАС носит вторичный (симптоматический) характер.
   Наиболее крупное многоцентровое исследование взаимосвязи СОАС и АГ охватывало 6132 обследуемых. Динамическое наблюдение продолжалось 3 года. Полученные данные свидетельствуют, что нарушения дыхания во время сна статистически значимо коррелируют с АГ. В значительном числе случаев корреляцию можно было объяснить увеличением ИМТ [34].
   В большом популяционном исследовании, проведенном с целью проверки гипотезы, согласно которой СОАС предрасполагает к развитию АГ независимо от других сопутствующих факторов, обследовали работающих мужчин и женщин в возрасте 30-60 лет, у которых были выявлены нарушения дыхания во время сна. При ПСГ было обнаружено линейное возрастание АД с повышением ИАГ (p=0,03 для САД и p=0,01 для ДАД). Отношение шансов для АГ связанной с ИАГ, равное 15 (по сравнению с 0), составляло 1,8, что привело к выводу о существовании количественной связи между нарушениями дыхания во сне и повышением АД и предположению, что такие нарушения могут быть ответственными за существенное число случаев развития АГ у взрослого населения США. При динамическом наблюдении отношение шансов развития АГ за 4-летний период возросло от 1,42 при исходном отсутствии нарушений дыхания до 2,89 при исходном ИАГ 15 в 1 ч и более. Отмечена сильная прямая корреляция между стадией СОАС при включении в исследование и наличием АГ через 4 года, не зависевшая от других известных ФР АГ. Эти данные позволили прийти к выводу, что нарушения дыхания во сне являются ФР АГ и других осложняющих СОАС ССЗ [35].
   В исследовании на здоровых добровольцах во время и после сна в барокамере при постоянно пониженном давлении, соответствующем давлению на высоте 4000 м над уровнем моря, было установлено, что повышение ДАД, наблюдающееся при искусственно созданной гипоксемии во время сна, сохраняется в течение 90 мин после пробуждения. При попытке объяснить выявленный феномен было отвергнуто предположение о связи резидуальной АГ после пробуждения с фрагментацией сна, уменьшением его продолжительности или продолжительности стадий глубокого сна, поскольку ранее в эксперименте на собаках было показано, что фрагментация сна, вызываемая в отсутствие дыхательных расстройств, не приводит к развитию АГ [36]. У включенных в данное исследование не наблюдали и задержки жидкости, что могло бы стать причиной повышения ДАД. Было высказано предположение, что подъем ДАД во время сна в условиях гипоксии и первые 1,5 ч после пробуждения может, повторяясь у больных с СОАС в течение многих лет, привести к необратимым изменениям сосудистой стенки (их ремоделированию) и вызвать развитие стабильной АГ [37].
   В литературе нет сведений об относительной частоте выявления разных форм АГ при СОАС. Однако отрицательное влияние СОАС на течение АГ любого происхождения неоспоримо. СОАС, несомненно, способствует нарастанию системной АГ и возникновению ее осложнений.   

Лечение обструктивного апноэ во время сна и влияние лечения СОАС на АГ
   
Поскольку существует тесная связь между СОАС и храпом, значительная часть лечебных мероприятий направлена на борьбу с последним. При неосложненном храпе и нетяжелом течении СОАС следует прежде всего устранить факторы, провоцирующие нарушения дыхания во сне. Больным нужно дать рекомендации общего характера.
   1. Обеспечение оптимального положения головы и тела во время сна. Нарушения дыхания резко усиливаются, если больной спит лежа на спине, поскольку при этом мягкое небо, корень языка и язычок смещаются кзади, приближаясь или прилегая к задней стенке глотки. Усиление храпа и учащение приступов апноэ в положении на спине можно выявить в беседе с родственниками больного или по данным ПСГ.
   Простой и эффективный способ отучить больного спать на спине - пришить к спинке ночного нательного белья специальный карман и вложить в него теннисный мяч. Правда, в первые недели больной, ложась на спину, просыпается, зато примерно через 1 мес у него вырабатывается стойкая привычка спать, лежа на боку. Западению языка препятствует и приподнятое положение головы. Чтобы создать такое положение, если нет возможности использовать функциональную кровать, под ножки головного конца обычной кровати подкладывают деревянные бруски толщиной 10-15 мм.
   2. Борьба с ожирением. Установлено, что у больных с ожирением и синдромом СОАС уменьшение массы тела на 10% ведет к снижению ИАГ во время сна на 50% и улучшает количественные показатели качества сна в 2,5 раза [15]. Безвредных лекарственных средств для борьбы с ожирением пока не существует. Далеко не всегда удается уменьшить массу тела с помощью физических упражнений, которые обычно вызывают повышение аппетита. Единственное надежное средство борьбы с ожирением - соблюдение низкокалорийной, богатой витаминами диеты со значительным ограничением содержания жиров и углеводов. Эффективность лечения увеличивается при использовании психотерапии и анорексантов.
   3. Исключение лекарственных средств, способных вызывать миорелаксацию. К этим веществам относятся в первую очередь снотворные средства и транквилизаторы. Миорелаксацию вызывает и алкоголь. Если больной не может отказаться от его приема, он во всяком случае не должен употреблять алкоголь в течение нескольких часов до отхода к ночному сну [38].
   4. Отказ от курения. Почти у всех курильщиков наблюдается развитие хронического фарингита и ларинготрахеита, для которых характерна отечность слизистых оболочек, способствующая сужению дыхательных путей. Положение осложняется наличием у многих курильщиков обструктивных заболеваний легких.
   5. Обеспечение свободного носового дыхания. Постоянное закапывание в нос средств, содержащих сосудосуживающие компоненты, невозможно прежде всего в связи с тем, что ко всем подобным средствам быстро развивается рефрактерность. Поэтому для обеспечения свободного носового дыхания обычно используют механические приспособления. Наиболее хорошо проверенное и эффективное из подобных приспособлений - нозовент (Nozovent), эластичная пластинка, закрепляемая на внутренних поверхностях ноздрей и расширяющая их. Применение подобных приспособлений у больных с органическими заболеваниями полости носа неэффективно, и таким больным показано хирургическое лечение.
   На протяжении многих десятилетий пытались применять и механические приспособления, препятствующие коллапсу дыхательных путей (назофарингеальная воздуховодная трубка, внутриротовые языкодержатели, фиксаторы нижней челюсти и т.п.), но все эти приспособления оказались или плохо переносимыми больным, или малоэффективными.
   Попытки лечения СОАС медикаментозными средствами (трициклическими антидепрессантами, гестагенами, кислородом, налоксоном, фтороксетином, стриптином, аспирином, физостигмином) не дали стабильных и надежных результатов. Оксигенотерапия иногда дает хороший эффект, но у больных с гиперкапнией может привести к противоположному результату.
   Одновременно с лечением СОАС проводят патогенетическую и симптоматическую терапию связанных с ним заболеваний. Данные о лечении АГ у больных СОАС имеют разноречивый характер. При сравнение результатов применения атенолола, амлодипина, эналаприла, гидрохлортиазида, а также лозартанана наиболее выраженное снижение АД вызывали b-блокаторы [39]. Однако нередко b-блокаторы ухудшают состояние больных с СОАС, по-видимому, при наличии у них обструктивных заболеваний легких [40]. По данным других исследователей, было установлено, что применение средств, снижающих АД (групп b-блокаторов, антагонистов кальция, диуретиков, ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента), не оказывает влияния на профиль АД во время сна у больных с СОАС, сочетающимся с АГ, поэтому единственным средством коррекции АД является эффективное лечение СОАС [41].
   Хирургическое лечение показано больным, у которых "привычный" храп или СОАС обусловлены анатомическими дефектами полости носа и глотки, гиперплазией мягких тканей (заднего неба, язычка, миндалин), искривлением носовой перегородки и т. п. В случае сомнений в точности анатомического диагноза прибегают к дополнительным методам исследования (МРТ и КТ). Критерием непосредственной эффективности хирургического лечения считают снижение ИАГ по меньшей мере на 50%. Однако эффект операций далеко не всегда оказывается стойким. Наиболее частое раннее осложнение хирургического лечения - отек гортани, что связано с факторами, затрудняющими интубацию, в частности с характерной для больных с СОАС короткой и толстой шеей. При отеке гортани необходима экстренная трахеостомия. К 1990 г. было зарегистрировано 16 случаев смерти, связанных с операциями по поводу "привычного" храпа и СОАС. Наиболее грозное позднее осложнение - развитие спаечного стеноза носоглотки. Устранить стеноз крайне сложно и не всегда возможно. Поэтому все больные, перенесшие операции по поводу "привычного" храпа и СОАС, должны находиться под постоянным наблюдением специалиста-оториноларинголога.
   Метод лечения СОАС созданием положительного давления воздуха в дыхательных путях был предложен в 1981 г. C. E. Sullivan и соавт. и заключался в подаче через специальный наконечник, фиксируемый в ноздрях больного, воздуха под давлением [42]. В 1983 г. метод был модифицирован; с тех пор подача воздуха производится через маску. Принцип метода - расширение воздухоносных путей под давлением нагнетаемого воздуха, препятствующим их спадению.
   На английском языке метод обозначают сокращенным термином CPAP (Continuous Positive Airways Pressure, т.е. постоянное положительное давление в дыхательных путях); этот термин применяют и в отечественной литературе.
   Аппарат для CPAP-терапии состоит из бесшумного компрессора, подающего в маску, плотно надетую на лицо больного, через гибкую трубку поток воздуха под давлением 4,5-20 мм вод. ст. Аппараты последних моделей компактны, обеспечивают фильтрацию и кондиционирование воздуха и точную установку его давления. Адаптация больного к повышенному давлению воздуха в большинстве аппаратов достигается постепенным (в течение 10-45 мин) повышением давления, что позволяет больному заснуть с маской на лице. Созданы также аппараты, позволяющие устанавливать разные уровни давления на вдохе и выдохе (BiPAP), причем некоторые из них создают оптимальный уровень давления автоматически (APAP) [43]. Однако существенных преимуществ этих модификаций перед стандартными аппаратами обнаружить не удалось [44].
   К аналогичному выводу пришли также исследователи, изучившие пять моделей аппаратов для APAP на пневматическом устройстве, имитирующем поток воздуха в дыхательных путях. Реакция на искусственное апноэ во всех случаях была адекватной, тогда как реакция на искусственное гипопноэ зависела от особенностей воздушного потока. Некоторые аппараты воспринимали повторные эпизоды гипопноэ как изменение скорости воздушного потока. Имитация храпа вызвала повышение давления воздуха в четырех аппаратах. Постоянная утечка воздуха из-под маски, как правило, не компенсировалась аппаратами. Один из них не воспринял имитации СОАС центрального происхождения. Таким образом, в некоторых аппаратах вследствие неправильного распознавания ими типа нарушений воздушного потока нормальный поток восстановлен не был. Авторы считают, что использованный ими метод может быть применен при оценке новых моделей для APAP, предшествующей клиническим испытаниям [45].
   Применение CPAP в настоящее время представляет собой наиболее распространенный метод лечения больных с синдромом СОАС: его получают до 80% больных. CPAP-терапия высокоэффективна у больных с СОАС любой степени тяжести. Подбор режима работы аппарата должен проводить квалифицированный специалист (по возможности в области патологии сна). Эффективность лечения контролируют повторной регистрацией ПСГ. Частота развития осложнений и летальность у больных с СОАС при проведении данного вида лечения значительно снижаются. Уже в первую ночь устранения обструкции верхних дыхательных путей практически у всех больных нормализуется или приближается к нормальным значениям уровень АД.
   В одном из первых исследований, посвященных изучению влияния СРАР на АГ у больных с СОАС, все лекарственные средства, снижающие АД, были отменены. В период CPAP-терапии среднее число эпизодов апноэ за 1 ч снизилось с 58 до 2; существенно снизились САД и ДАД, а также ЧСС. J. Mayer и соавт. сочли, что обратимость АГ при СРАР-терапии свидетельствует о возможной этиологической роли СОАС в ее возникновении, в связи с чем наличие СОАС следует принимать во внимание при проведении дифференциальной диагностики АГ [46].
   Сходные данные были получены в контролируемом исследовании. Под влиянием 3-недельного лечения СРАР у больных основной группы наблюдали статистически значимое снижение всех усредненных показателей АД в ночные часы к концу курса, тогда как в контрольной группе уровень АД остался практически неизменным [11]. Однако в течение дня АД у больных основной группы возвращалось к исходным величинам, поэтому авторы высказали лишь предположение о существовании причинной связи между СОАС и АГ.
   Непосредственное и долгосрочное действие СРАР-терапии на АД было изучено у больных, поступивших в стационар для дифференцирования диагноза "привычный" храп или СОАС. АДср. у больных с СОАС было значительно выше, чем у больных с "привычным" храпом (102,7±10,7 мм рт. ст. и 94,0±10,2 мм рт. ст. соответственно). Многофакторный ступенчатый линейный регрессионный анализ показал, что уровень АД независимо коррелирует со степенью тяжести СОАС, установленной на основе ИАГ. Корреляции с возрастом больных, их ИМТ или пристрастием к курению выявить не удалось [47]. Больные с СОАС получали СРАР-терапию и были повторно исследованы через 9 мес. В результате лечения у больных значительно снизилось АДср. (от 103,7±10,4 до 99,1±10,8 мм рт. ст.). В тех случаях, когда СРАР-терапия приводила к существенному снижению АД, среднее суточное пульсовое давление в начале исследования (r =-0,36; p<0,05) и средняя суточная ЧСС (r=-0,35; p<0,05) могли служить предиктором эффективности СРАР в отношении АГ.
   Недавно было показано, что у больных с впервые диагностированным и нелеченым СОАС значительно повышен уровень лептина в плазме крови, что рассматривается как ФР сосудистых осложнений [48].
   Изучение динамики уровня лептина в плазме крови во время сна у больных с СОАС до начала лечения (назальное применение CPAP-терапии) и на его фоне показало, что в обоих случаях содержание лептина в плазме крови достигало пика примерно в 0 ч. После первой же ночи лечебного применения СРАР-терапии содержание лептина в плазме крови снижалось статистически значимо. Отмечалась сильная корреляция между степенью снижения уровня лептина после применения СРАР-терапии и степенью выраженности исходно повышенного уровня симпатической нервной активности миокарда, по данным I-123 MIBG, определявшейся до начала лечения [49, 50].
   Таким образом, из всех предложенных методов лечения СОАС наиболее эффективным в отношении как расстройств дыхания, так и АГ является метод CPAP-терапии. В ряде случаев удается достигнуть успеха путем уменьшения массы тела больного. Однако, учитывая патогенетическую связь СОАС и ожирения, уменьшение массы тела у таких больных часто сопряжено с большими трудностями. Кроме того, если эффект CPAP-терапии в отношении расстройств дыхания может проявляться уже после первого сеанса ее проведения, то снижение ИМТ требует месяцев, а иногда и лет. Лекарственные средства в настоящее время с успехом применяются для лечения дневной сонливости как осложнения СОАС. Использование медикаментозной терапии для лечения СОАС представляется заведомо неэффективным подходом с учетом патогенетических и патофизиологических механизмов его возникновения. Использование стандартных терапевтических мероприятий для лечения АГ при СОАС, по нашему мнению, должно сочетаться с подбором СРАР-терапии. Данные литературы по использованию гипотензивных средств различных классов у данной категории больных с использованием и без применения СРАР-терапии носят ограниченный и противоречивый характер и требуют дальнейшего изучения. Поскольку у подавляющего большинства больных CОАС связан с ожирением, а не с аномалиями верхних дыхательных путей, хирургическое лечение показано лишь в небольшом проценте случаев.   

Заключение
   
Многочисленные исследования свидетельствуют, что среди больных с нарушениями дыхания во время сна, особенно с СОАС, чрезвычайно высока распространенность АГ. Установлено, что риск развития АГ у больных с СОАС в 3 раза выше, чем у лиц без нарушений дыхания во сне, причем развитие АГ при СОАС не зависит от других известных ФР. У многих больных с СОАС развивается АГ, рефрактерная к массивной комплексной терапии современными лекарственными средствами. Как показали работы последних лет, эффективное лечение СОАС с использованием ВiРАР или СРАР-терапии способствует снижению АД не только в ночное, но и в дневное время [51].
   Экспериментальные и клинические исследования показали, что в патогенезе АГ при СОАС важная роль принадлежит резкому повышению симпатического тонуса. Повторные эпизоды сужения или полного закрытия верхних дыхательных путей, сопровождающиеся гипоксией, гиперкапнией и резкими изменениями внутригрудного давления, ведут к разнообразным вегетативным, гуморальным, нейрогуморальным и гемодинамическим реакциям. Эти реакции могут вызывать нарушения функций сердечно-сосудистой системы даже днем, на фоне нормального дыхания. Содержание катехоламинов в моче больных с нелеченым СОАС повышено; оно нормализуется после эффективного лечения СОАС. Повышение симпатического тонуса может способствовать развитию резистентности к инсулину и повышению уровня лептина, что приводит к образованию порочного круга, состоящего из прогрессирования ожирения, АГ и нарушений дыхания в период сна. Главное физиологическое последствие повторных ночных эпизодов апноэ и гипопноэ - интермиттирующая, часто выраженная гипоксемия, приводящая к острой, а в последующем и к хронической активации СНС.

Основные звенья патогенеза СОАС и его осложнений

 

Рис. 1. Фрагмент записи ПСГ (30 с), без нарушений дыхания во время сна.

 

Рис. 2. Фрагмент записи ПСГ-исследования больного с СОАС. Развитие АВ-блокады II степени во время эпизода обструктивного апноэ.

 

Таблица 1. Признаки, позволяющие отличить СОАС от сходных состояний

Заболевание

Признаки, сходные с симптомами СОАС

Признаки, отличные от симптомов СОАС

Нарколепсия

Императивная дневная сонливость

Отсутствие ПСГ-признаков СОАС

Гипнагогические галлюцинации

Укорочение латентной фазы к REM-сну (10 мин и менее)

Частые ночные пробуждения

Катаплексия - внезапные кратковременные потери тонуса мышц

Гипервентиляционный синдром

Синдром "пустого" дыхания (нехватка воздуха,

Отсутствие полисомнографических признаков СОАС

невозможность надышаться)

Признаки психических нарушений

Синдром затрудненного дыхания

 

"Привычный" храп

Храп у больных с ожирением

Отсутствие значимых периодов апноэ и гипопноэ; отсутствие

Характерные изменения АД

полисомнографических критериев СОАС

Синдром повышенной резистентности верхних дыхательных путей

Храп, дневная сонливость

Отсутствие заметного снижения объемной скорости

Частые реакции активации ЭЭГ и короткие пробуждения

ороназального потока и десатураций

Характерные для СОАС изменения структуры сна и профиля АД

 

Синдром центрального апноэ во время сна

Все признаки СОАС

Изменения головного мозга, ведущие к возникновению апноэ

Примечание. Таблица построена на основе обобщенных данных [8, 15, 30].

Таблица 2. Классификация тяжести СОАС на основе ИАГ

Тяжесть СОАС

ИАГ (количество эпизодов в час)

апноэ

гипопноэ

Легкая форма

5–9

10–19

Умеренно тяжелая форма

10–19

20–39

Тяжелая форма

20 и более

40 и более

   Представляется, что следовало бы уделить больше внимания разработке новых инструментальных методов для скрининга в популяционных исследованиях. ПСГ является слишком громоздким и дорогостоящим методом. Значительное число популяционных исследований проводилось в стационарных условиях из-за необходимости проведения ночной ПСГ. Это затрудняет и удорожает проведение таких исследований. Необходима портативная аппаратура для скрининга больших популяций и отбора больных, которых целесообразно направлять для углубленного исследования в стационар. Разработан ряд более простых и дешевых методов, однако их валидация по отношению к ПСГ не проводилась.
   Перед исследователями стоит задача проведения крупномасштабных контролируемых клинических исследований для улучшения понимания причинно-следственных связей СОАС и АГ и разработки более эффективных и лучше переносимых больными методов лечения.
   За годы изучения нарушений дыхания во сне, в частности СОАС, были установлены ФР этого синдрома, важнейшими из которых следует считать принадлежность к мужскому полу, возраст и повышение ИМТ. Нужно признать доказанной причинно-следственную связь между СОАС и АГ.
   Изучены многие аспекты этой связи. Прежде всего установлена роль активации структур головного мозга во время кратковременных пробуждений по окончании приступа апноэ. Активация системы гипоталамус - гипофиз ведет к резкому повышению симпатического тонуса, что в свою очередь вызывает рост АД. АГ сначала сохраняется и в течение некоторого времени после утреннего пробуждения, а в дальнейшем приобретает постоянный характер. К факторам, способствующим стабилизации гипертонии, относят повышение синтеза ряда вазоактивных веществ, вследствие гипоксии сосудистой стенки, в частности эндотелина-1, простациклина, тромбокасана и аденозин-вазопрессина. В связи с повышением симпатического тонуса активизируется также ренин-ангиотензин-альдостероновая система. Отмечается также снижение чувствительности почек к предсердному и мозговому натрийуретическому пептиду. Одновременно наблюдается угнетение синтеза вазодилататоров, в частности NO и NO2. Предполагают, что все эти гуморальные сдвиги ведут к ремоделированию мелких кровеносных сосудов, что способствует стабилизации АГ [1].
   Несмотря на то что в понимании механизмов становления АГ у больных с СОАС достигнуты некоторые успехи, ряд аспектов этой проблемы требует дальнейшего изучения. Неясно, например, почему АГ у этих больных остается рефрактерной к медикаментозному лечению; пока не разработана эффективная патогенетическая терапия нарушений дыхания во сне, котрая могла бы применяться у большинства больных, страдающих СОАС.
   Основное достижение в области лечения больных с
   СОАС - создание аппаратуры для поддержания постоянного положительного давления в дыхательных путях во время сна (CPAP, BiPAP и auto-CPAP). Показана высокая эффективность применения CPAP-терапии.
   Главное препятствие для максимально широкого применения CPAP-терапии - неудобства, которые она причиняет больным. По данным разных исследований, постоянно используют этот вид лечения в домашних условиях 55-65% больных, у которых она оказалась высокоэффективной в условиях стационара. По-видимому, необходимо дальнейшее совершенствование этих аппаратов. Необходима также более убедительная разъяснительная работа с больными, а при необходимости и привлечение к ней психотерапевта. Поскольку причины отказа от CPAP-терапии, как правило, носят чисто субъективный характер, такой подход позволит существенно увеличить число больных, применяющих в домашних условиях этот наиболее эффективный способ лечения СОАС, а следовательно, оптимизировать лечение АГ у подобных больных. Возможности амбулаторного применения СОАС существенно ограничивает и дороговизна существующей аппаратуры [52].
   Таким образом, актуальность проблемы СОАС была доказана результатами популяционных эпидемиологических исследований. Весьма существенно, что обструктивное апноэ во время сна способствует развитию ряда заболеваний и патологических состояний сердечно-сосудистой системы, прежде всего АГ. Принципиально важно, что даже при легкой степени нарушений дыхания во сне резко снижается качество жизни.
   Взаимосвязь нарушений дыхания во время сна и заболеваний сердечно-сосудистой системы достаточно сложна, но углубление ее понимания имеет неоценимое значение для лечения огромного числа больных, у которых сочетаются эти патологические состояния. Хотя исследования последних лет значительно расширили наши познания в этой области, многие аспекты проблемы требуют дальнейшего изучения.   

Литература
1. Quan SF, Gersh BJ. Cardiovascular consequences of sleep-disordered breathing: past, present and future. Report of a Workshop from the National Center on Sleep Disorders Research and the National Heart, Lung, and Blood Institute. Circulation 2004; 109: 951-7.
2. Gastaut H, Tassarini C, Duron B. Etudes polygraphiques des manifestations episodique (hypnique et respiratoire) du syndrome de Pickwick. Rev Neurol 1965; 112: 56-79.
3. Jung R, Kuhlo W. Neuropsychological studies of abnormal night sleep and the Pickwickian syndrome. Prog Brain Res 1965; 18: 140-59.
4. McGregor MI, Block AJ, Ball WS. Serious complications and sudden death in the Pickwickian syndrome. Johns Hopkins Med J 1970; 126-7: 279-95.
5. Guilleminault C, Eldridge F, Dement WC. Insomnia with sleep apnea: a new syndrome. Science 1973; 181, 856-8.
6. Finn L, Young T, Palta M, Fryback DG. Sleep-disordered breathing and self-reported general health status in the Wisconsin Sleep Cohort Study. Sleep 1998; 21 (7): 701-6.
7. Phillipson EA. Wake up, America. A Report of the National Commission on Sleep Disorders Research, 1993.
8. Lugaresi E, Cirignotta F, Coccagna G, Piana C. Some epidemiological data on snoring and cardiocirculatory disturbances. Sleep 1980; 3 (3-4): 221-4.
9. Lavie P, Ben-Yosef R, Rubin A.E. Prevalence of sleep apnea among patients with essential hypertension. Am Heart J 1984; 108: 373-6.
10. Waller P, Bhopal RS. Is snoring a cause of vascular disease? Lancet 1989; 1: 143-6.
11. Hla KM, Skatrud JB, Finn L et al. The effect of correction of sleep-disordered breathing on BP in untreated hypertension. Chest 2002; 122: 1125-32.
12. Young T, Palta M, Dempsey J et al. The occurrence of sleep disordered breathing among middle-aged adults. N Engl J Med 1993; 328: 1230-5.
13. Peppard PE, Young T, Palta MP et al. Longitudinal study of moderate weight change and sleep disordered breathing. JAMA 2000; 282: 3015-21.
14. Palmer LJ, Buxbau SG, Larkin EK et al. Whole genome scan for obstructive sleep apnea and obesity in African-American families. Am J Respir Crit Care Med 2004.
15. Вейн А.М., Елигулашвили Т.С., Полуэктов М.Г. Синдром апноэ во сне. М.: "Эйдос-Медиа", 2002.
16. Лопатин, А.С., Бузунов Р.В., Смушко А.М. и др. Храп и синдром обструктивного апноэ во сне. Рос. ринол. 1998; 4: 17-32.
17. Калинкин А.Л. Синдром обструктивного апноэ сна - фактор риска артериальной гипертензии (обзор). Артериальн. гипертензия 2003; 9: 2: 37-41.
18. Вейн А.М. Медицина сна (лекция). Кремлевская медицина. Клин. вестн. 1998; 5 (дополнит. номер): 70-2.
19. Полуэктов М.Г. Ожирение и сон. В кн.: Ожирение. Под ред. И.И. Дедова и Г.А. Мельниченко. М.: Мед. информ. агентство, 2004; 312-29.
20. Hedner J, Ejnell H, Sellgren J et al. Is high and fluctuating muscle-nerve sympathetic activity in the sleep apnea syndrome of pathogenetic importance for the development of hypertension? J Hypertens 1988; 6 (4): Suppl. 5520-37.
21. Baylor P, Mouton A, Shamoon HH, Goebel P. Increased norepinephrine variability in patients with sleep apnea syndrome. Am J Med 1995; 99: 6, 611-6.
22. Lin CC, Zan KW, Lin CY. Plasma levels of atrial natriuretic factor in moderate to sever obstructive sleep apnea syndrome. Sleep 1993; 16 (1): 37-9.
23. Aardweg van den JG, Karemaker JM. Repetitive apneas induce periodic hypertension in normal subjects through hypoxia. J Appl Physiol 1992; 72 (3): 821-7.
24. Shimizu T, Kogava S, Tashiro T et al. Transient elevations of blood pressure in OSA. In: Home J., ed Sleep '90. Bochum, West Germany: Pontenagel; 1990; 182-4.
25. Deegan PC, McNicolas WT. Pathophysiology of obstructive sleep apnoea. Eur Respir J 1995; 8: 1161-78.
26. Douglas NJ. The sleep apnea/hypopnea syndrome and snoring. ABC of sleep disorders. London: BMJ Publishing group, 1993; 19-22.
27. Houvelingen van K.G., van Uffeln R, van Villet ACM. Sleep apnea syndrome (Review). Eur Heart J 1999; 20: 858-66.
28. ASDA. A review: The indications for polysomnography and related procedures. Sleep, 1997; 20 (6): 423-67.
29. American Academy of Sleep Medicine Task Force. Sleep-related breathing disorders in adults: recommendations for syndrome definition and measurement techniques in clinical research. Sleep 1999; 22: 667-89.
30. Downey R 3rd, Perkin RM, MacQuarrie J. Upper airway resistance syndrome: sick, symptomatic but underrecognised. Sleep 1993;16 (7): 620-3.
31. The international classification of sleep disorders: diagnostic and coding manual. Kansas: Allen Press Inc. 1990.
32. Hoffstein V. Blood pressure, snoring, obesity, and nocturnal hypoxaemia. Lancet 1994; 344: 643-5.
33. Fletcher EC. Effect of episodic hypoxia on sympathetic activity and blood pressure. Respir Physiol 2000; 119 (2-3): 189-97.
34. Nieto FJ, Young TB, Lind BK et al. Association of sleep-disordered breathing, sleep apnea and hypertension in a large community-based study. JAMA 2000; 283 (14): 1829-36.
35. Peppard PE, Young T, Palta M, Scatrud J. Prospective study of the association between sleep-disordered breathing and hypertension. New Engl J Med 2000; 342 (18): 1378-84.
36. Brooks D, Horner LF, Kozar CL et al. Obstructive sleep apnea as a cause of systemic hypertension. Evidence from a canine model. J Clin Invest 1997; 99: 106-9.
37. Yaseen A, Morgan BJ, Goodman B et al. Daytime blood pressure elevation after nocturnal hypoxia. J Appl Physiol 1999; 87 (2): 689-98.
38. Kaufmann F, Annesi I, Neukirch V et al. The relation between snoring and smoking, body mass index, age, alcohol consumption and respiratory symptoms. Eur Resp J 1989; 2: 599-603.
39. Kraiczi H, Hedner J, Peker Y, Grote L. Comparison of atenolol, amlodipine, enalapril, hydrochlorothiazide, and losartan for antihypertensive treatment in patients with obstructive sleep apnea. Am J Respir Crit Care Med 2000; 161 (5): 1423-8.
40. Longstaff M. Mechanisms proposed whereby beta-blockers might worsen obstructive sleep apnoea. Respir Med 1999; 93 (4): 290-4.
41. Pelttari LH, Hietanen EK, Salo TT et al. Little effect of ordinary antihypertensive therapy on nocturnal high blood pressure in patients with sleep disordered breathing. Am J Hypertens 1998; 3 (Part 1): 272-6.
42. Sullivan CE, Issa FG, Berton-Johnes M, Eves L. Reversal of obstructive sleep apnoea by continuous positive airway pressure therapy. Lancet 1981; I: 862-65.
43. Berry RB, Parish JM, Hartse KM. The use of auto-titrating continuous positive airway pressure for treatment of adult obstructive sleep apnea. Sleep 2002; 25: 1148-73.
44. Reeves-Hoche MK, Hudgel DW, Meck R et al. A Ross Continuous versus bilevel positive airway pressure for obstructive sleep apnea Am J Respir Crit Care Med 1995; 151 (2): 443-9.
45. Abdenbi F, Chambille B, Escourrou P. Bench testing of auto-adjusting positive airway pressure devices. Eur Respir J 2004; 24: 649-58.
46. Mayer J, Becker H, Brandenburg U et al. Blood pressure and sleep apnea: Results of long-term nasal continuous positive airway pressure therapy. Cardiology 1991; 79: 84-92.
47. Sanner BM, Tepel M, Markmann A, Zidek W. Effect of continuous positive airway pressure therapy on 24-hour blood pressure in patients in patients with obstructive sleep apnea syndrome. Am J Hypertens 2002; 15: 251-6.
48. Ip MS, Lam KS, Ho C et al. Serum leptin and vascular risk factors in obstructive sleep apnea. Chest 2000; 118: 580-6.
49. Shimizu K, Chin K, Nakamura T et al. Plasma leptin levels and cardiac sympathetic function in patients with obstructive sleep apnoea-hypopnoea syndrome. Thorax 2002; 57: 429-34.
50. Sanner BM, Kollhosser P, Buechner N et al. Influence of treatment on leptin levels in patients with obstructive sleep apnoea. Eur Respir J 2004; 23 (4): 601-4.
51. B_rgel J, Sanner BM, Keskin F et al. Obstructive sleep apnea and blood pressure. Am J Hyper 2004; 17 (12): 1081-7.
52. White J, Cates C, Wright J. Continuous positive airways pressure for obstructive sleep apnoea (Cochrane Review). In: The Cochrane Library, Issue 1, 2004. Chichester, UK: John Wiley & S.



В начало
/media/system/06_01/3.shtml :: Wednesday, 31-May-2006 22:35:02 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster