Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПОПУЛЯРНАЯ МЕДИЦИНА  
Том 03/N 5/2004 ПМ+НОВОСТИ

Триллер для двоих


Жестокость – свойство, присущее невежеству,
которое не знает другого права, кроме права силы
Фрэнсис Бэкон

  Этот материал вызвал в редакции много споров. Деловая, преуспевающая,
сильная женщина, – а именно таких среди наших читательниц большинство –
не станет терпеть насилия в свой адрес, потому что способна постоять за себя.
“Терпеть-то, может, и не станет, хотя и это не факт, бывает по-разному, но в подобные ситуации дома и на работе попадала наверняка и должна уметь
справляться с ними”, – возразила нам Оксана Орлова, психолог, сотрудник
Психологического центра на Пятницкой. Вспомните рассказы своих родственниц, подруг и коллег, драматические истории из жизни известных актрис, как это сделали мы, и поймете, что Оксана права.

Доллары в растопку
   
Вера, 37 лет, журналист: “Однажды я пришла домой и обнаружила, что все деньги, которые мы копили, чтобы поменять однокомнатную квартиру на более просторную, отказывая во многом себе и ребенку, муж взял да и… сжег. Там было 6 тысяч долларов, в основном заработанных мной. У Севы сложный характер, он подолгу в коллективе не задерживается. Институтский диплом выбросил в окошко, когда ехал в электричке: подумаешь, образование – геолог! Членский билет Союза писателей швырнул в лицо пожилой поэтессе, которая рекомендовала его в этот самый союз, печатала его стихи в журнале, хлопотала для нас об улучшении жилищных условий.
   Фортепиано (я окончила музыкальное училище и неплохо
   играю) муж буквально порубил топором, мой любимый кожаный костюм и другие парадные вещи, пока меня не было дома, отнес на помойку. Спьяну, конечно, не на трезвую же голову, но разве это его оправдывает?
   Случалось, я с маленькой дочкой на руках выскакивала на лестничную площадку босиком и в пижаме, а соседи укрывали меня у себя до утра. Потом я возвращалась в квартиру, где не осталось ни одной целой тарелки, укладывала ребенка в кроватку посреди жуткого разгрома, а муж валялся в ногах, просил прощения, говорил, что был не в себе и больше это никогда не повторится.

   Я жалела его – непризнанный гений, поэт, творческая натура. Никто из знакомых не знал, что у нас происходит. Однажды, правда, соседи вызвали милицию, а с ней приехала съемочная группа, и Севу показали в криминальных новостях. Он воспринял это своеобразно – как приход долгожданной славы: в конце концов Есенин тоже пил и дебоширил, вот и у него, Севы, теперь имидж поэта-хулигана.
   Но история с долларами меня доконала. Ведь муж не деньги сжег, а наши с ним мечты и совместное будущее. Я так ясно увидела это, что поменяла замок в двери (хотя квартира-то была Севина, и я долгое время считала себя не вправе так с ним поступить) и подала на развод.
   С тех пор прошло почти 2 года. К психологам за помощью не обращалась – “отстраивала” свой  внутренний мир сама. Ушла с работы, погрузилась в восточную философию, общалась с приятными людьми, занималась ребенком, собственными руками делала ремонт в квартире, снимая с нее налет прошлой жизни. Купила новый инструмент – лучше прежнего, старинный, с подсвечниками и резными барельефами, а какой у него звук! Похудела на 15 кг, обновила гардероб и помолодела на  10 лет. Я уже не жертва и никогда больше не буду ею!”
   Комментарий психолога. В данном случае развод – единственно правильное решение. Практика показывает: если в семье существует хотя бы 3 пункта насилия (а Веру угнетали физически, экономически и эмоционально), агрессия будет только расти.
   У насилия своя динамика: его вспышки повторяются, проходя через определенные фазы. Все начинается с нарастания напряжения. Мужчина “закипает”, распаляя себя, напрашивается на конфликт и получает его: в припадке гнева происходит так называемый инцидент острого насилия. А дальше наступает раскаяние – психологи именуют эту стадию медовым месяцем. Агрессор выпустил пар и теперь выглядит любящим и заботливым, но доверять этой метаморфозе нельзя: за краткой передышкой последует новый круг ада.
   Жертва склонна оправдывать своего обидчика – Вера в этом смысле не оригинальна. Флобер писал: “Если женщина любит хама, то он непременно непризнанный гений, избранная душа и т. п. Общая их болезнь – требовать от яблони апельсинов”. Согласитесь, по-настоящему талантливый человек доказывает свою одаренность творчеством, а не пьяными дебошами. А вот решение уйти с работы вряд ли можно одобрить.
   Во-первых, к психологическим проблемам сразу прибавляются материальные, во-вторых, в изоляции труднее выйти из реактивной депрессии: общение с людьми, которые ценят вас и уважают, окрыляет и помогает прийти в себя.   

Высечь и под замок
   
Алла, 40 лет, редактор: “Мой бывший муж – известный политик. Умнейший человек, интеллигент до мозга костей, демократ по убеждениям. Ради меня ушел от жены, с которой прожил много лет, вырастил детей. Сделал благородный жест – оставил ей квартиру, а сам, как в песне – “не взял ни рубля, ни рубахи”, переехал ко мне и стал контролировать мою жизнь. Требовал отчета о каждом звонке по телефону, регламентировал время разговора. Чтобы выйти за дверь к соседке, нанести визит врачу или пройтись по бульвару с подругой, требовалось особое разрешение, которое мне давали не сразу, а после долгих просьб и увещеваний.
   По натуре я кошка, которая гуляет сама по себе, в клетке меня не удержишь. Начались скандалы. Помню, я была беременна, причем уже на приличном сроке, когда муж впервые ударил меня: я хотела уйти из дома несмотря на его запрет. Если бы он был пьян, я бы поняла, но он вообще не брал в рот спиртного. Я была в шоке – не могла поверить, что со мной такое случилось. Он упал на колени, целовал мне руки, клялся, что больше себе такого не позволит, но через неделю все повторилось, как в кошмарном сне.
   Я винила себя. У меня несносный характер – за словом в карман не полезу. Первый муж трагически погиб после особо крупной ссоры - сел за руль, разогнался и врезался в бетонный забор. Я считала, что виновата в его смерти. И вот теперь второй супруг по моей милости на стенку лезет. Лучше пусть бьет меня, чем что-нибудь сделает с собой! Спасибо родителям и лучшей подруге – они сумели переубедить меня, открыли глаза на кошмар, в котором я живу.
   После рождения ребенка мы развелись. Это было непросто. Муж угрожал, говорил, что никогда меня не отпустит, какое-то время я даже пряталась от него у друзей. В конце концов все уладилось: он вернулся к первой жене, а я наслаждаюсь свободой передвижения и возможностью болтать по телефону с кем и сколько душе угодно”.
   Комментарий психолога. Многие думают, что мужчины, которые бьют своих жен, выглядят как чеченские террористы или запойные алкоголики. На самом деле они могут быть людьми с безупречными манерами, состоять в обществе трезвости, развивать демократические идеи и занимать руководящие посты в бизнесе. Вы никогда не подумаете, что они способны поднять руку на женщину! Просто при посторонних эти господа не дают выхода своей агрессии.
   По самым скромным подсчетам, 75% мужей хотя бы раз ударили жену, четверо из пяти на этом не останавливаются. Половина подвергшихся физическому насилию женщин, как и Алла, пережили его в тот момент, когда были беременны, кормили грудью, имели маленького ребенка, болели или находились в беспомощном состоянии. Какие бы колкости вы ни произносили в адрес разъяренного мужа, это не дает ему право набрасываться на вас с кулаками.

По данным Совета женщин МГУ, 58% россиянок независимо от возраста, финансового положения и социального статуса страдают от агрессивного
поведения близких мужчин, а 18% из них регулярно наносят физическую травму

   Слабость жертвы распаляет агрессора, как запах крови – голодного хищника. Тот, кто посмел нанести вам побои однажды, станет делать это и впредь, причем со все возрастающей жестокостью. Просьбы о прощении и обещания измениться – обязательный элемент психологической игры, которую ведет кошка с загнанной в угол мышкой. Такие отношения нужно прерывать в корне – они разрушительны для женской психики и не имеют ни малейших перспектив.
   Самый драматический момент, безусловно, связан с разводом. “Сила жизни, сила человеческого в женщине очень велика, – писал Василий Гроссман, – и самое могучее, самое совершенное насилие не может поработить эту силу, оно может только убить ее”. Именно так все и происходит. По данным департамента юстиции США, взбунтовавшихся жертв, которые пытаются разорвать отношения со своими истязателями, лишают жизни на 75% чаще, чем тех, кто смирился со своей участью и не пытался ничего изменить.
    Статистика тут и впрямь пугающая. Специалисты Федерального фонда США по предотвращению насилия в семье утверждают: в Новом Свете избивают женщину каждые 9 секунд (россиянок – каждые 2 секунды), а 4 американок ежедневно убивают вследствие насилия в семье. Примерно такая же ситуация и в нашей стране: ежегодно от рук своих мужей и возлюбленных погибают 14 тысяч россиянок. Для сравнения – за  10 лет сражений в Афганистане Советский Союз потерял 17 тысяч человек. Та война давно закончилась, но мы помним и оплакиваем не вернувшихся с нее солдат, а о женщинах, которых продолжают истреблять в самой России, никто не знает и не скорбит.

Женщины становятся жертвами жестокого обращения в семье намного чаще мужчин – в 97% случаев в США и 95% в России

   Американка или немка, подвергшаяся насилию в ожидании ребенка или с младенцем на руках, может обратиться за помощью в правозащитные организации и получить все, что ей необходимо: кров, психологическую, юридическую и финансовую поддержку. Будущим мамам прямо в женской консультации выдают проспект с адресом и телефоном кризисного центра. Звонить рекомендуется не только в случае побоев, но и если муж недостаточно нежен и внимателен, таксист отказался сбросить скорость, кассирша нахамила, медицинский персонал повел себя невежливо… Все это тоже разновидности насилия над личностью.

Физическое насилие – не всегда самое страшное. На вас могут давить психологически, изводить эмоционально, ограничивать свободу
передвижений и контакты (это изоляция), манипулировать детьми, лишать возможности распоряжаться вашей же зарплатой

   Впрочем, даже в относительно благополучных США так называемых шелтеров – убежищ для женщин, с которыми плохо обходятся в семье, в 3 раза меньше, чем приютов для животных, а половина всех бездомных американок стали таковыми, спасаясь от побоев. В России подобные организации появились сравнительно недавно, и большинство жертв домашней жестокости о них никогда не слышали. Обращайтесь за помощью в Ассоциацию кризисных центров “Остановим насилие” по телефону 250-91-71, а за информацией – на сайт по электронному адресу: www.rac2w.ru.   

Любовь без обязательств
   
Елена, 29 лет, бизнес-консультант международной корпорации: “С Леонидом мы вместе почти 10 лет, но в наших отношениях до сих пор нет ясности. Честно говоря, мы их вообще не обсуждаем. Не могу же я ему сказать: “Женись на мне!” А сам он не предлагает. У моего возлюбленного уже была семья – он старше меня на 20 лет, имеется внук, которого, собственно, я и воспитываю – такое вот суррогатное материнство. Родители мальчика в разводе, им не до него, а тут появилась возможность пристроить в школу за границей, вот он и поселился у меня.
   Я живу в Европе, фирма снимает мне дом, арендует машину, на Рождество оплачивает апартаменты в горах – это самые счастливые недели моей жизни. Приезжает Леонид, мы катаемся на  лыжах, сидим за столиком в ресторане, ведем себя как одна семья. Вообще-то он прилетает к нам с Леней-младшим почти каждый месяц, частенько привозит целую ораву сотрудников (мой возлюбленный – генеральный директор крупного фонда), которых нужно встречать в аэропорту (500 км в оба конца), кормить, поить, размещать и развлекать, и все это ложится на мои плечи.
   Я с радостью делаю это для него, но в последнее время не могу избавиться от мысли, что меня используют. Мои хлопоты Леонид принимает как должное, а вместо благодарности отчитывает при всех как первоклассницу. Особенно суров бывает, когда мне нужны его поддержка и забота. Девушка я сдержанная и в целом самодостаточная, но порой так хочется проявить слабость, опереться на крепкое плечо, почувствовать себя любимой и желанной!
   Возили мы как-то его друзей на экскурсию в горный монастырь, и я, совершенно измотанная дорогой, забыла в туалете кошелек, а обнаружилось это только в ресторане, когда принесли счет за обед (так сложилось, что платить за всех – моя обязанность). Я была в трансе, но Леонид решил еще больше проучить меня – потихоньку вытащил из моего кармана ключи от машины, а потом заставил их искать. Я рухнула без сил на ступеньку лестницы, высыпала себе под ноги содержимое сумочки, но ключей там, разумеется, не было. Перед тем, как вернуть их, Леонид прочитал мне лекцию о пользе концентрации мысли и вреде рассеянности. “Это системная ошибка!” – восклицал он с негодованием, а по моим щекам текли слезы. На самом деле я патологически собранная и дисциплинированная особа, но ему почему-то нравится выставлять меня перед всеми растеряхой, какой свет не видел”.
   Комментарий психолога. Отказ в заботе, понимании и нежности, когда вы в них нуждаетесь, – типичные проявления морального насилия. Пытка неизвестностью – явление того же ряда. Возлюбленному удобно – внук пристроен, к его приезду всегда готов и стол, и дом. Он сознательно держит Елену в подвешенном состоянии, не беря на себя никаких обязательств. Чем больше жертв она ему приносит, тем глубже увязает в неравноправных отношениях, тем сильнее эмоционально зависит от него. По-видимому, Леонид из тех мужчин, которые привыкли использовать женщин, вряд ли он способен на искренние и глубокие чувства. Быть орудием для достижения чьих-то целей – участь не слишком завидная!
   За рубежом даже нежелание партнера идти за продуктами в магазин расценивается как акт насилия по отношению к женщине – почему, скажите на милость, она должна в одиночку ворочать тяжелые сумки? То же самое, если – поступок на грани фантастики! – мужчина, пригласивший вас поужинать, отказывается оплачивать счет в ресторане. Но допустить, чтобы состоятельный возлюбленный сидел у вас на шее и вдобавок заставлял содержать своих родственников, знакомых и сослуживцев, – это в голове не укладывается!
   Проблема в том, что жертве, которая находится внутри ситуации, трудно увидеть себя со стороны, а задача психолога – помочь ей трезво оценить происходящее. Правда окатывает вас, как ушат холодной воды, после этого возврата к прошлому уже нет.
   Специалист, работающий с такими женщинами, помогает им выстроить внутренние границы, распалять и поддерживать в себе гнев и злость на обидчика, чтобы хватило сил разорвать эмоциональную зависимость и покончить с бесчеловечным обращением. Ведь согласно Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году, все люди имеют право на жизнь без насилия. А в преамбуле Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин сказано, что государство обязано вмешиваться во внутреннюю жизнь супругов и должно брать на себя функцию защиты, когда семья превращается в источник эксплуатации и злоупотреблений.
   Задумайтесь, сколько энергии вы тратите на выживание в семейном аду. Не подавая виду, как вам больно и обидно, вы впадаете в реактивную депрессию. Не позволяйте домашнему тирану самоутверждаться за ваш счет. В критической ситуации покидайте дом, как при пожаре, даже если вам не удалось взять все что нужно: вещи, деньги, драгоценности, ноутбук… Это единственный способ сохранить рассудок и достоинство, а подчас и жизнь – свою и детей.
   Чтобы остановить насилие, нужно прервать отношения с тем, кто заставляет вас страдать. Это тяжело, но неизбежно. Звоните во все колокола: поговорите со специалистом по телефону доверия, обратитесь в кризисный центр,  чтобы получить консультацию юриста и психолога, а также пообщаться в группе поддержки с женщинами, оказавшимися с похожей ситуации. Напишите заявление в милицию, привлеките прессу, расскажите обо всем родственникам, друзьям, коллегам.
   И не сомневайтесь – вам помогут!

 

Немки могут спать спокойно
   
Около 45 тысяч жительниц Германии страдают от домашнего насилия. Слово Инге Мюльбергер из кельнской службы доверия: “К нам обращаются представительницы разных социальных слоев. Диплом о высшем образовании и престижная работа тут никакой роли не играют. Конечно, состоятельной женщине легче снять себе квартиру и решить юридические вопросы, оплатив услуги первоклассного адвоката. Но подчас жертва бывает настолько опустошена и деморализована, что просто не в состоянии воспользоваться имеющимися у нее возможностями. Все жертвы семейного насилия в первую очередь нуждаются в психологической реабилитации”.
   Еще недавно на эту тему в Германии было наложено табу. Если вы оказались свидетелем подобного случая, вам оставалось только пройти мимо: попытка вступиться за пострадавшую расценивалась как вмешательство в частную жизнь, полиция выезжала только по личному заявлению потерпевшей (а оно, как правило, не поступало) – звонки от родственников и соседей в расчет не принимались. Все изменилось 1 января 2002 года, когда начал действовать закон о предотвращении насилия в семье. Теперь его жертва может рассчитывать на незамедлительную помощь. Тирана в считанные часы выселят из квартиры под конвоем и запретят приближаться к дому и членам семьи, которых он терроризировал.
Киношок по-голливудски
   
Майкл Дуглас, который на 25 лет старше Кэтрин Зета Джонс, отчаянно ревнует жену к друзьям и карьере и пытается изолировать от общества, посадив под замок в загородном особняке. “Мне больно укорять мужа в возрастной разнице, – жалуется актриса, – но именно в ней причина всех наших ссор. Я никуда не могу выйти, не оставив Майклу подробнейших координат своих передвижений по городу. Если у меня назначена встреча с подругой, значит он должен иметь ее телефон и адрес, чтобы в любой момент позвонить и заехать за мной. С одной стороны, мне это очень приятно. Я долгое время мечтала встретить мужчину, который будет так страстно, так болезненно сосредоточен на мне. Но с другой – это напоминает сладкий плен.
   Муж может не подозвать меня к телефону, если мужской голос на том конце провода покажется ему чересчур сексуальным. Может в ультимативной форме запретить сниматься в фильме. Высказывает недовольство по поводу рабочего графика и требует, чтобы я оставила кино и сидела с детьми. Но не могу же я превратиться в домашнюю наседку!
   Я понимаю, что все пары в один прекрасный день начинают выяснять отношения, чтобы отвоевать первенство в брачном союзе. Мы с Майклом невероятно взрывные натуры. Нам достаточно крошечного повода, чтобы раздуть скандал. Мы бросаем друг в друга столовую утварь. Порой наши крики слышат соседи, друзья и журналисты. Однажды я даже пригрозила мужу разводом. Но если честно, в наших ссорах я виню себя – у меня дикий нрав. Майкл знает, что я всего в жизни добилась своими руками и долгое время жила самостоятельно, поэтому одиночества не боюсь. Следовательно, припугнуть меня нечем, вот он и выходит из себя. Но я не придаю особого значения нашим размолвкам”. А надо бы! Стремление к тотальному контролю и изоляции жены вместе со вспышками ревности и физического насилия не способствует укреплению брака.

Волк в овечьей шкуре
   
Звезда боевиков мускулистый Лоренцо Ламас обвиняет жену – бывшую модель “Плейбоя” Шону Сэнд в том, что она постоянно била его и была плохой матерью для троих дочерей, родившихся за   7 лет совместной жизни. Шона заявляет, что это Лоренцо издевался над ней и вынудил стать стриптизершей. Пока дело об их разводе рассматривается в суде, Ламасу запрещено на пушечный выстрел приближаться к супруге. Кстати, большинство семейных тиранов поступают так же, как он: валят с больной головы на здоровую.



В начало
/media/viva/04_05/6.shtml :: Monday, 08-Nov-2004 16:27:31 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster