Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПОПУЛЯРНАЯ МЕДИЦИНА  
Том 03/N 2/2005 ПСИХОЛОГИЯ

Декамерон о заблудших


Виталий ПРИВАЛОВ

доктор психологических наук

Настойчивую склонность попадать в нелепые ситуации за порогом дома французы окрестили топографическим кретинизмом, или пространственным слабоумием. Это не медицинский диагноз, а остроумное определение психологического недостатка, присущего некоторым из нас, в основном женщинам.

Диспетчер по вызову
   
–Звоню с Чистых Прудов, – упавшим голосом сообщает подруга из салона своей новенькой “хонды”. – Куда дальше-то ехать?
   – Опять заблудилась посреди дороги? – изумляюсь я и слышу в трубке горестный вздох. – А что машины?
   – Сигналят, – лаконично отвечает она.
   Напоминать ей о карте в бардачке – все равно что навязывать очки слепому. Подруге требуется автодиспетчер, который постоянно подсказывал бы: “Поезжай прямо. Перестройся в другой ряд. А теперь сверни направо…” Она абсолютно не умеет ориентироваться на местности и пролистывает, не читая (даже если на этом основана развязка захватывающего детектива!), описание взаимного расположения комнат в доме и улиц в городе, поскольку такие подробности просто не укладываются у нее в голове. Типичный случай топографического кретинизма!    

Тест на пространственную ориентацию
   
Человек, лишенный топографического чутья, не может воспользоваться простейшим мнемоническим приемом, изобретенным несколько тысячелетий назад греческими ораторами, – методом привязки к местам, который психологи рекомендуют для тренировки памяти. Он прекрасно зарекомендовал себя в качестве экспресс-теста на топографический кретинизм.
   Представьте в мельчайших подробностях свою обычную дорогу от дома до работы и мысленно разложите на видных местах вдоль этого пути все, что нужно запомнить: факты, основные идеи, статистические расчеты. Затем окиньте знакомую местность внутренним взором и найдите в каждом пункте информацию, которую вы там оставили. Проделать мнемоническое упражнение не удается? Одно из двух: либо память подводит, либо ваша способность ориентироваться в пространстве оставляет желать лучшего.

Проблемы с ориентированием на местности иногда возникают после стресса, гриппа, травмы головы, нарушения мозгового кровообращения, операции, а также из-за переутомления или возрастных изменений нервной системы

 
   Если не справились с тестом, не огорчайтесь: недостающие качества можно развить. Упростите задачу, начертив подробную схему предполагаемого пути, и отметьте крестиками места, с которыми связаны предназначенные для запоминания вещи. “Сфотографируйте” картинку внутренним зрением и снова попробуйте мысленно пройти по этому маршруту. Не ждите быстрых результатов: с первого раза наверняка не получится, но со временем зрительная память станет острее, а ваши отношения с географией изменятся в положительную сторону.   

Не ходите, дети, в Африку гулять!
   
На планете есть заколдованные участки с особой энергетикой, под воздействием которой даже не страдающие пространственным слабоумием люди внезапно теряют способность определять свои координаты. Дорожная полиция штата Нью-Мексико и Национальное управление по туризму США вынуждены были закрыть 15-километровый отрезок автострады от города Альбукерке до горного массива Сан-Матео. Хотя с этого шоссе некуда свернуть, только в 90-е годы XX века на нем заблудились десятки водителей-одиночек и многие семьи, приехавшие полюбоваться живописными окрестностями.

Наш внутренний компас работает на железе – больные железодефицитной анемией часто испытывают трудности, когда нужно найти дом по адресу

   Немало преданий о “нехороших местах” – чащах, топях, болотах сложено на Руси. В старину верили: человека сбивает с пути леший, ведьма или водяной. Чтобы нечистая сила потеряла власть над заплутавшим странником, следовало вывернуть одежду наизнанку и читать “Отче наш”, пока не выйдешь на правильную дорогу.
   Заблудиться можно не только в лесу! Существуют города, словно бы нарочно созданные для того, чтобы свести с ума приезжего человека.
   Туристов, попадающих в паутину восточных переулков где-нибудь в Египте, Индии, Корее или Китае, охватывают массовые эпидемии топографического кретинизма. Впрочем, в Токио – архитектурном чуде, построенном по стандартам XXI века, потеряться еще проще. В нем нет улиц: огромный жилой массив разбит на пронумерованные кварталы, похожие друг на друга, как двойники.

Невыдуманная история
   
Много трагикомических рассказов связано с самым запутанным в мире нью-йоркским метро и сиамскими близнецами – Восточным и Западным Берлином, лишь недавно слившимися воедино. Действующие лица одного из них – члены семьи известного драматурга и психолога Марии Арбатовой, которая профессионально описала ощущения человека, внезапно обнаружившего свою полную топографическую несостоятельность.
   “Проходим через таможенный контроль в Западный Берлин, движемся к вокзалу и попадаем в подземный кафельный переход с огромным количеством щупалец, выходящих в самые неожиданные места. Указатели и надписи, на которых взращен советский человек, заменены буквами алфавита. Потоптавшись, решаем вернуться в Восточную часть города. На вопрос “Как пройти на главный вокзал (Хаупт Банхоф)?” нам отвечают странными взглядами. Потом, потыкав в схему электричек, впихивают нас в поезд. Пространство движения в них оказывается четырехмерным: с одной и той же платформы можно уехать в четыре стороны света. Десятый по счету поезд привозит в кафельное щупальце, с которого начался отсчет. Ясно, что либо никто не понимает, чего мы хотим, либо над нами планомерно измываются. На детей нельзя смотреть; муж валится с ног, я в истерике. Выхода нет.

Из всех живых существ на планете лучше всего находят дорогу к дому голуби и кошки

   Немцы оказываются слишком деликатными, чтобы вмешаться в судьбу семейной пары с детьми, чемоданами, плачущей женщиной и растерянным мужчиной. Из всего Берлина мои рыдания действуют только на мужа, который невероятным способом соображает, что хилое кафельное щупальце и есть Хаупт Банхоф, только не Восточного, а Западного Берлина, а чтобы попасть на большой Хаупт Банхоф, нужно вернуться через таможню в другой Берлин, что на одних станциях висят схемы  электричек Восточного Берлина, на других – Западного, а на третьих – общие. Немецкий автоматизм блокировал сознание консультантов: потратив на нас уйму времени, ни один не попытался выяснить, откуда и куда мы добираемся. Самая большая загадка для меня до сих пор – по какому принципу они сажали нас в те или иные поезда”.   

Пятерка по топографии
   
Как известно, крайности сходятся. Если есть пространственные тупицы, должны быть и своего рода гении топографии. В русский вариант книги рекордов Гиннесса под названием “Диво” занесена история 13-летней Олеси Горбенко. В ноябре 1994 года девочка потерялась в Хабаровской тайге и через неделю вышла к родному поселку. Наугад, без карты и компаса сделать это не удавалось даже опытным местным охотникам!
   Точным внутренним компасом обладают кошки, которые безошибочно находят дорогу к дому за 1,5 тысячи километров. Поразительный случай связан с четвероногим любимцем семьи Магеррамовых – беженцев из Азербайджана, поселившихся недалеко от Баку. Кот Мастам, забытый в 1988 году при спешном отъезде из родного селения Сарвалар, через 473 дня непостижимым образом нашел хозяев по новому адресу. За это время он преодолел по меньшей мере 650 км, стер лапы в кровь, исхудал, но не сбился с нужного курса.
   И все же кошкам не сравниться в искусстве ориентирования с птицами, дважды в год осуществляющими трансконтинентальные перелеты. Благодаря великолепной топографической памяти пернатых питомцев родился новый вид спорта, в   последние десятилетия ставший   популярным в Германии, России и на Украине. Речь идет о знаменитых состязаниях почтовых голубей на сверхдлинные дистанции по маршрутам Берлин – Москва (1700 км),

Архангельск – Одесса (2200 км) и Мурманск – Одесса (2500 км).

5 научных версий
   
Ученые по-разному объясняют причину топографической несостоятельности, равно как и уникальной способности безошибочно определять свои пространственные координаты.
   Сторонники генетической теории утверждают: во всем виновата наследственность. По их мнению, ген топографического кретинизма следует искать в составе Х-хромосом, программирующих принадлежность к женскому полу. У дам их две, у мужчин – одна, поэтому они в меньшей степени подвержены пространственному слабоумию.
   “Несостоятельность слабого пола по части географии – психологическая уловка. На самом деле леди ориентируются в пространстве ничуть не хуже джентльменов”, – заявляют психоаналитики. Ссылаясь на неумение определять свое местонахождение, женщина (подсознательно или вполне обдуманно) притворяется принцессой, заблудившейся в зачарованном лесу, и приглашает мужчину включиться в игру: проявить топографическую находчивость, чтобы выступить в роли благородного спасителя. Слишком надуманно, скажете вы. Возможно, вас убедит романтическая история из жизни абсолютно не сказочной героини – Ирины Хакамады.
   Как-то раз вместе с деловым партнером Ирина осматривала исторический центр одного из древних городов России. Для полноты восприятия любоваться достопримечательностями решили по отдельности. Через несколько часов экскурсантке стало не до шедевров русского зодчества: она заблудилась. Одна, на незнакомой улице, без денег и документов – забыла сумочку в машине, которая неизвестно где припаркована! Лишь к концу дня Хакамада выбралась из архитектурного заповедника и сразу же наткнулась на спутника, терпеливо ожидающего пропавшую даму. Удивлению не было предела: как он сумел рассчитать ее маршрут? Откуда знал, что она появится именно в этом месте? Партнер тоже был поражен: вместо преуспевшей в политике бизнес-вумен он увидел усталую, хрупкую, растерянную девочку-подростка, нуждающуюся в опеке и защите. Свадьба оказалась неизбежной, и на свет появилась дочь.
   “Феномен Колумба – вот в чем дело!” – убеждены психологи. Прославленный мореплаватель явил потомкам пример самого широкомасштабного топографического кретинизма: шутка ли – перепутал не улицы и даже не города, а целые континенты! Как такое могло произойти? Существует два возможных объяснения: феноменальная рассеянность или патологическое упрямство. Колумб либо в упор не видел, либо не желал замечать характерные детали, которые отличают американский ландшафт от индийского пейзажа. Чтобы подобно ему не угодить из великих путешественников в великие путаники, развивайте наблюдательность и решительно избавляйтесь от предвзятости.
   “В нервной системе заложен принцип магнита”, – сообщают нейробиологи. В клетках головного мозга ученые обнаружили… железную руду – так называемые кристаллы магнетита. Повышенное количество этого минерала содержится в нейронах редких уникумов, обладающих исключительной способностью ориентироваться с закрытыми глазами по сторонам света. Завидовать им, право же, не стоит. Помимо топографической гениальности магнетит наделяет человека обостренной чувствительностью к магнитным бурям,   причиняющей еженедельные страдания.
   “Причина топографического кретинизма находится в гиппокампе”, – говорят невропатологи и нейрохирурги. Эта область мозга собирает информацию от всех органов чувств, отслеживает пространственные координаты человека и запоминает пройденный путь.
   В 1978 году американские ученые О. Киф и Н. Нейдел поставили сенсационный эксперимент. Они имплантировали по тончайшему электроду в определенные нейроны гиппокампа подопытной крысы и выпустили ее блуждать по знакомому лабиринту. При каждом повороте, который животное совершало по дороге к выходу, компьютер регистрировал быстрый электрический разряд в нервной клетке, располагающей информацией о данном отрезке пути.
   Исследователи пришли к выводу, что в гиппокампе хранится биологическая пространственная карта окружающего мира, которая существенно отличается от дорожного атласа из автомобильного бардачка. Она скорее напоминает своебразный фильтр, сквозь который просеиваются сведения о предыдущих маршрутах, уже переработанные корой головного мозга. При повреждении гиппокампа животные и люди перестают узнавать знакомую обстановку и демонстрируют полнейший топографический кретинизм.
   Чтобы избавить Николаса Монтегю от тяжелых эпилептических припадков, американский нейрохирург Бренда Милнер пошла на крайнюю меру – удалила пациенту гиппокамп. Катастрофические последствия столь радикального метода лечения не заставили себя ждать. Через    10 месяцев после операции семья Монтегю переехала в другой дом на той же улице, всего в нескольких кварталах от прежнего. Миновал год, но несчастный Николас так и не смог запомнить изменившийся адрес и не научился находить дорогу к новому жилью: он неизменно возвращался с прогулки к прежнему месту жительства. 6 лет спустя родные Николаса отпраздновали еще одно новоселье, которое прибавило ему проблем. Бедняга не только затруднялся отыскать арендованный семьей особняк: даже в собственную комнату он никогда не попадал с первого раза!
   Вот как он описывает свои ощущения: “Видите ли, сейчас мне все как будто ясно, но что было чуть раньше? Именно это меня и беспокоит. Так себя чувствуешь, когда просыпаешься после крепкого сна. Я просто ничего не помню”.

Встречайтесь у фонтана
   
Не считайте топографический кретинизм особенностью, с которой ничего нельзя поделать: при желании его вполне можно преодолеть.



В начало
/media/viva/05_02/6.shtml :: Sunday, 29-May-2005 23:23:18 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster