Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПОПУЛЯРНАЯ МЕДИЦИНА  
Том 04/N 4/2005 ПСИХОЛОГИЯ

Прощай, Карлсон! или как сохранить верность самому дорогому человеку на свете – самому себе


Полина ГАВЕРДОВСКАЯ

психотерапевт

Карлсон: “Нет, я так
не играю! Я просто вне
себя! Но если я получу
какой-нибудь небольшой
подарок, то возможно, все ж
повеселею…”

Астрид Линдгрен.
“Карлсон, который живет
на крыше”

 

Слово  “манипуляция” мы чаще всего понимаем расширительно: один человек манипулирует другим, когда навязывает ему свою волю, заставляет поступать, как ему выгодно. Предполагается, что  “жертва” все понимает, но ей просто некуда деться. Именно так  “смотрятся” выходки известного всем Карлсона, однако они столь прозрачны потому, что рассчитаны не на нас. Помните, как нахальный обитатель стокгольмской крыши, имея в виду родителей Малыша, сказал, стряхивая со щек взбитые сливки:  “Пусть они выйдут, я стесняюсь”? На что же опирались его самоуверенность, эгоцентризм и нахальство, его любовь к чужим сладостям, его самозабвенные враки? На страх Малыша остаться одному. Помните, как звучала самая убийственная угроза Карлсона, которую он произносил всякий раз, пытаясь добиться своего?  “Нет, я так не играю!”
   К сожалению, в человеческих отношениях более распространен другой, скрытый тип манипулирования. Цели его не всегда столь прозрачны, а механизмы не всегда просты. Самый универсальный способ – манипуляция чувством вины.   

Что это такое?
   
– Пой, пой, медвежонок Пух, веселись и развлекайся. Под ореховым кустом. Кое-кому удается.
   – Что случилось, Иа? У тебя грустный вид.
   – Грустный? Отчего бы это? Сегодня же мой день рождения. Посмотри на все эти подарки, – Иа-Иа помахал ногой из стороны в сторону. – Посмотри на именинный пирог!
   – Подарки? – сказал Пух. – Именинный пирог? Где?
   – Разве ты их не видишь?
   – Нет, – сказал Пух.
   – Я тоже, – сказал Иа-Иа. – Это шутка, – объяснил он. – Ха-ха!
   А .А. Милн.
   “Винни-Пух и все, все, все”
   
   Чувство вины знакомо каждому из нас, оно  “родом из детства”. Стыд и вина – универсальные и самые древние регуляторы человеческого поведения, ровесники цивилизации.  “Как тебе не стыдно!” – веками взывало к нам общество. “Ай-яй-яй!” – вторят ему мамы и бабушки, воспитывая детей. Ребенок в нас жив, и он сжимается в комок от страха, когда слышит что-то подобное. И неважно, что мы давно уже выросли, это  “работает”. Опираясь на чувство вины, нас берут “тепленькими”, добиваясь таким образом многого и почти задаром.
   Как?
   Муж (указывая на блюдо с пирожками):  “Ух ты! А с чем это?”
   Жена: “С капустой. А эти – с черникой…”
   Муж (вертя в руке надкушенный пирожок): “Да-а… Вот кто действительно умеет печь пирожки, так это твоя мама… Нигде больше таких не ел”.
   (Из жизни)

Манипуляторы чувством вины владеют особыми приемами
   Вариантов много: от примитивного давления до тонких, едва уловимых в паузах флюидов в зависимости от интеллектуального уровня манипулятора. Пример самого примитивного – что-нибудь скорбное: “Дорогая, ты
   совсем не любишь меня! – Далее идет задумчивое: – А у Нины прекрасные отношения с дочерью: всем с мамой делится, посуду моет, деньгами помогает, замуж не спешит… – или печальное: – Когда я тебя ждала, думала, что у меня получится Алиса из Страны чудес, а вон что вышло…”
   

Манипулирование при помощи смысловых перевертышей
   
Это отдельное искусство. Понаблюдайте за человеком, до странного часто пользующимся неким штампом, который всегда содержит больший смысл, чем кажется, и очень часто – обратный. Доставая пачку снотворного: “Ты ни в чем не виновата, это все я! – либо, потуже затягивая поясок старого халата (новый – в шкафу): – Мне ничего не нужно, дочка, лишь бы тебе было хорошо…– или со стаканом воды в одной руке и флаконом корвалола в другой: – Отдыхай, сынок, развлекайся, обо мне не думай…” – и т. д.   

Подмена “долг – вина”
   
Пользующиеся ею обожают порассуждать в жанре моралите: “Вы только подумайте, какое безобразие! Как вам не стыдно? Совсем совесть
   потеряли?!” Услышав такое, будьте уверены – ни стыда, ни совести у говорящего нет: такие люди приписывают нам свои собственные недостатки. Этот феномен психологи называют “проекцией”. Ему посвятил свою шутку Марк Аврелий: “Эгоист – человек, который все время думает о себе и совсем не думает обо мне”. У таких людей есть эксклюзивное право разоблачать, причем несовершенство мира оправдывает любые виды борьбы за его усовершенствование. Лживость маскируется под забывчивость, нездоровое любопытство – под непонятливость, а нахальство – под простодушие. Получается так: “…Да, я негодяй! А кто нынче хороший? Весь мир таков, стесняться нечего!”   

Невербальные поведенческие приемы манипуляции виной
   
Еще один забавный аттракцион – способы, которыми нам “давят на психику” без помощи слов. Это и внезапное “похолодание” интонации собеседника, и работа “под дурачка”, когда человеку легче уступить, чем объяснить, почему это невозможно.
   В любовных и брачных отношениях манипуляторы виной любят устраивать своим половинам такое развлечение, как внезапные загадочные обиды. Безоблачный и сияющий любовный горизонт вдруг покрывается мраком: светлое чело вдруг темнеет, а рука нервно теребит обручальное кольцо. Подруга в ужасе ломает голову над вопросом, в чем же она провинилась. И, не найдя ответа, становится тиха и покорна, как овечка, – на всякий случай.
   Еще один любопытный прием из этой серии – так называемый “вид жертвы”. Если человек пышет здоровьем, у него хороший сон, аппетит и цвет лица, ему сложно убедить другого, что тот ужасно виноват. Желательно иметь бледный вид, голос – слабый, походку – шаткую, а костюм – поношенный. Я, конечно, утрирую, но это так. Люди выглядят и ведут себя совершенно по-разному, если им что-то от нас нужно, и если – уже нет. Вспомните Паниковского, который, переодевшись нищим слепцом, смог разжалобить даже Корейко, а тот был человеком без сантиментов. Синие очки и палочка – и ничего больше. Карлсон, гений манипулирования, тоже любил эти штучки: “Я самый больной в мире человек!” – говорил он в таких случаях и ложился навзничь, обхватывая голову пухлыми ручонками.
   Манипуляция с опорой на чувство вины – самое последнее и мощное средство, а также самое бесчестное и вредоносное для нашей психики. Ведь даже защищаясь, мы вынуждены ломать себя. Чувство вины – вещь заразная и ядовитая. Я ощущаю его мучительные приливы, пока пишу эти строки.   

Зачем?
   
– Ты должен стать мне родной матерью, – заявил Карлсон. – Ты спросишь меня, не хочу ли я чего-нибудь, и я отвечу, что мне ничего не нужно. Ничего, кроме огромного торта, нескольких коробок печенья, горы шоколада и большого-пребольшого куля конфет.
   Астрид Линдгрен.
   “Карлсон, который живет на крыше”

Манипулирование ради “вещественной” выгоды
   
Никто не любит быть должником, получить отказ – неприятно вдвойне. Удобнее сделать так, чтобы простодушные и незадачливые добряки поскорее все предложили сами. Именно это имел в виду Воланд, говоря: “…Никогда ничего у них не проси. Сами все отдадут”. Воланд учил Маргариту манипулировать. Правда, тогда уже она и сама прекрасно это умела.
   Особый вид манипулирования виной – с позиции сверху. Большие начальники со стажем обычно бывают спецами в этом деле. Они регулярно рыхлят и удобряют психологическую почву во вверенном им коллективе с целью поддерживать в душах подчиненных священный трепет. Даже если вы отлично и в срок выполнили работу, похвала будет как будто взвешена на аптечных весах, а вместо премии вы получите от шефа длинный список “пожеланий на будущее”. Такими приемами злоупотребляют не слишком талантливые руководители. В какой-то момент даже самый уязвимый подчиненный понимает: как ни вертись – все равно будешь виноват по гроб жизни, а значит, нет смысла стараться.
   

Универсальная валюта отношений
   
Жить без внимания нельзя, а вот уделить его можно далеко не каждому. И неудивительно, что ваши ближние иногда вынуждены за него конкурировать. Дети и муж идут вне
   конкурса, война же, как правило, разворачивается за третье место. Есть ли на свете взрослая женщина, которая ни разу в жизни не произносила слово “мама” со стоном изнеможения? Думаю, нет.
   Увы, родителям нелегко принять мысль, что дети выросли. Разумеется, вы любите свою мамочку, а она вас. Но сознания этого факта ей недостаточно. Манипуляция чувством вины – очень распространенный способ общения, к которому прибегают родители. Например, мама из кинофильма “Дневной поезд” – просто шантажистка. Она говорит взрослой дочери: “Ты можешь возвращаться когда захочешь, но знай: когда тебя нет в семь часов, у меня начинает болеть сердце”. Иными словами: “Если ты не будешь уделять мне больше внимания, я умру от инфаркта”. Примечательно, что произносится это слабым голосом и с печально-покорным выражением лица. Это и есть та декорация, которая позволяет скрыть истину от сознания. Впрочем, “фокус” не удался. Дочь отвечает: “Мама, пусть оно начинает у тебя болеть в полвосьмого”.
   Тут есть еще одна любопытная деталь – начало фразы, противоречащее реальному ее смыслу: “Ты
   можешь возвращаться, когда захочешь…” Таким манером родительница намекает: однажды дочка заплатит за свою прогулку маминой жизнью. Конечно, не каждая мама – Альфред Хичкок. Более мягкие
   способы завладеть вниманием – это, к примеру, бесконечное давание советов и последующие обиды за их неиспользование. И многое другое.
Любовь – это тонкая материя
   
Она посещает тех, кто ей нравится, уходит когда вздумается и делает это когда придется, оставляя после себя лишь воспоминания. Люди реагируют на это по-разному. Кто-то принимает охлаждение отношений как данность, а кто-то пытается вернуть их, ища подходящие подмены. Манипулирование виной своей половины – один из вариантов. Как ни поразительно, муж, гневно заявляющий супруге “Ну что, Лара? Завяли твои помидоры?!”, на самом деле не констатирует факт как таковой, а хочет вернуть эти самые помидоры обратно. Возможно, он инфантилен, но его бессознательная логика именно такова. Он надеется, что, ощутив себя виновной, жена вновь воспылает к нему страстью. Глупо, конечно. Но очень многие живут вместе из чувства вины, просто называя его немного иначе – чувством долга.   

Самоутверждение
   
Оно актуально абсолютно для всех, но способы его достижения различны и зависят от конкретного человека. Чем менее реализованным он себя чувствует, тем больше ему свойственно самоутверждаться за счет
   других. Чем более адекватно человек ощущает себя в своем деле, своей роли и своей жизни, тем меньше его заботят сиюминутные победы над окружающими. Манипулируя вашим чувством вины, он как бы обезоруживает вас, отчасти подчиняя себе. Погрузившись по уши в собственную виноватость, вы связаны по рукам и ногам и не идентичны сами себе, а вынуждены глупо оправдываться.   

Универсальный рычаг
   
Вина – ваш внутренний ребенок, дающий возможность манипулировать вами в очень широких пределах. Это наиболее уязвимая часть вашей психики, на которую легко воздействать. В этом случае манипулятор идет по пути наименьшего сопротивления: используя чувство вины в качестве рычага, можно быстро обезоружить неподготовленного человека, подчинив его. Оберегайте ребенка в себе от подобных посягательств. Психологи грустно шутят: “Хорошо, когда твой рэкетир – мама. От нее всегда можно откупиться. Хуже, когда ты сам – свой рэкетир”.   

Контроль и власть
   
Это “папа” и “мама” любой манипуляции. Один человек манипулирует другим с единственной целью: обладать над ним большей властью. И чем она глобальнее, тем грубее становятся его манипуляции и тем меньше ему требуется скрывать свои мотивы. Как нельзя более точно это формулирует всенародно любимый Костик из “Покровских ворот”, безусловно, одаренный психологической интуицией. Доведенный Маргаритой Павловной до отчаяния, Хоботов бросается к нему с криком: “Костик!!! Чего она хочет?!!” На что тот с прелестной невозмутимостью реагирует: “Вас”.   

Что делать?

Защита № 1
   
Женя: “Нет, это не заливная рыба… Хрену к ней не хватает!”
   Надя: “Вы же меня хвалили!”
   Женя: “А я врал. Я вру”.

   Телефильм “Ирония судьбы,
   или С легким паром!”
   О Бернарде Шоу рассказывают такую историю. К нему пришел человек, желавший купить права на экранизацию нескольких пьес. Драматург твердо стоял на своих условиях. Торгуясь, визитер пламенно произнес: “Подумайте только! Тысячи людей познакомятся с вашими замечательными произведениями!”. “Вся беда в том, – ответил Шоу, – что вы думаете об искусстве, а я – лишь о деньгах”.
   Не придавайте слишком большого значения формальному смыслу слов. Иногда прямой – обратный смыслу психологическому. Если вам говорят: “Поступай как знаешь”, – а вам кажется, что на вас давят, не делайте вид, что этого нет. Существует особый род манипуляторов: они погружают собеседника в “разумный”
   словесный туман и гипнотизируют жертву, как удав – кролика, лишая ее воли. И вот вы тонете в море слов, растерянно спрашивая себя: “Что же он имел в виду?” Этот вопрос постепенно сменяется другим: “А не дурак ли я?” Теперь вы понимаете, как Буратино умудрился закопать на свалке свои денежки?
   Обращайте внимание на энергетически заряженные речевые штампы или другие излюбленные присказки и прибаутки – часто они несут обратный психологический смысл. Например, давящие мамы очень часто
   повторяют своим дочерям: “Ты взрослая, смотри сама”. Выкрик “Я больше не люблю тебя!” может означать просьбу о прощении, а записка со словами “Оставь меня в покое” – не что иное, как “ненавязчивое” напоминание о себе. СМС-сообщение “Забудь обо мне” психолог расшифрует примерно так: “Позвони, очень жду. Я немного повыкобениваюсь, а потом прощу тебя”.   

Защита № 2
   Она (бросая на него лукавый взгляд): “Знаете, мне сейчас так хотелось бы… провести вечер с умным, красивым, элегантным спутником – прогулка по городу, ужин в уютном ресторанчике…”
   Он (с воодушевлением): “Потрясающее совпадение! Как раз сегодня вечером я совершенно свободен…”
   Она (прохладно): “Я не о вас”.
   (Из жизни)
     Манипулятор использует ваши чувства без вашего ведома. Это “цепляет” потому, что у него есть “крючочек”, а у вас – “петелька”. Чтобы сорваться с крючка, нужно быть внимательнее к себе. Анализируйте свои чувства: манипулятору они зачем-то нужны. Он раздражает вас, чтобы иметь возможность обидеться. Вызывая ваше чувство вины, он восполняет дефицит внимания либо использует его как рычаг для получения чего-то еще. В очевидных случаях выражайте свои чувства открыто, но обычно “выворачиваться наизнанку” вредно. Достаточно просто сделать соответствующие выводы.
   Внимательно прислушивайтесь к себе в моменты неуверенности, волнения или важных решений. Попробуйте такое психологическое упражнение. Рассмотрите две конкурирующие точки зрения. Кому на самом деле принадлежит одна из них (а то и обе): вам, мужу (жене), старшей сестре или маме? Сядьте удобно, закройте глаза. Точно сформулируйте дилемму. Пофантазируйте: дайте обеим точкам зрения голоса. Представьте, что слышите их со стороны – один голос справа, другой – слева: они спорят и даже ругаются. Чьи это голоса? Через 2–3 минуты вы узнаете спорящих. Вот и настал самый важный момент: принятие собственного решения.
   Чувства – наиболее ценный индикатор нашего душевного состояния. Будьте внимательны к ним. Не имейте дела с людьми, общение с которыми тягостно и связано с чувствами вины или долга. Если это невозможно, сведите контакты к минимуму. Не позволяйте в серьезных вопросах “давить вам на жалость”. Помните: долгом часто называют чувство вины. Оно не на пользу, если внушено извне, а не родилось изнутри как плод размышлений. Больше доверяйте себе – это лучшая защита от любой манипуляции.   

Защита № 3
   Анекдот из жизни.
   – Алло, Дима! Хорошо слышно?
   – Хорошо! Говори!
   – Мы с отцом билеты купили!
   – Так, понял! Дальше!
   – Приезжаем 15-го в 5 утра… На Ленинградский, конечно. Поезд 32, вагон 6, места 11–12...
   – Все понял, Тань, записал!
   – Да нет, встречать не надо, мы   сами…

   

  Заставьте себя быть немного проще. Чем сложнее человек организован, тем легче его запутать и сбить с толку с помощью описанных приемов. Я не призываю вас к глупости – восхождение от нее к уму, равно как и нисхождение обратно, – утопия. Я призываю к той внутренней простоте, которая идет не “до” ума, а “после”. Именно это имел в виду Эрик Берн, говоря, что иногда полезно смотреть на мир “глазами марсианина”. Стекло, через которое каждый из нас видит мир, у того прозрачнее, кто провел на Земле меньше времени, чем мы.
   Если вы прочли эту статью с ощущением, что она имеет к вам большее отношение, чем к другим, значит этот совет – для вас.   

Вместо заключения
   
Психолог (задумчиво водя глазами по потолку): “Думание мешает чувствовать – учись быть дурой. Попробуй медитировать: смотришь в стену, взгляд стеклянный, челюсть эдак немного отвисает (показывает, как должна отвисать челюсть). Когда начнешь получать от этого кайф, станешь другим человеком”
   Клиентка (после небольшой паузы): “Я подумаю”.

Полина ГАВЕРДОВСКАЯ



В начало
/media/viva/05_04/6.shtml :: Tuesday, 18-Oct-2005 23:48:14 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster