Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПОПУЛЯРНАЯ МЕДИЦИНА  
Том 04/N 6/2005 ПСИХОЛОГИЯ

Семья как зеркало проблемы


Семейная психотерапия – особое направление современной медицины. Психотерапевт рассматривает семью как живой организм, как единое целое, которое больше суммы составляющих его элементов и обладает способностью непрерывно и динамично приспосабливаться к требованиям окружающего мира. Любой поступок одного из членов семьи программируется поведением всех других домочадцев по принципу замкнутой причинно-следственной связи. Вот ее-то и должен установить специалист, чтобы оздоровить психологический климат в вашей “ячейке общества”.

 

В семье
не может быть простых
линейных зависимостей:
правый – виноватый,
слабый – сильный, жертва – агрессор,
вор – полицейский…

Для понимания семейных проблем решающее значение имеет контекст, в котором проявляются трудности. Жалоба (симптом), с которой супруги или близкие родственники обращаются за психологической помощью, – не что иное, как единственная возможность приспособиться к жизненным реалиям своего маленького коллектива.
   Как часто приходится слышать: “У нас все хорошо, если бы не сын оболтус. Ну не хочет он учиться, и все тут!” После “если бы” может идти “…не папа-пьяница” или “…не дочка-дуреха”. Магическое “если бы” отделяет единственного виновника семейных проблем от благополучных домочадцев – если бы не он, у нас все было бы в порядке. Такого козла отпущения психологи называют идентифицированным пациентом. Это тот самый человек, который, по мнению домашних, во всем виноват.
   На деле порой оказывается, что именно он, выступающий “крайним” во всех ситуациях, несет на себе основной груз ответственности за сохранение семьи. Часто болеющий ребенок не дает родителям развестись – они вынуждены постоянно объединяться во имя его “спасения”. Семья не распадается, вращаясь вокруг болевой точки. Это не значит, что люди намеренно причиняют себе боль. Просто семейная система не находит другой возможности сохранить равновесие и целостность. Но способ самосохранения имеет большие издержки, которые беспокоят семью.
   Самое главное – перестроить мышление так, чтобы все поняли: правых и виноватых в вашем маленьком коллективе нет и быть не может. Есть лишь семейные избранники, на которых ложится основной груз ответственности за сохранение очага.
   Задача психолога – не найти и наказать “виноватого”, а развернуть порочный цикл семейных отношений в конструктивную сторону, инициировать их обновление и помочь разработать здоровый стиль внутренних связей.   

В патриархальных семьях иерархия почитается неосознанно. Это выражается, например, в месте, отведенном каждому за столом. В старину на Руси во главе его садился отец, а затем слева направо мать и дети от старшего к младшему. Отношениями семейных систем между собой тоже управляют определенные законы, но в обратном порядке: новая семья сильнее родительских, откуда произошли супруги.

 

Чтобы тиран ростом метр с кепкой возвышался
над окружающими его взрослыми, он должен
стоять на чьих-то плечах.

Внутри и снаружи
   
То, что семья рассказывает о себе на первом психотерапевтическом сеансе, – как правило, лишь “глянцевая версия” реальных событий. Супруги и домочадцы порой противоречат друг другу в частностях, но едины в одном: они не знают (или не хотят знать), от чего бегут, прикрываясь проблемой, как щитом. Вот что пишет об этом семейный психотерапевт Пегги Пепп:
   “Муж говорит, что становится совершенно беспомощным перед лицом своей разъяренной супруги.
   Фактически же его “беспомощность” выражается в том, что он ходит из бара в бар, пока жена не найдет его там”.
   Получается, что муж-ребенок желает иметь в лице супруги вечную мамочку. Она постоянно спасает свое великовозрастное “дитя”, а оно снова отбивается от рук – семейная игра всегда выглядит одинаково.
   “Похожая картина нередко складывается в семьях, где растет “ребенок-террорист”, о котором родители отзываются как о “чудовище”, не желающем соблюдать никаких правил, – пишет Сальвадор Минухин, семейный терапевт. – Когда дитя   3–4 лет от роду терроризирует всю семью, следует предположить, что   у него есть взрослый сообщник. Скорее всего родители малыша считают друг друга никуда не годными, и это наделяет третью сторону – ребенка властью, страшной и для него самого, и для всей семьи”.
   Зачастую в таких вечно воюющих семьях дети – единственные миротворцы. Не в силах выносить родительские баталии, они начинают вести себя еще ужаснее, чем мама и папа, чтобы те наконец прекратили стирать в порошок друг друга и занялись укрощением распоясавшегося отпрыска, сплотившись на этой почве.   

Семейная иерархия
   
Психологи утверждают: жизнь ячейки общества подчиняется единым порядкам и законам, даже если вы их не осознаете. Едва ли не главный из них – закон неизменности семейной иерархии, которая базируется на хронологической последовательности вхождения членов в коллектив. Самый высокий статус – у родителей, а положение детей соответствует порядку их рождения.
   Многие проблемы возникают из-за того, что системная иерархия нарушается семьей или кем-то из ее членов. Человек с низким статусом говорит или делает такое, что позволительно только “старшим по званию”. Например, ребенок оказывается посвященным в подробности личной жизни мамы и папы и пытается быть родителем своих родителей, поучая их.
   Нарушение семейной иерархии влечет за собой ролевую путаницу. Подобное нередко случается в семьях, переживающих кризис. Типичная ситуация: отец покидает семью – уходит к другой женщине или просто дистанцируется, погрузившись в собственный мир. Мать и дети “в отместку” исключают его из семейной системы – живут так, как если бы его не было, не посвящая в свои дела и тесно сплотившись между собой. В неполной семье у матери существует соблазн возложить на детей права и обязанности, которые раньше были отцовской прерогативой, чтобы привести систему в равновесие.
   Женщина делает сына доверенным лицом, в подробностях рассказывает ему, как тяжело ей дается уход отца. Мальчик наделяется папиными правами, теряя при этом законные детские права на мать: теперь он не может быть слабым – ей так нужна поддержка! Ролевая путаница ведет к искажению отношений. Мать уже не может выполнять свои прямые функции по отношению к сыну: заботиться, жалеть, ухаживать, а также использовать свою власть – запрещать и приказывать, когда это необходимо. Сын теряет возможность быть ребенком и право на материнскую поддержку (ведь теперь он должен поддерживать родительницу!). Иллюзорная же власть подрывает доверие к матери и понимание самого себя: подросток толком не знает, кто он такой.
   Задача психолога – восстановить семейную иерархию, вернув ей первоначальный вид. В неполной семье   самый высокий статус – у единственного взрослого. Нельзя перекладывать часть родительских обязанностей на детей. Пользуйтесь их помощью, но не наделяйте властью, которая превосходит вашу или равна ей. Если груз слишком тяжел, поделитесь с другими взрослыми, например, бабушкой или дедушкой. Да и исключенный из системы муж тоже может выполнять часть родительских обязанностей. Неполные семьи бывают вполне гармоничными.
   Подключить разведенного мужчину к жизни семьи – реальная задача. Дети снова обретут право быть младшими и обладать обоими родителями.

Перепишите сценарий
   
Семейный психотерапевт прежде всего имеет дело не с группой людей, вынужденных делить друг с другом стол и кров, а со сложным и уникальным микрокосмом, живущим по собственным законам и непрерывно развивающимся, как и любой живой организм. Чтобы изменить эту сложную систему, нужно прежде всего помнить, что в семье не может быть простых линейных зависимостей: правый – виноватый, слабый – сильный, жертва – агрессор, донор – реципиент, вор – полицейский, беглец – погоня... Пьеса, разыгрываемая в семейном театре, может развиваться по одному из этих сценариев, но в действительности все не так плоско. Изменить что-то в многоуровневой структуре взаимозависимостей можно, только если система сама этого захочет и изменится в целом. А для этого нужно, чтобы все действующие лица осознали, по какой схеме развиваются события, и добровольно согласились бы принять другой – более жизнеутверждающий сценарий.   

Полина ГАВЕРДОВСКАЯ,
психотерапевт

 

ВОЙНА МИРОВ

   Статус любой новой системы выше, чем старой. Иными словами, важность собственной супружеской жизни и приоритетов должна стоять для молодоженов на первом месте после интересов родительской семьи, в которую встроена новая супружеская чета.
   За пренебрежение этим простым правилом тысячи молодых семей платят распадом. Хотя супружеская пара создала семейную систему, власть в ней продолжает принадлежать родителям того супруга, в чьем доме приходится жить. Теща руководит хозяйством, тесть распределяет наличные средства, не считаясь с желаниями зятя. Нередко власть старшего поколения распространяется и на отношения супругов: мама диктует дочери, как вести себя при конфликте с мужем, вмешиваясь во все на каждом шагу.
   
   С появлением ребенка бабушка и вовсе становится главной: ведь у нее за плечами опыт! Если разъехаться нельзя, сохранить семью можно лишь одним способом – психологическим отделением новой семьи от старой. Психолог должен проделать работу по размежеванию такой “сиамской” семейной системы на две самостоятельные и жизнеспособные. Иногда достаточно бывает разделить финансы, но главное – добиться независимости своих интересов и желаний от мнений родительской семьи.
   Особенно это важно, когда рождается ребенок. Он должен знать, что именно отец и мать наделены эксклюзивной властью и исключительным правом заботиться о нем. Если же чадо ежедневно видит, как его собственной мамой командует бабушка, хаос в детской голове неизбежен. Ребенок не может понять, почему ему нужно слушаться маму и папу, если дедушка и бабушка обращаются с ними, как с младенцами.



В начало
/media/viva/05_06/62.shtml :: Monday, 09-Jan-2006 20:10:02 MSK
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster