Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПОПУЛЯРНАЯ МЕДИЦИНА  
Том 04/N 1/2006 ОН И ОНА

Валентина ПИМАНОВА: "Меня лечит мой характер"


Однажды Валентина невольно подслушала диалог в кабинете своего врача. Пациентка сообщала ему взволнованным шепотом:
— Доктор, по-моему, я только что видела у вас в клинике Валентину Пиманову, телеведущую из программы “Кумиры”.
— Да, она записана на прием, — отозвался врач.
— Боже мой, — вскрикнула женщина, —
ведь я лечусь ее программой!..

Зрители признаются, что интонация, с которой я веду программу, дают лечебный эффект. Рада, если это так, я не целитель, а журналист. Моя задача: показать, что кумиры — тоже люди. Им, как и всем нам, случается болеть, страдать и мучиться от одиночества. Программа отличается от других проектов о знаменитостях тем, что я беседую не с героем, а со зрителем. Говорю ему: смотри, перед тобой “звезда” 60-х годов, она по-прежнему хороша собой, сохранила фигуру и радость жизни...
   5 лет назад, когда программа задумывалась, я решила, что мой проект будет добрым и никому не доставит боли. Когда на записи герой чересчур разоткровенничался, напоминаю редакторам на летучке: “Пожалуйста, никакой желтизны!” А они хором заканчивают фразу, ставшую у нас крылатой: “Мы самая интеллигентная программа!”    

   Вы и раньше работали в жанре “персона без галстука”. Достаточно вспомнить проект “За кремлевской стеной”, который несколько лет шел в прайм-тайме Первого канала. Что подтолкнуло вас к созданию программы “Кумиры”?
   Судьба человека. Взлеты и падения. Помните сексапильную блондинку с голубыми глазами из кинокомедии “Три плюс два”? Она стала первой голливудской героиней на советском экране. Жизнь Натальи Кустинской тоже напоминает голливудскую историю Золушки. Недавняя выпускница ВГИКа встретила и полюбила не просто мужчину своей мечты, а летчика-космонавта, почти небожителя — Героя Советского Союза Бориса Егорова, который был мужем Натальи Фатеевой. Такой любовный треугольник не снился ни одному сценаристу!
   Новая любовь победила. Это был самый счастливый период в жизни Кустинской: “звездный” супруг, в квартире — мрамор, хрусталь... Мало кто так жил! Все, что потом случилось, — их трагический разрыв, его уход из жизни иначе как роковым стечением обстоятельств не назовешь. И по сей день все у Натальи Николаевны складывается роковым образом: она похоронила второго мужа, сына и внука. Очень нездорова и практически не снимается. Иногда ее приглашают в программы скандального характера, и она не отказывается, потому что по своей природе человек открытый и естественный: это делает ее сильной вопреки всем взлетам и падениям.    

Боюсь оказаться в обществе женщин, где одна жалуется на целлюлит, другая стонет, что нога не гнется...

   Ваша программа привлекает внимание к незаслуженно забытым кумирам. Как складывается их дальнейшая судьба? Правду говорят, что у Валентины Пимановой счастливая рука?    
   Мы начинали с рассказа о знаменитостях, оказавшихся забытыми. В частности, о Раисе Рязановой, блестяще сыгравшей в кинофильме “Москва слезам не верит”. Удивительно, но слава обошла ее стороной. Даже на Каннский фестиваль не пригласили. Вера Алентова и Ирина Муравьева не сходили с экрана, а она до выхода в эфир программы “Кумиры” еле-еле концы с концами сводила. Одно время даже занималась частным извозом на своей машине. У самой счастливой из героинь фильма в жизни нет ни мужа, ни дачи. Сейчас мы снова видим Раису Ивановну в кино. Другой пример. Когда мы пригласили Катю Семенову, певица спросила, неужели о ней еще помнят — 10 лет прошло, как рассталась с шоу-бизнесом. Сейчас Катя вновь востребована, пишет песни. К судьбе Юры Шатунова мы тоже руку приложили. До того, как уговорили его приехать на программу, он жил в Сочи и не помышлял о большой сцене. Недавно Юра выступал со своими хитами в “Олимпийском”, участвовал в новогодних концертах на телевидении.    

   Иногда в вашем голосе слышатся по-настоящему трагические ноты, будто в студии очень близкий вам человек...    
   Самые трагические моменты связаны с ветеранами телевидения. Я была последней, кому пришлось взять интервью у Анны Шиловой в ее скромной квартирке на Зубовской площади. Анна Николаевна осталась в памяти миллионов как потрясающе красивая женщина. В ту нашу встречу она уже плохо чувствовала себя, но к интервью подготовилась: сделала прическу и маникюр, надела белую накрахмаленную кофточку. Сообщила нам у самых дверей: “Ребятки, я накрыла стол”. Сказать, что она пребывала в ужасающем положении, значит не сказать ничего — ей требовалась срочная операция.
   Когда мы объявили о решении телекомпании помогать ей, на нас обрушился поток благодарности. На бесконечные “спасибо” я отвечала: “Анна Николаевна, нет денег, которые были бы адекватны тому, что вы сделали для телевидения!” Помните дикторов, которые входили в наши дома как члены семьи? Их и называли ласково: Валечка, Ниночка, Анечка... Они были настолько преданы делу, что порой приносили в жертву свою личную жизнь. Сейчас под опекой нашей телекомпании 10 ветеранов телевидения.   

У моей дочери
Даши своя программа “Фильм про фильм”

    Творческие люди живут на грани возможностей. Как справляетесь с нагрузками?   
   Если сравнивать нас со спортсменами, то я многоборец, потому что в профессии тележурналиста работают мой муж, Алексей, и наша дочь Даша. Алексей — не только руководитель и ведущий программы “Человек и закон”, но и глава телекомпании “Останкино”. Вот уже год как занимается художественным кино — сам пишет сценарий, сам снимает. У Даши своя программа “Фильм про фильм”. Все это создает экстремальную ситуацию в семье. Телевидение — особый образ жизни, который нельзя назвать здоровым. Это... болезнь, диагноз.
   Я не люблю вспоминать историю своего недуга, который несколько лет назад пережила: он был связан, конечно, с перенапряжением. Без объяснения была закрыта программа “За кремлевской стеной”, и хотя меня пригласили вести “Время”, чувствовала себя как в вакууме, и наслаждаться новой работой пришлось недолго. Дома болела мама, и мне тоже нездоровилось — напомнила о себе врожденная аномалия шейных позвонков. Обратилась к мануальному терапевту, который “добросовестно” поработал с моей спиной без всякого рентгена. Результат ощутила не сразу: началось со скачков давления, а дошло до потери трудоспособности. Врачи не могли поставить диагноз: немножко того, немножко другого. В каких только больницах я не лежала, у каких только специалистов не наблюдалась!
   Год прошел в борьбе — мы все устали от нее, а ничего не менялось. Утро начиналось с горсти из 12 таблеток, прибавила 10 кг... На не слишком хорошее физическое состояние наложилось тяжелое душевное. Наступил момент, когда ни во что не верилось, ничего не хотелось, и было уже ничего не страшно. Какая-то отстраненность: ты здесь, а все остальные — там, им тебя не понять.    

Каждая судьба — готовый сценарий, в котором всех жанров понемногу — комедии, трагедии, мелодрамы

   Кто помог одолеть недуг?
   Однажды призналась своему врачу, что боюсь умереть, и неожиданно услышала: “А так жить разве лучше?” Доктор оказался хорошим психологом и сказал так нарочно. Это был переломный момент. Ведь выздоровление только на 10% зависит от лечения, остальное — от пациента. Сейчас позволяю себе вспоминать о болезни только потому, что хочу лишний раз сказать: все в наших руках. А тогда она стала моим образом жизни. Все идут на работу, а я болею — будто это и есть моя работа.
   Однажды мы с мамой поехали к знаменитому доктору. Перед нами из кабинета вышли такие же, как мы, мама с дочкой. Врач сказала, что у девушки все гораздо тяжелее, чем у меня, тем не менее ее мама верит в успех лечения, расспрашивает о препаратах, процедурах, вместе с дочкой делает гимнастику, гуляет.
   Я подумала: а мои близкие потеряли веру, смирились. Спустя 3 месяца спросила доктора, как дела у той девушки. То, что я услышала, было невероятным: “Замечательно, она выбралась из болезни”.
   А у меня все оставалось по-прежнему. Время от времени в квартире раздавались сочувственные звонки — нет ничего хуже сочувствия коллег! И когда в очередной раз я положила трубку, у меня само собой вырвалось: “Не дождетесь!” Подумалось: если меня не убирают из этого мира, значит так угодно Богу, и вести растительный образ жизни второй год я не должна.    

   В это невозможно поверить. У вас красивая осанка, с высокими каблуками не расстаетесь!    
   Сотрудники удивляются: “Ты бегаешь на каблуках, как 12 лет назад”. Только маме иногда жалуюсь на боль в спине, и она ругает меня за шпильки. Она врач, всю жизнь трудилась в поликлинике для творческих работников и меня всегда окружала заботой. В тот год мама не отходила от моей постели — следила за выполнением рекомендаций знаменитого доктора. Никто не ожидал, что однажды она войдет в кабинет клиники со словами: “Мы отказываемся от всех препаратов!” “Тогда ваша дочь погибнет”, — ответила доктор. “Пусть погибнет, чем живет так, как сейчас”, — сказала мама. И я перестала глотать ту горсть таблеток, в числе которых уже были и гормональные. Сейчас вообще не принимаю никаких лекарств, даже когда голова заболит или температура поднимется.

   А что есть в вашей домашней аптечке?
   Средства неотложной помощи, витамины и пищевые добавки. Не только на медицину надо полагаться — важно уметь слушать и понимать себя. Человеческое подсознание — всемогущая сила. Жаль, что мы прибегаем к нему лишь в критические моменты. Я поняла, что если сама не выберусь из болезни, никто не поможет. Стала выползать из дома, приезжать в Останкино. Училась жить с болью.
   Меня тогда потрясла история генерала Романова, раненного взрывом в Чечне. Я решила, что об этом должны все узнать, и стала делать фильм. Его показывали на Первом много раз. И как это потом повторилось с “Кумирами”, о Романове вспомнили. У меня не было рабочего места: сидела в приемной вместе с секретарем, и все об меня спотыкались. Я вызывала раздражение даже у собственного мужа. Алексей шел в гору и жил в сумасшедшем ритме, но помогал мне. Порой я слышала от него: “Хочешь, я все брошу — переедем на дачу?”    

   Вас вылечила работа?   
   Вылечил мой характер. Наша работа может только калечить. Когда на мне поставили жирный крест, тогда-то и пошла на поправку. Встречи с гостями программы “Кумиры” подтвердили мою догадку: если у человека есть стимул, он побеждает болезнь. Как-то мы пригласили к себе актера театра “Современник” Владимира Земляникина, который сыграл одну роль в кино и стал для целого поколения образцом мужской красоты. Помните “Дом, в котором я живу”? Владимир Михайлович рассказал, как сам себя вытащил из туберкулеза. Начал бегать трусцой и добегался до того, что рентген показал девственно чистые легкие!   

   Верите в экстремальные методы оздоровления?
   Отношусь к ним с осторожностью. Хотя, признаюсь, выбор Владимира Земляникина вызывает у меня уважение, как и пример Ангелины Вовк: она купается зимой в ледяной воде! Многие из моих знакомых увлекаются очистительными процедурами, лечебным голоданием, диетами. Я не из их числа. Одна популярная актриса сказала мне: “Деточка, фигура — это хорошо, но не надо забывать о лице. Когда мы худеем, это отражается на нем не лучшим образом”. Я вешу 55 кг, что соответствует моему росту и возрасту. Было бы смешно стремиться стать такой, какой я была в 18–25 лет.    

   Достижения пластической хирургии признаете?
   Каждый день общаюсь с теми, кто сделал подтяжку, ботокс или рестилайн, и ни разу не позавидовала. Желание обмануть природу выглядит смешно. Конечно, о красоте надо заботиться. Слежу за питанием, тщательно выбираю продукты, пользуюсь хорошими кремами, даже делаю свой доморощенный комплекс упражнений. У меня есть золотая карта фитнес-центра, но второй год не могу туда выбраться.    

   Профессия журналиста входит в группу риска по продолжительности жизни. Статистику портят крепкий кофе, еда всухомятку, ночные бдения. Как боретесь с вредными привычками?    
   Мой день начинается очень поздно, потому что заканчивается рано — буквально под утро. И даже если я пообещала себе, что завтра будет по-другому, все повторяется. Первое, что делаю после пробуждения, — водные процедуры. Я по гороскопу Рак и очень люблю воду. Телефон может разорваться на части, пока я полный водный ритуал выполню. К счастью, не курю, хотя училась на журфаке, где все девчонки смолили. По утрам ем кашу красоты — геркулес. Чаще всего одна, потому что Даша, как все молодые девушки, только делает вид, что ест. Алексей тоже борется за стройность и на завтрак ограничивается йогуртом. Он всерьез занимается спортом — играет в футбол и хоккей за команду правительства России.
   Накормить семью удается только в выходные или на даче. Я отношусь к тем немногим женщинам, которые готовят по-настоящему, а не из кубиков. Друзья говорят, что я ненормальная, и не упускают случая еще раз убедиться в этом. Обеденный стол у нас большой, и мне кажется неприличным, когда он не заставлен полностью. Всегда делаю несколько свежих салатов, а на праздник — свое фирменное блюдо: овощной пирог.    
   Придерживаетесь принципа “Каждый сам себе доктор”?    
   Изречение отца медицины Гиппократа, несмотря на достижения науки, не потеряло актуальности. Надо знать особенности своего организма и уметь справляться с мелкими неприятностями. Конечно, этого недостаточно. У каждого должен быть свой доктор, который знает не только вас, но и вашу семью, все ваши ветрянки, артриты и колиты. У меня такой доктор есть — это Валерий Исакович Ровинский. Блестящий клиницист. Ему за восемьдесят, но он выписывает книги по медицине со всего мира. В детстве я жила с ним в одном доме. Когда кто-нибудь в семье заболевает, я обращаюсь к нему.   


   Пользуетесь услугами психотерапевта?   
   Мои психотерапевты — мама, папа и даже дочка. Они — мое лекарство. Стараюсь не беспокоить специалистов по пустякам.
   

Беседовала Раиса ГЕНКИНА



В начало
/media/viva/06_01/42.shtml :: Sunday, 28-May-2006 18:22:56 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster