Consilium medicum начало :: поиск :: подписка :: издатели :: карта сайта

ПОПУЛЯРНАЯ МЕДИЦИНА  
Том 05/N 2/2006 ОН И ОНА

БиблиАптечки положительных эмоций Дарьи ДОНЦОВОЙ


“Природа намеревалась сделать женщину вершиной творения, но ошиблась глиной и выбрала слишком мягкую”, — писал Готхольд Лессинг. Ученые согласны с ним — слабый пол подстерегают серьезные опасности, например, рак груди, которым рискует заболеть каждая 8-я россиянка. Как ей удалось преодолеть тяжелейший недуг, рассказывает Дарья Донцова

Так называется всероссийский социальный проект, осуществляемый писательницей совместно с издательством “ЭКСМО” и Департаментом здравоохранения Москвы. 21 февраля Дарья Аркадьевна встречалась с пациентами московской городской онкологической больницы № 62. Здесь Донцова провела самые трудные месяцы своей жизни и сочинила первый детектив

 

Книга в подарок
   В актовом зале клиники яблоку негде упасть — набились больные (в основном женщины) и медицинский персонал, а также корреспонденты радио- и телеканалов, представители столичной прессы. Отвечая на вопросы пациенток, Донцова ласково называла их котиками и зайчиками, успокаивала, а в какой-то момент даже задрала кофточку и показала, как смотрится ее грудь в коротком топике. Ведь цель этой акции — морально поддержать всех страдающих онкологическими заболеваниями, оказать им психологическую помощь, вдохновить своим примером.
   Когда все закончилось, Дарья Аркадьевна еще долго подписывала книги всем присутствовавшим, их друзьям, родственникам и соседям по палате, которые не смогли прийти, поскольку плохо себя чувствовали или лежали под капельницей. Иронические детективы заняли почетное место на полках больничной библиотеки. Теперь каждый пациент сможет зарядиться энергией “неисправимой оптимистки” и поверить, что и у него все будет хорошо. По мнению врачей, эти романы улучшают психологическое состояние их подопечных и помогают справиться с болезнью.
   Для передачи 62-й больнице издательство выделило 3 тысячи экземпляров, а всего в рамках акции десяти московским онкоцентрам будет предоставлено 30 тысяч томов искрометных детективов Донцовой. Еще столько же планируется отправить в другие города России и Украины. Это не первое мероприятие подобного рода, в котором участвует писательница. В середине прошлого года такие встречи прошли в Казани, Новосибирске, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге.
   Инициатором этой масштабной благотворительной акции стала сама Дарья Аркадьевна: “Я знаю, что такое онкология. Мне пришлось столкнуться со страшным диагнозом. Прекрасно понимаю, как трудно, выслушивая неутешительные прогнозы врачей, не отчаяться, не пасть духом, найти в себе силы бороться. Мне в свое время помогло выкарабкаться (по-другому и не скажешь!) творчество. Я взялась за перо и писала, писала, писала. Главное в такой ситуации — не унывать, не хныкать, не раскисать, а смеяться и надеяться на лучшее. Верю, что мои детективы помогут и вам выздороветь!”   

Запретных тем нет

Какие операции вы перенесли?
   
Радикальную мастэктомию (удаление груди. — Ред.) слева и частичную — справа. Плюс операция на “нижнем этаже” — не помню, как называется. После этого чувствовала себя полнейшей развалиной: во-первых, не поднималась рука, во-вторых, на меня, девушку уже далеко не юную, разом обрушился климакс, в-третьих, приползая домой, ощущала, что сил вообще ни на что нет. Но все эти проблемы, девочки, проходят в первые полгода. А дальше живешь счастливо. Единственное, что меня совершенно убивало поначалу, — потеря волос: голова стала как бильярдный шар. Потом они, конечно, выросли. Правда, мне обещали, что будут кудри, но вот как раз их-то я не дождалась. То, что вы сейчас видите, — это “химия”.    

Нужно ли сообщать миру о своей болезни?
   
Сложный вопрос, но по крайней мере признаваться в ней не стыдно. Вы что, заболели раком, потому что совершили какой-то отвратительный поступок? С вами случилась неприятность, от которой никто не застрахован. Надо ли говорить маме — не знаю. Моя, например, впала в истерику. Ведь у нас считается, что рак подобен гильотине. В действительности все не так фатально, но маме это объяснить тяжело. Стоит ли оповещать о случившемся коллег — тоже сложный вопрос. Недавно от меня одна тетенька в фитнес-клубе шарахнулась, как от зачумленной. Увидела меня топлесс и как возопит: “Батюшки, сама заразная и еще в спортзал ходит!” А потом удрала от меня. Я так и не сумела этой глупой женщине объяснить, что онкологическое заболевание нельзя подцепить, как грипп или простуду. Идиотов на свете много, до всех не достучишься.
   Еще мне очень не хотелось сообщать диагноз мужу. Не потому что стеснялась: просто не знала, как он отреагирует, боялась, что заработает инфаркт на этой почве. Потом поняла, насколько тяжело выстоять в одиночку, и спросила себя: стоит ли так оберегать мужа? Пусть мне помогает! Тем более что скрывать правду стало невозможно, когда оказалась в больнице.
   Я сообщила о болезни всем. Почему сделала это на телевидении и сейчас рассказываю здесь? Потому что считаю — мой пример поможет вам. Торжество хирургии над онкологией — вот оно сидит прямо перед вами.
   Я — ваше будущее, девочки!
   Вы —мое прошлое. Болеть, конечно, неприятно, но есть недуги пострашнее рака — рассеянный склероз, например, красная волчанка. Таким пациентам намного хуже живется.   

Как переносится химиотерапия?
   
Сейчас объясню. Вы были беременны? Токсикоз помните? Вот и химиотерапия вызывает примерно те же ощущения.
   В мое время (а это было 10 лет назад) больным давали лекарство от тошноты, которое не слишком помогало. Я ела соленые огурцы и квашеную капусту.
   С другой стороны, ангел мой, представляете, как это лечение отшлифовало фигуру? Все лишние килограммы улетели сразу!
   У меня никогда не было такой роскошной фигуры, как во время химиотерапии. У кого есть лишний вес — очень помогает!   

Сколько курсов химиотерапии нужно пройти?
   
Это решает врач. У меня было 16 штук. Надо доверять своему доктору. Нельзя говорить — мне плохо, избавьте меня от этого...   

Изменился ли ваш образ жизни после лечения? Появились какие-то ограничения — в диете, например?
   
Только те, которые накладывает врач.
   Мне запретили ходить в баню и солярий, ездить на очень жаркий юг, допустим, в Арабские Эмираты. Наверное, сейчас, когда диагноз снят, я могла бы туда слетать, но опасаюсь.
   А что касается диеты:
   если лопать жирное, сладкое, мучное, копченое, вас и без всякой онкологии скрутит.
   Есть такие понятия, обязательные для всех, — здоровое питание, здоровый образ жизни.   

Как относитесь к нетрадиционным методам лечения онкологических заболеваний — системе Шевченко, терапии подсолнечным маслом и т. д.?
   
Пройдите все этапы медицинского лечения, выполните все процедуры, какие надо, а потом спросите у врача: “Можно, я буду держать    во рту подсолнечное масло по 3 часа в день?”
   Если доктор скажет: “Ну что с тобой поделаешь, соси ты это масло!” — делайте это на здоровье сколько душе угодно, хоть литрами.
   Помогают ли такие средства на самом деле — вот этого   я не знаю.
   

 

— Не волнуйтесь, я не уйду, пока не
 подпишу книги всем вам!

 

Комментарий специалиста
   Слово главному врачу московской городской онкологической больницы № 62, заслуженному врачу России, доктору медицинских наук, профессору Анатолию Нахимовичу МАХСОНУ:
   — Был, действительно, такой рецепт — водка с подсолнечным маслом. Как только появляется подобная методика, к нам начинают поступать пациенты с запущенными формами опухолей. Нетрадиционные методы нигде не опробованы, никем не проверены. Не верьте целителям, которые говорят: “У вас рак, а я целый год болезнь сдерживал”. Без лечения пациент с опухолью может жить и год, и два, и три, и четыре. Ничего необычного в этом нет.
   Вопрос в другом: на начальной стадии онкологического заболевания вылечиваются до 90% больных, а чем запущеннее процесс, тем меньше исцелившихся.
   Почему сейчас считают: если рак — человек погиб? Раньше мы, щадя больных, не сообщали им пугающий диагноз. Из тех, кого мы вылечили, никто не знает правды. Зато если кто-то умирал, все понимали — от рака. За границей всегда было по-другому. Никто не скрывает своего диагноза — ни премьер-министр, ни президент. Сегодня по закону российские онкологи обязаны говорить больным правду. А дальше — вся надежда на лечение. По статистике, в мире выздоравливают половина больных злокачественными опухолями. На первой стадии — 9 из 10, на четвертой — 5–10%. Отсюда вывод: нашли у себя подозрительное образование — идите к врачу!
   

Обмен мнениями

Дарья ДОНЦОВА:
   
— В советские времена существовала обязательная диспансеризация. Помните, как нас гоняли по смотровым кабинетам? Сейчас никто над душой не стоит. А самим-то раз в полгода показаться врачу что мешает? Заглянули к маммологу и гинекологу, сдали кровь на анализ. Онкологические заболевания можно отследить на ранних стадиях, все зависит только от вас! И вот что еще важно — я часто общаюсь с больными раком. Все они реагируют на диагноз одинаково — сложат лапки и думают: “Ну вот и все, жизнь кончилась”, — и действительно умирают от мрачных мыслей. Ни в коем случае нельзя так себя настраивать! Врач, конечно, будет вам помогать. Но и вы сами обязаны помочь доктору, потому что, в конце концов, это ваша жизнь. Как бы ни старался онколог, он не вытащит с того света твердо решившего туда уйти. Сами себя в могилу укладываем, сами себя из нее и вытаскиваем. Никогда нельзя падать духом,   ни-ког-да!
   Со мной в палате лежали 6 женщин. Все до сих пор живы и здоровы, одна была еще совсем молоденькая, она потом ребенка родила. Каждая из нас поняла главное — онкологическое заболевание давалось нам как испытание, некая остановка в пути, чтобы понять, куда идти дальше. Одного только лечения недостаточно — нужно изменить свое отношение к жизни и самой измениться.
   

Главный врач Анатолий Нахимович МАХСОН:
   
— На ранних стадиях помочь больному значительно легче.
   Но и те, у кого болезнь зашла достаточно далеко, не должны терять надежды. Это подтверждает случай Дарьи Донцовой, у которой все было очень серьезно. Пришлось подключать гормоно- и химиотерапию.
   Даша оказалась образцовой пациенткой — довела лечение до конца, и результат очевиден: сейчас у нее все нормально. Вот привезла нам свои книги. Это очень приятное событие. Больничной библиотеке еще никто ни одного томика не презентовал, а тут 3 тысячи экземпляров сразу — огромный подарок!
   

Заведующая консультативной поликлиникой, кандидат медицинских наук
Ярослава Алексеевна ПОЛУНИНА:
   
— 12 лет назад меня оперировали по поводу рака матки. Облучали, проводили гормоно- и химиотерапию — лечили по полной программе. Я не стесняюсь говорить об этом больным. А то придут, рыдают… Не надо плакать! Надо биться за жизнь, как Донцова. У меня в квартире полно ее книг. Читает семья, читают подруги. Дарья пишет добрые книжки и заряжает нас своей энергией. Преклоняюсь перед этой женщиной!
Представитель Департамента здравоохранения Москвы, начальник отдела стационарной и специализированной медицинской помощи Алексей Владимирович ПОГОНИН:
   — Все, о чем говорилось на этой встрече, подтверждает: вера в благополучный исход приносит положительный эффект при лечении любых заболеваний,

в том числе онкологических. Широкие возможности современной онкологии в сочетании с зарядом оптимизма, который дают эти книги, помогут больным активнее идти на поправку и легче переносить тяготы терапии.

Болезнь, даже такая тяжелая, как рак груди, —
это не конец пути, а остановка перед новым рывком

Продолжение следует

Часто приезжали к врачу по окончании курса лечения?
   
Поначалу часто. Как только начинался насморк, думала, что у меня рак носа. Если болело ухо, считала, что это тоже рак. Случался запор — мне казалось, что причина в опухоли кишечника. Постоянно бегала к своему доктору, пока он не сказал мне: “Дура!” Тогда я успокоилась. Теперь раз в год хожу на обязательное обследование — и все!   

Мне страшно жить. Прошлую-то жизнь я хорошо помню, а вот новой боюсь…
   
Она ничем не будет отличаться от прежней. У вас что, душу отрезали, произвели трансплантацию чужого характера?

У меня дочка-школьница, что же теперь с ней будет?
   
Живая мать — лучший подарок ребенку!

Очень тяжело сознавать, что ты урод. Все тебя жалеют…
   
Лечь в кровать и сказать: “Я несчастная больная инвалидка”, — худшее, что можно придумать. Почему вы считаете себя неполноценной? Лучше посочувствуйте тем, кто вас жалеет. Повод наверняка найдется.   

А мне и помочь-то по дому некому…
   
После выписки старайтесь все делать сами. Трудно чистить картошку стоя — попробуйте сидя. Любая домашняя работа — от мытья полов до глажки белья помогает быстрее восстановиться. Не плачьте над своей судьбой. Вернулись в родные стены живая и здоровая, на своих ногах. Чего еще желать?
   Поверьте, у вас тоже все еще впереди!

Подготовила
Анжела ТАРАСЕНКО



В начало
/media/viva/06_02/18.shtml :: Sunday, 04-Jun-2006 19:46:36 MSD
© Издательство Media Medica, 2000. Почта :: редакция, webmaster